Форум » Разное - часть I » Не Колумб открыл Америку! » Ответить

Не Колумб открыл Америку!

ВЛАДИМИР: С интересом читаю "Историю государства инков" (это оттуда, помните, иллюстрации в нашем советском еще учебнике Средневековой истории о жизни индейцев). И вот, что вычитал. Инка Гарсиласо де ла Вега. История государства инков. Л (не Ленинград, а Лиссабон) 1609. Глава III КАК БЫЛ ОТКРЫТ НОВЫЙ СВЕТ Примерно в году тысяча четыреста восемьдесят четвертом, более или менее, один лоцман из местечка Уэльва, графство Ньебла, по имени Алонсо Санчес из Уэльвы, владел небольшим кораблем, на котором он возил из Испании на Канарские острова кой-какие товары, хорошо звавшиеся там; а на Канарских островах он грузил местные фрукты и вез их на остров Мадера, а оттуда возвращался в Испанию с грузом сахара и варенья. Плавая по этому своему треугольному торговому маршруту и направляясь с Канарских островов к острову Мадера, он был застигнут таким сильным грозовым штормом, что. не имея возможности оказать ему сопротивление, он отдался шторму и проплыл двадцать восемь или двадцать девять дней, не ведая, откуда и куда он плыл, потому что все это время он не мог определить высоту ни по солнцу, о звездам. Люди на корабле страдали от непосильного труда во время шторма, ибо он не давал им ни есть, ни спать; наконец, после долгого времени, ветер утих, и они обнаружили, что находятся рядом с каким-то островом, точно неизвестно каким, хотя предполагается, что это был остров, который сейчас называют Санто-Доминго; и многое говорит о том, что ветер, который с такой силой и с таким штормом нес тот корабль, был не чем иным, как [восточным ветром] солано, который зовут лэсте, потому что остров Санто-Доминго расположен на запад от Канарских островов; до того путешествия ветер этот скорее успокаивал бури, а не поднимал их. Однако, когда господь всемогущий хочет ниспослать милосердие, он извлекает самое таинственное и нужное из того, что противоположно [самому] существу содеянного, как он, [например], извлек воду из камня или вернул слепому зрение, положив на глаза грязь, чтобы всем было бы ясно, что сие — деяния божественного сострадания и доброты; и он [поступил] точно так же, подарив свое сострадание и послав свое евангелие и праведный свет всему Новому Свету, который так в них нуждался; ибо [индейцы] жили или, лучше сказать, влачили свое существование во мраке язычества и идолопоклонства, а сколь варварским и зверским оно было, мы увидели в [ходе] повествования истории. Лоцман сошел на землю, взял воду и подробно записал все то, что увидел и что случилось с ним, когда он плыл туда и обратно, а взяв воду и продовольствие [1ейа], он вслепую пустился в обратный путь, не зная дороги как туда, так и обратно, в связи с чем прошло больше времени, чем он мог плыть, и из-за задержки в пути у них кончились вода и провиант; по причине этого и огромных усилий, которых им стоило плавание туда и обратно, [люди] начали так болеть и умирать, что из десяти и семи человек, которые отплыли из Испании, достигли третьего [пункта вышеописанного торгового маршрута] только пятеро, среди которых был лоцман Антонио Санчес из Уэльвы. Они остановились в доме знаменитого Христофора Колумба, генуэзца, потому что знали его как великого лоцмана и космографа, который составлял карты для мореплавания. Он принял их с большой любовью и одарил всем, чем мог, когда узнал то, что стряслось с ними во время столь долгого и необычного кораблекрушения (naufragio), которое, как они говорили, им пришлось перетерпеть. И, так как прибыли они измученные перенесенным в прошлом трудом, сколько ни одаривал их Христофор Колумб, они не пришли в себя и умерли все у него дома, оставив ему в наследство труды, которые принесли им смерть и которые взялся завершить великий Колумб с таким энтузиазмом и силой, что, если бы ему пришлось перенести такие же страдания или даже большие, он [все равно] предпринял бы это дело, чтобы передать Испании Новый Свет и его богатства, написав в геральдике своего герба: «И Кастилии и Леону отдал Новый свет Колон». Тот, кто хочет увидеть великие подвиги этого мужа, пусть прочтет Всеобщую историю Индий, написанную Франсиско Лопесом де Гомара, которые он там найдет, правда в сокращенном виде; однако возвеличивает и восхваляет этого известного среди известных само его дело завоевания и открытия. Я хотел добавить [лишь] то немногое, чего недоставало в сообщении этого старого историка, поскольку он писал вдали от мест, где случились эти дела, а [свои] сообщения он черпал от проезжих людей; ему говорили о многом из того, что там происходило, однако не всегда эти [сообщения] были совершенны, а я на моей земле обо всем этом слышал от моего отца и его сверстников, а в те времена для них самым частым и обычным разговором был пересказ наиболее выдающихся подвигов, которые случались в их конкистах, они сообщали в них о том, что мы [сейчас] рассказали и что еще в дальнейшем расскажем, а поскольку они застали там многих из первых открывателей и конкистадоров Нового Света, они знали от них самые подробные сообщения о подобных делах, и я, как я уже говорил, слушал их [эти сообщения] от взрослых, но слишком невнимательно (как ребенок), ибо если бы тогда я был внимателен, то смог бы сейчас написать о многих других достойных восхищения делах, которые необходимо [включить] в настоящую Историю; я же расскажу лишь о тех из них, которые сохранила память, испытывая боль по тем, которые утрачены. Весьма уважаемый отец Хосеф де Акоста также касается этой истории открытия Нового Света, выражая сожаление о том, что не может дать ее полностью, ибо у его преподобия также не было полного сообщения по данному периоду, как и по другим, более поздним [периодам], потому что, когда его преподобие попал в те места, уже не было больше старых конкистадоров, о чем он говорит в первой книге, в главе девятнадцатой, следующими словами: «Поскольку доказано (тоз1гаао), что нет пути, чтобы полагать, что первые обитатели Индий прибыли туда на кораблях, специально сделанных для этой цели, было бы правильно считать, что если они и прибыли туда морем, то [произошло ото] случайно и они достигли Индий благодаря сильным бурям, что не является невероятным, несмотря на то что море Океан там огромно. Ибо именно так случилось при открытии [Нового Света] в наши времена, когда тот моряк (имени которого мы пока еще не знаем, а столь великое дело не может быть приписано какому-нибудь творцу, кроме как богу), который из-за ужасной и так некстати разыгравшейся бури обследовал Новый Свет [и] заплатил Христофору Колумбу за доброе гостеприимство сообщением о столь великом деле. Так могло случиться», и т. д. Досюда мы дословно привели [текст] отца учителя Акосгы, который свидетельствует, что его преподобие познакомился в Перу с частью [известного] нам сообщения, хотя и не со всем им полностью, но с самым главным из него. Таково было первое начало и происхождение открытия Нового Света, величием которого могло гордиться маленькое местечко Уэльва, вырастившее такого сына, убедившись в достоверности сообщения которого Христофор Колумб проявил столько настойчивости в своем прошении [к испанской короне], обещая ей вещи, которые никто до этого не видел и о которых никто не слышал; сохраняя при этом тайну, как благоразумный человек, он, однако, доверительно сообщил о ней нескольким очень авторитетным лицам, приближенным католических королей; они помогли ему начать свое предприятие, которое без того сообщения, переданного ему Алонсо Санчесом из Уэльвы, на основе только одного его космографического воображения, не могло бы сулить ему так много и так достоверно точно, как он обещал, ни столь быстро приступить к осуществлению своего открытия, ибо, согласно тому автору, Колумб только за шестьдесят и восемь дней пути достиг острова Гуанатианико. с остановкой на несколько дней в Гомера для обновления запасов; если бы из сообщения Алонсо Санчеса он не знал, каким направлениям нужно следовать в столь огромном море, было бы почти чудом добраться туда за столь короткое время. А теперь попробуем загеноцидить этого самого Алонсо Санчеса . Или не позволим ему вернуться в Испанию.

Ответов - 7

georg: ВЛАДИМИР пишет: А теперь попробуем загеноцидить этого самого Алонсо Санчеса "Стреляйте!!! Но на мое место придет другой!!!" Из фильма "Человек с бульвара Капуцинов".

Сталкер: Помнится, еще Кортириалы перед своим плаванием к Лабрадору нанимали штурманов... в Дании. Даже некий секретный протокол португало-датского сотрудничества на уровне королевских дворов существовал. Так что, будете смеяться, но викинги были вовсе не такими уж варварами и Америку действительно открыли (то есть не для себя, а для Европы) и оставили о том документальные свидетельства для потомков (очевидно, именно в виде примитивных карт, поскольку саги сами по себе путь в Винланд не укажут), коими и пользовались премудрые датчане вкупе с хитроумными португальцами. Так что убивать персиком сначала придется Лайфа Эрикссона, а затем Торфинна Карлсефне.

sas: Сталкер пишет: Так что убивать персиком сначала придется Лайфа Эрикссона, а затем Торфинна Карлсефне. боюсь,что там просто персиков на всех не хватит

ВЛАДИМИР: Ладно, убедили с вариантом насчет Берберской империи в Испании. Усилившиеся Альморавиды?

ВЛАДИМИР: Но тогда летит вся система европейских государств. Получаем: Анжуйскую империю... Или нет! Придумал! "Британский империализм". Сейчас напишу.

ВЛАДИМИР: БРИТАНСКИЙ ИМПЕРИАЛИЗМ Англия побеждает в Столетней (точнее в 90-летней) войне. Жанна д'Арк гибнет на пути в Блуа при невыясненных обстоятельствах и вообще не попадает на страницы истории. 8 мая 1429 года капитулирует Орлеан, и некоронованный король Карл VII Валуа вынужден признать раздел королевства. Английскому восьмилетнему королю Генриху VI из рода Плантагенетов достается, наконец, вожделенная корона Франции, и столетняя война на этом заканчивается. Далее: на севере французы продолжают пассивное и даже активное сопротивление, но его возглавляют бретонский и бургундский герцоги, которые заинтересованы, скорее, в укрупнении своих владений, чем в возрождении независимого Французского королевства. Начавшаяся в Англии война Алой и Белой Роз приводит к отпадению французских владений обезумевшего Генриха. Но местные элиты почувствовали выгоду объединения берегов Ла-Манша. За Анжуйское наследство начинается борьба нескольких претендентов. Тюдоры, как и в РИ опираются на Бретань. Побеждает же тот из них, кто опирается на богатых горожан Фландрии. Формально единое политическое пространство от Тайна до Луары восстановлено. Но теперь на севере Франции уже 5-6 полунезависимых герцогств (Анжу, Гиэнь, Нормандия, Орлеане, Пуатье), а также Бургундия и Бретань, которые провозглашаются королевствами, а в Париже и на прилегающей небольшой территории возникает республика по образцу итальянских. Жесткое управление англичан требует слишком многих сил и средств, а отказаться от новоприобретенных земель за Ла-Маншем лондонский владыка не в силах. Заброшены иные проекты: покорение Ирландии, шотландские дела и др. Рассматривается проект коронации его императорской короной, но это слишком явный вызов Риму и Священной Империи. Бургундия в обмен на поддержку претендента получает все свои владения в Нидерландах и к тому же еще при разделе Франции в 1430 году овладевает Шампанью. Блестящая культура бургундского двора, так великолепно описанная Й.Хейзингой в «Осени Средневековья», процветает еще несколько веков. Но Бургундия в отличие от РИ Франции все же мельче и более уязвима стратегически; ее интересы простираются от Альп до Фрисландии. Потому страна ведет более частые и более кровопролитные войны, чем РИ Франция в XVI веке. На юге ситуация ничуть не лучше. Король северян очень непопулярен, гасконцы и лангедокцы стремятся к независимости, и в сложившейся ситуации вряд ли Карл смог бы сохранить корону до 1461 года. Скорее всего, его сменяет какой-нибудь местный регент, а затем все Южнофранцузское королевство также распадается на части. Таким образом, трехвековой труд Капетингов по собиранию французских земель пропал даром, Валуа умудрились пустить по ветру все достижения за сто лет. Хаос на юге бывшей Франции побуждает арагонских королей искать легкой добычи. К 1500 году они захватывают почти все побережье от Русильона до Ниццы и продолжают войны с Генуей и Венецией за преобладание в регионе. Проект объединения Кастилии и Арагона не находит реализации, и поэтому Кастилия не может долгое время в одиночку справится с Гранадой. Тогда кастильцы обращают взоры на Португалию, но династические перипетии вместо того, чтобы объединить два королевства, превращают их в смертельных врагов: в 1492 году кастильцы берут штурмом Лиссабон и устраивают показательную резню населения. Страна опустошена. Колонии Португалии заброшены, а Васко да Гама так и не добрался до Индии. Колумб также не может найти средств на финансирование столь рискованного и дорогостоящего предприятия. Итак, к 1500 году Франции как таковой нет. На севере возникает синтетический вариант «ла-маншской» культуры (помесь Нормандии и Иль-де-Франса с Южной Англией), а на юге Арагон господствует на берегах Западного Средиземноморья, и вскоре здесь формируется единая нация арагонцев, резко враждебная северу и говорящая на языке близком к оксу. Сохраняется Бургундия – переходный тип культуры между французской и германской. Думаю, даже Реформация не отделит от нее Голландию (или все же отделит). Гибель Португалии и слабость Кастилии в обозримой перспективе препятствуют организации трансатлантических плаваний. На севере Лондон надорвался, владычествуя над обоими берегами Ла-Манша, и здесь также немного найдется желающих плыть «свит-за-очи» в Атлантику. Зато процветают итальянские города, хотя и здесь могут разыграться Итальянские войны – уже между императором и арагонцами. От Альп до Фрисландии простирается Великая Бургундия. Швейцарцы воюют с бургундцами и не могут позволить себе продавать наемников в другие страны. Париж сохраняет статус вольного города. Наблюдается расцвет бретонской литературы. Дальнейшие перипетии европейской истории трудно прогнозируемы, но сам факт отсутствия централизованных государств приводит к экономическому застою.

Ругодив: Тут может быть вариант с трансатлантическим крестовым походом.



полная версия страницы