Форум » Разное - Часть II » Балканы и Пелопонесс остаются славянскими » Ответить

Балканы и Пелопонесс остаются славянскими

Cмельдинг: Что для этого нужно? резкое ослабление Византии в 9 веке? Персик Македонянину? Будущность же самих славян представляется мне весьма прозрачной. Болгары все равно придут, и объединят не только Семь Племен, но и до Мореи докатятся.

Ответов - 9

Скальд: Касательно Морее. Если не ошибаюсь племена езеричей и др чуть ли не до 10 -11 веков сохраняли свое этническое самосознание. Буть может нужно, чтобы переселение на Пелопонесс было более массовым? Скажем велеты пошли не на северо-запад. а на юг.... Забавно выходит славянские друидические традиции смешиваются с эллинской историей. В Спарте-Арконе строят храм Свентовита, а дружинников воспитывают на примерах Леонида и Ксенофонта. Кстати прямая ассоциация "300 спартанцев" и арконские храмовые войны

georg: Cмельдинг пишет: Персик Македонянину? Хм. Константин V покорил славян Эллады. Но необратимым процесс сделал НикифорI: "Политика Никифора на Балканском полуострове заключалась в скорейшем освоении населенных славянами территорий. Мероприятия византийских властей вызвали противодействие славян. Пелопоннесские славяне в начале IX в. осадили город Патры, один из центров византийского государства в Пелопоннесе. Однако славяне потерпели поражение, и страна, которая вся была «ославянена» (по выражению Константина Багрянородного), постепенно стала эллинизироваться. Славянские племена были покорены, христианизированы и приписаны к Патрской митрополии. Нужно полагать, что тогда возникли фемы Пелопоннес, Диррахий и Фессалоника. Чтобы прочнее освоить территорию, Никифор предпринял меры для заселения греками областей, занятых славянами во Фракии: для этого он приказал людей, считающихся «пришлыми» в крестьянских общинах — париков (т. е. чужаков, которые поселились арендаторами на частных и казенных землях), переселить принудительно в Фракию, считая, что этим можно увеличить число налогоплательщиков6. Но затем, видя, что эта мера недостаточна для заселения края, приказал часть жителей Малой Азии принудительно переселить в Склавинию. Переселенцы должны были продать свое имущество и обосноваться на новых местах. Хотя колонизационные мероприятия вызвали ненависть к императору, все же они закрепили за Византией южную часть Балканского полуострова." Я бы сделал развилку в 797 году. Ирина с помощью сложной интриги компрометирует, а затем низвергает и ослепляет собственного сына. Но азиатские войска преданы исаврийской династии. В этот момент дядья низложенного императора, сыновья КонстантинаV, бегут (развилка) из заточения (на каком бишь из Эгейских островов они сидели, не помню) и возглавляют войска в Малой Азии. Начинается беспощадная гражданская война иконоборцев с иконопочитателями. Болгары, видя такой разврат, переходят в наступление, славяне восстают. Через пару лет все кончено. Исаврийская династия по прежнему царствует в Царьграде, Ирину тихо душат в какой-нибудь бане (обычно спокойно отношусь к историческим персонажам, но эту стервозу люто ненавижу ). А границы империи в Европе снова отдвинуты к Адрианополю

Cмельдинг: Скальд пишет: Кстати прямая ассоциация "300 спартанцев" и арконские храмовые войны не вы первые проводите эту аналогию. увы, сайт руян накрылся, а была там как раз про это статья...

Cмельдинг: georg пишет: но эту стервозу люто ненавижу э, она ж вроде святая...

georg: Cмельдинг пишет: э, она ж вроде святая... Чего? Не более чем "благочестивая царица" Канонизировать постеснялись.. Грязные подробности: Константин VI обладал бесспорными достоинствами. Подобно своему деду, это был храбрый, энергичный, умный, способный царь; сами противники его поют ему похвалы и признают за ним военные доблести и действительную способность к управлению. Возведенные против него обвинения, и в частности развратная жизнь, в какой его попрекали, не имеют основания, как это можно подумать сначала, и метят, по мнению пустивших эти обвинения, исключительно на скандал, возбужденный его второй женитьбой. Безусловно православный, он был очень популярен среди низших классов, и церковь благоволила к нему; смелый и деятельный полководец, всегда готовый возобновить войну с болгарами и арабами, он был любим войском. Только благодаря необыкновенной ловкости Ирине удалось поссорить этого достойного монарха с его лучшими друзьями, выставить его одновременно неблагодарным, жестоким и низким, дискредитировать его в глазах войска, лишить его любви народа и, наконец, погубить его в глазах церкви. Прежде всего она употребила вновь приобретенное влияние, чтобы возбудить в юном монархе подозрения против Алексея Моселя, военачальника, устроившего восстание в 790 году, и так сильно скомпрометировала его, что император лишил его милости и засадил в тюрьму, затем ослепил. Для Ирины это было вдвойне выгодно; она мстила человеку, обманувшему ее доверие, и поднимала против Константина войско Армении, его лучшую поддержку. Действительно, узнав, как поступили с их любимым начальником, войско это возмутилось. В 793 году василевсу пришлось самому отправиться усмирять бунт; он произвел это с крайней жестокостью, вследствие чего окончательно лишился расположения войска. В то же время, так как партия, стоявшая за дядьёв его, кесарей, продолжала волноваться, император, по совету Ирины, присудил старшего дядю к ослеплению: довольно бесполезная жестокость, сделавшая его крайне непопулярным, особенно среди иконоборцев, любивших в лице этих несчастных жертв их отца, Константина V. Наконец, чтобы окончательно восстановить против своего сына общественное мнение, императрица придумала еще одно средство, самое маккиавелическое изо всех. Константин VI, как известно, не любил свою жену, несмотря на то, что имел от нее двух дочерей, Евфросинию и Ирину. У него были любовницы. По возвращении императрицы Ирины во дворец он вдруг вспыхнул страстью к одной из девушек ее свиты; ее звали Феодотой; она принадлежала к одной из знатнейших фамилий столицы, состоявшей в родстве с некоторыми из самых знаменитых людей православной партии, игуменом Саккудийского монастыря Платоном и племянником его Феодором Студитом. Ирина милостиво поощряла страсть сына к своей придворной и сама подала ему мысль развестись с женой, чтобы жениться на молодой девушке; она хорошо знала, какой скандал произведет такая выходка царя, и заранее рассчитала все ее последствия, преследуя собственные виды. Константин VI охотно принимал эти советы; и вот во дворце завязалась тогда крайне интересная интрига, имевшая целью избавить его от Марии, к которой мне придется возвратиться, так как ее личность необыкновенно характерна для византийских нравов того времени. Во всяком случае, кончилось тем, что, несмотря на сопротивление патриарха, император заточил свою жену в монастырь, а сам в сентябре 795 года женился на Феодоте. Что предвидела Ирина, то и не замедлило случиться. Среди всех христиан Византии, вплоть до самых отдаленных провинций, этот прелюбодейный союз встретил всеобщий протест. Партия набожных людей, страшно скандализованная, рвала и метала; монахи, раздувая огонь, громили императора, двоеженца и развратника, и возмущались слабостью патриарха Тарасия, который из политических видов терпел подобную мерзость. Ирина втихомолку поддерживала и поощряла их негодование, «ибо,— говорит один современный летописец,— они восставали против ее сына и позорили его». Церковные писатели того времени рассказывают, до каких припадков бешенства доходил благочестивый гнев набожных людей против непокорного и нечестивого сына, против испорченного и развратного царя. «Горе граду, — писал Феодор Студит, применяя к нему слова из Экклезиаста, — горе граду, царем над которым поставлен младенец». Константин VI, более спокойный, старался умиротворительными мерами утишить поднявшуюся страшную бурю. Так как главный очаг сопротивления был Саккудийский монастырь в Вифинии, он переехал под предлогом подышать воздухом в городок Прусу; и оттуда, пользуясь близким соседством, он вступил с монахами знаменитого монастыря в самые дружелюбные сношения и переговоры. Он даже кончил тем, что в надежде умиротворить их такой предупредительностью самолично посетил их. Ничто не помогло. «Хотя бы и кровь нашу пришлось нам пролить, — заявлял Феодор Студит, — мы ее прольем с радостью». Такая непримиримость заставила императора потерять терпение, что было большой ошибкой,— он решил действовать силой. Был отдан приказ об арестах; некоторых монахов подвергли телесному наказанию, заключению или ссылке; остальные члены монашеской общины были рассеяны. Но эти суровые меры только усложнили положение. Монахи повсюду кипели гневом против тирана, против «нового Ирода», и игумен Платон в самом дворце позволил себе оскорбить царя. Константин VI сдержался. На оскорбление игумена он только холодно отвечал: «Я не желаю делать мучеников» — и спокойно выслушал его. К несчастью для него, он уже раньше зашел слишком далеко. Общественное мнение было восстановлено против молодого монарха — Ирина сумела этим воспользоваться. Во время пребывания двора в Прусе императрица-мать действовала необыкновенно умело. Впрочем, и обстоятельства исключительно ей благоприятствовали. Юная царица Феодота в ожидании родов должна была возвратиться в столицу, чтобы разрешиться от бремени в Священном дворце, и Константин VI, сильно влюбленный в жену, с трудом переносил ее отсутствие; поэтому, когда он узнал в октябре 796 года, что у него родился сын, он поторопился возвратиться в Константинополь. Таким образом, он предоставлял Ирине полную возможность интриговать. Подарками, обещаниями, силой собственного очарования она сумела переманить на свою сторону главных начальников охранной стражи; она убедила их подготовить государственный переворот, имевший целью сделать ее одну императрицей, и заговорщики, руководимые, как всегда, Ставракием, условились выждать удобную минуту. На горизонте была все же одна черная точка, благодаря которой все могло рухнуть. Достаточно было одной блестящей военнной победы, и Константин VI вернул бы себе весь свой былой престиж: как раз в марте месяце 797 года царь начал кампанию против арабов. Друзья его матери не посовестились устроить так, что поход совершенно не удался, с помощью обмана, сильно смахивавшего на измену, император должен был возвратиться в Константинополь, не имея возможности встретиться с неприятелем, ничего не сделав. Решительная минута близилась. 17 июля 797 года Константин VI возвращался с Ипподрома во Дворец Святого Мамы. Изменники, окружавшие его, сочли минуту благоприятной и сделали попытку схватить его. Но царь спасся от них и, укрывшись на судне, быстро переправился на азиатский берег, рассчитывая на верность войска, занимавшего Анатолийскую фему. Ирина, при первом известии о покушении уже завладевшая Большим дворцом, испугалась, потеряла голову; видя, что друзья колеблются, а народ склоняется на сторону Константина, она уже подумывала об унижении и собиралась послать к сыну епископов просить пощады, как вдруг ее страсть к верховной власти внушила ей мысль в последний раз поставить все на карту. Многие из приближенных императора сильно скомпрометировали себя вместе с ней; она пригрозила им выдать их царю и доставить ему письменные доказательства их измены. Испуганные такими заявлениями и не видя другого средства избежать верной гибели, заговорщики, собравшись с духом, захватили несчастного монарха. Его привезли опять в Константинополь, заперли в Священном дворце в Порфировой комнате, где он родился, и тут по приказанию его матери палач выколол ему глаза. Но он не умер. Сосланный в пышный дом, он добился в конце концов, что ему вернули жену его Феодоту, мужественно поддерживавшую его в роковую минуту; у него даже родился от нее второй сын, и так среди тихих сумерек дожил он мирно последние годы своей жизни. Но жизнь императора с той поры была для него кончена.

Cмельдинг: более идей нет?

Arkturus: Славяне находят Керкапорту в Константинополе в 720 году и берут Константинополь штурмом.

Jj: Не так важен развилк, как важны последствия: после РИ падения Ромейской империи греки становятся народом без родины (не считать же таковыми Крит и т.д.).

Krutyvus: Jj пишет: после РИ падения Ромейской империи греки становятся народом без родины Греки исчезают как в РИ - их небольшие общины будут процветать-прозябать в турецком и славянском море!!! Вот бы ещё албанцев кудато спихнуть во времена ВПН...



полная версия страницы