Форум » АИ-рассказы, АИ-переводы, АИ-загадки » Ужасы Пунической Войны » Ответить

Ужасы Пунической Войны

Magnum: -- Что они собираются делать? -- поинтересовался трибун Клавдий Аттилий, наблюдая за странными маневрами карфагенской биремы. -- А, они собираются атаковать!!! -- Они не посмеют, -- осторожно заметил оптион Сильвий. -- У нас мир с пунами... -- Очнись, оптион! -- воскликнул Аттилий. -- На горизонте ни одного паруса! Если они уничтожат "Гнев Юпитера", никто ничего не узнает и не расскажет! -- Если только мы не уничтожим их, -- немного невпопад заметил его помощник. -- Готовьте корабль к бою, -- уже совсем другим голосом продолжил трибун. -- Зарядить все баллисты и катапульты. Сообщите декуриону Луперку, пусть готовит своих легионеров к абордажу. Рулевой, приготовиться к повороту на правый борт по моей команде. -- Вряд ли у них получится, -- заметил Сильвий несколько минут спустя, когда все необходимые приготовления были сделаны. Конечно, он имел в виду абордаж. -- Попробовать-то можно, -- пробормотал Аттилий. -- Пленные нам не помешают. Разумеется, от пунического корабля придется в любом случае избавиться. Мы не сможем привести такой великолепный трофей в порт, где полным-полно торговцев и нейтралов. Не сейчас. Ты прав, у нас мир с Карфа... ПРАВЫЙ БОРТ, ЗАЛП!!! -- не своим голосом заорал трибун. Коварные пуны успели выстрелить на какую-то секунду раньше. Казалось, огненные шары баллистических снарядов устремились прямо в капитанский мостик "Гнева Юпитера". * * * Лазурные волны зеленого моря лениво разбивались о песчаный берег. Лень их была столь заразительна, что даже невооруженный глаз мог разглядеть в прозрачной глубине медленно плывущих рыб всех цветов и окрасок. Но даже им было далеко до почтенного сенатора Мезона и его достойной супруги Квинтилии Младшей, абсолютно без всякого движения лежавших на берегу в тени развесистой пальмы. Ко всеобщему великому сожалению, идиллия эта продолжалась недолго и была нарушена самым бесцеремонным и традиционным способом. -- Доминус, доминус!!! -- закричал с порога виллы старый вольноотпущенник, верно служивший уже третьему поколению Мезонов и Квинтилиев. -- Посланник из столицы! Он желает немедленно вас видеть! -- Ммм, -- призвав на помощь все внутренние силы отвечал сенатор, что должно было означать "Пусть выйдет сюда". Молодому легионеру, несмотря на его молодость, было не впервой вручать специальные послания Сената его (Сената) ленивым членам. Явившись к пальме, он быстро, но учтиво поклонился и протянул Мезону длинный узкий цилиндр. Сенатор ухитрился сломать Большую Красную Печать всего лишь со второй попытки. Содержание послания естественным образом прогнало остатки лени и навеяло печальные мысли. На горизонте заклубились серые тучи грядущих событий. -- Они просили передать что-нибудь на словах? -- поинтересовался Мезон. -- Республика в опасности. Полагаю, они собираются предложить вам диктатуру, -- с подкупающей наивностью добавил легионер. -- Ха! Диктатуру! -- сенатор заставил себя усмехнуться два раза подряд. -- Пока жив этот старый мерзавец Постумиан... -- Он умер сегодня утром, -- поведал легионер. -- Ходят слухи, что по естественным причинам, но мы оба знаем, что это не так. Мезон взглянул на специального посланника сената под другим углом. -- Послушайте, центурион... -- Я всего лишь декан, мой господин... -- ...центурион, не смейте более перебивать старших по званию и возрасту. Немедленно возвращайтесь назад в столицу. Я отправлю с вами два... нет, три письма. Новоявленный центурион уже было собирался спросить "Как же "немедленно", если письма наверняка не готовы", но памятуя о уже полученном замечании, счел за благо промолчать. * * * С палубы "Гнева Юпитера" быстро вынесли еще один труп, на сей раз без головы. Впрочем, карфагенскому кораблю, судя по его внешнему виду, пришлось гораздо хуже. "Многочисленные пробоины и языки пламени..." -- мысленно составлял донесение Сенату военный трибун Аттилий. В душе он всегда был поэтом. Корабль содрогнулся одновременно от попадания очередного пунического снаряда и залпа всех римских катапульт левого борта. Потом наступила тишина, нарушаемая лишь свистом ветра. Римляне перезаряжали катапульты, а пуны и вовсе перестали стрелять. -- Командир, -- поведал удивленный Сильвий, -- они хотят говорить с вами. -- Не сейчас, -- отмахнулся трибун. -- Левый борт, ЗАЛП! "Гнев Юпитера" вздрогнул. -- А вот теперь можно и поговорить, -- удовлетворенно заметил Аттилий, поворачиваясь к старшему помощнику. -- Ну, что там? Сильвий молча придвинул к капитану штатив со своим тактическим экраном. Трибун узрел залитое кровью лицо, черную бороду и горбатый нос потомственного пунического аристократа. -- Говорит серен Замабал Карка, капитан КФК "Лоно Астарты". С кем имею честь? -- Старший военный трибун Клавдий Аттилий Паролон, командир КРФ "Гнев Юпитера", -- отвечал римлянин. -- С кем юимею честь? -- Позвольте, я только что представился, -- коварный пуниец говорил с прекрасным аттическим акцентом, и невозможно было понять, удивлен он или возмущен. -- Разумеется, я просто хочу вас запутать и вывести из равновесия, -- кивнул потомок волчицы. -- Это стандартная республиканская процедура. -- Вы понимаете, что вы только что натворили? -- карфагенский капитан решил не следовать процедуре. -- Я понял! -- радостно воскликнул Аттилий. -- Вы тянете время! Ваше положение настолько тяжело, что вы не можете продолжать бой, но и убежать от нас тоже не можете! Прризнайтесь, мы прикончили ваши двигатели?! Капитан Замабал Карка, -- торжественным голосом продолжил военный трибун, -- предлагаю вам сложить оружие и считать себя пленником Универсального Флота Республики. -- Ваша наглость, трибун... -- начал было пунический аристократ. -- Пожалуй, мы вернем вас домой, но перед этим как следует раздуем этот инцидент, -- не обратил на него никакого внимания Аттилий. -- Карфагенский офицер-авантюрист самовольно атакует римский корабль в нейтральной солнечной системе... -- Это система вовсе не... -- но карфагенскому командиру снова не дали договорить. -- ПРОКОЛ! -- закричал оптион Сильвий. -- Три... нет, пять сигналов! Расстояние до целей восемь и три миллиона миль... скоращается! -- Ваши друзья, серен? -- Аттилий временно отказался от восторженного тона. Замабал откинулся назад и скрестил руки на груди. -- Никак нет, трибун. Как я только что собирался сказать, эта система уже давно не считается нейтральной. -- Они вызывают нас, -- доложил Сильвий. -- И нас тоже, -- откликнулся пуниец, покосившись направо. -- Полагаю, мы все сможем принять участие в этом разговоре. На экранах появился новый персонаж. Он в некотором удалении от объектива, поэтому уже знакомые нам участники драмы смогли рассмотреть его мундир и знаки различия. -- Внимание, всем римским и карфагенским кораблям в системе Альфы Базилеуса. Говорит архистратег Ипсилантиус. Именем Его Величества Космократора приказываю вам немедленно отключить все двигатели и оружейные системы. Неподчинение приведет к немедленному возмездию. Повторяю... -- Пять македонских децирем... -- задумчиво пробормотал Аттилий. -- У вас ни единого шанса, трибун, -- заметил Замабал. -- Даже в союзе со мной... ха-ха-ха! в союзе со мной... ХА-ХА-ХА!!! Все еще смеясь, коварный пуниец оборвал связь. * * * Военный трибун Клавдий Аттилий Паролон и серен Замабал Карка стояли перед архистратегом Ипсилантиусом, вытянувшись по стойке "смирно", и чувствовали себя провинившимися школьниками. -- Вольно, -- скомандовал македонец, оценив их выправку. -- Что вы можете сказать в свое оправдание? -- Он первый начал, -- похоже, коварный пуниец решил и вести себя как школьник. Аттилий счел ниже своего достоинства реагировать на подобную наглую и бессовестную ложь. -- Трибун? Аттилий продолжал гордо молчать. Если понадобится, он засунет в рактор свою левую руку... нет, правую... или даже обе, но этот македонский мерзавец... -- Еще двое классических суток назад вы могли бы поставить меня в неудобное положение, -- заявил Ипсилантиус, -- но вчера я получил специальное послание из Дельты Пиреуса. Господа, имею честь сообщить вам, что в настоящее время Великая Македонская Космократия находится в состоянии войны с Универсальной Римской Республикой. -- А... -- заикнулся карфагенский капитан. -- Суффеты Нового Города уже объявили, что вступают в войну на нашей стороне, -- сообщил македонец. -- Поэтому в официальном докладе Космократору я сообщу, что римский агрессор вторгся в наше пространство, а наши доблестные карфагенские союзники храбро вступили на защиту... -- Ипсилантиус в душе тоже был поэтом. Впрочем, как и большинство его современников-космонавтов, к какой бы из великих человеческих империй они не принадлежали. -- Таким образом... -- Серен Замабал, вы наш гость; трибун Аттилий, вы наш пленник. К сожалению, "Лоно Астарты" получила слишком тяжелые повреждения. Мы не сможет ее отремонтировать или отбуксировать в ближайший порт. Бирему придется взорвать. Карфагенский капитан всхлипнул. -- "Гнев Юпитера" в лучшем состоянии, но... -- Позвольте мне остаться на моем корабле, -- внезапно заговорил Аттилий. -- Ах, эти римляне, -- покачал головой Ипсилантиус. Смерть или слава, честь или жизнь, плен или позор... -- македонец запутался и остановился. -- Да будет так, трибун. Извините, но ваш экипаж останется у нас. Даже если они пожелают последовать за вами, я не разрешу. Мы не варвары, мы не позволяем нашим пленникам предаваться массовому самоубийству. Я достаточно насмотрелся на это безумие во время последней войны с нипонтийцами. -- Нипонтийцы выиграли эту войну, -- между прочим заметил Аттилий. -- Нипонтийцы проиграли, что бы там не утверждала ваша республиканская пропаганда. -- Они выиграли! -- гордо вскинулся трибун. -- Они потерпели поражение на поле битвы и потеряли независимость, но сохранили культуру и традиции! Они сохранили честь! Так будет и с Римом! Вам никогда его не сломить! Миллионы граждан Республики... Архистратег изобразил на лице страдальческое выражение и закрыл уши; пуниец Замабал последовал его примеру. "А ведь я честно выиграл это сражение", -- подумал Аттилий, когда его трирема покинула орбиту принялась разгоняться в направлении Альфы Базилеуса. -- "Я разбил пунийцев и заставил их капитана признать поражение. Если бы не македонцы... Тупые македонцы". Тупые македонцы приняли "Гнев Юпитера" за обычный космический корабль римской постройки. Они подумали, что трирема с Аттилием на борту без остатка сгорит в хромосфере оранжевой звезды. Как бы не так.

Ответов - 180, стр: 1 2 3 4 5 All

Вольга С.лавич: Magnum пишет: он как типичный левантиец, Проблема в том, что у вас любой герой типичный левантиец. Нужно всё-таки как-то разнообразить характеры.

Алексей: Великая Грузия от Балтики до Камчатки!Феликкая Эстооония.

Magnum: Все идеи хороши, но они пойдут в другие опусы. По итогам Х Пунической требуется что-то простенькое и характерно а-славянское (это важная деталь, которая ударит набатом в последней главе). Пожалуй, все-таки мадьяры. И немного монголоидов(ТМ).

Magnum: -- Губернатор, мы понимаем ваше положение, -- вкрадчиво заметил базилевс Филипп, -- но и вы должны нас понять. Кроме всего прочего, это и в ваших интересах. Сган-шофет Азербал бар Маттан, губернатор "Ибарзели-18", сделал вид, что ничего не понимает, и не замедлил об этом сообщить. -- Я не понимаю, о каких интересах идет речь. -- Если маркоманны поднимут восстание в Солнечной системе, вы можете потерять свой драгоценный нейтральный статус, -- начал терять терпение Филипп. -- Я должен получить разрешение от моих начальников, -- сказал сган-шофет. -- Разумеется, если я поднимусь выше, то рано или поздно найду такого, кто согласится со мной сотрудничать, -- кивнул македонец. -- Так зачем откладывать неизбежное, если мы можем договориться прямо сейчас? Азербал вспомнил данные ему инструкции: по возможности поддерживать антиримский альянс. Македонский царь желает узнать, куда убрался маркоманнский звездолет? хорошо, он узнает. Разумеется, об этом узнает еще кое-кто, а после этого от губернатора уже ничего не будет зависеть. ................................................. -- Это оказалось проще, чем я думал, -- заметил базилевс Филипп, возвращаясь на борт своего флагмана. Сиракузия "Стейно Горгона" (бывший нипонтийский беллакруксер "Ямато", трофей последней войны) немедленно покинула систему Юпитера и двинулась к границам Солнечной системы. На капитанском мостике Филиппа поджидали все высшие македонские офицеры, подобранные в ближайшем космосе -- и стратег Гераклий, и сменарх Аристид, и тагматарх Павсаний. Базилевс настоял на их непременно участии в операции. -- У вас есть координаты маркоманнской пеквуремы? -- спросил Гераклий. -- Не совсем. Ибарзелиты оставили на ее борту гиперпространственный маячок-ориентатор. -- Все гениальное просто, -- пробормотал Аристид. -- Если только маркоманны его не обнаружат и не отключат... -- Будем надеяться на лучшее, -- отвечал племянник Космократора. -- Все свободны, господа. Через два часа мы совершаем прыжок. У дверей своей каюты Гераклий столкнулся с охранником-гоплитом. Привилегия, положенная старшим офицерам. Сатрап машинально отдал честь и очень удивился, когда гоплит ему не ответил. -- Что это значит, солдат? -- сурово спросил Гераклий. -- Я все-таки решился оставить свой пост, -- ответил гоплит и приподнял забрало шлема. -- ??? -- сатрап Гефестиона временно потерял дар речи. -- Корабль вашего базилевса пролетал через систему Антиоха, попасть на борт было делом техники -- и не очень сложной, -- отвечал проконсул Сервилий Кар. -- Ты не рад меня видеть? -- Сумасшедший, -- прошептал Гераклий и покачал головой. Сатрап соображал быстро. -- Хорошо, оставайся на посту и продолжай изображать примерного македонского солдатика. Поговорим потом. И прежде чем римский офицер успел ответить, Гераклий прошел в свою каюту и захлопнул дверь. * * * * * -- ПРОКОЛ! -- доложил оптион Луций Мегелл, навигатор римской дециремы "Галлия Бакарда". -- Мы прибыли в Ипсилон Меченосца. Один... два... шесть... семь... -- Мегелл ненадолго замолчал. -- Одного корабля не хватает. "Новая Кампания" не вышла из прыжка. -- Подождем, -- ответил легат Секст Анфимий. Десять секунд спустя он добавил: -- Далее ждать бессмысленно, продолжаем операцию. С пропавшим кораблем могло случиться все, что угодно. Распался на атомы в подпространстве; испарился в Гамме Дельфина или сгорел уже здесь, потому что отказала силовая защита; навигатор "Кампании" ошибся в координатах и привел звездолет на другой конец Галактики. Это уже не имело значения. На войне без потерь. Оставался еще самый худший вариант -- корабль был уничтожен противником (известным или неведомым) уже здесь, но никаких доказательств тому люди или приборы не зафиксировали. Семерка уцелевших звездолетов повисла в пространстве, окруженная бушующим солнечным океаном. Все светофильтры (двойные и тройные) были опущены, но слепящий свет все равно пробивался сквозь них -- как и должно было быть. Температура за бортом превышала все мыслимые пределы и точки плавления. И такое положение вещей не стоило затягивать на долгий срок. -- Включаю радар, -- поведал навигатор. -- Корабль переходит в режим ожидания. -- Подтверждаю, -- рассеянно отозвался Анфимий. Если они не ошиблись, сигнал радара через три с половиной минуты достигнет цели и еще через три с половиной минуты вернется. Если ошиблись -- поиски планеты Гейзерих могут затянуться. На капитанском мостике воцарилась тишина, сопровождаемая гудением холодильных гибернаторов и падением капель пота. Первым не выдержал центурион Руллиан, старший помощник. -- "Солнце-кормилец! Ты день в колеснице горючей кажешь и прячешь, о, пусть, возрождаясь незримо! Вечное -- ты ничего не увидишь могучей города Рима!"... -- Отставить, -- недовольно уронил командир. В отличие от императора Эмилия Валента, Секст Анфимий не любил и не поощрял героическую поэзию на борту своего корабля. -- Есть контакт! -- радостно доложил оптион Мегелл. -- Гейзерих прямо перед нами! Легат кивнул и набрал в грудь побольше воздуха -- тут же пожалев об этом. Уж очень горячим был окружающий его воздух. -- ЭСКАДРА! По моей команде... два... один... ЗАЛП!!! Восемь (теперь уже семь) звездолетов его эскадры, помимо "Астропланов", несли на борту еще один новейший образец космической военной техники, созданный лучшими умами Республики. Этому аппарату даже не успели придумать название, а в официальных документах он скромно значился как "Тяжелая Катапульта, модель XXVII--LMXXII-ADMM". И вражеские шпионы ни о чем таком не могли догадаться. "Тяжелая Катапульта" представляла из себя трубовидный генератор, пропущенный через весь корпус корабля, от хвоста к носу. Снаряды ей не полагались -- боеприпасы черпались прямо из окружавшего звездолет источника энергии. Чистое солнечное вещество, звездный огонь, раскаленный радиоактивный газ, плотный пучок фотонов -- молниеносный протуберанец был пропущены через генератор и отправлен к цели. Новое оружие использовало в качестве запасного магазина само солнце!!! Звездолеты вели непрерывный огонь в течении целой минуты, но потребовалось еще шесть минут, чтобы дождаться нового доклад навигатора. -- Есть поражение... -- молодой офицер был явно растерян. -- Цель уничтожена... планета уничтожена. Множество ответных сигналов, девятьсот... нет, уже почти две тысячи крупных обломков!!! Несмотря на царившую за боротом преисподнюю, на капитанском мостики "Галлии" заметно похолодало. Командир эскадры потянулся к своему амулету... вернее, попытался это сделать -- амулет скрывался под броней теплозащитного скафандра. Конечно, Флоту Универсальной Республики и прежде доводилось взрывать целые планеты, но на сей раз это произошло как-то неожиданно. Аналитики предсказывали полное оплавление, но такое... "Гейзерих? Гейзерих? -- напряженно думал Секст Анфимий. -- Нет, не было такого бога. Что говорилось в справочнике по Ипсилону?... Игра слов, один из древних германских полководцев и горячий фонтан. Святотатства не было". -- Спокойно, товарищи, -- объявил легат, -- мы же не Меркурий взорвали! Продолжаем операцию. -- Он помедлил. -- "Горный Самниум" вернется в Гамму Дельфина и доложит об уничтожении планеты. Император Камилл должен знать, что ему предстоит прорыв через новоявленный астероидный пояс. -- Анфимий вспомнил про судьбу "Новой Кампании" и заколебался. -- "Восточная Австралия" вернется вместе с "Горным". Обязательно сообщить о пропаже звездолета. Остальным кораблям -- продолжаем наступление! * * * * * Странный разговор на борту "Правнука Слейпнира" затянулся, число его участников заметно выросло, а место действия перенеслось на капитанский мостик. -- Я решительно не понимаю, о чем идет речь, -- честно признался Аттилий. -- Я даже готов положить правую руку в реактор. Только не надо меня пытать, я этого не выдержу. -- Оставь меня в покое, маркоманнская шлюха, -- прохрипела Гафни. -- Это ты взорвала наш звездолет? Вальке побледнела; генерал Тервинг схватился за оружие и ринулся вперед. На его пути немедленно вырос Замабал. Королева едва успела остановить своего генерала. -- Зря вы так, -- упавшим голосом проговорила она. -- Там ведь действительно хватит на всех... -- Тебе виднее, -- Гафни устроилась поудобнее в летающем антигравитационном кресле. (Обычно на таких перемещались космонавты в открытом пространстве; их использовали для ремонта кораблей и тому подобных операций). Обстоятельства не терпели, про больничный режим уже никто не вспоминал. -- Но я бы на твоем месте не была так в этом уверена. Боюсь, тебя ждет самое жестокое разочарование. -- О чем вы?! -- взмолился Аттилий. -- Он действительно ничего не знает, -- усмехнулась карфагенская принцесса. -- Человек так не может притворяться. Даже наш милый трибун. Замабал Карка тоже ничего не знал, поэтому продолжал скромно молчать. -- Ваше Величество? -- прошептал оберлег Тервинг. -- Позвольте мне. Если это так важно, я заставлю их заговорить... -- Нет, генерал, -- отрицательно качнула головой Вальке. -- Я не могу. Мы и так нарушили слишком много правил... Гафни расхохоталась и откинулась на спинку кресла. При этом ее лицо исказилось от боли, но она быстро взяла себя в руки -- в одну правую руку. -- Моя красавица, информация явно дошла до тебя в искаженном виде! С полным набором античных суеверий... -- Нельзя гневить богов, -- тихо сказала маркоманнская королева. -- Это место создали не боги! -- уверенно заявила Гафни бат Магон. -- И не люди, конечно, поэтому ты не о том волнуешься. -- Трехглазые? -- наугад ляпнул Аттилий. Никто ему не ответил. -- ВНИМАНИЕ! -- внезапно объявил дежурный офицер в противоположном углу мостика. -- Два новых корабля в системе! Только что появились из надпространства! Триста сорок тысяч миль -- и минус! -- Трехглазые? -- машинально повторил Аттилий. -- Они вызывают нас, -- сообщил офицер. -- Откройте канал, -- устало кивнула Вальке. На экране появилось изображение офицера в черно-золотом мундире. Не такого желтолицого и узгоглазого, как остальные ханьцы. -- Посол Фуджин Тао? -- удивилась Вальке. -- Шаодзянг Фуджин Тао, -- поправил ее представитель Империи Джин. -- Как это по-вашему... каунтер-адмирал. -- Какими судьбами? -- осторожно спросила королева. -- Вы предали меня, Ваше Величество, -- грустно сообщил бывший посол. -- Ты предала меня, маленькая северная сучка. -- Его лицо исказилось от ярости. Еще никогда Королеву Маркоманнии не оскорбляли подобным образом -- да еще дважды за один день. -- Сотни часов, проведенных вместе, ушли впустую, -- продолжал ханьский адмирал. -- Все эти прогулки на берегу, во дворе вашего замка, по крепостной стене... "Маркоманния раздавлена и унижена; мой бедный народ, моя бедная страна; я только хочу восстановить справедливость". Я внимательно слушал. Я все передал своему Императору. Я поверил вам. Император тоже поверил. Он приказал подарить вам этот замечательный звездолет. Чтобы вы могли поднять восстание против великих держав. -- Зачем?! -- воскликнула Вальке. Теперь уже ее лицо исказилось -- от боли и ярости одновременно. -- ...а вместо этого ты сбежала на другой конец Галактики, -- добавил Фуджин Тао. -- Зачем? -- повторила королева. -- Зачем это надо было вам и вашему императору?! -- Ты много говорила. Но невнимательно слушала меня. Я тоже говорил. О расколотом Срединном Царстве, о Поднебесной Державе, разорванной на пятнадцать частей. О том, что пришло время заново объединить Поднебесную. Вместе мы могли добиться исполнения наших желаний. Но ты обманула меня, выманила звездолет и сбежала. Дрянь. -- Убирайся к троллям! -- заорала Вальке. -- Я не хотела воевать! Я искала совсем другое! -- Надеюсь, ты успела его найти, -- ответил ханьский адмирал. -- Потому что сейчас ты увидишь, как мы наказываем предателей. Прощай. В то же мгновение экран связи погас. -- Постойте... -- начало было королева. -- Дежурный! -- крикнул Тервинг. -- Что они делают?! -- Ничего, -- отвечал молодой андерцент, -- их корабли стоят на месте. Даже не... Он не успел договорить, как экран загорелся снова. -- Очень странно, -- заметил Фуджин Тао. -- Так вы нашли маленькую атомную бомбу в гибернаторе звездолета! -- Да, -- усмехнулся Тервинг. -- А я-то думал, что ее ибарзелиты поставили. -- Жаль, -- пожал плечами офицер Империи Джин. -- Вы могли умереть быстро и без мучений. А теперь вы узнаете, что такое боль. И экран снова погас. -- Что он знает о боли? -- удивилась Гафни. -- ТРЕВОГА! -- оберлег Тервинг бросился к пульту управления. -- Всем пристегнуться! Гости маркоманнского звездолета поспешили устроиться в ближайших пустых креслах. Антигравитационное кресло принцессы Замабал притянул к своему креслу специальным зажимом. Ему показалось, что этого недостаточно, и он крепко схватил Гафни за уцелевшую руку. Последней, крайне неохотно, затянула ремни безопасности королева Вальке. -- Их звездолеты приходят в движение, -- доложил дежурный офицер. -- Это два тяжелых беллакруксера. Подождите! Приборы зафиксировали еще один прокол! Похоже, их уже трое! Пробую опознать тип нового корабля... -- Неужели все-таки трехглазые? -- попробовал угадать Аттилий. Ко всеобщему изумлению, экран связи засветился опять. -- Я все никак не могу с вами попрощаться, -- пожаловался ханьский адмирал. -- Вы еще и греков за собой привели? -- Каких еще греков? -- ответил за королеву Тервинг. -- Это македонский звездолет, -- сообщил андерцент. -- Союзнички, -- пробормотал Замабал. -- Меня опять возьмут в плен!!! -- возопил Аттилий. -- Да сколько можно! Да простит меня Юпитер, в этой Галактике кроме меня еще остались живые римляне?!!! -- Это сверхтяжелая сиракузия, -- удивился дежурный. -- Такие имеют только члены семьи Космократора! -- Какие гости, -- улыбнулся Аттилий. -- А они за кого? За нас или за этого восточника? -- Заткнитесь, трибун, -- прошипел генерал. -- Андерцент, подключите его к общему каналу, незачем тянуть. -- Базилевс Филипп?! -- воскликнули одновременно королева и принцесса. -- Ваше Высочество? -- удивился племянник Космократора, на время забыв об остальных. -- А вы что здесь делаете?! Неужели и Карфаген участвует в этом заговоре?! Я говорил Космократору, что африканцам нельзя доверять! -- Каком заговоре? -- не поняла Гафни. -- Каком заговоре? -- повторила Вальке. -- А, моя королева! -- воскликнул Филипп. -- Вас-то я и искал. Признайтесь, давно вы готовили восстание? -- Да не собиралась я поднимать никакое восстание! -- чуть не заплакала маркоманнка. -- А для чего вы собирали войска на Локишальте? -- вкрадчиво поинтересовался царь Македонии. -- Откуда вы знаете про Локишальт? -- удивилась королева. -- Кроме Фуджин Тао, никто не должен был знать! -- Мы еще много чего знаем, -- важно кивнул Филипп. Ну не говорить же ей, что македонский звездолет наткнулся на планетоид совершенно случайно! -- Это был отвлекающий маневр! -- воскликнула Вальке. -- Несколько бабилонских наемников. Они должны были просто сидеть там и ничего не делать! Чтобы Фуджин Тао поверил, будто мы и в самом деле готовимся к мятежу! -- Грязная маленькая обманщица, -- печально кивнул ханьский адмирал. -- А для чего вам понадобился такой огромный звездолет? -- продолжил допрос племянник Космократора. -- Мне не нужен был ТАКОЙ ОГРОМНЫЙ звездолет! Я с трудом собрала для него экипаж! Мне бы и биремы хватило. Мне нужен был ЛЮБОЙ ЗВЕЗДОЛЕТ! Великие державы разрешили Маркоманнскому Флоту держать только межпланетные корабли. Мне нужен был звездолет, чтобы добраться до этой системы. -- Здесь находится секретная база ваших мятежников? -- уточнил Филипп. -- Да нет же никаких мятежников! -- глаза королевы снова очутились на мокром месте. -- Почему вы мне не верите? -- Я поверю вам, когда вы передадите звездолет в наши руки и согласитесь вернуться в Солнечную Систему для тщательного расследования, -- заявил македонец. -- Ну уж нет! -- воскликнул Фуджин Тао. -- Вы не посмеете этого сделать! Вы не лишите меня удовольствия лично прикончить эту сучку! -- Адмирал, -- нахмурился македонский властелин, -- право, я не до сих пор не понимаю, какое отношение ко всей этой истории имеет Империя Джин, но ваше поведение мне не нравится! -- А как же трехглазые? -- внезапно напомнил о себе Аттилий. -- Римлянин? -- заслышав латинский акцент, Вице-Космократор нахмурился еще больше. -- Кто еще замешан в этом деле?! -- Трехглазые? -- предположил Аттилий. -- Тарбозавры? Кентавроиды? Маленькие зеленые человечки?!!! Македонский царь схватился за голову. -- Все, хватит! ИМЕНЕМ БОЖЕСТВЕННОГО КОСМОКРАТОРА! Приказываю всем иностранным кораблям и вооруженным силам в этой системе немедленно сложить оружие, капитулировать и передать себя в руки македонского правосудия! Отказ принять эти условия приведет к немедленному и страшному возмездию! Аттилий радостно засмеялся и повернулся к Замабалу: -- Мой дорогой равсаран, вам это ничего не напоминает?! -- ИМЕНЕМ Божественного Императора Джин, Сына Неба и Внука Галактики, приказываю всем сложить оружие и капитулировать, -- равнодушно ответил Фуджин Тао. Лицо Вице-Космократора потемнело от гнева. -- Вы дорого заплатите за вашу наглость! -- Остановитесь! -- в отчаянии закричала королева Вальке. -- Остановитесь, безумцы! Там же на ВСЕХ хватит!!! -- Делиться? -- удивился ханьский адмирал. -- С вами? Что бы это ни было, я все заберу себе. Я вам один раз уже поверил. -- Последнее предупреждение! -- завопил македонец. Фуджин Тао пожал плечами и оборвал связь. -- Подождите! -- воскликнула королева. -- Мы сдаемся! -- Сдаетесь ЕМУ? -- окончательно рассвирипел племянник Космократора и тоже отключился. -- Нет, вам! ВАМ! -- отвечала маркоманнка, но никто из врагов ее уже не слышал. -- А может, это и к лучшему, -- пробормотала Гафни. -- Ваше Величество? -- осторожно повернулся Тервинг к своей королеве. -- УБЕЙТЕ ИХ ВСЕХ! -- прошептала Вальке и зарыдала. * * * * * Тат-шофет Ашербанепал бар Камут, генерал-губернатор Стурландии (то есть Памелы, конечно, но старые имена умирали не сразу), сидел в своем кабинете и играл Роль Лидера. Еще недавно этот кабинет -- точнее, целый тронный зал -- принадлежал местному королю. Но карфагенские силы вторжения низложили короля Вестерголена и отправили его в пуническую столицу. Там был целый заповедник... горный курорт, где карфагенские шоффеты держали коллекцию свергнутых монархов и диктаторов. Тат-шофет немного посидел на трофейном троне и с явным неудовольствием встал. Увы, он не мог себе позволить долгосрочное сидение на этом роскошном стуле. Еще заподозрят в монархических амбициях и донесут в столицу. А потом сошлют на отдаленную планету или совсем расстреляют... "Что-то я размечтался, -- с еще большим неудовольствием подумал Ашербанепал. -- Никто меня не расстреляет. Кто тогда работать будет?!" Рабочий стол был завален бумагами -- и в буквальном и переносном (магнитные диски) смысле. Губернатор недовольно покосился на скопление документов, решительно отвернулся и подошел к окну. За окном расстилался ПЕЙЗАЖ. Город Вестерголен, построенный в северо-европейском стиле на три миллиона жителей (теперь уже два с половиной, поправил себя Ашербанепал -- аборигены сдались не сразу); небольшое озеро, на котором покачивались два космических корабля; густой лес псевдопапоротниковых деревьев, замыкающий город в полукольцо; двухмильный потухший вулкан на горизонте. Если верить планетологам, вулкан погас четырнадцать миллионов лет назад, но перед этим успел залить все окрестности тяжелыми металлами. Поэтому здесь и выросла колония микротульских рудокопов. На окраине города, на полпути между дворцом губернатора и вулканом, дымились рудоплавильные заводы. На Земле подобные конструкции давно вышли из моды, но здесь, на окраине человеческой Галактики, борьба за экологию еще не начиналась. Тем более на только что оккупированной планете во время войны. Ашербанепал повернулся и с тяжелым вздохом направился к столу. Остановился на секуду у зеркала. Пригладил роскошную бороду, поплевал на лысину и довел ее до столь же зеркального блеска. Поправил форму. Диета явно пошла ему на пользу. Не только похудел, но еще и помолодел. И не скажешь сразу, что ему за пятьдесят. Что-то он засиделся в тат-шофетах. Конечно, если эта операция пройдет успешно... По всем законам жанра, губернатор не успел дойти до стола. -- Господин? -- неприметная дверь в дальнем конце кабинета отворилась и на пороге появился сгансаран Пигмалион бар Ганнибал, адьютант губернатора. -- Мы только что потеряли связь с Гейзерихом. -- Началось! -- воскликнул Ашербанепал. -- Немедленно объявляйте общую тревогу и отправьте сообщение рейшу Гамильтону! -- Тревогу? -- переспросил Пигмалион. -- Это может их спугнуть. -- Напротив, если мы ее не объявим, они могут что-то заподозрить, -- отрезал губернатор. -- Выполняйте. -- Слушаюсь! -- помощник исчез за дверью. Ашербанепал поспешил к своему столу и на этот раз все-таки добрался до него, но взял оттуда только одну вещь -- служебный скорпион. В голове мелькнула заманчивая мысль: "А вдруг римляне разбомбят стол вместе с документами? Да я их тогда похороню с почестями!" Итак, началось. Гейзерих потерян -- а вместе с ним и несколько десятков дезертиров, рабов и приговоренных к смерти преступников. Губернатор усмехнулся. Спасибо итальянцам, что избавили Карфаген от этого мусора. На остальных базах этой системы находился аналогичный персонал. Все настоящие пунические солдаты были собраны на Стурландии. Им предстояло встретить врага. Ашербанепал положил скорпион в карман и направился к выходу. Над Вестерголеном завыла сирена воздушной тревоги. * * * * * Легат Секст Анфимий был вне себя от бешенства. Прорываясь через обломки Гейзериха, он потерял еще один корабль, а другой был серьезно поврежден. Теперь он спешил сорвать злость на пунийцах. Остатки его эскадры повисли над Стурландией, рядом с кораблями императора Лициния Тапробаника и легата Клодия Помпеяна. Римские звездолеты вытянулись в изящную дугу, от полюса к полюсу. На планету упали первые топливные бомбы. Тем временем вторая волна вторжения уже прошла через солнце и теперь тоже направлялась к Стурландии. На борту тяжелого абордажника "Стелла Марис" все -- или почти все -- было готово к высадке десанта. Императрица Антония Северина покачивалась в капитанском кресле и откровенно скучала. Этот ублюдок Мезон опять ее подставил. Вместо серьезной боевой операции ей предстоит быть нянькой у легионеров. И то временно. До точки выброса. Новоиспеченный оптион Юлий Цезарь, исполнявший обязанности навигатора, относился к полученному заданию иначе. Как-никак, это задание было у него первым. -- Наши беллакруксеры справляются, -- объявил Цезарь, следя за тактическим экраном. -- Пройдем через астероидный пояс без потерь. -- Угу, -- согласилась Антония. -- Трибун Сульпиций сообщает, что легион проходит последнюю проверку перед выброской, -- продолжил Цезарь. -- Угу, -- отвечала Антония. -- Первым отрядом будет командовать центурион Тигробой. -- Угу, -- кивнула Антония. -- Его когорта уже занимает места в посадочных баллонах. -- Угу, -- отозвалась Антония. ......................................................... -- Шевелитесь, обезьяны! -- вопил центурион Тигробой. -- Вы хотите жить вечно?! -- ДА! -- одновременно проорали пять сотен глоток. -- Ваше желание исполнилось, ублюдки! Вы будете жить вечно! Как герои "Илиады" и "Одиссеи"! Как Триста Спартанцев! (Дерьмо, это был неудачный пример). Как Десять Тысяч Бессмертных! (И это неудачный). Как Олимпийские Небожители! (Приторно как-то получилось, розовые сопли). Как трипак в заднице у шлюхи! -- ГЫ-ГЫ-ГЫ! -- отвечали легионеры. Тигробой прошелся вдоль рядов, придирчиво осматривая оружие и снаряжение. Двум-троим двинул в зубы -- просто так, для профилактики. Одного огрел центурионовской дубинкой. -- Наша задача проста. Высадиться и убить всех чернозадых пунов. Потом убить еще раз. Все поджечь и взорвать. Обычно я добавляю "ограбить и затрахать", но это дружественная планета. Поэтому аборигенки сами раздвинут ноги от благодарности, а их мужья закидают нас подарками! -- ГА-ГА-ГА! -- отозвались легионеры. -- А теперь запевай! В честь нашего командира, самой лучшей императрицы Республики! Один из легионеров тут же затянул: -- Она не суперженщина, она не богатырка... И пятьсот глоток подхватили: Она не суперженщина, она не богатырка, Но знает наша армия, и знает Римский Флот -- У маленькой Антонии есть маленькая дырка, Но в дырочке скрывается огромный звездолет! У маленькой Антонии есть маленькая дырка, Но в дырочке скрывается огромный звездолет! Ее большая задница не требует протирки, Она блестит как солнышко, как золото знамен, У маленькой Антонии есть маленькие дырки, А там в засаде прячется Десятый Легион! У маленькой Антонии есть маленькие дырки, А там в засаде прячется Десятый Легион! Строчат штабные сволочи приказы под копирку, И снова продолжается военная игра, У маленькой Антонии есть маленькая дырка, Но есть такое мнение, что черная дыра! У маленькой Антонии есть маленькая дырка, Но есть такое мнение, что черная дыра! Бегут враги из города, как клоуны из цирка -- Их гибель ждет на улицах, ничтожество и плен, У маленькой Антонии есть маленькая дырка, И той дырой накроется вонючий Карфаген! У маленькой Антонии есть маленькая дырка, И той дырой накроется вонючий Карфаген! Закончилась сражение, костей и пепла кучка Осталась от противника на множестве планет, У маленькой Антонии есть маленькая штучка -- Смертельное оружие, Республики секрет! У маленькой Антонии есть маленькая штучка -- Смертельное оружие, Республики секрет! -- Какая прекрасная песня, -- всхлипнула императрица. Выступление легионеров транслировалось на мостик по внутренней связи. -- Но разве ее не положено исполнять во время триумфа? -- Это просто замечательная песня, -- убежденно ответил Цезарь. -- Ее можно исполнять когда угодно! -- Оптион покосился на свои приборы. -- Вход в атмосферу Стурландии через двадцать минут. -- Угу, -- кивнула Антония. * * * * * -- ПОПАДАНИЕ! -- доложил дежурный тактик "Правнука Слейпнира" и тут же упал на свой пульт, пятная его красным. Корабль тряхнуло еще раз. -- Дилетанты, -- пробормотал Аттилий. -- Иметь такой корабль и проиграть! -- Против двух беллакруксеров? -- тихо отозвался Замабал. -- Да и греки постреливают. -- Они и друг в друга постреливают, -- заметил римлянин. Замабал не успел ответить -- звездолет содрогнулся от особенно точного попадания. Сирены выли, как ненормальные. Генерал Тервинг рывком поднялся из кресла и обратил залитое кровью лицо к своей королеве. Похоже, она была без сознания. Тервинг прикоснулся к ее горлу, потом повернулся к Аттилию и произнес: -- Это не ваша война. Вы можете убираться отсюда. И вы тоже, Замабал. Бегите к ближайшему челноку. Но умоляю, спасите королеву! -- Почему бы и нет, -- пожал плечами римлянин и отстегнул ремни. Карфагенский капитан согласно кивнул. -- Слово офицера? -- спросил Тервинг. -- Только без этих античных суеверий, -- отозвался Аттилий. -- Моя школа, -- простонала Гафни. Королеву вытащили из кресла и положили на коленик принцессе, антигравитационное кресло которой, в свою очередь, потащили к выходу. Челнок отыскался не сразу. На нижних палубах царил хаос -- сюда пришлось особенно много попаданий. Аттилий с цинизмом опытного военного космонавта бесцеремонно распихивал трупы; Замабал Карка помогал ему. -- Ага, вот он, -- пробормотал Аттилий. ...

Magnum: ... -- Этот одноместный, не походит, -- заметил равсаран. -- Хм, -- многозначительно ответил римлянин. -- Это как посмотреть... -- Трибун, вы дали слова офицера, -- прошипел карфагенский капитан. -- И ничего подобного, -- заявил Аттилий. -- Ладно, я же просто пошутил. Идем дальше. БЖЖЖЖЖЖБРРРАНГ! -- снаряд прошил корпус звездолета где-то у них над головами. Кресло Гафни врезалось в стену, офицеры упали на пол, королева Вальке упала на них сверху. Потолок и переборки причудливо изогнулись. -- Задница Миноса! -- выругался Аттилий. -- Она самая, -- согласилась Гафни. Они чудом успели. Едва челнок оторвался от погибающего звездолета, как у него за кормой вспыхнула маленькая сверхновая звезда. -- Что это было? -- прохрипела пришедшая в себя королева. -- Было страшно, -- усмехнулась Гафни. -- Подберите всех, кого сможете, -- прошептала Вальке и снова закрыла глаза. -- А не рановато ли? -- заметил Аттилий, пытаясь справиться с управлением. Космическое пространство осветили еще три вспышки -- одна за другой. -- А вот теперь в самый раз! -- воскликнул трибун. -- Четыре сбоку ваших нет! Славная мясорубка получилась! -- У вас нет ничего святого, Клавдий Аттилий Паролон? -- спросил Замабал. -- Там же люди погибли. -- Разве это люди? -- хмыкнул римлянин. -- Нет, не угадали. И не сволочи. Подождите, я еще придумаю остроумный ответ. После чего развернул челнок и отправился на поиски уцелевших. ===ОКОНЧАНИЕ_СЛЕДУЕТ===

Magnum: Вольга С.лавич пишет: у вас любой герой типичный левантиец Ну, большинство уз них и в самом деле левантийцы - и греки, и пуны. Что же касается остальных, с их менталитетом все станет ясно в последней главе.

Алексей: А что это римляне все "товарищи" да "товарищи"? У них там что, коммунизм? Пусть "граждане" или "сограждане" обзываются.

Magnum: Алексей пишет: А что это римляне все "товарищи" да "товарищи"? Это я начитался всяких авторов и насмотрелся фильмов, которые трогательно расписывали солдатское братство реальных легионеров. Подходит к ним император: -- Привет, друзья! -- Здравствуй, август! -- Я вам не август, я ваш товарищ! -- Ладно, товарищ. Вот и запало в подсознание.

Magnum: * * * * * -- СБРОС! Первый пошел! СБРОС! Второй пошел! СБРОС! Третий пошел!... -- Оптион, вы не обязаны докладывать мне о каждом удачном сброшенном баллоне, -- поморщилась Антония Северина. -- Сообщайте только о неудачных. -- Слушаюсь, моя императрица, -- послушно кивнул Цезарь, но в глубине души затаил не менее глубокую обиду. "Стелла Марис" неслась над планетой, а за ней, словно следы на воздушной дороге, повисали в небе гигантские цилиндры из металла и пластика. В каждом таком цилиндре находилось не менее тысячи легионеров. По сути, они (цилиндры) представляли из себя одноразовые дирижабли. Теперь эти дирижабли, с разными скоростями, планировали на объятые огнем крыши и башни Вестерголена. -- Ага, а вот и они, -- пробормотал тат-шофет Ашербанепал, следя в бинокуляр за римским десантом. За последние минуты его лысина заметно закоптилась, новенький мундир обгорел в двух местах. Хорошо, что не прострелен. -- Меальмен, -- обернклся губернатор к стоявшему у него за спиной гвардейскому офицеру. -- Ведите своих людей к месту высадки. Убейте их всех. Меальмен Хирам бар Сатан отдал честь и покинул верхний этаж башни, служившей временным штабом пунической обороны. Его солдаты уже выстраивались у полдножия башни. Конечно, это не Священный Отряд, вспомнил меальмен свою молодость. Это лучше! Бессмертные. Вредное персидское влияние, безусловно. Каждая великая держава, громившая персов, считала своим долгом обзавестись Гвардией Бессмертных. Этой участи не избежал никто -- ни Карфаген, ни римляне, не греки. Но Бессмертные Карт-Хадашта давно успели позабыть о персидских корнях и обзавестись собственными славными традициями. И даже собственным именем. Как там говорил рейш Гамильтон бар Тапуз? Пришло время одержать новую победу. -- ФЕНИКСЫ! -- воскликнул Хирам. -- За мной! И Фениксы пошли за ним. ..................................................... Первый римский баллон обнаружился минут через пять. Он лежал на главной площади Вестерголена, как выброшенный на берег левиафан. Легионеры постепенно выбирались из него и выстраивались в ряды для дальнейшего наступления. Центурион Тигробой был здесь же и орал в переносной телепередатчик: -- Мы прибыли на планету, прекратите бомбардировку!!! На самом деле бомбардировку прекратили еще минут двадцать назад, но у Корнелия Тигробоя был богатый опыт, поэтому он знал, чего ждать от флотских придурков. Никогда не мешает подстраховаться. Император Тапробаник, ближайший к месту действия старший офицер, в свою очередь, знал, чего ожидать от центуриона Тигробоя, поэтому спокойно отвечал: -- Вас понял, огонь прекращаем. Остаемся на волне, обращайтесь за поддержкой. Затем прозвучали первые выстрелы наземного боя. Тигробой вскинул глаза. Фениксы наступали в своей обычной манере, выстроившись в плотную фалангу (на сей раз влияние было греческим). Полупрозрачные бронещиты плотно сомкнуты, выставленные в бойницы скорпионы и нервобаллисты изрыгают огонь. -- В "черепаху"!!! -- заорал центурион. Легионеры поспешно выполнили приказ. Несколько секунд спустя на площади вырос аккуратный квадрат, закрытый со всех сторон щитами -- очень похожими на карфагенские, но фунтов на семь тяжелее. Неизбежные потери от пунического огня тут же резко сократились. -- В атаку! -- прокричал Тигробой и выхватил верный парабеллум. -- Бей гадов! "Черепаха" медленно двинулась вперед. -- Пилумы... ЗАЛП! -- последовал новый приказ. В небо одновременно взлетели три сотни дротиков, оснащенных системой самонаведения. Но коварные пунийцы были готовы к такому повороту событий. Щиты карфагенской фаланги изменили угол, в окружающей атмосфере процент озона подскочил на несколько порядков, заискрилась система РЭБ. Большая часть римских дротиков была отражена; три или четыре даже развернулись на сто восемьдесят градусов и упали на римлян. Ответный удар Фениксов был ужасен. Засвистели вулканизированные петли пращников, и в ряды республиканской пехоты врезались осколочные гранаты. Бравый ветеран-центурион тут же оценил новое положение вещей. -- ПОЛНЫЙ ВПЕРЕД! -- на сей раз влияние было военно-морским. -- В рукопашную! Легионеры перешли с медленного шага на марафонский стиль, бегом преодолели остаток дистанции, отделявший их от пунической фаланги, и два бронированных чудовища столкнулись с ужасающим грохотом. В ход пошло холодное оружие из ферротитановых сплавов и высокоуглеродистой стали. -- Общий сбор! Общий сбор!!! -- заорал в передатчик центурион Тигробой. -- Нас атакуют десять тысяч фениксов!!! -- Десять тысяч пенисов?!!! -- ужаснулась Антония Северина, получившая это сообщение на общей волне. -- Оптион, поворачивайте корабль!!! Нужно поддержать ребят!!! -- Слушаюсь, -- кивнул Цезарь и задумался. У абордажника не так много орудий. Это вам не беллакруксер. Сражение в центре Вестерголена тем временем разворачивалось. Все новые отряды легионеров, покинувших другие десантные баллоны, стекались на площадь, и теперь уже Фениксам пришлось нелегко. -- Тат-шофет, нам требуется поддержка! -- не постеснялся признаться меальмен Хирам, прикрываясь щитом от очередного римского залпа. -- Отказано, -- хладнокровно ответил Ашербанепал, следя за сражением в бинокуляры и через оптические приемники отдельных солдат. -- Держитесь. Не уклоняйтесь от плана. Меальмен проклянул Секретный План Битвы последними словами и приказал Фениксам перестроиться. ...................................................... Корабли эксадры легата Гнея Фламиния обрушились на и без того бурные воды пролива, разделявшего стурландские материки, и теперь, выстроившись в красивый полумесяц, на максимально возможной скорости неслись к берегу. Как в старые добрые времена. Гней Фламиний стоял на капитанском мостике своего "Императора Сципиона" и чувствовал себя античным полководцем перед высадкой где-нибудь в Африке или Британии. На горизонте уже вырастали башни и небосребы Сазерейна. -- Приготовьтесь к пробному залпу, -- объявил легат, возвращаясь в свое кресло. Едва он успел это сделать, как с правого фланга пришла ударная волна и яркая вспышка. -- Задница Миноса, что это было?! -- в ужасе воскликнул полководец, наблюдая за вырастающим на океаном прекрасным, белоснежным с оттенками небесно-голубого, ядовитым грибом. -- Кто стрелял?! -- Пусков не замечено, похоже на атомную мину!!! -- сообщил навигатор, пытаясь стабилизировать корабль. -- Три наших звездолета уничтожено! Легат соображал быстро. "Пунийцы прыгнули выше головы - кто бы мог предположить - если они решились - вряд ли мина была одна" -- промчалась через его голову цепочка мыслей. -- Поднимайте всю эскадру в воздух! Немедле... Легат соображал быстро, но недостаточно. Вторая атомная мина, до сей поры тихо лежавшая на грунте, разорвалась прямо перед носом "Императора Сципиона" и отправила в гости к Миносу весь его экипаж и десантников-легионеров. .......................................... -- Что там происходит? -- поинтересовался император Марций Камилл, наконец-то прибывший на орбиту Стурландии. -- Похоже, эскадра Фламиния уничтожена полностью, -- доложил расстерянный Тапробаник. -- Эскадра Руфина понесла тяжелые потери, сам император погиб. Новый старший офицер, центурион Септимий Брага, принял решение отступить. -- Центурион?! Там что, не нашлось никого старше по званию?! -- рассвирипел главнокомандующий. -- Никак нет, император. Тяжелые потери... -- Хм, -- ответил Камилл и задумался. Захват системы прошел как по маслу. Но гарнизоны Стурландии оказали слишком сильное сопротивление и преподнесли немало сюрпризов. Конечно, ничто не мешает развернуть главные калибры децирем и беллакруксеров, и превратить все три города в пыль... А смысл? -- Что с Вестерголеном? -- Наступление продолжается успешно, -- воодушевленно сообщил Тапробаник. -- К сожалению, трибун Марк Сульпиций погиб. Командование принял на себя центурион Луций Корнелий. -- Тигробой? -- уточнил командующий. -- Так точно. Непосредственную поддержку с воздуха осуществляет эскадра императрицы Антонии Северины. -- Она все-таки нашла себе занятие по вкусу, -- пробормотал Камилл. -- Конечно, абордажники вполне для этого подходят. Однако, расход топлива для удержания в воздухе... Ладно, после битвы надо будет все тщательно рассмотреть. -- Наши дальнейшие действия? -- почтительно поинтересовался Тапробаник. -- Атомные мины? -- уточнил император. -- Сделаем так. Достаточно будет освободить два анклава из трех. Хеландию уничтожить из космоса. На Сазерейн сбросить баллоны. Кто из абордажников еще не задействован? -- Эскадры Тита Эррекция и Децима Аврелия. -- Вот их и отправьте. Остальным кораблям оставаться на орбите. ....................................... -- Если вас интересует мое мнение, рейш, то время пришло, -- осторожно заметил аталеф Сифакс бар Мамута. -- Разумеется, оно меня совершенно не интересует, -- благодушно заметил Гамильтон бар Тапуз, -- но на этот раз вы правы. Все римские корабли уже собрались в пространстве над Стурландией. Насколько я понимаю, кроме эскадры, занятой уничтожением форпостов Вальгаллы и Рингелорда. Но она явно не заслуживает нашего высочайшего внимания. Пока не заслуживает. -- Адмирал прищурил левый глаз, а правым пробежался по тактическим экранам. -- Отлично. Первый звездолет... "Меч Изабеллы" стартует ровно через три минуты после моей команды. Остальные за ним по боевому расписанию. Всему флоту - общая готовность! ОТСЧЕТ ПОШЕЛ! "Космос неисчерпаем", -- сказал один из древних финикийских философов и в очередной раз оказался прав. Если римляне научились использовать в качестве подпространственных ворот горячие звезды и солнца, то карфагенские инженеры пошли еще дальше. Пунические звездолеты прибыли на Стурландию прямо через раскаленное ядро планеты и теперь ждали своего часа в расплавленной мантии. Час наступал через две минуты и тридцать левять секунд... две и тридцать восемь... две и тридцать семь... ....................................................................... -- Да-да, покажи им! Так! Еще! -- сжимала кулачки императрица, в то время как малокалиберные бортовые орудия "Стеллы Марис" утюжили карфагенскую пехоту и пришедших ей на помощь СЛОНов. Еще один СЛОН получил прямое попадание в голову и рухнул, похоронив под своими обломками обломки двухэтажного здания. -- Антония, маленькая грязная шлюшка, я тебя люблю!!! -- от избытка чувств сообщил открытым текстом центурион Тигробой. -- Я тебя тоже!!! -- завопила императрица. -- Я всех вас люблю! "А меня?" -- хотел было спросить Цезарь, но передумал. К тому же, возникший прямо перед носом абордажника пунический звездолет изменил направление его мыслей. -- КОНТАКТ! -- только и успел заорать Цезарь. Столкновения удалось избежать чудом, но ударная волна, созданная стартующим вражеским кораблем, отягощенная сброшенными пластинками тепловой защиты, отбросила "Стеллу Марис" куда-то вбок, и навигатору с трудом удалось выровнять звездолет. Едва он успел это сделать, как прямо по курсу появилась еще одна пуническая децирема. Потом еще одна... -- Откуда они берутся?! -- почти завизжала Антония. Без малейших признаков страха, стоит отметить. Просто голос у нее резко испортился. -- Стартуют прямо из того погасшего (?!) вулкана, -- сообразил оптион через несколько секунд. Еще два... три... четыре... он начинал сбиваться со счета... восемь... девять кораблей подтвердили его догадку. -- Общая тревога! По всему Флоту! -- приказала императрица и на всякий случай смертельно побледнела. -- Сигнал отправлен, -- доложил Цезарь. -- Отставить наземные цели, -- приказала Антония. -- Бей по кораблям!!! "Абордажник против многопалубных звездолетов?!" -- не совсем понял приказ Цезарь, но когда это Флот отступал?! Неоднократно, но тот ли это случай? Очевидно, те же мысли посетили прекрасную голову императрицы, поэтому приказ претерпел зловещую трансформацию. -- На таран, -- прошептала она. Громко и внятно, но все-таки прошептала. Оптион Юлий Цезарь набрал в легкие побольше кислорода, помянул добрым словом праматерь-Венеру и ударил по кнопкам. Коварные пунийцы -- уже в который раз! -- предугадали ясные и чистые намерения римлян. "Стелла Марис" получила пять снарядов прямо в нос от очередного (30-го или 40-го по счету) взлетающего звездолета, превратилась в обугленную комету и покинула воздушное пространство Стурландии. ............................................. -- Это слишком даже для пунов, -- заметил император Камилл, спешно выстраивая звездолеты для встречи с новым противником. -- Помпеян, что вы делаете?! -- Помпеян не отвечает, -- сообщил дежурный тактик флагмана. -- Какого Орка?!... -- ...его корабль уничтожен, -- добавил младший офицер. -- Сколько звездолетов подняли пуны? -- быстро спросил император. -- Минимум восемьдесят -- и плюс. Из них минимум четыре уничтожены. -- Наши потери до сих пор? -- Включая абордажники? Двадцать восемь единиц. Впервые за многие годы Камилл затравленно оглянулся, как будто собирался посмотреть на то, что происходит у него за спиной. Хотя для этого следовало просто посмотреть на другой тактический экран. Вот на этот. Пока вроде чисто, но если пуны прятали такую армаду на планете, то кто поручится, что у них нет еще одного флота на спутнике? на других планетах системы? на одном из уровней гиперпространства? -- Уже свыше ста, -- тихо произнес старший помощник. ........................................ -- А мы ведь только начали! -- восторженно отметил рейш Гамильтон. Его радостное оживление передавалось всем присутствовавшим на капитанском мостике карфагенского флагмана, "Глаза Дагона". Кроме гипонаварха Стратоника, разве что. Македонский военный наблюдатель увидел сегодня слишком много карфагенских секретов, и у него зародилось страшное подозрение, что коварные пунийцы готовят ему славную смерть в этой битве. -- Хотя эффективности нашего огня не помешает некоторое увеличение, -- недовольно заметил адмирал минуту спустя. -- Прошу прощения, рейш, а какова цель нашей операции? -- с нотками вдохновения в голосе поинтересовался Сифакс. -- Не говорите загадками и не задавайте наводящие вопросы, аталеф, -- нахмурился командир. -- Мы не на штабной игре. Что вы придумали? -- Мы должны уничтожить римский флот. Судьба планеты нас не интересует. Так? -- не удержался от наводящего вопроса молодой офицер. -- Не годится, -- понял его адмирал. -- Там сликом много наших. -- Мы можем их эвакуировать, -- заметил Сифакс. -- Не успеем, -- отрезал Гамильтон. -- А вот спутник мы взорвем. Кто из тяжелых катапультеров под рукой? -- "Милосердие Танит" и "Шапка Мономаха". -- Отлично, пусть открывают огонь... через две минуты. -- Да вы просто с ума сошли! -- воскликнул Стратоник. Еще недавно он не решился бы оскорбить старших пунических офицеров при исполнении, но теперь, похоже, ему все равно нечего терять. -- Не надо громких слов, -- поморщился адмирал. -- Всего лишь небольшая порция антивещества... -- Как, и вы тоже? -- испугался Стратоник. -- Что вы сказали? -- не понял Гамильтон. -- "Греческий огонь"? Очень, очень интересно. Вы продолжайте, продолжайте. -- Антивещество? Что именно вы используете? -- в свою очередь спросил гипонаварх. Высокопоставленные союзники продолжали играться словами. -- Кристаллический антиводород! -- воскликнул адмирал. -- Что может быть проще! Стратоник наконец-то понял намек. -- Но ведь можно получить и другое антивещество! -- вскричал он. -- Антигелий, антилитий, антибериллий... -- Антибор, антиунлерод и так далее, -- нахмурился Гамильтон бар Тапуз. -- Вы собираетесь перечислить всю таблицу химических элементов? -- Нет, конечно нет, -- заторопился македонец. -- Разумеется, пусковая установка снабжена магнитным силовым полем. Антивещество передается прямо по силовому лучу. Это жидкая смесь, антисера, антиселитра, нефть на основе антиуглерода, балтийский антиэлектрон - разумеется, тоже с отрицательно заряженными частицами. Полученный состав помещается в газобразную среду, семьдесят процентов антикислорода, двадцать пять процентов антиазота, двуокись антиуглерода, с добавлением антиаргона под давлением в две атмосферы... -- И кто из нас после этого сошел с ума?! -- пробормотал Сифакс. -- Гипонаварх Стратоник, -- торжественно объявил Гамильтон, -- кажется, вы только что спасли себе жизнь. Но не привыкайте к этому, я ведь могу и передумать. Македонец затравленно кивнул и поглубже забился в свое кресло. ................................... -- Есть кто живой?! -- центурион Луций Корнелий и его легионеры осматривали обломки "Стеллы Марис". Римлянам приходилось нелегко, теперь уже карфагенский флот господствовал в небе. Тем не менее, Тигробой решил потратить несколько минут, чтобы спасти всех, кого можно спасти. -- Задница Миноса, -- отозвался Юлий Цезарь. Выглядел он не очень хорошо, но, кажется, был жив и почти невредим. -- Она самая! -- отозвался центурион. -- Держись, идем на помощь! Совместными усилиями легионерам удалось извлечь Цезаря из покореженного пилотского кресла и поставить на ноги. -- Тартар меня забери, какая женщина была, -- пробормотал Тигробой, рассматривая что-то за спиной у Цезаря. -- Нет, сынок, не смотри. Не надо. -- Что я, трупов не видел? -- пробормотал оптион. -- Верю, что видел - ну и что? Зачем тебе еще один? Лучше сохрани в своем сердце ее прекрасный образ... -- вздохнул старый вояка. Цезарь уронил челюсть. "Ветеран круто забирает". -- Куда теперь? -- Кажется, эта кампания проиграна, -- заметил старый центурион. -- Но мы не должны распускать сопли... -- Корнелий, только без речей! -- взмолился молодой декурион. -- Я это уже слышал на Марсе, когда мы добивали персов! -- Но ведь добили же! -- выпятил грудь Тигробой. -- Ах, как славно мы сражались... -- Как сладко мы любили, -- пробормотал Цезарь, -- была Троя, и были мы троянцами... -- К озеру! -- вернулся центурион на грешную Стурландию. -- Это наш единственный шанс! ................................... -- А много ли у нас шансов? -- подумал вслух трибун Ульпий Галл, командир абордажника "Ящик Цереры". -- А еще мы можем сдаться пунам, -- огрызнулся оптион Виктор Октавий, старпом звездолета. -- Это правда, что они приносят пленников в жертву Баалу? -- Правда, -- неуверенно ответил Галл. -- Должно быть. Но я не собираюсь это проверять. -- Тогда какого Цербера?! -- У тебя осталась капля совести, оптион? -- задал риторический офицер командир корабля. "Ящик Цереры" натужно взревел всеми двигателями и коснулся поверхности озера, поднимая неизбежную тучу брызг и столбы кипящего пара. В первые минуты сражения здесь стояла пуническая галера, но теперь она покоилась на дне. -- Рули к берегу! -- заорал Ульпий Галл. Вот сейчас и у него начали сдавать нервы. -- Быстрее! На берегу римский звездолет поджидал одинокий карфагенский СЛОН. Но командир СЛОНа не успел принять правильное решение, и абордажник смял пуническую боевую машину, превратив ее в жалкую металлическую лепешку. -- Слава богам! -- возликовал Тигробой. -- Легион, за мной! Какой нахрен легион -- едва когорта наберется. Но им еще повезло. Согласно обрывкам радиосообщений, несколько транспортов пунийцы сожгли прямо в космосе. Дорогу к абордажнику преграждала группа полуразрушенных домов. Какая-то женщина в нелепом клетчатом платье выглянула из подворотни, закричала и спряталась обратно. -- А почему она нам не рада? -- спросил тот же декурион. -- Дурак ты, Марк Туллий, -- вздохнул Тигробой. -- Мы же ее не освободили! -- На борт, ублюдки! -- заорали посадочные динамики голосом трибуна Галла. -- Быстрее, вашу мать! -- Что за дерьмо?... -- не понял Цезарь, стремительно теряющий остатки аристократического лоска. Небо над городом прочертили два огненных болида. Потом еще один. -- Подбитые корабли? -- неуверенно предположил кто-то из легионеров. -- Нет, это не корабли, -- убежденный в своей правоте заявил центурион Тигробой. -- Корабли так не падают! Ничего, скоро разберемся. -- Что они собираются делать? -- задумчиво спросил тат-шофет Ашербанепал бар Камут. -- А, они собираются драпать! Его штаб-квартира находилась совсем недалеко, а личная гвардия была отлично вооружена. Тат-шофет представил себя во главе атакующей колонны и тут же передумал. -- Будем милосердны, -- выдохнул губернатор. -- Наша задача - выиграть битву, а не Убить Всех Римлян. В первые минуты сражения он думал иначе, но теперь это не имело никакого значения. -- Все на борту, -- доложил Виктор Октавий, следя за экранами. -- Кто-нибудь еще мог... -- Ульпий Галл вглядывался в клыбу дыма и языки пламени, окутавшие город, потом безнадежно махнул рукой. -- СТАРТ! -- Что происходит? -- почти официальным тоном поинтересовался центурион Корнелий, добравшись до капитанского мостика. Немного пришедший в себя Юлий Цезарь следовал за ним по пятам. -- Полная задница, -- неуставно доложил оптион Октавий. -- Пуны держали на планете штук триста звездолетов. Нас поимели во все дыры. -- Что об этом говорит командующий? -- Спроси у Плутона. Пуны взорвали спутник планеты и треть нашего флота снесло нахрен обломками. В том числе флагмана. -- И кто сейчас командует? -- быстро спросил Цезарь. -- Никто, -- устало сообщил трибун Ульпий. -- Давно я такого не видел. Если вообще. -- По уставу, старший по званию офицер флота... -- Вот именно. Сразу пять или шесть легатов. И ни у кого не хватило смелости объявить "Спасайся, кто может". -- А именно это мы и должны сейчас делать! -- с азартом воскликнул старый центурион, рассматривая тактические экраны. -- Ну, если сам легендарный Тигробой советует драпать, -- усмехнулся командир звездолета, -- то кто нас осудит? -- Пуны продадут в рабство или принесут в жертву; наши - казнят, проведут децимацию или просто вернут на фронт, -- подвел балланс оптион Октавий. -- Выбор очевиден. -- Мы должны хоть как-то сохранить лицо, -- неуверенно заметил Цезарь. -- Хочешь сохранить лицо - засунь его себе в задницу! -- убежденно воскликнул центурион Корнелий Тигробой. -- Истину говоришь, отец, -- кивнул командир корабля. -- Курс на Ипсилон Меченосца! -- И будет по слову твоему, мудрый соратник, -- отвечал Тигробой. .......................................... -- Я думал, мы опоздаем, -- заметил император Эмилий Валент, -- но, похоже, что мы поторопились. -- На экране почти две сотни вражеских сигналов и всего двадцать пять наших, -- дрожащим голосом доложил Тиберий Бассиан. -- Стоило переться через всю систему, чтобы сдохнуть здесь? -- с необыкновенной прямотой спросил Вплерий Флакк. -- Держите себя в руках, центурион, -- одернул его командир. -- Да-да, помню, я римский гражданин и офицер. Надеюсь, нам поставят памятник. Прошу прощения, хрена с два. Проигравшим ничего не... Прогремел выстрел. Флакк удивленно посмотрел на оплавленное отверстие чуть выше своего сердца, потом обмяк в кресле. -- Всегда мечтал расстрелять кого-то прямо на мостике за трусость и панику перед лицом врага, -- признался император, возвращая парабеллум в кобуру. -- К счастью для его семьи, никто об этом не узнает, поэтому дети получат пенсию. Навигатор, продолжаем сближение. -- Двести десять вражеских сигналов -- и плюс, -- окончательно севшим голосом сообщил Бассиан. -- "Знай, гражданин! Под орлиным крылом легиона космос усеян телами врагов. Альдебарана рубин. И алмазная цепь Ориона встретят сребристый корабль Арго", -- продекламировал Валент, потом отстегнул ремни и встал. Заметив удивленный взгляд кого-то из офицеров, он пояснил: -- Imperatorem stantem mori oportet. Императору надлежит умереть стоя. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ -- Как плох обычай наш! Когда трофей у эллинов победный ставит войско, то вождь один хвалу себе берет! -- воскликнул трибун Клавдий Аттилий и укоризненно покосился на своих пассажиров. Челнок был набит до отказа. -- О чем вы, трибун? -- счел своим долгом ответить базилевс Филипп. На Вице-Космократора было жалко смотреть. -- Согласен, это была не совсем удачная цитата, -- кивнул римлянин. -- К тому же... -- К тому же несправедливая, -- заметил сатрап Гераклий. -- Спаслись не только мы! Действительно, на радарном экране челнока горели почти две сотни сигналов. -- Они все направляются на кислородную планету... Кстати, как она называется? -- У нас она значилась под номером, -- ответила Гафни. -- Как и ее спутник. -- И у нас, -- подтвердил сменарх Аристид. -- А мы называли ее Хускарлом, -- сказала Вальке. -- А спутник -- Бифростом. -- Стражник и Ледяной мост? -- уточнил Аттилий. -- Ничего общего, но сойдет и такой перевод. -- Хорошо, -- кивнул Аттилий. -- Предлагаю и нам вернуться на Хускарл. Все-таки кислород... -- Нет, -- возразила Вальке. -- Мы отправляемся на спутник. Больше нельзя откладывать. -- Постойте! -- воскликнул Аттилий. -- А кто, собственно, командует на нашем корабле? Кто старше всех по званию? -- Он снова осмотрел своих пассажиров, извлеченных из спасательных капсул или облаченных в вакуумные скафандры. -- Так, посмотрим. Сменарх, тагматарх, базилевс, гоплит... -- Я не гоплит, я легат, -- поправил его Сервилий Кар. -- Что?! -- вскинулся Филипп. -- Римский шпион на моем корабле?! -- Я не шпион! -- гордо поднял голову бывший проконсул Антиоха. -- Согласен, что избранный мной способ был не совсем... -- Не перебивайте меня! -- рассердился Аттилий. -- Так мы еще целую вечность будем спорить! -- Как вы смеете, трибун! -- возмутился Сервилий. -- Я-то уж точно старше вас по званию... -- Простите, не вижу ваших нашивок, -- покосился Аттилий на македонскую форму беглого проконсула. -- Как и я ваших... андерлег. -- Остановитесь! -- взмолилась уже Гафни. -- Продолжайте, Аттилий. -- Итак, сменарх, тагматарх, базилевс, легат, трибун, шаодзянг, стратег, шофетет-мишне, равсаран, королева. Никого не пропустил? -- Я, я старше всех по званию, -- объявила Вальке. -- Я мог бы с этим поспорить, -- возразил Филипп. -- Как царь Македонии... -- Вы всего лишь глава одной из союзных политий Космократии, -- официальным тоном отвечала Вальке, -- и Македонское царство, также как и Боспорское царство, Понтийское царство, Эпирское царство, Иудейское царство и другие не является самостоятельным субъектом... -- Умоляю, больше не произносите этого слова! -- взмолился Аттилий. -- От него повеяло чем-то страшным и потусторонним!!! -- ...а я -- глава независимого государства и верховный главнокомандующий. У меня где-то дома остался мундир с погонами гросс-маршала, -- добавила королева Маркоманнии. -- Независимое государство, -- скривился Вице-Космократор. -- Мы говорим об официальном статусе или о подводных камнях? -- надулась Вальке. -- Нас, македонцев, больше всех на корабле... -- начал было Филипп. -- Заткнитесь, базилевс, -- уже без тени улыбки оборвал его Аттилий. -- Вы уже достаточно напортачили сегодня. -- Я?! Если бы не этот азиатский болван... -- Я выполнял свой долг, -- равнодушно отвечал Фуджин Тао. -- Хватит! -- Аттилий повернулся к королеве. -- Итак... госпожа гросс-маршал? -- Держите курс на Бифрост, -- уверенно повторила Вальке и уже мягче добавила: -- Поверьте, вы не пожалеете. -- Да, мы уже слышали, там на всех хватит, -- усмехнулась Гафни. * * * * * Корабль сел в том же самом кратере, где еще виднелся след от посадки карфагенского челнока. Трап опустился; десять человек в разномастных скафандрах вышли на безмолвную поверхность Бифроста и направились к Порталу. -- Кто его построил? -- поинтересовался Аттилий. -- Неужели трехглазые? -- Сомневаюсь, что у них вообще был ...

Magnum: ... и глаза, -- ответила Гафни. -- В нашем представлении, конечно. -- Кстати, -- спохватился Аттилий, -- Ваше Высочество! А за что вы прикончили беднягу Флавия? -- "Флавия"? -- переспросила принцесса. -- Этот подлый бабилонский шпион? У меня были с ним старые счеты. И ему не стоило сюда приближаться. -- А мне? -- вкрадчиво поинтересовался римлянин. -- Посмотрим, -- холодно отвечала принцесса. -- Да помолчите вы! -- прошипела Вальке. -- ОНИ могут обидеться! -- Трехглазые? -- удивился Аттилий. Никто ему не ответил. Десять фигурок приблизились к Порталу и пересекли границу между Светом и Тайной. -- Странно, -- заметила Гафни. -- Здесь нормальная кислородная атмосфера! Обычно здесь царят инертные газы... Кто-то побывал здесь совсем недавно. "Здесь" -- в огромном, ярко освещенном сферическом зале. Стены были из того же черного материала, что и гигантская арка на входе. Свободное пространство было усеяно загадочными - механизмами? - неизвестного происхождения и назначения. В самом центре зала черный пол сменялся белым квадратом, примерно десять на десять локтей. -- Скучно здесь у вас, -- заметил Аттилий, пытаясь оставаться равнодушным, хотя в голове его роились десятки вопросов. Судя по выражению лиц, подобное состояние испытывали и другие гости Бифроста - за исключением двух женщин, принцессы и королевы. -- И что это за место, если его хватит на всех? -- снова заговорил Аттилий. -- Здесь исполняются все желания?! -- Вы почти угадали, трибун, -- ответил ему знакомый голос из недавнего прошлого. Из-за ближайшего пирамидообразного устройства, высотой в два человеческих роста, выступил человек с оружием в руках. -- Глазам своим не верю! -- римлянин едва не захлебнулся от переполнявших его эмоций. -- Капитан Дамба! И командир Бомба тоже здесь!!! Вы уже убили всех ящеров и теперь собираетесь убить всех людей?!!! И Аттилий издевательски захохотал. -- Нет, -- совершенно серьезно продолжал Дамба, -- просто мы собираемся покинуть этот мир... -- Одолжите мне парабеллум, и я вам охотно помогу, -- усмехнулся Аттилий. -- ...покинуть этот мир и отправится в другой, где никаких разумных ящеров никогда не было!!! * * * * * -- Таким образом, от нашего ударного флота ничего не осталось, -- заявил император Квинтилий-Старший. -- Ипсилон Меченосца покинули всего восемь кораблей. Не кажется ли вам, дорогие сенаторы, что пора подводить итог великолепному правлению нашего достойного диктатора? Амабилия, Момбаса, Альфа Базилеуса, теперь Стурландия. Что мы потеряем в следующий раз? Нова Рому?! -- Достаточно, Квинтилий, -- резко встал со своего места Валерий Мезон. -- Я слишком долго терпел. Надеюсь, моя жена не будет очень переживать. Ликторы! Возьмите этого человека! -- По какому праву, Публий? -- усмехнулся коварный родственник. -- Посмотри на календарь! -- ???!!! -- Срок твоей диктатуры истек вчера в полночь!!! В зале Сената наступило гробовое молчание; Публий Валерий Мезон заметно побледнел и опустился на свое место. И тут же резко вскочил, будто почетное кресло диктатора обожгло его. Осмотрелся по сторонам и нерешительно направился к ближайшему свободному месту на сенаторских скамейках. Замер на полпути. -- Итак, уважаемые сенаторы, самое время решить, кто отныне возглавит наше государство? Должны ли мы избрать нового диктатора или вернуть правление консулам? -- обратился к залу Квинтилий. -- Мы можем отложить решение этой проблемы на несколько минут? -- встал сенатор Фабий Порцина. -- Я предлагаю сперва решить куда более важный вопрос. Собирается ли Республика продолжать войну или ей стоит принять условия Антиримского Альянса - следует признать, весьма мягкие условия - и заключить мир? -- Заключить мир? И покрыть себя вечным позором?! -- вскинулся Квинтилий. -- Как сделали это наши предки, заплатив Бренну-Разрушителю? -- парировал Порцина. -- Конечно, мы можем и сейчас продолжить войну. Несмотря на жалкое состояние нашего флота. Несмотря на потерю доброй дюжины планетных систем. Несмотря на огромные потери в легионах. Но зачем? К чему ложная гордость, когда речь идет о спасении Республики? Не лучше ли остановиться, собраться с силами -- и уже тогда исполнить ваш замечательный план о рабах, гражданах, союзниках и римских богах? Квинтилий пожал плечами. -- Я подчинюсь мнению Сената. Как и все здесь присутствующие. Но перед этим я хотел бы решить вопрос с новым диктатором - или старыми консулами. -- Так ведь этот вопрос не имеет смысла, пока не проголосовали за мир - или за продолжение войны! -- воскликнул Порцина. -- Если мы продолжаем войну, нам нужен диктатор! Если мы заключаем мир, нам нужны консулы! -- Предлагаю компромисс, -- кивнул Квинтилий. -- Выберем диктатора. Потом разберемся, мир или война. Есоли война, диктатор остается. Если мир -- диктатор тут же снимет с себя полномочия и вернет власть консулам. -- Согласен, -- кивнул Порцина. -- Кто-нибудь еще хочет высказаться? -- снова повернулся к сенату Квинтилий. Желающих не оказалось. Абсолютным большинством голосов на должность диктатора был избран император Гай Квинтилий Тарпан. -- Ликторы! -- Квинтилий указал на одиноко стоявшего посреди зала Публия Валерия Мезона. -- Уведите этого человека! Надеюсь, моя маленькая сестра не будет очень переживать! Он не смог удержаться от издевательской улыбки. -- Не торопитесь, ликторы! -- прозвучал в зале новый голос. -- Сегодня вам предстоит двойная работа. -- Что это? Кто посмел?! -- вскинулся новый диктатор. -- Заткнись, ублюдок, иначе я вытру об тебя ноги, -- заявил центурион Тигробой. За его спиной маячили Юлий Цезарь, трибун Ульпий Галл и стремительно растущие ряды легионеров. -- Что это? -- уже другим тоном, полным злобной иронии, поинтересовался Квинтилий. -- Бунт недовольных ветеранов? Маленькая гражданская война? Я понимаю ваше возмущение, но вы слишком далеко зашли. Успокойтесь, человек, который бросил вас на бойню, умрет еще до заката солнца! -- И ты вместе с ним, -- кивнул Тигробой. -- ??? Да что вы себе позволяете... -- новоявленный диктатор потерял дар речи. -- Пунийцы сдали тебя, Квинтилий, -- спокойно ответил центурион. -- Не знаю, почему. Возможно, это и есть знаменитое пуническое коварство. Но мне хочется верить, что даже подлые граждане Карфагена не захотели больше иметь никаких дел с таким вонючим предателем, как ты! -- Что?!... -- прошептал Квинтилий. -- Это ложь! Это обман! Им мало гибели нашего флота, они хотят посеять смуту в Республике! Опомнитесь! Они используют вас! Они хотят погрузить Рим в гражданскую войну! Я ничего такого не делал! -- Тогда почему ты так волнуешься? -- удивился Тигробой. -- То бледнеешь, то краснеешь. Если ты ни в чем не виноват... -- ААААААААААААААА!!!! -- сказал Публий Валерий Мезон, вырвавшийся из рук ликторов и вцепившийся своему шурину в горло - сначала руками, а потом и зубами. -- На помощщщщщь... хррррблллук, -- ответил Гай Квинтилий Тарпан. -- БАХ! -- добавил парабеллум Квинтилия, извлеченный из складок тоги. -- БАХ! Несколько часов спустя уважаемые сенаторы и мятежные легионеры оставили зал заседаний Римского Сената. Последним уходил оптион Юлий Цезарь. Уже на пороге он обернулся и бросил последний взгляд на живописную лужу крови, причудливо игравшую бликами в призрачном лунном свете. Между прочим, у Нова Ромы было два спутника. * * * * * -- А теперь еще раз, с самого начала, и помедленнее, -- очень вежливо попросил Аттилий. -- Это ворота в другие миры, -- повторил Дамба. -- В другие Вселенные. В альтернативные Вселенные. -- Это как-то связано с антивеществом? -- уточнил Аттилий. -- Нет. Это связано с пространством и временем. -- Гиперпространство? Надпространство? Подпространство? -- принялся перечислять римлянин. -- Не совсем, -- с тоской ответил Дамба и повернулся к Вальке. -- Ваше величество, попробуйте вы объяснить! -- Представьте себе мир, где Александр Македонский завоевал Персию, -- начала королева. -- Но ведь он ее не завоевал! -- удивился Аттилий. -- После Мегиддо он повернул на Запад и погиб в Африке! -- А теперь представьте, что Александр продолжил наступление на восток! -- Но ведь этого не случилось! -- еще больше удивился Аттилий. -- Что толку гадать о том, чего никогда не было и быть не могло?! -- Правду говорят, римляне совершенно лишены воображения, -- усмехнулась Гафни. -- Напрягите свою фантазию, солдафон! -- Ну, допустим, -- уныло кивнул Аттилий. -- Александр завоевал Персию. Ганнибал взял Рим. Сципион разрушил Карфаген. Представил. И что толку от этих фантазий? -- А вы хотите побывать в мире, где Сципион разрушил Карфаген? -- вкрадчиво спросила Вальке. Аттилий представил еще раз -- и у него закружилась голова. Он отступил на шаг и был вынужден ухватиться за ближайшее цилиндрическое сооружение, чтобы не упасть. -- Вы понимаете? Все эти якобы воображаемые миры существуют на самом деле! Где-то в нашей Вселенной! И эти Ворота помогут нам туда попасть!!! -- воскликнул капитан Дамба. -- Хорошо. Предположим, -- пробормотал Аттилий. -- А как же трехглазые?! -- А что трехглазые? -- одновременно удивились Дамба и Бомба. -- Они тоже искали этот портал? -- Разумеется, -- кивнул Дамба. -- Что вас удивляет? Вы же знаете, до сего дня человечеству удалось обнаружить в Галактике шесть инопланетных разумных рас... -- Верно, -- нетерпеливо кивнул Аттилий, -- с этих слов начинается каждый учебник по космонавтике. -- Поздравляю, вам удалось обнаружить седьмую. Только и всего. Да, три глаза. Млекопитающие, живут в кислородной атмосфере. Нашли выход в гиперпространство. Построили маленькую империю, пять-шесть планетных систем. Собираются ее расширить, для чего ведут разведку Человеческой Галактики. Иногда атакуют корабли, берут пленников, собирают информацию и трофеи, изучают человеческие языки. Только и всего, -- повторил Дамба. -- Вы были у них в плену? -- уточнил Аттилий. -- Да, и вырвались оттуда. Это было нелегко, но проще, чем сбежать от тарбозавров, -- ответил ему Бомба. -- Тарбозавры... -- прошипел Дамба. -- Кто не имел дела с этими чудовищами, тот нас не поймет! Мы отчаялись их победить. Мы не хотим больше их видеть или слышать про них. Мы решили отправиться в альтернативную Вселенную, где их никогда не было! Или еще лучше, где они давно сдохли!!! В его голосе было столько неподдельной ярости и боли, что даже Аттилий счел за благо немного помолчать. -- Кто построил этот портал? -- спросил Замабал Карка. -- Мы не знаем, -- ответила Гафни. -- Инопланетяне, разумеется. Кто именно? когда? -- мы можем только гадать. Мы наткнулись на этот портал совершенно случайно, двадцать шесть лет назад. -- Мы нашли его двести пятнадцать лет назад, -- отозвалась Вальке. -- Мы про него вовсе не знали, -- пожал плечами Филипп. Фуджин Тао только молча покачал головой. -- Мы до сих пор не можем толком понять, как он работает, -- продолжала Гафни. -- Похоже, есть только два способа увидеть другой мир. Один из них - только увидеть. Что-то вроде телевизора. Другой способ - отправиться туда в физическом теле. Навсегда. -- Почему навсегда? -- быстро спросил Аттилий. -- Потому что на той стороне нет таких механизмов. Путешественник не сможет вернуться, -- отвечала Вальке. -- Хорошо, и почему это открытие держалось в тайне? -- поинтересовался Аттилий. -- Вы издеваетесь, трибун? -- нахмурилась Гафни. -- Вы забыли, что наши империи ведут войну? А двести лет назад мы вместе воевали против маркоманнов? Кто же будет делиться такой тайной? Вы представляете, ЧТО мы могли найти на другой стороне? Все, что угодно! Самое страшное оружие, союзников, помощь от альтернативных Карфагенов -- или гибель от альтернативных Римов! -- Да, неудачный вопрос, -- смутился римлянин. -- Тогда почему, обнаружив такой замечательный артефакт, вы не построили рядом крепость и не разместили на орбите сто-двести боевых звездолетов? Чтобы никто из врагов даже не посмел приблизиться к нему? -- Мы пытались сделать это двести лет назад, -- отвечала Вальке. -- Оказалось, что ОНИ этого не любят. -- Они? -- переспросил Аттилий. -- Строители Портала. Они все еще здесь. Где-то рядом, -- прошептала королева. -- Они и сейчас следят за нами. Они готовы пропускать одиноких исследователей - или небольшие группы, на несколько часов. Но стоило построить долгосрочную базу, как они пришли в ярость и уничтожили ее. Представляете, на этом давно остывшем холодном спутнике проснулся вулкан -- и в одну ночь поглотил двадцать тысяч человек и шесть звездолетов! -- С нами произошла аналогичная история, -- кивнула Гафни. -- Разве что человек и звездолетов было немного больше. -- А потом мы проиграли войну, -- продолжала Вальке, -- информация о Бифросте пропала в забытых архивах, и только совсем недавно я нашла ее снова. И захотела взглянуть на это чудо. -- А мы все еще пытаемся продолжать исследования, -- добавила карфагенская принцесса. -- И?... -- Рим все еще существует, верно? -- усмехнулась Гафни бат Магон. -- И другие наши враги. И даже ненадежные союзники. -- А что теперь? -- спросил Аттилий. -- А теперь будет страшно. В Пещере появился еще один гость. Трехглазый. * * * * * -- Не понимаю, почему победные торжества было решено провести на Александрии Полярной? -- прошипел тат-шофет Сифакс бар Мамута. -- Они что, больше нас воевали? -- Политика, -- пожал плечами кафл-рейш Гамильтон бар Тапуз. -- Или ты ожидал от меня другого ответа? -- Так даже лучше, -- заметил шофет-мале Ашербанепал бар Камут. -- Почему? -- удивился Сифакс. -- Спроси у аталефа Хирама, он тебе объяснит, -- усмехнулся Гамильтон. Аталеф Хирам бар Сатан покраснел. -- Навести в казарме порядок, почистить до блеска оружие и аммуницию, подшить все пуговицы на парадных мундирах, подмести все дорожки и подстричь все лужайки... -- А теперь всем этим должны будут заниматься македонские солдаты! -- добавил Гамильтон. -- А наши могут наслаждаться заслуженным отдыхом! И коварные пунийцы разразились демоническим хохотом. На них со всех сторон зашикали. -- Как вы можете, сейчас будет говорить Божественный Космократор! И Космократор Лисимах Александр Тринадцатый очень долго говорил о дружбе, сотрудничестве, мирном процветании и галактическом строительстве. -- Хватит с меня, ухожу в отставку, -- прошептал кафл-рейш Гамильтон. -- Почему? -- снова удивился Сифакс. -- В грядущей войне, на которую так прозрачно намекает наш добрый Космократор, вы, молодежь, будете сражаться уже без меня. * * * -- Вижу, вы опередили нас, -- проскрипел трехглазый. -- Не надо отвечать. Разговор будет коротким. Мы не можем выгнать вас отсюда. ОНИ оскорбятся. У вас есть один оборот спутника. Уходите через портал. В любой мир. Не пытайтесь бежать. Мы уничтожили ваш корабль. -- Пещера мелко задрожала. -- Только что. Уходите в другой мир. Иначе нам придется погубить вас. Прощайте. Трехглазый надел шлем и направился к выходу. -- Ах ты подлая тварь... -- шагнул было за ним тагматарх Павсаний, но капитан Дамба вовремя поймал его за локоть. -- Что вы делаете?! Не смейте вступать в битву! ОНИ не простят! -- И что прикажете делать? -- вскочил Филипп. -- Послушать это чудовище и отправиться в параллельный мир?! -- Да, -- просто ответил Дамба. -- Теперь ни у нас, ни у вас просто нет другого выхода. -- Все пути назад отрезаны. -- Надо было садиться на Хускарл, -- протянул Вице-Космократор, сжал кулаки и повернулся к королеве. -- Ах ты тупая дура... -- Ведите себя достойно, базилевс, -- поморщился стратег Гераклий. -- Мне стыдно за Космократию. -- Заткнись, мужеложец, римская подстилка... Сервилий Кар молча встал и угостил македонского принца ударом в челюсть. -- На помощь! -- вскричал поверженный Филипп. -- Македонцы! Вашего царя бьют! -- Помолчите, -- на этот раз отозвался Павсаний. -- И без вас тошно. -- Мятеж? -- прошипел Вице-Космократор. -- Массовое неповиновение?... -- Прекратите! -- взмолился Дамба. -- Нам пора убираться отсюда! -- А мне показалось, что у нас полно времени, -- заметил Аттилий. -- Один оборот Бифроста - сколько это? -- Да не Бифроста! -- поморщился Дамба. -- Он сказал "спутник" и имел в виду спутник своей родной планеты! А это чуть больше земного часа! -- Интересная космогония, -- пробормотал Аттилий и погрузился в размышления. -- Вы уже разобрались, как им пользоваться? -- внезапно спросила Гафни, обращаясь к Дамбе. -- Подозреваю, вы знаете куда больше, чем мы. -- Да, -- кивнул Дамба. -- Скажите, в какую вселенную вы хотели бы отправиться. Я настрою машину. -- Без обмана? -- грустно усмехнулся Аттилий. -- Без обмана, -- серьезно кивнул Дамба. -- Просто я вспоминаю ваши интриги с карфагенской разведкой, -- заметил трибун. -- Мы просто пытались выжить и добраться до Портала! -- вспыхнул капитан. -- Нам было все равно, кто победит в этой войне! С обеих сторон сражались люди! -- Хорошо, хорошо, -- успокоительно отвечал Аттилий. -- Я не стану произносить красивых речей и объяснять, почему я смирился с грядущим путешествием в только что придуманный альтернативный мир... -- Да не придуманный он! -- воскликнула Вальке. -- Они реально существуют! Далеко от нас, но существуют! -- Сколько я себя помню, я сражался с Карфагеном, -- продолжал Аттилий. -- Отправьте меня в мир, где римляне давным-давно взяли и разрушили Карфаген. Все равно мне ничего лучше не придумать. Я тупой солдафон без воображения и фантазии, -- усмехнулся он. -- Хорошо, -- кивнул Дамба. -- Ваше высочество? -- Спасибо, трибун, вы облегчили мне выбор, -- печально улыбнулась Гафни. -- Отправьте меня в мир, где жители Карфагена разгромили Рим. Давным-давно. -- Равсаран Карка? -- Я последу за принцессой, -- отозвался Замабал. -- Адмирал Фуджин Тао? -- Отправьте меня в мир, где Поднебесная держава находится под властью одного правителя, -- попросил молчаливый ханьский адмирал. -- Ваше величество? -- Желаю увидеть вселенную, где германские племена живут в мирном, процветающем и уважаемом государстве, -- сказала королева. -- И Четвертой Маркоманнской войны никогда не было. -- Базилевс Филипп? -- Пропади все пропадом! -- воскликнул племянник Космократора. -- Хочу в мир, где Александр завоевал всю Персию! И сделал Македонию единственной величайшей державой на Земле! ============= Окончание: http://alternativa.borda.ru/?1-15-0-00000124-000-0-0-1183375374
Magnum: Vacuum Horrendum (заключение)

Magnum: -- Хорошо, -- кивнул Дамба. -- Ваше высочество? -- Спасибо, трибун, вы облегчили мне выбор, -- печально улыбнулась Гафни. -- Отправьте меня в мир, где жители Карфагена разгромили Рим. Давным-давно. -- Равсаран Карка? -- Я последу за принцессой, -- отозвался Замабал. -- Адмирал Фуджин Тао? -- Отправьте меня в мир, где Поднебесная держава находится под властью одного правителя, -- попросил молчаливый ханьский адмирал. -- Ваше величество? -- Желаю увидеть вселенную, где германские племена живут в мирном, процветающем и уважаемом государстве, -- сказала королева. -- И Четвертой Маркоманнской войны никогда не было. -- Базилевс Филипп? -- Пропади все пропадом! -- воскликнул племянник Космократора. -- Хочу в мир, где Александр завоевал всю Персию! И сделал Македонию единственной величайшей державой на Земле! -- Легат Сервилий? -- Отправьте меня... Отправьте нас, -- поправился бывший проконсул, взяв Гераклия за руку, -- в галактику, где римляне и греки мирно жили в единой империи. -- Сменарх Аристид? Македонский капитан немного помолчал. -- Интересно, а есть где-то вселенная, в которой существует независимое славянское государство? -- Что?! -- воскликнул Филипп. -- Куда?! -- не понял Гераклий. -- Я всегда считал, что ты чистокровный македонец! -- А что это такое - "чистокровный македонец"? -- переспросил Аристид. -- Да, мы даже свое имя потеряли. Теперь мы тоже называемся "македонцы". -- Неблагодарный! -- вскипел Филипп. -- Когда с востока пришли беспощадные монгольские всадники, один из предков нашего Божественного Космократора предоставил убежище славянским племенам и позволил им поселиться в Македонии! -- Да, конечно, уьежище, -- кивнул Аристид. -- Превратили в рабов и пушечное мясо. И заставили сражаться за вашу Космократию. За греческие обычаи, за олимпийских богов, за аттический диалект. Будьте вы прокляты. -- Как ты смеешь, Аристид! -- Меня зовут Дарислав, -- отрезал капитан. -- И хватит об этом. -- Тагматарх Павсаний? -- продолжил Дамба. -- Хочу найти Вселенную, где существует независимый Израиль, -- спокойно ответил герой Локишальта. -- Что? -- в очередной раз повторил Филипп. Вид у него был довольно глуповатый. Аттилий не смог удержаться от смеха. -- Глазам своим не верю! Великая Космократия, братское Македонское Содружество рушится прямо на моих глазах! Глазам - на глазах... Жаль, я не могу остаться здесь и увидеть, как это происходит в масштабах Галактики! Славяне, иудеи... -- Карийцы, -- пробормотал Гераклий. -- В этой галактике остались настоящие македонцы?! Мы освободили вас от персов, -- чуть не плакал Филипп, -- когда Александр Великий завоевал Иерусалим... -- Так завоевал или освободил? -- спокойно спросил Павсаний. -- Можете не отвечать. Грязные эллинисты. -- Готово! -- торжественно объявил Дамба, закончив манипуляции с таинственными механизмами. Становитесь все в белый квадрат! Ворота откроются через две минуты! -- Не будем прощаться, -- заявил Аттилий. -- Мы славно сражались, мы были троянцами, мы были... Он не договорил. Пещеру осветила яркая вспышка и больше в ней никого не было. * * * * * -- Ты все-таки нас обманул, Дамба, -- печально заметил Аттилий. -- Мы все еще вместе... хотя и в другом месте. Куда ты нас отправил? -- Портал не мог ошибиться, -- пробормотал растерянный капитан. -- Есть только один ответ! Мы попали в мир, где все "заказанные" нами варианты истории осуществились одновременно! -- Мир, где римляне взяли Карфаген, а карфагеняне взяли Рим? Интересная история... -- усмехнулся Аттилий. И повернулся, чтобы получше рассмотреть этот мир. Многострадальные путешественники стояли на крыше многоэтажного здания -- да что там, целого небоскреба -- который возвышался над огромным городом на берегу океана. Не то чтобы возвышался. Небоскребов здесь хватало. И "посадочный" небоскреб не был даже самым высоким. Судя по всему, город омывался океаном с востока. Потому что солнце садилось в противоположной стороне. При условии, что они были на Земле. -- Земля, -- тоном опытного космонавта заявил Аристид. -- Стопроцентная Земля. Воздух, гравитация, давление... Аттилий, Замабал и Фуджин Тао согласно кивнули. -- Где это мы? -- спросила Вальке. -- Это должен быть самый большой город здешнего мира, -- сообщил Дамба. -- Я подумал, что это будет хорошее место, чтобы начать жизнь в новой Вселенной... -- Где это мы с точки зрения географии? -- пробормотал Аттилий и посмотрел по сторонам. -- Восточная Азия? -- На Гесперию похоже, -- несколько неуверенно заметил Замабал. -- Да, точно Гесперия! Восточное побережье! В нашем мире здесь стоит северный пригород Новалонды! -- И космодром, -- подтвердил Аристид. -- Но здесь никакого космодрома нет. Похоже на обычный порт для морских кораблей. -- Так и будем торчать на этой башне? -- поежилась Гафни. -- Холодает. -- Стоит ли торопиться? -- пожал плечами Аттилий и оглядел своих спутников. Они последовали его примеру. Два римлянина с гордыми латинскими носами; один ярко выраженный пуниец; пуническая принцесса с примесью европейской крови; рыжеволосая северянка; четыре самых настоящих македонца (из которых три поддельных, но по лицам не скажешь); два нубийца; и один узкоглазый желтолицый восточник. -- Где на Земле можно встретить такую кампанию? -- поинтересовался Аттилий. -- Проще всего в Бабилоне, но и в Новалонде можно, -- пожал плечами Гераклий. -- Конечно, если здешняя Новалонда не очень сильно отличается от нашей... Аттилий снова осмотрел спутников. С одеждой было похуже. Скафандры остались на Бифросте, но эта разноцветная военная форма -- или жалкое подобие формы у нубийских борцов за справедливость... А принцесса Гафни еще и без руки. Но с гиппократором на поясе. Солнце окончательно скрылось за горизонтом, а городом окончательно завладели исскуственные огни. Некоторое время ушло на любование ими, а также на слежение за мелькающими в небе летательными аппаратами. -- Пора, -- решил Аттилий, -- надо встретиться с людьми этого мира. Выход с крыши обнаружился не сразу. Вернее, их было предостаточно, но почти все оказались заперты. Некоторые двери были украшены надписями на никому не знакомом языке. -- Латинский алфавит и латинское влияние, но писал какой-то варвар, -- констатировал Аттилий. -- Ничего не понимаю! В конце концов им удалось обнаружить незапертую дверь и проникнуть на верхний этаж. Он был пуст и украшен коротким рядом раздвижных дверей. -- Электрические подъемники! -- догадались путешественники несколько минут спустя. -- Странные знаки, -- озвучила очевидный факт королева Вальке. -- Это на каком языке?! -- Похоже на индийские цифры, -- заметил Замабал. -- Вот это единица, если не ошибаюсь... И он не ошибся. В лифте хватило места для всех, и еще через несколько минут они уже стояли на первом этаже. На первом этаже было шумно и людно. Мелькали разноцветные огни и экраны телепередатчиков. На пришельцев из далекого космоса никто не обращал внимание. -- У них тут какой-то праздник, -- догадалась Гафни. -- Мы можем не опасаться за нашу внешность и одежду. Население первого этажа было облачено в самые разнообразные костюмы всех цветов и размеров. -- И за язык тоже, -- пробормотал Аттилий. -- Вы только прислушайтесь! -- Здесь явно доминируют германские корни, -- заметила Вальке, -- но и латинское влияние имело место. -- Я различил пять разных языков, -- похвастался Павсаний, -- но ни одного знакомого. Один из проходивших мимо аборигенов все-таки обратил на них внимание. -- Good work, guys! Military style, yeh?! -- Кажется, мы ему понравились, -- неуверенно заметил Аттилий. -- Пора идти, скоро мы привлечем внимание, -- заявила Гафни. -- Кучка испуганных людей в военной форме, столпились в углу... -- Не может быть, чтобы в этом мире не нашлось никого, кто бы говорил на знакомых нам языках! -- воскликнул Аттилий. -- Если это самый большой город планеты... -- Я выделил уже девять языков, -- пожаловался Павсаний. -- В основном германо-латинские гибриды, но будь я проклят, если хоть что-то понял. Улицы города были заполнены толпами людей. Также одетых кто во что горазд. Сверкали огни вывесок, тротуары и проезжающие машины были усыпаны разноцветным мусором. -- Интересно, что они празднуют? -- спросила Вальке. -- Обратите внимание, -- указал Аттилий, -- вот эти две комбинации знаков встречаются слишком часто. "2000" и "2К". Что бы это значило? -- Смотри сюда, -- развернул его Замабал, -- это больше похоже на латинский язык? На одном из окружавших улицу домов висел примитивный электронный экран, на котором мелькали буквы "HAPPY MILLENIUM". -- Аборигены празднуют две тысячи лет чего-то, -- подытожил Замабал. -- Мы и здесь стоять не можем, -- пожаловалась Гафни. Полчаса блужданий по городу, в ходе которых они едва не потеряли друг друга в толпе, привели путешественников в небольшой парк, на котором отыскалась пустая скамейка. -- Оставайтесь здесь, -- предложил Аттилий, -- а мы с коллегой Замабалом все-таки попробуем найти человека, говорящего на человеческом языке! -- Я с вами, -- вызвался Павсаний. -- Если придется его вязать... Это все-таки моя специальность. Еще через полчаса удача улыбнулась им. -- Слышите? -- шепнул счастливый Аттилий. На углу двух улиц стоял человек в очередном нелепом костюме, усыпанный разноцветными кружками и кричал в некое подобие карманного телефона. -- Зря ты не приехала! Дура! Здесь так весело! Теперь жди тысячу лет до следующего раза! -- Почти грамотный греческий язык, -- отметил Павсаний. -- Конечно, я бы предпочел старую добрую латынь, -- заметил Аттилий, -- но Юпитер свидетель, грех жаловаться. Берем его. Отведем в парк и тихо допросим. Абориген даже не успел ничего понять. Здоровяк Павсаний оглушил его профессиональным ударом по голове, перекинул через плечо и троица путешественников двинулась обратно в парк. На них снова никто не обращал внимания. Даже встреченные на пути вооруженные всадники в синей униформе, явные представители местного закона. -- Думают, что мы тащим пьяного, -- пожал плечами Замабал. - Или просто дурачимся. -- Да, подвыпивших здесь полно, -- согласился Аттилий. ................................................ -- Добрый вечер, -- вежливо сказал Аттилий. -- Вы хорошо себя чувствуете? -- Что за дурацкие шутки, -- абориген был явно возмущен, -- стоило встретить в Нью-Йорке земляков, как они... Земляков?... Абориген пробежался взглядом по окружавшим его людям и заметно изменился в лице. Кажется, Замабал и нубийцы ему особенно не понравились. -- Кто вы такие?... Аттилий набрал в грудь побольше воздуха и на одном дыхании выложил всю правду. Более-менее полную. -- И если бы вы не отказались поподробнее рассказать нам о вселенной, котороую мы почтили своим визитом... -- завершил римлянин свой рассказ. -- Нью-Йорк - мировая столица дури, но вы явно приняли что-то новое, -- пробормотал абориген. -- Поделитесь, а? Я тоже хочу так зависнуть. Кстати, меня Андреасом зовут. -- Боюсь, мы вас плохо понимаем, -- нахмурился Аттилий. -- Знаете, -- продолжил Андреас, -- я почему-то вам верю. Наверно, я начитался в детстве слишком много фантастики и поэтому всегда был морально и духовно готов встретить пришельцев из космоса. Да и где вы найдете на Земле так много негров, китайцев и европейцев, отлично знающих новогреческий?! Этот язык совсем не популярен на нашей планете. -- Да, мы уже заметили, -- пробормотал Павсаний. -- Ну, что вы хотели узнать о нашем мире? -- Римляне разрушили Карфаген? -- быстро спросил Аттилий. -- Странный вопрос, -- удивился Андреас, -- но вы знали, у кого спросить. Все-таки я студент-историк... -- Когда? -- нетерпеливо воскликнул Аттилий. -- Еще в 146 году до нашей эры. -- По какому летоисчислению? -- не понял римлянин. -- А! Вы же из другого мира. Две тысячи сто сорок шесть лет назад. Римляне осаждали Карфаген три года... -- А карфагеняне? -- прервала его Гафни. -- Разве Карфагену не удалось разгромить Рим? -- Не было такого, -- удивился Андреас. -- Хотя нет, постойте! Кто у нас брал Рим? Кельты, вестготы... -- Вестготы?! -- возмутился Аттилий. -- Да наш флот их еще в Британском проливе утопил! -- ... И вандалы! Точно, вандалы! -- воскликнул абориген. -- А при чем здесь вандалы? -- удивилась Гафни. -- Они живут на севере, на берегах Электронного моря.... -- А в нашем мире они перебрались в Африку и сделали новый Карфаген свое столицей! А потом отправились в Италию и захватили Рим! Ненадолго, но захватили! -- Машина не могла ошибиться, -- пробормотал Дамба. -- Вы уже встречались с тарбозаврами? -- Тарбозавры? -- не понял Андреас. -- Разумные инопланетные ящеры. Грек посмотрел на нубийского капитана с явным сожалением. -- Я же говорил, крепкая дурь... Нет, браток, не было здесь никаких ящеров. Никогда. А всякие завры вымерли еще семьдесят миллионов лет назад. Дамба и Бомба обменялись победоносными улыбками. -- Скажите, -- вмешался Филипп, -- Александр Великий все-таки захватил Персию?! -- Захватил, -- кивнул Андреас. -- Дошел до Индии, вернулся в Вавилон и умер. А после его смерти империя распалась. -- Разве он не сделал Македонию величайшей державой на Земле?! -- возмутился Вице-Космократор. -- Сделал, но ненадолго. -- Машина не могла ошибиться, -- кивнул Дамба. -- Поднебесная империя находится под властью одного правителя? -- спросил Фуджин Тао. -- Поднебесная... Китай что ли? Да. Одна из самых мощных держав на Земле. Может и Америку когда-нибудь превзойдет. -- Америку? -- переспросили сразу несколько голосов. -- А это где? -- Да мы в ней сейчас находимся, -- удивился Андреас. -- Самое могущественное государство на планете... В ответ он получил дружный взрыв хохота. -- Вы слышали это? -- утирал слезы Аттилий. -- Гесперия -- великая держава номер один! Превзошла Рим, Карфаген и Космократию! Даже Ибарзель и Дарманию! -- Римляне и греки жили в единой империи? -- в свою очередь спросил Сервилий. -- Конечно, но это было так давно. -- А германцы? Что с германцами? -- вклинилась Вальке. -- Если вы про Федеративную Республику, так она процветает. -- А славяне? У славян есть свое государство? -- поинтересовался Аристид-Дарислав. -- Государство? -- усмехнулся абориген. -- А дюжину не хотите? Двадцать процентов планеты, если не больше. Самое большое государство на Земле - славянское, Россия. А еще есть Польша, Словакия, Болгария, Македония... -- Как это?! -- воскликнул Филипп. -- Македония - славянское государство?! -- Строго говоря, есть две Македонии, -- поморщился Андреас. -- Одна - греческая провинция, -- другая - маленькая славянская республика. У нас даже небольшой конфликт вышел по этому поводу... -- Провинция... славянская республика... -- Вице-Космократор был само воплощение печали. -- А Израиль? -- спросил Павсаний. -- Что с Израилем? -- А что с ним может быть? -- пожал плечами Андреас. -- Воюет, как всегда. -- С греками? -- уточнил тагматарх. -- Почему с греками? -- удивился абориген. -- С арабами, конечно. -- С арабами?! -- удивился Павсаний. -- А что с ними воевать?! Это же варвары, живут в своей никому не нужной пустыне, погонщики верблюдов... -- Если вы солдат, вам в Израиле будут рады, -- заметил Андреас. -- Наш дорогой Павсаний уже провел первую успешную операцию в этом мире, -- ухмыльнулся Аттилий. -- Мне интересно другое, в какой из местных держав будукт рады капитану звездолета? -- Звездного корабля? -- переспросил Андреас. -- О чем вы? Мы едва высадились на Луну. -- ??? -- Полет на Марс планируется только через десять или двадцать лет. -- ???!!! Куда мы попали?! -- ошеломленный Аттилий переглянулся со своими спутниками. -- Темные века, варвары и средневековое невежество... -- Кто-то из древних греков сказал, что хорошо там, где нас нет, -- пробормотал Филипп. -- Это финикиец был, -- возразила Гафни. -- А знаете что?! -- воскликнул Андреас. -- Раз уж кроме греческого языка вы других не знаете, приглашаю вас в гости! В Грецию! А уже там решите, куда отправиться и чем заняться! -- А это будет удобно? -- смущенно спросила Вальке. -- Конечно! -- отвечал воодушевленный абориген. -- У меня собственный дом, на Лесбосе, на берегу моря... -- Я бы предпочел Лисимахию, -- вздохнул Филипп. -- А где это? -- Бывший Византий. Вы должны знать этот город... -- Конечно! Только теперь он находится в Турции, -- нахмурился абориген, -- и называется Стамбулом! -- Турция?! А это еще что такое?! -- Хорошо там, где нас нет, -- пробормотал Аттилий. Куда его занесло? Проклятая война... Из плена в плен, и так вплоть до этой варварской Земли. Нужно было посильнее напрячь фантазию. Жалкие остатки Рима, странные, непонятные государства с позабытыми латинскими корнями. Италия, Испания, Франция... Франция?! Что такое Франция? Возможно, его спутникам повезло больше. Не пунийцам, от их мира и вовсе ничего не осталось. Развалины для туристов. Возможно, греки, Дарислав и Павсаний смогут найти себя в этом мире. Похоже, и Вальке счастлива. И ханьский адмирал Фуджин Тао. А что будет с ним? -- Будет страшно, -- прошептал Аттилий. * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * -- Четвертый? Это Андреас. У меня большая посылка для вас. Двенадцать человек. Ничего подобного. Богатый улов. Их нужно срочно переправить на родину. Подробности объясню при встрече. = ЭПИЛОГ = -- Цезарь! Цезарь! Как мы рады видеть тебя, Цезарь! Гай Юлий Цезарь, император Римской Республики, консул без коллеги, пожизненный диктатор, Отец Отечества, Великий Понтифик, поднимался по ступеням Священного Сената и вежливо приветствовал всех встречных и поперечных. -- Цезарь! Цезарь! Это наш Цезарь! Как он велик! Как он прекрасен! Цезарь смущенно улыбнулся. -- Цезарь, за что ты наказал моего брата? Цезарь нахмурился. Опять этот несносный Тиллий Цимбр! Вечно он все должен испортить! -- Твой брат был преступник! И скажи спасибо, что я всего лишь сослал его, а не казнил! Лицо Тиллия Цимбра исказилось от ярости. -- Тиран! Душегуб! Кровопийца! Палач свободы! Умри! Трижды прогремел парабеллум. Пораженный Цезарь схватился за грудь и упал, в то время как окружившие его сенаторы поливали диктатора огнем из баллистеров и скорпионов. -- Он еще жив! -- воскликнул кто-то. -- Это невозможно! -- На нем бронежилет! -- отвечал другой голос. Один из мятежных сенаторов приблизился к упавшему Цезарю и прицелился прямо в голову. -- И ты, Брут? -- прохрипел Цезарь. Брут не ответил. За него ответил парабеллум. * * * * * Центурион Юлий Цезарь проснулся в холодном поту и свесил ноги с кровати. -- Что за бред? -- прошептал он и вытер лицо. Приснится же такое... Молодой центурион посмотрел в окно, потом на часы. Да, пора вставать. Предстоит еще один нелегкий день. Армия Универсальной Республики восстанавливалась с тяжело и медленно. Конечно, призвать миллион новобранцев на сотне планет не составило особого труда, но их предстояло обучить, подготовить и оснастить. А кроме встречи новых солдат предстояло достойное прощание с погибшими. "Иначе за что мы сражались?" -- подумал Цезарь, направляясь к мрачному зданию Республиканского Плутония. ......................................... Тит Ромилий Корвин, префект плутония, был воистину легендарной личностью. Не менее легендарной, чем центурион Тигробой. При его должности и образе жизни у него просто не было другого выхода. Никто не знал, сколько ему лет. По утверждению самого Тигробоя, Корвин был очень стар уже тогда, когда новобранец Луций Корнелий, еще не заслуживший почетное прозвище Тигробой, тянул лямку в одном из рекрутских лагерей Нова Ромы. Рассказывали про Корвина всякое. И про обычный договор с Плутоном, и про поединок с Танатом, и про суд, выигранный у самого Миноса, и про шашни с Прозерпиной. Ну и банальную байку о том, что Корвин сам является Плутоном в человеческом обличье. Разумеется, входя в кабинет к такому великому человеку, юный Цезарь должен был испытывать священный трепет. Он его и испытывал. -- Проходите, проходите, молодой человек, -- приветствовал его Главный Могильщик Республики. -- Вы слышали все байки про меня? Выбросьте из головы, это будет мешать нам в работе. Про моего предшественнника рассказываали тоже самое. И про наследника будут рассказывать. Оторопевший Цезарь осторожно присел на краешек стула. -- Списки при вас? -- сразу перешел к делу Тит Ромилий. -- Так точно. -- Тогда приступим. Но не будем торопиться. Смерть не любит спешки. И бедняга Меркурий совсем замотался, в последние дни у него было много работы... -- Префект плутония мягко улыбнулся и застучал по кнопкам. -- Итак... Император Квинт Марций Камилл? -- Погиб, -- отвечал Цезарь. -- Император Тит Эррекций Питон? -- Погиб. -- Император Децим Аврелий Лигуриан? -- Погиб. -- Император Марк Эмилий Валент? -- Пропал без вести. -- Император Марк Лициний Красс Тапробаник? -- Погиб. -- Императрица Флавия Антония Северина:? -- Погибла. -- Император Авл Саллюстий Руфин? -- Погиб. -- Император Публий Валерий Мезон? -- Погиб. -- Император Гай Квинтилий Тарпан? -- Погиб, -- сделал очередную пометку Цезарь и внезапно поднял голову. -- Знаете что? В нашей Республике было слишком много императоров. Должен остаться только один. ===КОНЕЦ===

Крысолов: Magnum пишет: -- Четвертый? Это Андреас. У меня большая посылка для вас. Двенадцать человек. Ничего подобного. Богатый улов. Их нужно срочно переправить на родину. Подробности объясню при встрече. Незаконченное произведение. Намекаете на патруль времени или на то что все наши грои - пациенты сверхзакрытой психбольницы?

Magnum: Патруль Времени до той вселенной не добрался. Про больницу - это такой страшный штамп, хуже ящеров. Мне-то показалоcь, что все прозрачно. Это был не простой грек, а резидент греческой разведки в Нью-Йорке. Теперь они будут выпытывать из героев космические технологии и строить Галактическую Грецию.

Telserg: Крысолов пишет: Незаконченное произведение. Я вот тоже самое в ЖЖ написал

Telserg: P.S. ах, да, как мог забыть...

Крысолов: Telserg пишет: P.S. ах, да, как мог забыть... Это так очевидно что не стоит и упоминать Magnum пишет: Теперь они будут выпытывать из героев космические технологии и строить Галактическую Грецию. Да, эту развилку я проглядел... А культ Зевса, Диониса и Афродиты вернут?

Magnum: Telserg пишет: Я вот тоже самое в ЖЖ написал продублируем: В работе второй том под рабочим же названием "Боевой Гимн Республики". Там же, тогда же, далее везде. Компоновка будет изменена, количество сюжетных линий сведено к разумному минимуму.

Magnum: Крысолов пишет: А культ Зевса, Диониса и Афродиты вернут? Это почти реал! А теперь у них появляется дополнительный стимул. P.S. ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ 320 Кб http://zhurnal.lib.ru/m/magnum/punic-4.shtml

Han Solo: Прочитал все, очень понравилось, спасибо :) Magnum пишет: Это был не простой грек, а резидент греческой разведки в Нью-Йорке Так а как он так быстро сориентировался в ситуации?

В.Лещенко: А где начало?

Magnum: Han Solo пишет: Прочитал все, очень понравилось, спасибо :) Наше вам, заходите еще :) как он так быстро сориентировался в ситуации? Космическая опера диктует законы собственного жанра! Двенадцать человек в чужом городе на твоем родном языке признаются, что прибыли из параллельного мира! Тут мало спросить про крепкую дурь, надо и скрытую камеру поискать, и тщательно за ухо подергать. Но персонажам космической оперы нет дела до этих условностей! Говорит, что пришелец? Нужно поверить как можно быстрее!

Magnum: В.Лещенко пишет: А где начало? ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ 320 Кб http://zhurnal.lib.ru/m/magnum/punic-4.shtml

В.Лещенко: Magnum пишет: ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ благодарю

Алексей: Битва ИМХО получилась скомканая какая-то. Так тщательно, с картами выписанный план сражения, и потом такая ускоренное рубилово без особых изысков. Впечатление, будто то ли битву в спешке писали, то ли план сильно избыточный. Вот. А в целом - круто и хочется еще!

Лин Цезарь Август: После поездки в Италию, Рим в космосе вообще моя любимая тема :) Так что СПАСИБО ! Очень-очень нравиться сама идейка… Но, сюжетных линий, имен, названий IMHO слишком много. Запутаться не мудрено. Космическая опера жанр весьма легкий… главное что – бы красиво/эпически и побольше сверх-супер-гипер крейсеров/дредноутов и прочих космических катамаранов. А вообще, тень Пола Андерсона конечно ходит где-то рядом :) Вот хотелось бы описаний техники побольше… кораблей, баз и т.д. что бы меньше фэнтези и больше фантастики было… интересно описать как Рим еще не вырвался к звездам и воевал с Карфагеном и компанией в солнечной системе :) Нечто вроде “Короли на заклание”…

Ostgott: Magnum пишет: ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ 320 Кб http://zhurnal.lib.ru/m/magnum/punic-4.shtml Дочитал! Магнум - великЪ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Сталкер: А я даже избитых фраз повторять не буду. Само собой разумеется, что Магнум...

Magnum: Ostgott пишет: Дочитал! Магнум - великЪ!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Сталкер пишет: Само собой разумеется ____________________ Алексей пишет: Битва ИМХО получилась скомканая какая-то Это вдохновение временно иссякло. Действительно, планы были грандозные. Но потом я начал расписывать однообразные концы отдельных римских кораблей и персонажей, и что-то заскучал... круто и хочется еще! Будет! _____________________ Лин Цезарь Август пишет: сюжетных линий, имен, названий IMHO слишком много. Запутаться не мудрено И такой грех есть, это многие читатели подметили. Поэтому в грядущем продолжении действие будет крутиться вокруг одного персонажа - Цезаря. И отдельный опус о приключениях Аттилия на Земле, но это потом. интересно описать как Рим еще не вырвался к звездам и воевал с Карфагеном и компанией в солнечной системе :) И такие планы есть!!! И уже готовый скелет рассказа! Собственно, с этого и собирался начать - см. пролог, где Тигробой спасается на Марсе от персов. Но потом растянул действие на всю Галактику. Спасибо, что напомнили - этот приквел появится в самое ближайшее время!

cobra: Magnum пишет: Это вдохновение временно иссякло. Действительно, планы были грандозные. Но потом я начал расписывать однообразные концы отдельных римских кораблей и персонажей, и что-то заскучал... Экий вы не трудолюбивый, с меня пример берите Скачал всю щаз буду наслаждаться....

Алексей: У Цезаря, смотрю, грандиозные планы. Сразу вспоминается Вархаммер40К, где существует латиноязычная Единая Империя Людей

Magnum: Кстати, вот еще одна таблица чинов и рангов. Все еще неполная, но все упомянутые в книге меальмены и андерлеги в ней есть. http://zhurnal.lib.ru/m/magnum/punic-x.shtml

Magnum: Алексей пишет: латиноязычная Единая Империя Людей Это Конец Истории! С кем же тогда бороться? Конечно, есть ребелы и инопланетяне...

cobra: Magnum пишет: есть ребелы А куд ж без ребелов. Стар варз рулез

Крысолов: Magnum пишет: Поэтому в грядущем продолжении действие будет крутиться вокруг одного персонажа - Цезаря. И отдельный опус о приключениях Аттилия на Земле, но это потом. И непременно вторжение зомби на Новую Парфию, непременно!

Bastion: ну, вот и я наконец добрался. Буду всякие мелкие придирки делать! Неподчинение приведет к немедленному возмездию. плохая конструкция

Bastion: Невысокая гравитация помогала ему легче переносить полученные в прежних битвах раны и плести интриги. Каким образом гравитация связана с плетением интриг?

Bastion: -- Ваш скафандр исправен? -- участливо спросил нубиец, прежде чем повернуть запирающий рычаг шлюза. Транспортный челнок не понравился римскому капитану. Он был слишком просторный и вонючий. Эээээ... Они же в скафандрах Запахи, царившие на борту "Непреклонного", были не менее отвратительны. В мозгу трибуна стала оформляться какая-то смутная догадка. У шлюза "Непреклонного" их ожидал почетный караул (или просто караул). Едва закрылся внутренний люк, космонавты поснимали шлемы и привели Аттилия в состояние полного удивление. наверное абзацы надо поменять местами и чего-то поправить - иначе получается, что Аттилий был без шлема все время...

asya: не это плетение интриг связано с ранами, а раны с гравитацией

Bastion: ему стало немного стыдно перед студентами за эту ассовую философию. рассовую? Им не пришлось долго ждать. Другую минуту спустя на противоположном конце лужайки затрещали деревья, Видимо: пару минут спустя p.s. я выношу цитаты на которых спотыкаюсь, по тексту встретилось несколько мелких орфографических описок - кои пропускаю...



полная версия страницы