Форум » АИ-рассказы, АИ-переводы, АИ-загадки » Ужасы Пунической Войны » Ответить

Ужасы Пунической Войны

Magnum: -- Что они собираются делать? -- поинтересовался трибун Клавдий Аттилий, наблюдая за странными маневрами карфагенской биремы. -- А, они собираются атаковать!!! -- Они не посмеют, -- осторожно заметил оптион Сильвий. -- У нас мир с пунами... -- Очнись, оптион! -- воскликнул Аттилий. -- На горизонте ни одного паруса! Если они уничтожат "Гнев Юпитера", никто ничего не узнает и не расскажет! -- Если только мы не уничтожим их, -- немного невпопад заметил его помощник. -- Готовьте корабль к бою, -- уже совсем другим голосом продолжил трибун. -- Зарядить все баллисты и катапульты. Сообщите декуриону Луперку, пусть готовит своих легионеров к абордажу. Рулевой, приготовиться к повороту на правый борт по моей команде. -- Вряд ли у них получится, -- заметил Сильвий несколько минут спустя, когда все необходимые приготовления были сделаны. Конечно, он имел в виду абордаж. -- Попробовать-то можно, -- пробормотал Аттилий. -- Пленные нам не помешают. Разумеется, от пунического корабля придется в любом случае избавиться. Мы не сможем привести такой великолепный трофей в порт, где полным-полно торговцев и нейтралов. Не сейчас. Ты прав, у нас мир с Карфа... ПРАВЫЙ БОРТ, ЗАЛП!!! -- не своим голосом заорал трибун. Коварные пуны успели выстрелить на какую-то секунду раньше. Казалось, огненные шары баллистических снарядов устремились прямо в капитанский мостик "Гнева Юпитера". * * * Лазурные волны зеленого моря лениво разбивались о песчаный берег. Лень их была столь заразительна, что даже невооруженный глаз мог разглядеть в прозрачной глубине медленно плывущих рыб всех цветов и окрасок. Но даже им было далеко до почтенного сенатора Мезона и его достойной супруги Квинтилии Младшей, абсолютно без всякого движения лежавших на берегу в тени развесистой пальмы. Ко всеобщему великому сожалению, идиллия эта продолжалась недолго и была нарушена самым бесцеремонным и традиционным способом. -- Доминус, доминус!!! -- закричал с порога виллы старый вольноотпущенник, верно служивший уже третьему поколению Мезонов и Квинтилиев. -- Посланник из столицы! Он желает немедленно вас видеть! -- Ммм, -- призвав на помощь все внутренние силы отвечал сенатор, что должно было означать "Пусть выйдет сюда". Молодому легионеру, несмотря на его молодость, было не впервой вручать специальные послания Сената его (Сената) ленивым членам. Явившись к пальме, он быстро, но учтиво поклонился и протянул Мезону длинный узкий цилиндр. Сенатор ухитрился сломать Большую Красную Печать всего лишь со второй попытки. Содержание послания естественным образом прогнало остатки лени и навеяло печальные мысли. На горизонте заклубились серые тучи грядущих событий. -- Они просили передать что-нибудь на словах? -- поинтересовался Мезон. -- Республика в опасности. Полагаю, они собираются предложить вам диктатуру, -- с подкупающей наивностью добавил легионер. -- Ха! Диктатуру! -- сенатор заставил себя усмехнуться два раза подряд. -- Пока жив этот старый мерзавец Постумиан... -- Он умер сегодня утром, -- поведал легионер. -- Ходят слухи, что по естественным причинам, но мы оба знаем, что это не так. Мезон взглянул на специального посланника сената под другим углом. -- Послушайте, центурион... -- Я всего лишь декан, мой господин... -- ...центурион, не смейте более перебивать старших по званию и возрасту. Немедленно возвращайтесь назад в столицу. Я отправлю с вами два... нет, три письма. Новоявленный центурион уже было собирался спросить "Как же "немедленно", если письма наверняка не готовы", но памятуя о уже полученном замечании, счел за благо промолчать. * * * С палубы "Гнева Юпитера" быстро вынесли еще один труп, на сей раз без головы. Впрочем, карфагенскому кораблю, судя по его внешнему виду, пришлось гораздо хуже. "Многочисленные пробоины и языки пламени..." -- мысленно составлял донесение Сенату военный трибун Аттилий. В душе он всегда был поэтом. Корабль содрогнулся одновременно от попадания очередного пунического снаряда и залпа всех римских катапульт левого борта. Потом наступила тишина, нарушаемая лишь свистом ветра. Римляне перезаряжали катапульты, а пуны и вовсе перестали стрелять. -- Командир, -- поведал удивленный Сильвий, -- они хотят говорить с вами. -- Не сейчас, -- отмахнулся трибун. -- Левый борт, ЗАЛП! "Гнев Юпитера" вздрогнул. -- А вот теперь можно и поговорить, -- удовлетворенно заметил Аттилий, поворачиваясь к старшему помощнику. -- Ну, что там? Сильвий молча придвинул к капитану штатив со своим тактическим экраном. Трибун узрел залитое кровью лицо, черную бороду и горбатый нос потомственного пунического аристократа. -- Говорит серен Замабал Карка, капитан КФК "Лоно Астарты". С кем имею честь? -- Старший военный трибун Клавдий Аттилий Паролон, командир КРФ "Гнев Юпитера", -- отвечал римлянин. -- С кем юимею честь? -- Позвольте, я только что представился, -- коварный пуниец говорил с прекрасным аттическим акцентом, и невозможно было понять, удивлен он или возмущен. -- Разумеется, я просто хочу вас запутать и вывести из равновесия, -- кивнул потомок волчицы. -- Это стандартная республиканская процедура. -- Вы понимаете, что вы только что натворили? -- карфагенский капитан решил не следовать процедуре. -- Я понял! -- радостно воскликнул Аттилий. -- Вы тянете время! Ваше положение настолько тяжело, что вы не можете продолжать бой, но и убежать от нас тоже не можете! Прризнайтесь, мы прикончили ваши двигатели?! Капитан Замабал Карка, -- торжественным голосом продолжил военный трибун, -- предлагаю вам сложить оружие и считать себя пленником Универсального Флота Республики. -- Ваша наглость, трибун... -- начал было пунический аристократ. -- Пожалуй, мы вернем вас домой, но перед этим как следует раздуем этот инцидент, -- не обратил на него никакого внимания Аттилий. -- Карфагенский офицер-авантюрист самовольно атакует римский корабль в нейтральной солнечной системе... -- Это система вовсе не... -- но карфагенскому командиру снова не дали договорить. -- ПРОКОЛ! -- закричал оптион Сильвий. -- Три... нет, пять сигналов! Расстояние до целей восемь и три миллиона миль... скоращается! -- Ваши друзья, серен? -- Аттилий временно отказался от восторженного тона. Замабал откинулся назад и скрестил руки на груди. -- Никак нет, трибун. Как я только что собирался сказать, эта система уже давно не считается нейтральной. -- Они вызывают нас, -- доложил Сильвий. -- И нас тоже, -- откликнулся пуниец, покосившись направо. -- Полагаю, мы все сможем принять участие в этом разговоре. На экранах появился новый персонаж. Он в некотором удалении от объектива, поэтому уже знакомые нам участники драмы смогли рассмотреть его мундир и знаки различия. -- Внимание, всем римским и карфагенским кораблям в системе Альфы Базилеуса. Говорит архистратег Ипсилантиус. Именем Его Величества Космократора приказываю вам немедленно отключить все двигатели и оружейные системы. Неподчинение приведет к немедленному возмездию. Повторяю... -- Пять македонских децирем... -- задумчиво пробормотал Аттилий. -- У вас ни единого шанса, трибун, -- заметил Замабал. -- Даже в союзе со мной... ха-ха-ха! в союзе со мной... ХА-ХА-ХА!!! Все еще смеясь, коварный пуниец оборвал связь. * * * Военный трибун Клавдий Аттилий Паролон и серен Замабал Карка стояли перед архистратегом Ипсилантиусом, вытянувшись по стойке "смирно", и чувствовали себя провинившимися школьниками. -- Вольно, -- скомандовал македонец, оценив их выправку. -- Что вы можете сказать в свое оправдание? -- Он первый начал, -- похоже, коварный пуниец решил и вести себя как школьник. Аттилий счел ниже своего достоинства реагировать на подобную наглую и бессовестную ложь. -- Трибун? Аттилий продолжал гордо молчать. Если понадобится, он засунет в рактор свою левую руку... нет, правую... или даже обе, но этот македонский мерзавец... -- Еще двое классических суток назад вы могли бы поставить меня в неудобное положение, -- заявил Ипсилантиус, -- но вчера я получил специальное послание из Дельты Пиреуса. Господа, имею честь сообщить вам, что в настоящее время Великая Македонская Космократия находится в состоянии войны с Универсальной Римской Республикой. -- А... -- заикнулся карфагенский капитан. -- Суффеты Нового Города уже объявили, что вступают в войну на нашей стороне, -- сообщил македонец. -- Поэтому в официальном докладе Космократору я сообщу, что римский агрессор вторгся в наше пространство, а наши доблестные карфагенские союзники храбро вступили на защиту... -- Ипсилантиус в душе тоже был поэтом. Впрочем, как и большинство его современников-космонавтов, к какой бы из великих человеческих империй они не принадлежали. -- Таким образом... -- Серен Замабал, вы наш гость; трибун Аттилий, вы наш пленник. К сожалению, "Лоно Астарты" получила слишком тяжелые повреждения. Мы не сможет ее отремонтировать или отбуксировать в ближайший порт. Бирему придется взорвать. Карфагенский капитан всхлипнул. -- "Гнев Юпитера" в лучшем состоянии, но... -- Позвольте мне остаться на моем корабле, -- внезапно заговорил Аттилий. -- Ах, эти римляне, -- покачал головой Ипсилантиус. Смерть или слава, честь или жизнь, плен или позор... -- македонец запутался и остановился. -- Да будет так, трибун. Извините, но ваш экипаж останется у нас. Даже если они пожелают последовать за вами, я не разрешу. Мы не варвары, мы не позволяем нашим пленникам предаваться массовому самоубийству. Я достаточно насмотрелся на это безумие во время последней войны с нипонтийцами. -- Нипонтийцы выиграли эту войну, -- между прочим заметил Аттилий. -- Нипонтийцы проиграли, что бы там не утверждала ваша республиканская пропаганда. -- Они выиграли! -- гордо вскинулся трибун. -- Они потерпели поражение на поле битвы и потеряли независимость, но сохранили культуру и традиции! Они сохранили честь! Так будет и с Римом! Вам никогда его не сломить! Миллионы граждан Республики... Архистратег изобразил на лице страдальческое выражение и закрыл уши; пуниец Замабал последовал его примеру. "А ведь я честно выиграл это сражение", -- подумал Аттилий, когда его трирема покинула орбиту принялась разгоняться в направлении Альфы Базилеуса. -- "Я разбил пунийцев и заставил их капитана признать поражение. Если бы не македонцы... Тупые македонцы". Тупые македонцы приняли "Гнев Юпитера" за обычный космический корабль римской постройки. Они подумали, что трирема с Аттилием на борту без остатка сгорит в хромосфере оранжевой звезды. Как бы не так.

Ответов - 180, стр: 1 2 3 4 5 All

cobra: Мне определенно нравится..........

префект: Кому отдать Евразию?.... Скифы - тривиально, славяне - детерминистично, тюрки - скучно, литовцы - неоригинально, финны - невероятно..... Мадьяры, вот кто. Великая Леведия от океана до океана. Мадьяры не смотрятся как материал для Великой Коммунистической Империи (в смысле Галактического интернационала Свободных Миров). А без неё скучно. Может чего монголоподобного добавить? Великий Хан Свободных Миров - ПМСМ звучит неплохо.

Сталкер: А я бы реально отдал эту часть Евроазии Львам, Драконам и Эльфам. СССр - Сауроново Социалистическое Средиземье. Вот столкнутся фэнтэзюшные персонажи с реальноисторическими, настоящее веселье-то и начнется!

префект: Сталкер пишет: А я бы реально отдал эту часть Евроазии Львам, Драконам и Эльфам. СССр - Сауроново Социалистическое Средиземье. Вот столкнутся фэнтэзюшные персонажи с реальноисторическими, настоящее веселье-то и начнется! Ну тут всё-таки не фэнтези, а НФ. Предлагаю компромисс - генетически усовершенствованные люди: Галактический Интернационал всегда декларировал идею, что в совершенном обществе должны жить совершенные люди. Ограниченность контактов ГИ с другими империями породила множество мифов, слухов, легенд о его обитателях. Среди обывателей даже распространено мнение, что ГИ населён эльфами, гномами, ламиями и другими фантастическими существами. Галактический интернационал иногда пытается развеять такие слухи о себе, но впрочем достаточно безуспешно (1). 1. См. напр. в ХХ номере "Авентинского вестника" за этот год интервью чрезвычайного и полномочного посла Галактического Интернационала в Универсальной Римской Республике г-жи Эры Вен.

tewton: Роберт пишет: Кому отдать Евразию?.... Сиртя(вроде так) кому же ещё

префект: tewton пишет: Сиртя(вроде так) кому же ещё Со временем коммунистические лидеры пришли к выводу, что нет единого пути для создания совершенного человека будущего. Разные условия жизни на колонизированных планетах, разные задачи которые надо было решать, породили различные направления эволюции. Одной из наиболее известных евгенических программ стала СИРТя (Социалистический Интернационал Рабочих Тяжелой промышленности). СИРТя - невысокие, коренастые люди, отличающиеся большой физической силой и устойчивостью к агрессивным средам. СИРТя обладают склонностью к естественно-научных дисциплинам, в том числе прикладного характера и к математике. Самый знаменитый СИРТя - Генеральный Комиссар ГИ Стил Бесонсонн, известен также своими научными работами в области экономической теории и языкознания. P.S. Основными расами "мутантов" (согласно терминологии Универсальной республики) кроме СИРТя могут быть: 1) Эльфы - аналог ефремовских обитателей Земли будущего, стержневая раса "комми". Эльфы должны быть, в конце концов - "звездолёт первого класса "Месть Сидхов"" звучит неплохо. Раса может варьироваться на светлые и тёмные подвиды. 2) Киноскефалы - так сказать коммунистические "штурмовики", основновной материал для "народной армии". В настоящий момент эволюционировали в "оборотней", получив способность скрывать свою нечеловеческую природу в спокойной обстановке. 3) Демоноиды - элитные бойцы "Свободных миров", основа так называемой "красной гвардии". 4) Дриады - "эльфы" со встроенными генами растений. 5) Ихтиандры - какая-то приспособленная к подводной жизни раса, я пока не очень представляю чем они должны быть. Другие расы, менее распространённые - Ламии, Тролли, Драконы...

Сталкер: В итоге все выродились в морлоков.

префект: Сталкер пишет: В итоге все выродились в морлоков. Только генетические несовершенные расы, населяющие загнивающие рабовладельческие империи. Впрочем я ещё не придумал, какой должна быть политика ГИ в отношении народов стоящих на низших ступенях эволюционного развития. Принципы галактического гуманизма так расплывчаты...

Bruja: Не могу сейчас точно сформулировать, почему, но мне претит идея запихать Ефремовских коммунистических землян будущего во вселенную воюющих цивилизаций. Есть ощущение полной её неуместности и невозможности в такой вселенной. Ощущение того, что это совершенно несовместимые вещи. Вот что прежде всего: либо Ефремовская цивилизация будет разгромлена воюющими цивилизациями (или, воюя с ними, утратит свои Ефремовско-коммунистические черты, станет всё более похожа на своих противников), либо преобразует воюющие цивилизации к Ефремовскому коммунизму и на том войны закончатся. Если уж придумывать коммунистические цивилизации (или коммунистические режимы) в Мире Пунической Войны, то мне кажется, это должно быть что-то далеко не Ефремовское. "Муравьиный лже-социализм" имени товарищей Мао и Чойо Чагаса, военный коммунизм, коммунизмы из разных утопий и антиутопий, гораздо более близких к современному человеку (по психологии, образу поведения и душевному складу людей), чем Ефремовская. И кстати, место на Земле для таких цивилизаций искать и не нужно. Естественнее предположить, что это цивилизации людей, улетевших на другие планеты, строить там свои утопии.

Bruja: А насчёт эльфов, кстати, всё может быть очень просто. Это может быть, действительно цивилизация генетически-модифицированных людей. Некогда некими учёными было найдено, чтО нужно модифицировать в человеческом геноме, чтобы “отключить” старение и обеспечить неограниченно долгую продолжительность жизни. Побочными эффектами этого изменения генома стали: листообразно заострённая форма ушей, исчезновение усов и бород у мужчин, некоторая феминизация внешности. (Или даже полная и окончательная феминизация! ) Однако, далеко не все люди захотели, чтобы с ними проделали эту модификацию. Кто-то из религиозных соображений, кто-то из боязни перед глубоким вмешательством в естественную человеческую природу, из боязни перед “превращением в нелюдь”, кто-то просто из соображений, что смерть - благо, а бессмертие остановит развитие. И т.п. В итоге вышел конфликт. Правительства и религиозные вожди стали запрещать обессмертивающую модификацию, преследовать тех, кто её делал, тех кто модифицирован или изъявлял стремление модифицироваться. Обычные люди стали ненавидеть модифицированных (а также желающих подвергнуться модификации), как нелюдей и извращенцев. Начались эльфийские погромы и т.п. Эльфы стали пытаться найти некую землю, где могли бы основать свою, без людей, страну. Может быть это могло быть где-то в Сибири, или ещё где-то на севере/северо-востоке Евразии. А может быть на другой планете. Однако без людей не обошлось и там или поблизости. В итоге – война за независимость Эльдамара (страны эльфов), затем захват эльфами окрестных спорных территорий (или планет) во время Шестидневной войны, и т.д. и т.п.

префект: Bruja пишет: Если уж придумывать коммунистические цивилизации (или коммунистические режимы) в Мире Пунической Войны, то мне кажется, это должно быть что-то далеко не Ефремовское. "Муравьиный лже-социализм" имени товарищей Мао и Чойо Чагаса, военный коммунизм, коммунизмы из разных утопий и антиутопий, гораздо более близких к современному человеку (по психологии, образу поведения и душевному складу людей), чем Ефремовская. Я полагал, что после упоминания вождя Стила Бесонсона, который увлекался языкознанием, будет очевидно, что это далеко не ефремовское общество. У них совпадают только некоторые внешние и идеологические признаки. Есть конечно и серьёзнейшие различия, в частности ГИ видит путь к совершенному человеку через искусственную эволюцию. Возможно это общество сможет развиться в ефремовское, возможно нет.

префект: Bruja пишет: А насчёт эльфов, кстати, всё может быть очень просто. Примерно так я это себе и представлял. Разве что изначально о полном бессмертии речь не шла, только об отдельных усовершенствованиях. Которые были сочтены "богопротивными". Разнообразие "эльфов" объясняется, тем что "еретики" были вынуждены занимать малопригодные для человека планеты, так как приличные места уже были разобраны. Ну а владения на Земле они могли захватить позже, когда уже оформились в Империю, владения на земле - подтверждение их статуса. "Коммунистическая" идеология могла появиться, как идеологическое оправдание собственных "мутаций", раз мы не нравимся Богам, значит обойдёмся без них, построим град Божий на земле и сами сделаемся равными Богам.. Ну и потому что такое общество позволяет эффективно концентрировать ресурсы, а перед мутантами в первое время проблема выживания стояла очень остро. В принципе у "мутантов" могла развиться и национал-социалистическая идеология, но мне что-то эта идея не нравится. Должен же быть кто-то позитивный в данной Вселенной.

Bruja: префект пишет: Я полагал, что после упоминания вождя Стила Бесонсона, который увлекался языкознанием, будет очевидно, что это далеко не ефремовское общество. У них совпадают только некоторые внешние и идеологические признаки. Да-да. Теперь вижу. Писала свой текст, ещё не прочитав Ваш сегодняшний. Живо себе представляю усатую рябую рожу Стила...

префект: Bruja пишет: Да-да. Теперь вижу. Писала свой текст, ещё не прочитав Ваш сегодняшний. Живо себе представляю усатую рябую рожу Стила... В Космократии до сих пор подозревают, что именно он стоял за взломом компьютерной сети крупнейшего кавказского коммерческого банка "Золотое руно". Но доказать македонцы так ничего и не смогли.

Артем: Извините, а какое общепринятое обращение друг к другу в Вандалии? Случайно не "пан"? В случае утвердительного ответа предлагаю отдать всю Евразию гуннам. Будет смешно.

Magnum: Роберт пишет: Скифы - тривиально, славяне - детерминистично, тюрки - скучно, литовцы - неоригинально, финны - невероятно..... Вот-вот, все уже было. Мадьяры, вот кто. Великая Леведия от океана до океана. И венгры были, хотя они много лучше вышеперечисленных кандидатов. Крысолов пишет: Отдайте все тохарцам! Мысль! Только не всю Евразию, но знатный кусок они получат. Артем пишет: обращение друг к другу в Вандалии? Случайно не "пан"? Скорее, "ман" :) отдать всю Евразию гуннам И гунны были... Сталкер пишет: Эльфам С эльфами плохо. Не знаю, много ли от них осталось. Кстати, надо раскрыть тему местного худлита. (Слежу за дискуссией, которую затеяли коллеги Bruja и Префект. Надо выделить страны для беглых гладиаторов, пергамских гелиополитов и амазонок.)

Bruja: Magnum пишет: Надо выделить страны для беглых гладиаторов Держава спартаковцев? Magnum пишет: и амазонок Остров Лесбос?

Magnum: В окрестностях Тизельнаби карфагенский звездолет не задержался. Конечно, пейзажи и развлечения были великолепны, цены были низкими, инопланетных туристов почти не было -- разве что обычные бразильцы, дарманцы и другие граждане Финикийского Содружества. Но всего через сутки Гафни бат Магон и Слами бат Кардом поднялись на мостик. Замабал услышал, как у него за спиной упали несколько пар челюстей, и обернулся. Высокородные дамы были в полной военной форме со всеми знаками различия и правительственными наградами. -- Шофетет-мишне, -- поклонился капитан. -- Равсаран, -- вежливо улыбнулась она в ответ. -- Наша цель?... Гафни достала из нагрудного кармана золотой цилиндрик и оглянулась в поисках дежурного навигатора. -- Сеген, загрузите эти координаты. Офицер опустил цилиндрик в приемное гнездо и застучал по клавишам. -- У этой системы только номер, -- сообщил он полминуты спустя. -- Она числится в накопителе, нанесена на карты, но совершенно неисследованна. Находится на самой границе человеческой галактики. По нашим данным, кроме единственного визита рапануйского звездолета "Бриз Лагуны" двадцать семь лет назад, никто из землян ее не посещал. Ни одна из великих держав не заявила на нее права... Небрежным взмахом руки Гафни прервала его доклад. -- Избавьте нас от подробностей, проложите туда кратчайший курс. Обратите внимание на пятую планету системы. -- Вишневый газовый гигант?...-- уточнил офицер. --...после выхода из гиперпространства она должна оказаться между нами и тамошним солнцем, -- добавила Гафни. -- Капитан?... -- повернулся навигатор к Замабалу. Тот кивнул. -- Подтверждаю приказ. Все по местам! Стартуем через десять минут. * * * * * Гигантская темно-рубиновая планета наводила тоску, страх и ужас. Даже Юпитер по сравнению с ней выглядил карликом. ("Интересно, кто поклоняется этому богу?" -- подумал капитан.) Корабельный астроном утверждал, что лишь ничтожный недостаток массы не позволил планете в свое время превратиться в звезду. Только мастерство пилотов и навигаторов удерживало "Лоно Астарты" на стационарной орбите и не позволяло кораблю стать пленником гигантского шара. -- Рассчитайте орбиты спутников, -- приказала Гафни. -- Здесь есть из чего выбирать, -- по тактическому экрану ползли не менее сорока точек разных размеров и калибров. -- Подберите такой, который в ближайшие двенадцать часов останется по эту сторону планеты. Посадите туда корабль. Слами, -- она повернулась к помощнице, -- ты знаешь, что делать. Капитан, -- к Замабалу, -- распорядитесь подготовить двухместный челнок. Вы пойдете со мной и будете его пилотировать. -- ??? -- Мы должны посетить... ммм... другой угол этой системы. Замабал Карка пожал плечами. -- Старший помощник, принимайте командование. Подходящий спутник -- каплеобразный обломок скалы, двадцать пять на четырнадцать стадий с удобным кратером -- обнаружился через полчаса. Но еще раньше ангар на нижней палубе "Лона Астарты" распахнул свои створки, и крошечный стреловидный челнок отправился в открытый космос. .................. -- Куда мы направляемся? -- Уже в который раз задал вполне естественный вопрос капитан. -- Посмотрите на карту. Вторая планета системы. -- Ее нет, здесь указан астероидный пояс...-- прежде чем Гафни успела ответить, Замабал кивнул. -- Понятно. Нет там никаких астероидов. Держитесь, сейчас начнутся перегрузки. Мгновение спустя рубиновый гигант остался далеко за спиной. -- Что из себя представляет эта планета? -- Кислородная "земля". Но она нас не интересует. Наша цель находится на спутнике планеты. -- Кислородная? -- переспросил капитан. -- Населена? -- Насколько нам известно - нет. Ни людей, ни чужаков. Только местная неразумная фауна, -- ответила принцесса-шпионка. -- Будем надеяться, что это так, -- пробормотал Замабал. -- Если наши данные устарели на двадцать семь лет... -- Не на двадцать семь, -- успокоила его Гафни. -- Обычно этим занимался другой звездолет... но его больше нет с нами. Ничего не поделаешь, война. Капитан попытался вспомнить, какие крупные карфагенские корабли (кроме его собственной биремы) были потеряны за последнее время. -- Он ходил под чужим флагом, -- словно прочитала его мысли принцесса. Маленький космолет рассекал космическое пространство. Вокруг были звезды, пустота, свечение далеких туманностей и до одного места романтики. -- Вот она, -- нарушила недолго царившее молчание Гафни. -- Вижу, -- кивнул Замабал. -- Вычисляю курс. Челнок обогнал планету и принялся снижать скорость. -- Поймаем ее на следующем витке, -- сказал капитан. -- Если бы в накопителе были точные координаты и параметры орбиты... Понимаю, -- Гафни снова не успела ответить, -- такие данные лучше не носить с собой на вечеринки. Вторая планета -- пунийцы едва удостоили ее взгляда -- совсем не походила на Землю, но ее спутник очень напоминал Луну -- впрочем, как и добрая половина спутников в Галактике. Горы, "моря", "океаны", цирки, кратеры и толстый слой вулканического пепла возрастом в миллионы лет. -- Куда теперь? -- спросил Замабал, когда челнок приблизился к спутнику и принялся накручивать круги над его безмолвной поверхностью. -- Переключи управление на меня, -- прошептала Гафни. Капитан подчинился. Принцесса выпрямилась в кресле второго пилота. Челнок изменил курс и через несколько минут плавно опустился на поверхность луны, в одном из кратеров на темной ее стороне. На вдвойне темной, в этом полушарии сейчас царила ночь. -- Жди меня здесь, -- все так же тихо произнесла принцесса. Она проверила герметичность скафандра; капитан поспешно последовал ее примеру. -- Как долго? -- только и успел спросить он. -- Сколько потребуется. У челнока не было даже шлюза. Бронеколпак плавно откинулся вверх; воздух мгновенно покинул кабину корабля. Гафни спрыгнула на поверхность планетки. Осмотрелась по сторонам, включила нашлемный фонарь и направилась к ближайшему гребню. Через минуту она исчезла за ним. Замабал восстановил герметичность кабины и несколько минут сидел неподвижно, вглядываясь в темноту. "Будь я проклят", -- подумал он какое-то время спустя и с отчаянной решимостью ударил по кнопке, открывая колпак. Выбрался из корабля. Света далеких звезд вполне хватало для поступательного движения вперед. Осторожно наступая на следы, оставленные принцессой, капитан зашагал по направлению к ближайшей "границе" кратера. "Будь я проклят", -- повторил капитан через несколько минут. Не вслух, разумеется. Гафни отключила микрофон, но передатчики скафандров работали на одной волне, и она могла его услышать. -- "Кого там погубило любопытство? И кто, Молох меня побери, построил это?!" Лежа на гребне кратера и включив на максимум оптический усилитель шлема, коварный пуниец видел, как маленькая фигурка исчезает в тени гигантского... портала?... Полуовальная арка высотой в добрых полстадия из черного -- металла? камня? -- была встроена в разлом между не менее огромными скалами-близнецами. Арка была явно исскуственного происхождения. Кто ее построил? когда? зачем? Что скрывается по ту сторону? Одному Баалу известно. Принцесса вернулась через час с небольшим; капитан, как ни в чем не бывало, ждал ее в кабине корабля. -- Возвращаемся на звездолет, -- прошептала она, упала в кресло и немедленно уснула. Замабал Карка бросил взгляд на ее бледное лицо за прозрачным забралом шлема и воздержался от дополнительных вопросов. .......................... Звездолет пропал. Исчез. Нет, не бесследно. Далеко не все космические корабли исчезают бесследно. Спутник, на котором осталась квинкирема "Лоно Астарты", был пуст, но капитан, отчаянно перебирая все диапозоны, набрел на волну, на которой работало "завещание" корабля. То самое завещание, которое в других мирах называли "черным ящиком". -- Глазам своим не верю, -- шептал донельзя расстроенный карфагенянин, -- потерять два корабля подряд за такой короткий срок! Определенно, меня кто-то проклял. -- Античные суеверия, -- поморщилась выспавшаяся Гафни, но в его голосе звучали нехорошие нотки. -- Предложения? -- У нас всего лишь межпланетный челнок. Запасы топлива и кислорода ограничены. Про оружие смешно говорить. Кто бы ни уничтожил "Лоно Астарты" ("сделать себе пометку, следующий корабль назвать другим именем"), это должен быть сильный враг, если он справился с таким звездолетом. -- Капитан на секунду замолчал. -- Предлагаю сесть на кислородную планету. И как можно быстрее. -- Мы можем подобрать "завещание" и узнать подробности? -- уточнила принцесса. -- Нет, -- покачал головой равсаран, следя за приборами. -- Если мы только не хотим упасть на газовый гигант. Твои командиры знали о нашей миссии? Нас будут искать? -- Должны, -- несколько неуверенно ответила Гафни. -- Обязаны. Вот только когда... -- Она поспешила сменить тему. -- Согласна, возвращаемся на вторую планету. Переждем там, сколько ни придется. -- А... -- осторожно начал капитан, -- то место на спутнике, куда ты уходила... Там можно найти помощь? -- Нет, -- отрезала принцесса. -- Забудь о нем. Все, уходим отсюда. На сей раз капитан вывел челнок точно ко второй планете системы, поскольку координаты и параметры оробиты остались в памяти бортового навигатора. Очень скоро зеленый алмазный шар с пятнами облаков и материков и отчетливой аурой атмосферы заполнил все экраны. -- Мы здесь не одни, -- нахмурился Замабал, бросив взгляд на одну из панелей. -- На этой планете кто-то потерпел крушение. И он посылает сигнал "Спасите бедных моряков" на международной частоте. * * * * * -- А мне плевать, что ты об этом думаешь! -- взорвался коротышка-геспериец, когда Аттилий попробовал ему возразить. -- Я в этой войне не участвую, я совершенно нейтральное и гражданское лицо, и мне наплевать, кто меня спасет! Хоть ваши, хоть греки, хоть дарманцы! -- А если это будут трехглазые чужаки? -- вкрадчиво поинтересовался римлянин. Флавий вздрогнул и посмотрел на небо. -- Так что там было дальше? -- спросил Аттилий. -- Я прервал тебя на самом интересном месте. "Гордость Меркурия" -- или то, что от нее осталось -- лежала на отмели, примерно в миле от берега. Старший военный трибун принял правильное решение и посадил корабль на воду. Это было нетрудно, вода покрывала три четверти планетарной поверхности. Оставляя за собой роскошную полосу кипящей пены и раскаленного пара, звездолет промчался несколько миль и наконец-то смирился со своей участью. При этом Аттилий ухитрился не потерять сознание - вот приятное разнообразие! Он был по-прежнему жив, здоров, свободен, вооружен и даже находился в безопасном месте! Уже давно он себя так хорошо не чувствовал. Пришло время для послеобеденной сказки. Космонавты покинули изувеченные внутренности корабля и сидели на его внешнем корпусе. Стояла отличная погода. Или что-то в этом роде. На здешнем меридиане было утро. Кажется. Местное солнце медленно поднималось над линией горизонта. Судя по уцелевшим термометрам, температура за бортом не превышала двести девяносто три градуса. Растительность на недалеком берегу отражала свет в зеленом спектре. Старый добрый хлорофилл. Над морем парили представители местной фауны, Аттилий насчитал пять штук. Расстояние не позволяло провести уточняющую классификацию. Летающие существа могли с равным успехом оказаться местными птицами, ящерами или перепончатокрылыми сумчатыми кошкособаками. -- Так на чем я остановился? -- задумчиво сказал Флавий, открывая пакет с консервантом. -- Тебе не стоило включать сигнальный маячок, -- мягко заметил Аттилий. -- ...они пристыковались и высадили абордажников, -- продолжал себе геспериец. -- И пошли по коридорам. Кого стреляли на месте, а кого хватали и тащили к переходной камере. -- Стреляли? Из какого оружия? -- в его собеседнике снова проснулся профессионал. -- Вроде наших скорпионов, -- ответил Флавий, -- грохот и вспышка, свежий труп. Кое-кто пытался отстреливаться, бесполезно. Я не видел, чтобы кого-то из чужаков положили или ранили. Мощная броня, наверно. Когда закончили, начали шарить по отсекам. Инструменты тащили, детали всякие, коробки с грузом. -- Груз? -- уточнил Аттилий. -- Не знаю, мне не докладывали. За часок управились и отчалили. Я подождал и вылез из норки. Никого живых не нашел, поперся на капитанский мостик. Смотрю - а мы прямо на планету летим. Кое-как включил гравитацию, а дальше сам знаешь. Аттилия рассеянно кивнул. Несмотря на хорошее настроение, ему эта история не нравилась. -- А что теперь? -- с надеждой посмотрел на него геспериец. -- Странный вопрос, -- удивился римлянин. -- Ты же сам включил сигнал бедствия. Ждать будем, пока кто-нибудь не услышит. Еды достаточно, воздух отличный, чего еще надо? Если только... Он не успел договорить, как над его головой просвистел шестой по счету летающий объект. -- Твою мать! -- вскочил на ноги перепуганный Флавий. -- Ну кто мог подумать, что сигнал услышат так быстро? -- искренне удивился Аттилий и посмотрел на небо. Летательный аппарат лег на крыло и развернулся. -- Орк меня забери, опять пунийцы, -- расстроился офицер и приготовился встретить свою судьбу. * * * * * -- Корабль бразильской постройки, на субволне передаются подробности -- торговец "Гордость Меркурия", порт приписки - Рапануи, -- сообщил Замабал, острожно посадив челнок на воду неподалеку от разбитого звездолета. -- Рапануи? -- пожала плечами Гафни. -- То есть это может быть кто угодно. -- Чего гадать и что мы теряем? -- спросил капитан. -- Не вздумай попадать в плен и рассказывать о посадке на спутник, -- неожиданно серьезным тоном произнесла принцесса. -- Все так плохо? -- удивился Замабал. Она кивнула. Капитан задумался. Повернулся назад, расстегнул спинку кресла и вытащил аварийный пакет. -- Умеешь обращаться с этим? -- он протянул ей атомную гранату. Гафни побледнела, но снова кивнула. -- Я подведу челнок поближе и поднимусь на звездолет. Поговорю с теми парнями, -- он указазал на две человеческие фигурки. Если я подам знак или ты увидить что-то очень некрасивое -- взрывай. Здесь на всех хватит. -- И какой умник подумал включить в аварийные пакеты такое оружие? -- задумчиво пробормотала Гафни. -- Пророк. Он предвидел наступление этого дня. .................. -- Равсаран Замабал Карка, Карфагенский Флот, -- представился капитан и с проклятием схватился за кобуру. "Гафни, не торопись, у нас еще есть шанс!" -- мысленно взмолился он при этом. -- Меня Флавий звать, я механик, -- машинально ответил геспериец и замер, увидев направленный на него ствол нервобаллисты. Секунду спустя он понял, что ствол направлен на римского офицера и медленно перевел дыхание. -- Что-нибудь не так, уважаемый равсаран? -- Аттилий был сама вежливость и хладнокровие. -- Вам не кажется, что мы где то уже встречались? -- не менее вежливо и хладнокровно спросил его карфагенский капитан. Аттилий тяжело вздохнул. -- Ну вот, опять!!! -- Простите? -- не понял Замабал Карка. -- Готов поспорить, что вам пришлось иметь дело с моим беспокойным братом, -- Аттилий был сама откровенность. Замабал Карка напряг зрение. Со дня памятной битвы при Альфа Базилеус прошло... сколько дней? Корабли землян летели со сверхсветовыми скоростями. При всем желании парадоксов со временем избегать не удавалось. Иногда разница во времени относительно "неподвижных" объектов составляла дни, самое большее - месяцы. Для Аттилия прошло несколько недель, и недели эти наложили на него определенный отпечаток. Например, его роскошная борода могла поспорить с бородой карфагенянина. Потрепанный римский мундир скрывался под дешевым гражданским скафандром. Разговоры с коротышкой Флавием немного обезобразили его благородную латинскую речь. А кроме того... -- Вы меня за идиота принимаете, Клавдий Аттилий Паролон? -- карфагенянин приподнял повыше нервобаллисту. -- Луций Аттилий Паролон, -- мягко поправил его Клавдий Аттилий. -- Клавдием зовут моего бедного младшего брата. -- Почему бедного? -- мгновенно отреагировал Замабал. -- В то время, как я благоразумно эмигрировал в Гесперийский Космос, этот несчастный остался служить в Республиканском Флоте и почти наверняка загремел на нынешнюю войну, -- в глазах старшего военного трибуна заблестели самые натуральные слезы. Настоящий геспериец Флавий за его спиной благоразумно промолчал. -- Чего вы хотите добиться этой глупой ложью, трибун? -- все еще не верил ему коварный пуниец. -- И так каждый раз, -- снова вздохнул Аттилий. -- И никто не верит! Флавий, ну скажи ему! -- Вы бы их видели рядом, ваша карфагенская честь, -- отозвался механик. -- Как две капли воды. Родная мать не отличит. Клянусь Гермесом, чтоб меня Цербер сожрал. За спиной у пунического офицера послышалось негромкое гудение. -- Мне надоело сидеть в челноке и фантазировать на тему "что здесь происходит", -- объявила Гафни и добавила страшное богохульство. За сим последовали два выстрела и одновременное падение двух тел. ========== Продолжение следует

Magnum: Bruja пишет: Держава спартаковцев? Что-то вроде этого. Остров Лесбос? Нет, это по oтдельной категории проходит. :sm53

Крысолов: Магнум велик!

префект: Magnum пишет: С эльфами плохо. Не знаю, много ли от них осталось. Согласно переписям населения ещё сохранились. Но так-то налёт "эльфийскости" в ГИ я полагал обосновать тем, что "ученые-еретики" пытаясь создать совершенных людей, видели в различных мифических существах образцы для подражания. Как я понял языческие верования в этом мире по прежнему сильны. Bruja пишет: В итоге – война за независимость Эльдамара (страны эльфов), затем захват эльфами окрестных спорных территорий (или планет) во время Шестидневной войны, и т.д. и т.п. Всё же я сейчас подумал, что не стоит давать "эльфам" территории на Земле. Лучше поместить их в отдалённые, малоизведанные области космоса. Так будет лучше, для создания ареола таинственности вокруг этой Империи. В то же время это объясняет, каким образом могло развиться столь отличное от остальных Империй общество.

Читатель: Magnum пишет: Вот-вот, все уже было. кавказцы. Черкесы или один из нахско-дагестанских народов (осетины как потомки скифов не в счет) еще... угры. не венгры, а именно сибирские угры - ханты и манси префект пишет: Может чего монголоподобного тюрки и монголы неоригинально. Предлагаю тунгусо-маньчжуров Нанайцев там или негидальцев... Чего еще?

Читатель: Читатель пишет: кавказцы придумал! Великая Грузия от Балтики до Камчатки!

Читатель: почти было... один из народов индоарийского происхождения под напоров врагов был вынужден покинуть Индию и вернуться к кочевому образу жизни в степях Средней Азии. Жизнь полная опасностей и приключений закалила молодой и энергичный этнос и вскоре весь мир дрожал от ужаса перед грозной империей Рома...

Magnum: Да, заверните всех и дайте две! И кавказцев, и нанайцев, и Рому! Отлично укладывается в последнюю главу, продолжение следует.

Magnum: Сатрап Гефестиона сидел за столом в общем зале и с неожиданным для себя аппетитом расправлялся с ужином. Впрочем, ничего удивительного -- Гераклий сегодня не завтракал и не обедал, а организм требовал своего даже в условиях низкой гравитации. В очередной раз оторвавшись от тарелки, македонец осмотрелся. Столовую все еще называли гордым именем "сиссития", но от спартанских порядков, введенных одним из древних Космократоров, уже давно ничего не осталось. "Туда им и дорога", -- не без раздражения подумал сатрап. Вообще надо было поужинать в кабинете или личных покоях... Глупые игры в демократию с личным составом. Все равно он сидит за столом в гордом одиночестве. Или уже нет? Гераклий даже не успел заметить, когда сменарх Аристид занял стул напротив него. -- Пришло сообщение от засады на Локишальте, -- прошептал капитан. -- Вы так и не придумали ему новое название, -- с укоризной заметил сатрап. -- Что там? Аристид коротко рассказал о битве, выигранной тагматархом Павсанием. -- Павсаний допросил пленных и осмотрел трупы. Выяснились удивительные вещи... -- Ну? -- нахмурился Гераклий. -- Не тяните слона за хвост. -- Они не маркоманны. Наемники с Омеги Геркулеса. Всех рас и цветов кожи. -- Позвольте, -- вспомнил сатрап, -- а что с теми тремя, застреленными в день открытия планетоида? -- Все еще лежат в гибернаторе на моем корабле, -- пожал плечами Аристид. -- Осмотр тел ничего не дал. Североевропейцы, то ли маркоманны, то ли норсманы, то ли микротульцы. Кровяные клетки и отпечатки пальцев в базе данных не значатся. Как выяснилось теперь, они были из той же банды. Прибыли первым рейсом. Наняты анонимным источником, через посредника. Уплачено вперед. В заказе значилось -- раздобыть списанный драккар, маркоманнскую форму, прибыть на Локишальт и ждать дальнейших инструкций. С ними обещали связаться по радио и назвать пароль. Это все. -- Это все, что они рассказали? -- спросил Гераклий. -- Вы же знаете возможности прокрустатора, -- осторожно заметил капитан. -- Они ничего не смогли утаить. Сатрап промолчал. -- У меня складывается впечатление, что маркоманны здесь вообще ни при чем, -- продолжил Аристид. -- После войны информация о Локишальте ушла в архивы одной из великих держав или вообще в преступный мир. -- Все может быть, -- медленно кивнул Гераклий. -- Хорошо, я должен сообщить базилевсу Филиппу. Вернувшись в свой кабинет, сатрап набросал короткое сообщение, защифровал и отправил на Землю, после чего отправился спать. Корабли землян давно обогнали свет, но радиоволны -- нет. Ответа пришлось ждать много часов. Сообщение пришло гораздо раньше, чем он ожидал. Сигнал разбудил его посреди "ночи" (гефестионская колония работала в 24-часовом режиме). Увидев, кто его вызывает, Гераклий был премного удивлен. Неужели афинские академики все-таки изобрели сверхсветовую связь?! Когда загорелся экран, сатрап понял, что революции в области космических коммуникаций не произошло. -- Я на борту звездолета, скоро мы сядем на Гефестион, -- сообщил базилевс Филипп, царь Македонии, племянник Космократора (Царя Царей), самый главный македонец в Солнечной Системе. Гераклий не успел ответить, базилевс продолжал: -- Я получил ваше сообщение. Я мог бы согласиться с оценкой сменарха Аристида, если бы не события, произошедшие за последние несколько суток на Земле. -- Война?... -- упавшим голосом произнес сатрап. -- Все не так страшно, но все очень странно, -- успокоил его Филипп. -- Глейди Вальке, королева Маркоманнии, пропала без вести -- и свыше сотни маркоманнских гвардейцев вместе с ней. В ее кабинете обнаружилось завещание. -- ??? -- Королева завещала власть народу и просила провозгласить республику, извинялась, что вынуждена удалиться от мира и посвятить себя высокому служению. -- ???!!! -- Я не ручаюсь за точность перевода, -- заметил базилевс, -- но в копии, которую я держу перед глазами, именно так и сказано -- "высокое служение". Что это значит, во имя Зевса Громовержца?! -- ???!!! -- Я решил лично расследовать это дело, -- заявил племянник Космократора. "Ничего удивительного", -- подумал Гераклий. -- "Скучно ему на Земле, ничего не происходит..." * * * * * Флавий лежал на спине, уставившись в бесконечное синее небо этой планеты. Во лбу его зияла оплавленная дыра. Гафни не промахнулась. Гафни тоже лежала, но скорпион гесперийца прострелил ей всего лишь левую руку. -- Ваша спутница истекает кровью, ей надо помочь, -- мягко заметил римлянин. Замабал согласно кивнул и взмахнул нервобаллистой. -- Ваше оружие, трибун. -- Я не трибун, я всего лишь центурион... -- начал было Аттилий. Карфагенский капитан выстрелил. "Не попал", -- с некоторым удивлением и понятным облегчением отметил Аттилий секунду спустя. -- Следующий снаряд - вам в голову, -- пояснил коварный пуниец. Аттилий молча вытащил из кармана баллистер и бросил его в воду. БУЛЬК! -- На колени и руки за голову, -- добавил равсаран, и римлянин снова подчинился. Теперь Замабал мог заняться Гафни. Скверная рана... а у него только одно средство, но достаточно хорошее. Капитан спрыгнул в челнок и, косясь в сторону лежавших и стоявших на звездолете тел, быстро отыскал гиппократор. Вернувшись к принцессе, он положил медицинский автомат ей на грудь. Гиппократор быстро изучил пациентку и принял оптимальное решение. КЛИНК-КРАК! На глазах у пораженных зрителей левая рука Гафни отделилась от тела и упала в воду. -- Гиппократору виднее, -- машинально произнес Аттилий, но тут же заткнулся, увидев направленный на него дрожащий ствол. ВЖЖЖ-ПШШШ-ШШШК! -- гиппократор впрыснул необходимые дозы лекарств и наложил герметичный пластырь. -- Постельный режим до ближайшего военного госпиталя, -- прозвучало из динамика автомата, после чего он перебрался на живот принцессы, где и пристегнулся. -- Ближайшего госпиталя? -- с тоской переспросил капитан. Гиппократор не ответил. Замабал задумался, потом перевел взгляд на Аттилия. -- На звездолете мало что осталось, -- машинально ответил тот. -- И нашего врача, кажется, тоже убили... -- Между прочим, кто? -- поинтересовался пуниец. Римский офицер честно рассказал про трехглазых чужаков. -- ...когда сирену включили, я в свою подсобку забился, -- изливал душу Аттилий. -- Я всегда так делаю. Ну их к воронам. Я еще на второй день понял, что на этом корабле что-то не чисто. А мне прямо в лицо и говорят: "Держи рот на замке и смазывай шестеренки, тогда вернешься домой на пару сестерциев богаче". Ну я и не выступал. За полгода раз десять в бой вступали. До сих пор побеждали... или вовремя драпали. А теперь не повезло... -- Достаточно, -- перебил его Замабал. В голосе карфагенского капитана сквозили лишь пять-шесть процентов доверия. -- А это кто был? -- последовал кивок в сторону Флавия. -- Один из этой банды, -- пожал плечами Аттилий. -- Я с ним всего пару раз сталкивался. Чем он занимался на корабле - понятия не имею. Мне не докладывали. Замабал задумался. Врет или не врет? Аттилий или его брат? Как узнать правду, понять и разобраться? Под рукой не было опытных карфагенских антиразведчиков из команды корабля и последних достижений высоких пыточных технологий. Попробуем обойтись собственными силами и разложить все по корзинам. Иногда самый простой ответ и есть самый правильный. Как звали того греческого философа, который предлагал отвергать все сложное и лишнее? Оккамарх... Оккамотель... Оккамаст... Оккамед? Неважно. Согласно этому... А! Вспомнил! Оккамемнон!!! Так вот, согласно Оккамемнону, это и есть Аттилий. Тот самый, командир триремы "Гнев Юпитера". Но "Гнев Юпитера" с командиром на борту был сброшен в пекло оранжевого солнца, где и сгорел. Но позвольте! А кто сказал, что корабль сгорел? Замабал стоял на капитанском мостике македонского флагмана; видел, как "Гнев Юпитера" направляется в сторону звезды... Но он не следил за приборами. Звездолет вполне мог обогнуть солнце, свернуть в сторону... Македонцы его обманули? Допустим. Зачем? Это подождет. Или корабль все-таки сгорел? Но кто сказал, что Клавдий Аттилий Паролон был на борту? Македонцы? Архистратег Ипсилантиус? Этот выскочка вполне мог соврать. Аттилия увели... и отвели в трюм дециремы. Или просто на другую палубу. А пунийцам рассказали красивую сказку про сумасшедшего римлянина и его псевдонипонтийские обычаи. Зачем? Двойная игра? Тройная игра? Аттилий - македонский агент? Ипсилантиус - римский шпион? Все может быть. А если нет? Если Клав... Если Луций Аттилий говорит правду? Но какова вероятность того, что из всех обитателей огромной Галактики Замабал совершенно случайно (?!) встретил именно брата-близнеца римского капитана, подбившего его звездолет в первый день этой войны?! А какова вероятность того, что он снова встретился с Клавдием Аттилием? Одному Баалу известно. А этот... Флавий? Почему Гафни решила пристрелить его на месте? Почему он решил сделать то же самое? Они встречались раньше? Точно, шпионские дела. И этот Аттилий, Луций или Клавдий, тоже в этом замешан. Жаль, Гафни все еще без сознания. Она должна многое объяснить... А трехглазые чужаки? Если Аттилий не соврал. Не они ли уничтожили "Лоно Астарты-2"? Или это сделал экипаж "Гордости Меркурия"? Но карфагенский звездолет отстреливался, и полученные повреждения заставили пирата -- римского капера? -- упасть на планету? Слишком много вопросов и ни одного внятного ответа. ............................... Не менее напряженная работа мысли совсем не отражалась на лице Клавдия Аттилия. Неудачная ложь, но нужно продолжать. Правду сказать нельзя. Кто знает, как идет война; возможно, пунийцы уже давно заполучили секрет "Астроплана". А если нет -- Карфаген не должен узнать этот секрет от него. К счастью, пунийцев всего двое, и один из них без сознания... Двое?! -- Простите, капитан, а что с вами случилось? Вы тоже потерпели крушение? И откуда вы знаете моего брата? -- Заткнись, -- совсем невежливо оборвал его Замабал. -- Помолчи. Мне надо подумать, -- честно признался коварный пуниец. Но времени на размышления у него уже не оставалось. -- На этой планете что, сахаром намазано? -- удивился Аттилий. -- Не думаете ли вы, что я попадусь в эту детскую ловушку? -- спросил Замабал. Лже-геспериец пожал плечами и снова посмотрел в небо. -- Можете мне не верить, просто подождите немного. Несколько секунд спустя пуниец услышал где-то над головой гудение, и на разбитый звездолет упала гигантская тень. -- Как минимум пеквурема, а то и вовсе беллакруксер, -- заметил Аттилий. -- Мать моя Венера! Да на всю Галактику едва наберется полсотни таких кораблей! Ваши друзья, саран? -- спросил римлянин и тут же пожалел об этом. -- Никак нет, трибун. Между прочим, меня повысили в звании, -- ответил Замабал с горькой улыбкой. Кажется, он получил ответ на один из своих вопросов. -- И это нас вы называете лживым народом? Едва Отец Лжи получил свободу действий, он первым делом сотворил римлян. Аттилий не ответил, только гордо выпрямился. Враги от него ничего не добьются. Если в небе висит карфагенский корабль, он заставит убить себя, прежде чем их прокрустаторы вытащат из него секретную информацию. Если же это нейтрал... Еще повоюем. -- Понимаю, это была военная хитрость, -- кивнул равсаран. -- Но это не значит, что наш разговор окончен. Мы обязательно продолжим его. "Удивительная самонадеянность", -- подумал римлянин. -- "Неужели это все-таки пунийцы?" -- Если это не ваши, -- сказал Аттилий вслух, -- то может быть, они и подбили наши корабли? -- Скоро узнаем, -- задумчиво отвечал коварный пуниец. В его голове один вариант сменял другой. Бежать? Куда? Как? Атомная граната? Плен? Челнок? Джунгли на том берегу? А если все-таки спасение? Умереть мы всегда успеем.... Гигантский звездолет немного покружил в небе, после чего сел на воду, примерно в трех милях от берега. Вскоре от него отделился амфибийный челнок, который через несколько минут приблизился к разбитому рапануйскому кораблю. Этот челнок был гораздо больше карфагенского, поэтому из него выбрались сразу девять-десять человек. "Нет, не пунийцы. И не римляне. И не греки. Орк (Молох) меня побери, какое галактическое сообщество носит такую военную форму?!" -- одновременно подумали бравые офицеры. -- Мы получили ваш сигнал и пришли на помощь, -- сказал предводитель пришельцев на отвратительном, но более-менее грамотном койне. -- Я андерцент Сибикон, Старнамарина Маркоманниа. "Неудивительно, что я не сразу узнал эти черные мундиры. И откуда у этих северных варваров такой роскошный звездолет?! Ладно, потом разберемся. Пока будем считать их добрыми нейтралами", -- одновременно решили капитаны, но Замабал заговорил первым. -- У нас раненный, требуется срочная помощь, -- он указал на Гафни. Андерцент Сибикон кивнул и дал знак своим людям. Принцессу подхватили и потащили в челнок. -- А что с этим человеком? -- один из пришельцев склонился над Флавием. -- Ему уже не поможешь, -- на удивление единодушно откликнулись жертвы кораблекрушений. -- А что здесь вообще произошло? -- поинтересовался маркоманнский офицер, обратив внимание на римского трибуна, все еще стоявшего на коленях. -- Этот сумасшедший пытался меня убить! -- вскочил Аттилий, указывая на карфагенского капитана. -- Если бы не вы, андерцент... -- Вот мерзавец, -- покачал головой Замабал и опустил оружие. -- Вы бы представились, господа, -- потребовал ничего не понимающий Сибикон. -- Военный трибун Клавдий Аттилий и так далее, -- римлянин с вызовом покосился на Замабал. Тот снова покачал головой и назвал себя. -- Мы не участвуем в вашей... -- начал было маркоманнский офицер, но Аттилий бесцеремонно оборвал его: -- Да-да-да, вы не участвуете в нашей войне, и вы на нее не подписывались, и вам на все наплевать -- если бы вы знали, сколько раз я слышал эти слова за последние дни!!! Дальше что?! Андерцент оставил его вспышку без внимания. -- Мы приглашаем вас на борт нашего корабля, где вы получите отдых, уход и почет, соответствующий вашему рангу. Затем мы постараемся... -- маркоманн помедлил, -- ...высадить вас в ближайшем нейтральном порту, откуда вы сможете вернуться на свои планеты или попросить убежище. Разумеется, вам придется сдать оружие, -- он покосился на пунийца, который все еще сжимал в правой руке нервобаллисту. -- На борту нашего звездолета вы должны хранить перемирие. Повторяю, ваша война нас не касается. Карфагенянин молча пожал плечами и протянул оружие. Потом оглянулся на свой челнок. Маркоманн проследил за его взглядом. -- Если ваш кораблик исправен, то полагаю, мы сможем подобрать его, -- предложил Сибикон. Замабал согласно кивнул, хотя думал совсем о другом. Гафни говорила, что не стоит сдаваться в плен... Карфагенский капитан посмотрел уже в сторону маркоманнского челнока. -- Нельзя ли побыстрее доставить принцессу к врачу? -- спросил равсаран. -- Да, конечно, -- спохватился маркоманн, -- за нами пришлют другой челнок... Принцессу?! -- Союз Новых Городов будет бесконечно благодарен вам за спасение члена царствующего дома, -- уставшим голосом поведал карфагенский капитан. -- Ничего себе! -- присвистнул Аттилий. -- Конечно, я старый республиканец... -- Кто-нибудь еще уцелел? -- поинтересовался Сибикон и кивнул на развороченные внутренности упавшего звездолета. -- Насколько мне известно, нет, -- пожал плечами римлянин. -- Вы не будете возражать, если мы все осмотрим? Губы Аттилия растянулись в самой иронической из улыбок. -- Да сколько угодно!!! Это вообще не мой корабль! -- И не мой, -- машинально поддакнул карфагенянин. ................................ На борту вновь прибывшего звездолета спасенных/пленников встречали еще несколько маркоманнских офицеров, рангом повыше. -- Оберлег Тервинг, -- представился командир корабля. -- Приветствую вас на борту "Правнука Слейпнира". Вашим раненным... раненной немедленно займутся врачи. Что же касается вас, господа, то позвольте пригласить вас отобедать с моими офицерами в капитанской каюте... или лучше поужинать? Несколько часов спустя, умытые, отдохнувшие и переодетые, они сидели за столом в капитанской каюте маркоманнского корабля. (Гафни находилась в госпитале звездолета; Замабал уже успел навестить ее, но принцесса еще не пришла в сознание).Звездолет тем временем оставил безымянную кислородную планету и теперь двигался в неизвестном направлении. Аттилий и Замабал, каждый на свой лад, сочли своим долгом предупредить владельцев пеквуремы, что кто-то в этой системе сбивает все звездолеты подряд (хотя в глубине души оставили маркоманнов в числе подозреваемых). Хозяева сочли ниже своего достоинства предлагать гостям гражданскую одежду, поэтому оба офицера, римлянин и пуниец, красовались в маркоманнских мундирах; Аттилий с погонами андерлега и Замабал с нашивками оберцента. Увидев своего противника, военный трибун не мог удержаться от смеха: -- Вот теперь отчетливо видно, что я старше вас по званию! -- Идите к Молоху, господин "андерлег", -- беззлобно отвечал пуниец. -- Я всегда знал, что в Карфагенском Флоте хромает дисциплина, но чтобы настолько... -- нахмурился новоиспеченный андерлег. -- Прошу садиться, господа! -- превал их разговор строгий, но вежливый голос. Оберлег Тервинг уже занял свое место во главе стола. За ним последовали другие офицеры. -- За Ее Величество Королеву! -- провозгласил командующий, поднимая бокал. -- За Республику! -- присоединился Аттилий. К нему опять вернулось хорошее настроение, и он был обязан что-нибудь испортить. Маркоманны проигнорировали его непристойное поведение. Замабал Карка промолчал. Над пуническим республиканским монархизмом не смеялся только ленивый. -- Позвольте небольшой вопрос, оберлег? -- снова заговорил Аттилий, когда бокалы были отставлены и офицеры взялись за вилки. Тервинг даже не успел ответить, как римлянин уже продолжал. -- Что делает маркоманнский корабль так далеко от Земли? Последний раз, когда я просматривал реестр вашего флота, в нем не было ничего крупнее межпланетной галеры. Конечно, вступление в войну на той или иной стороне могло гарантировать вам помощь союзников, но... Маркоманнский генерал едва не подавился куском мяса. -- Разумеется, галактическая политика не ограничивается зоной влияния Большой Тройки, -- невозмутимо продолжал Аттилий, -- и незадолго до войны мы слышали о волнениях в аурентинских колониях, не говоря уже о Митанском Космосе... Тервинг вздрогнул и отложил вилку. -- Поэтому я не исключаю вариант, в котором вы не принимаете участие в нашей войне, но ведете собственную, -- заметил военный трибун. -- Не обращайте на него внимания, -- осторожно вставил Замабал. -- Мы не так давно знакомы с три... с "андерлегом" Аттилием, но он всегда так себе ведет. -- Не смейте перебивать старших по званию! -- рассвирипел Аттилий. Маркоманнские офицеры уже давно забыли про еду и с удивлением следили за этим странным разговором. -- Достаточно, господа, -- дар речи наконец-то вернулся к Тервингу. -- Боюсь, я не смогу ответить на все ваши вопросы, но я знаю того, кто сможет. Он должен присоединиться к нам с минуты на минуту. -- Мы будем весьма этому рады, -- важно кивнул Аттилий. -- Говорите за себя, -- прошипел Замабал. И тогда распахнулась входная дверь, а все маркоманнские офицеры вскочили, как подброшенные катапультой. Карфагенский капитан решил последовать их примеру. Аттилий помедлил, но тоже встал. На всякий случай. -- Ваше Величество, добро пожаловать, -- поклонился оберлег Тервинг, в то время как все прочие офицеры, пунические и маркоманнские, вытянулись по стойке "смирно". Кроме Аттилия, конечно. -- Вольно, господа, -- прошептала королева и огляделась. -- Трибун Аттилий? Равсаран Карка? Я рада вас видеть. -- Она снова осмотрелась по сторонам. -- Господа, оставьте нас. Тервинг, вы тоже останьтесь. -- Бедняги, они даже не успели поужинать, -- пробормотал Аттилий, когда младшие по званию маркоманны потянулись к выходу. Пробормотал достаточно громко. Когда в каюте осталось четыре человека, Вальке повернулась к своим гостям. -- Еще раз приветствую вас на борту "Правнука Слейпнира", господа. Полагаю, мы всем знаем, зачем вы прибыли в эту систему. Нам больше нет смысла притворяться и обманывать друг друга. -- Ее глаза загорелись. -- Там на всех хватит. Никто не уйдет обделенным. * * * * * -- Товарищи, пройдемся по нашим планам в последний раз, -- объявил император Квинт Марций Камилл. В отличие от диктатора Мезона, лучший полководец Республики выбрал для последнего совещания храм Марса. Благо, он находился на том же Форуме. Через площадь перейти. -- Как вам известно, в настоящее время наш ударный флот завершает накопление в системе Гаммы Дельфина. Сразу после совещания все старшие офицеры вернутся на свои корабли и направятся туда же. Через двое суток наш флот, тремя волнами, совершит прыжок в систему звезды Ипсилон Меченосца! Над столом загорелся очередной виртуальный глобус -- уже не всей Галактики, а только искомой звезды и ее окрестностей. -- Вот цель нашей операции! Желтая звезда солнечного типа. Пять планет. Планеты и орбиты имеют удивительное сходство с планетами Солнечной системы, но представьте: там нет Венеры, Юпитера и Антиоха; а ипсилонский "Марс" занимает орбиту Фаэтонского Пояса Астероидов. Важная деталь -- в день нашей атаки в системе проходит Парад Планет: все планеты выстраиваются в одну линию. Сами боги на нашей стороне! В первой волне идут четыре эскадры; запоминайте цели! Масштаб изображения увеличился, на переднем плане показался маленький оранжевый шар. -- Гейзерих, первая планета, аналог Меркурия. Расстояние от звезды -- три с половиной минуты. До войны -- небольшая научная станция для наблюдения за местным солнцем; теперь -- батарея тяжелых карфагенских гиперболоидов, которые держат под прицелом всю систему. Очень удобно, в небе висит неистощимый источник питания; ничего нового или удивительного, такие установки мы наблюдаем во множестве наших и вражеских систем. До сих пор подобные батареи были трудно досягаемы и практически неуязвимы. Атакующие корабли, идущие с границ системы или из пространства над/под плоскостью эклиптики, становятся превосходными мишенями. Теперь, когда у нас есть "Астроплан", положение меняется. Легат Секст Анфимий, -- Камилл повернулся к одному из офицеров, -- это главная цель вашей эскадры. Вы совершаете прыжок через солнце и немедленно наносите удар по батарее. Под вашим командованием одиннадцать кораблей класса "Провинция", этого должно хватить. -- Вторая цель -- карфагенский патруль над плоскостью эклиптики. Обычное место, куда через гиперпространство прыгают вражеские корабли. По нашим данным, в патруле две пунические триремы, среднее расстояние от звезды - четыре световые минуты. Легат Клодий Помпеян, это ваша цель. Под вашим командованием восемь децирем и две квинкиремы. Вы совершаете прыжок через обычное гиперпространство одновременно с эскадрой легата Анфимия. Корабли обнаружить и немедленно уничтожить. Никаких переговоров о сдаче. Пленных не брать. -- Одновременно с этим мы наносим еще два удара. Цель номер три, Вальгалла, газовый гигант, последняя планета системы, аналог Александра. Расстояние от звезды -- двести восемь световых минут. На самом крупном ее спутнике, Айсберге, расположена карфагенская станция слежения и баллистическая батарея. На орбите Вальгаллы находится еще один карфагенский патруль, одна трирема или квинкирема. Уничтожение поручено эскадре императора Эмилия Валента. Под его командованием один белакруксер, четыре дециремы и девять трирем. Прыжок через обычное гиперпространство. После опустошения системы Вальгаллы, корабли императора Валента направляются к четвертой планете, голубому газовому гиганту Рингелорду, ипсилонскому "Сатурну". По нашим данным, в его системе нет обитаемых крепостей или патрулей, только беспилотные автоматы. После их уничтожения эскадра продолжает наступление на Стурландию. Поскольку ваши корабли, Валент, будут дальше всех от основного места действия, не исключено, что к вашему прибытию все уже будет закончено. Не расстраивайтесь, славы хватит всех, -- добавил император. Никто из офицеров даже не улыбнулся. Это не совещание у Публия Валерия Мезона, обожающего плоские шутки и лизоблюдский смех. -- Цель номер пять, аналог Марса, третяя планета системы -- Никеландия. Угадайте, почему она так называется, -- усмехнулся император. -- Пятнадцать световых минут от звезды. Автоматический рудник, пенальная колония и две карфагенские крепости. Уничтожение возложено на эскадру императора Лициния Тапробаника. Прыжок через гиперпространство, пять децирем, две квинкиремы и два белакруксера. -- На этом завершается первая волна вторжения и первый этап операции. После уничтожения своей цели, каждая эскадра немедленно направляется на Стурландию. Координация поручена императору Тапробанику, он будет ближе всех к кислородной планете. -- Через пятьдесят пять минут после начала операции в системе появляется вторая волна, все остальные корабли, за исключением эскадры легата Фауста Корнелия. Командовать буду я, прыжок через солнце. Выходим на связь с командирами первой волны, уточняем обстановку. После этого движемся к Стурландии. Через сто тридцать минут после начала операции совершает прыжок последняя волна, эскадра Корнелия -- транспорты с оккупационными силами. Карта звездной системы и ее немногочисленных планет мигнула, погасла и сменилась изображением самой многострадальной Стурландии. Рядом висел ее небольшой спутник. -- Ему даже не придумали оригинального названия, аборигены его так и называют - Луна, -- сообщил Камилл. -- Две карфагенские крепости, батареи атомных катапульт, одна патрульная либурна. Уничтожение поручено эскадре Тапробаника, его прикрывают корабли Помпеяна. -- Затем все корабли первой волны сосредотачиваются на стационарных орбитах вокруг Стурландии и начинают бомбардировку поверхности. Вплоть до особого распоряжения, или возникновения нестандартной ситуации, разрешается использовать только обычные баллистические снаряды. Никакой химии или радиации. На планете находятся друзья и союзники римского народа. Потери среди них неизбежны, но мы постараемся свести их к минимуму. Кто-то должен платить налоги после войны, -- заметил флотоводец. И снова никто из офицеров даже не улыбнулся. -- К прибытию второй волны на орбиту Стурландии, бОльшая часть планетарных целей (подробный список передан командирам кораблей и флотилий) должна быть подавлена. Вторая волна немедленно займется высадкой десанта. -- На планете имеется три крупных населенных анклава. До войны Стурландия была разделена на три союзных наземных королевства, которые и соответствуют этим анклавам. В них сосредоточено почти все население планеты и карфагенские оккупационные силы. Тут и там по Стурландии разбросаны небольшие деревушки и карфагенские наземные патрули, они будут освобождены и/или уничтожены в последнюю очередь. -- Первый анклав, Хеландия -- северное побережье Центрального материка. Горнодобывающая колония и морской космопорт. Захват поручен эскадре императора Саллюстия Руфина. Его корабли зайдут с полюса, сядут в Северный Океан, подойдут к берегу, обстреляют укрепления и высадят десант. По нашим данным, в первом анклаве сосредоточено до тридцати процентов карфагенских сил на планете. -- Второй анклав, Вестерголен, расположен в горах на западе Центрального материка, в глубине суши. Рудники тяжелых металлов. Посадка на воду невозможна. На окраине Вестерголена лишь одно маленькое озеро, где базируется личная галера губернатора. Десант будет высажен на планирующих баллонах. Выброс десанта совершает эскадра императрицы Антонии Северины. После высадки легионеров, эскадра Антонии уходит в Первый или Третий Анклав, в зависимости от обстановки, где и совершает посадку в море. ...

Magnum: ... По нашим данным, во Втором анклаве, помимо резиденции губернатора, расположено до 50 процентов карфагенских войск. Отборные части. Предполагается, что в этой точке сопротивление будет особенно упорным. -- Третий анклав, Сазерейн -- северное побережье Южного Материка. Двадцать процентов карфагенских сил, морской космопорт. Захват осуществляется эскадрой легата Гнея Фламиния. В отличие от первых двух, этот анклав не являлся промышленным, а чисто хозяйственным, население занималось рыбной ловлей. Но это уже технические мелочи, которые в данный момент не должны нас беспокоить. Помните главное. Не упустите ни один из вражеских кораблей. Никто не должен покинуть систему и сообщить о нашем вторжении. Пленных брать необязательно. Аборигены будут на нашей стороне. Мы не ждем сюрпризов, но соблюдайте обычную осторожность. Вопросы, замечания? -- Камилл оглядел присутствовавших; тотальное молчание было ответом. -- Отлично. Тогда последний штрих! Младший офицер, до этого незаметно стоявший за спиной императора, немедленно покинул зал. Всего через минуту он вернулся; идущий за ним десяток легионеров вел двух человек, облаченных в древние металлические доспехи. Круглый стол, за которым сидели офицеры Камилла, находился в одном из углов храма, остальное пространство было погружено во мрак. Теперь в центре зала загорелся свет. Два гладиатора, самнит и фракиец, встали в круге света. Один из легионеров протянул им мечи. Римские полководцы оставили стол и подошли поближе. Все это происходило в полном молчании. Лишних слов не требовалось; каждый давно выучил свою роль в предстоящем спектакле. Мечи скрестились. Поединок продолжался недолго. Самниту повезло больше. Ложный выпад -- наклон -- удар -- и его меч распорол фракийцу првую ногу. Когда раненный попытался встать, второй удар обрушился на его шлем. Самнит обернулся; его окружали большие пальцы, указывавшие вниз. Еще один удар -- и на песке остался окровавленный труп. Из темноты выступили еще двое в красно-белых одеждах, вооруженных короткими кривыми ножами. Один из них склонился над мертвым гладиатором и многократно отработанным движением вспорол ему живот. Другой погрузил свои руки в еще теплую плоть и извлек на свет печень фракийца, немедленно брошенную на жертвенник, примыкавший к арене. -- Печень этого человека сильно раздута! -- воскликнул жрец несколько секунд спустя. -- Это благоприятный знак! Боги обещают нам победу!!! "Еще бы не раздута", -- подумал император Камилл. -- "Он же пьяный был, законченный алкоголик, едва на ногах держался. Ладно, представление окончено. Сейчас слетаю домой, как следует отделаю маленькую сучку Грацию, а завтра с утра -- на корабль. А потом..." -- Все слышали!!! -- воскликнул Квинт Марций Камилл, император Римской Республики. -- Боги обещают нам победу! Сражайтесь смело, ничего не бойтесь. С нами Марс и Юпитер, Республика и Сенат, Римский Народ и Вечный Город!!! Аве!!! -- АВЕ!!! -- отозвались одновременно три десятка глоток. - АВЕ, ИМПЕРАТОР!!! * * * * * -- ПРОКОЛ! -- сообщил центурион Тиберий Бассиан, навигатор республиканского беллакруксера "Западная Виргиния". -- Вышли в пространство. Подтверждаю заложенные координаты, погрешности ничтожны. Один... два... пять... четырнадцать, есть! Вся эскадра прибыла! -- Внимание! -- объявил император Эмилий Валент. -- Начинаем поиск целей. -- Айсберг прямо по курсу, -- доложил трибун Бруттий Сабин, старший помощник. -- Расстояние -- два миллиона миль -- и минус. -- Вижу, -- кивнул Валент, колдуя над своим тактическим экраном, хотя ничего толком не видел. Полнеба занимал розовый диск Вальгаллы. Ага, а вот и Айсберг! Немного больше Гефестиона в Солнечной системе, но не такой обустроенный и населенный. Интересно, пунийцы их уже заметили? -- Баллистик, ваши рекомендации? -- император повернулся к центуриону Валерию Флакку. -- Подойти поближе, -- отозвался старший артиллерист. -- С такой дистанции стрелять бесполезно. -- Принято, -- согласно кивнул император. -- Кто-нибудь видит карфагенский патруль? -- вопрос был обращен к дежурным офицерам всех четырнадцати кораблей. -- Отрицательно... отрицательно... -- поступили доклады. -- Хорошо, продолжаем движение. Отключить все лишние системы, соблюдать молчание -- попробуем не спугнуть их раньше времени. Золотое сечение, максимальное ускорение! Корабли выстроились в красивый прямоугольник -- три ряда по пять с одним пробелом -- и направились к цели. Верхний ряд -- четыре триремы, нижний - остальные пять; средний -- две дециремы, флагманский беллакруксер и еще две дециремы. Айсберг стремительно вырастал на экранах, новых докладов не поступало. У Эмилия Валента появилось нехорошее предчувствие. Его огневой мощи было достаточно, чтобы превратить вражеский корабль в пыль одним залпом, но если этот металлолом успеет сбежать... Через несколько минут его нервы не выдержали. -- Центральное звено продолжает движение. Остальные звенья -- рассредоточиться согласно плану Гамма и начать поиск патруля! Прямоугольник распался. Осталась только средняя линия, самые тяжелые корабли. Триремы отвернули направо, налево, вверх и вниз, и рассыпались по всему ближайшему космосу. -- Восемьсот тысяч миль до цели! -- доложил навигатор. -- Они нас заметили, стреляют! -- перебил его старший помощник. Валент пожал плечами. На таком расстоянии... Нервы у них никуда не годятся. -- Еще один залп! -- доложил Сабин. -- Еще! Еще! ЕЩЕ!!! -- Во дают, -- удивился центурион Флакк. -- Да кто так ведет огонь?! У них скоро закончатся снаряды, мы легко подойдем вплотную и прикончим их в упор! У императора Валента появился неопредолимый соблазн так и сделать, о чем он немедленно сообщил своим офицерам. -- Дилетантов нужно учить, -- важно добавил командир. -- Все слишком просто, -- осторожно заметил Бруттий Сабин. -- Это может быть ловушкой. -- Иногда самый простой ответ -- самый верный, -- проворчал Валерий Флакк. -- Я уже неоднократно видел такое. Увидели нашу армаду и в штаны наложили. Система незначительная, пост на окраине -- самая настоящая ссылка. Командует впавший в немилость олух или гладиатор-штрафник... У пунийцев есть штрафники? -- У пунийцев, как и в Греции, есть все, -- задумчиво пробормотал Сабин. -- КОНТАКТ! -- доложил Бассиан. -- Первый залп отражен защитой. Второй залп... ОТРАЖЕН! Третий залп... ОТРАЖЕН! -- Император, прикажите изменить курс, -- внезапно заявил Флакк, уставившись на свой экран. -- Причины? -- Это полный болван, снаряды без электронного наведения! Если мы слегка изменим курс, они просто пролетят мимо! -- воскликнул артиллерист. -- И такое ты видел? -- поинтересовался старший помощник. -- Вещи, о которых я забыл, ты не увидишь никогда, -- беззлобно огрызнулся центурион. -- А вот таких хитрых ловушек я точно не видел. Да там просто спятивший с ума сопляк! Он просто жмет на кнопку, без коррекции, без электроники, без наведения! Как оказалось впоследствии, старший центурион Валерий Флакк был прав на все сто процентов. -- Четыреста тысяч миль до цели, -- доложил навигатор. -- Примем оценку старшего баллистика, -- немного помедлив, объявил Эмилий Валент. -- Там сидят идиоты. Поэтому... ЗВЕНО! Приготовиться к залпу по моей команде! Три... два... один... ЗАЛП! Носовые установки пяти кораблей содрогнулись одновременно, посылая снаряды в спутник Вальгаллы. -- Если они такие дилетанты, то может быть и патрульная трирема стоит на приколе? -- подумал вслух навигатор. -- С полностью отключенными системами? -- Вполне возможно, Тиберий, но мы не будем рисковать, -- отозвался император. -- Все равно мы опережаем график. -- "Виргиния", здесь "Волна Скамандра", как слышите, вале? Мы нашли карфагенский патруль. Корабль лежал на одном из внешних спутников планеты, -- сообщил один из динамиков. -- Очень вовремя, "Волна"! -- воскликнул Эмилий Валент. -- Продолжайте доклад. -- Сальве, "Виргиния", цель уничтожена. -- "Виригиния", здесь "Золото Флоры", подтверждаю уничтожение цели, -- доложил командир другой триремы. -- Принято. Возвращайтесь в строй, -- добавил император и переглянулся со своими офицерами. -- Дело за малым. -- Наши снаряды достигли поверхности Айсберга; противник больше не стреляет, -- сказал навигатор. -- Двести тысяч миль. -- ЭСКАДРА, ВНИМАНИЕ! -- объявил император. -- Беглый огонь по цели... СЕЙЧАС! Пять кораблей среднего звена, а потом и постепенно возвращавшиеся триремы, обрушили на поверхность спутника Вальгаллы непрерывный поток атомных снарядов. Яркие выспышки, одна за другой, освещали тактические экраны, пока очередной взрыв не воспламенил саму атмосферу Айсберга. -- Небо в огне... -- прошептал Эмилий Валент. -- Простите, командир? -- повернулся к нему центурион Бассиан. Император откашлялся. -- Небо в огне. Как цветок, пробивающий почву, Факел расцвел в пустоте, окружающей тьму. Грех совершен. И зачатие было порочным. Но в этот мир не придется войти никому. Даже потом, через девять луны оборотов. Или три четверти года. Считают и так. В путь, что на струны Вселенной намотан, Выйдет, надежду оставивший всяк. Холод планет, излучение звездного слоя Встретит в упор, содрогнувшись, небесная твердь. Но -- надлежит умереть императору стоя. Жизнь порождает внезапно досрочную смерть. -- Тит Магнезий Стар, "Положение вещей в пространстве", -- кивнул Сабин. -- Написано тысячу лет назад, а как будто вчера! -- А мне у него больше всего "Метаглюкозы" нравятся! -- вклинился в разговор старший баллистик Флакк. -- Срывающий головы смелым - лучом, ослепительно чистым, плюется огнем парабеллум, ему отвечают баллисты! Отринув железный хомутник, В себе воплотят смертоносность -- Орбиту оставивший спутник, Челнок, пробивающий космос! В могуществе, миру открытом, Подвластный неведомым силам, Щиты македонских гоплитов Пронзит убивающий пилум! Не спать космонавтам в бальзаме, Гробниц украшать парапеты -- Мы ляжем на поле костями, Траву заплетая в скелеты! И только на правильном месте, И правильном времени тоже, Трофей из далеких созвездий На знамя Республики брошен! Очнитесь, погрязшие в смуте, Рабы бесконечных желаний, Вставайте -- и прокляты будьте! Сгорите в ближайшем вулкане! Где мудрый покажется глупым, Там холод окутает жарко, Гора изувеченных трупов -- Твоя Триумфальная арка! -- А "Марсиада", "Марсиада"! -- воскликнул Бассиан. -- Вот где настоящий размах! "Бог войны, поднимающий меч, освященный и адом, и раем, ни в одной из оставшихся встреч - кто ты есть -- я уже не узнаю..." Высшие офицеры эскадры могли себе позволить посвятить несколько минут римским литературным памятникам. Система Вальгаллы была очищена от противника; до выхода на следующую цель оставалось полтора часа. =========== Продолжение следует

Han Solo: Зачем извращаться... Оставить сарматов с их героическими лесбиянками амазонками. Интересно, как будут выглядеть конные лучники (ТМ) в космосе?

Крысолов: Han Solo пишет: Оставить сарматов с их героическими лесбиянками амазонками. Соглашусь, пожалуй.

префект: Крысолов пишет: Интересно, как будут выглядеть конные лучники (ТМ) в космосе? Ну мало ли как космические истребители выглядят. Можно сделать их похожими на сарматские наконечники для стрел.

Magnum: Han Solo пишет: конные лучники (ТМ) в космосе? Проект египетской колесницы для БД в косм.пространстве уже разработан. Конные лучники - это просто, мотоциклоподобные корабли.

Сталкер: Тему перенес. Думаю, творение Великого Магнума достойно тематики нашего раздела и наоборот. С уважением, шериф Фронтира Сталкер.

Вольга С.лавич: Атиллий ведёт себя слишком по еврейски. Ответы вопросом на вопрос, определённая истеричность понятны у карфагенянина, но типичному римлянину они не пристали.

Алексей: А он из рода романизированных пунов :D Предки были олигархами где-нить в Кальяри или Картахене )))

префект: Magnum пишет: Надо выделить страны для беглых гладиаторов, пергамских гелиополитов и амазонок.) - Для беглых гладиаторов и т.п. элемента можно выделить что-то вроде "дикого Запада" Галактики. Территорий на краю человеческой Ойкумены на которых не установлена твёрдая власть какой-либо из Империй. - С гелиополитами идея любопытная. В смысле слово звучит очень привлекательно. Гелиополис - неплохое название для столицы Галактического интернационала. - Вообще амазонки в фантастике изредка встречаются. Но нужны ли они в чистом виде? Или лучше ограничиться матриархатом в какой-либо из человеческих культур, по типу тёмных эльфов. В ГИ кстати амазонки более чем вписываются, у революционеров были всякие идеи насчёт равенства полов.

Крысолов: Магнум, мне про этот мир уже сны снятся. Вот где настоящий ужас-то http://serjio-zeider.livejournal.com/16750.html

Magnum: Вольга С.лавич пишет: Атиллий ведёт себя слишком по еврейски. Ответы вопросом на вопрос, определённая истеричность понятны у карфагенянина, но типичному римлянину они не пристали. Боюсь, у вас сложилось ложное представление о том, как ведет себя типичный римлянин. Типичный римлянин - он как типичный левантиец, обитатель берегов Средиземного моря, горячий южный парень, истинный предок современных итальянцев.

Magnum: Алексей пишет: А он из рода романизированных пунов Там такие тоже есть, иммигранты и перебежчики, но это не тот случай. Крысолов пишет: Вот где настоящий ужас-то http://serjio-zeider.livejournal.co И действительно - удивительно!

Magnum: Самая полная на сегодня версия с рядом важных редакций, карты, схемы: http://zhurnal.lib.ru/m/magnum/punic-4.shtml

Крысолов: Magnum пишет: И действительно - удивительно! Если что - идею дарю.



полная версия страницы