Форум » АИ-рассказы, АИ-переводы, АИ-загадки » историческая загадка не про Талейрана » Ответить

историческая загадка не про Талейрана

Tim: Этот человек четыре раза был министром иностранных дел одной большой страны, послужил трем главам государства, пережил несколько переворотов и гражданских войн, побывал в иностранном плену, один раз проворовался и был с позором смещен с поста и сурово наказан, но потом... опять возвращен на ту же высокую должность! Подсказка: его внешность нам известна. (кто уже знает - не говорите сразу, пожалуйста, пусть люди поотгадывают)

Ответов - 23

Сталкер: Может быть, Франц фон Папен? Нет?

Magnum: Tim пишет: его внешность нам известна. Лысый?!

Tim: Нет, на фон Папен. Не лысый, судя по изображению.

Magnum: действие происходило в средние века?

Tim: Смотря как считать средние века, в самом широком смысле - да, по большей части вариантов - уже нет.

Han Solo: Действие происходит на Руси?

Tim: Хан Соло, в некотором смысле да.

Роберт: Tim пишет: в некотором смысле да. Tim пишет: в самом широком смысле - да, по большей части вариантов - уже нет. Украина, 17 век?

Tim: 17 век - да, Украина - нет.

Крысолов: Tim пишет: его внешность нам известна. Нам это кому? Форумчанам или вообще - его изображение сохранилось? Кто-то из польских аристократов? Радзивилл?

Zeev: Лев Сапега?

Tim: Да, изображение сохранилось. Нет, не из польских аристократов, наоборот, выходец из незнатного рода. Не Радзивилл, не Сапега. Современник о нем: "похож на немецкого уроженца, умен и рассудителен во всем и многому научился в плену у ... и пруссаков"

Tim: Ну что - еще подсказок? Или уже отгадку?

Han Solo: Ордын-Нащокин?

Tim: Нет, не он. Но уже горячо.

Han Solo: Давайте еще подсказки!

Han Solo: А вообще только Украинцев в голову приходит, но насчет четырех раз - не сходится

Tim:

Tim: Не Украинцев. По другим подсчетам, кстати, вообще шесть раз (это вместе с периодами, когда он был фактически и.о. министра) и, соответственно, количество глав государства, которым успел послужить, тоже побольше.

Вольга С.лавич: Артамон Матвеев?

Tim: Не Матвеев. Да какой Матвеев, там с минимально подходящими характеристиками максимум два кандидата, коллеги!

Tim: Последнчяя подсказка, практически ответ: на начальном этапе службы именовался Курбатовым (нам известен уже под другой фамилией) занимал должность судьи посольского приказа, служил в чине думного дьяка и печатника.

Tim: Иван Тарасьевич Грамотин (? - 1638) на протяжении 44 лет последовательно служил всем московским царям, самозванцам и претендентам на российский престол. Он был вынужден некоторое время жить в эмиграции в Польше, дважды попадал в опалу, но потом занимал более высокие должности. Во главе Посольского приказа его ставили шесть раз. в отсутствие Власьева, находившегося с посольством в Дании, с июля 1603 по январь 1604 года исполнял обязанности судьи Посольского приказа. После смерти царя Бориса Годунова вместе с московским войском перешел на сторону самозванца. За это он получил думное дьячество. По возвращении в Москву, в августе 1605 года, Грамотин вновь был поставлен во главе отечественной дипломатии. В течение недолгого правления Лжедмитрия I Грамотин оставался одним из наиболее влиятельных лиц при дворе. 17 мая 1606 г. Лжедмитрий был убит, царем провозгласили Василия Шуйского. В первые дни после переворота Грамотин в третий раз возглавил Посольский приказ вместо подвергнутого опале Афанасия Власьева. Уже 13 июня 1606 г. Грамотин, будучи приближенным самозванца, подвергся опале: его лишили думного чина и отправили в Псков, где ему пришлось прожить около двух лет. Жестокость и мздоимство воеводы Шереметева и дьяка Грамотина стали одной из причин городского восстания 2 сентября 1608 г., в результате которого Псков присягнул Лжедмитрию II. Дьяк отъехал в подмосковный Тушинский лагерь самозванца и вскоре стал одним из ближайших советников "вора". Грамотин пытался склонить бояр к избранию царем не королевича Владислава, а самого короля Сигизмунда Согласно официальной версии, Грамотиным были составлены "боярские" грамоты к Сапеге с призывом идти под Москву против главы первого ополчения Прокопия Ляпунова, а также к королю с сообщением об аресте патриарха Гермогена по решению бояр. В конце декабря 1611 года Иван Тарасьевич и сам отправился ко двору польского короля. Целью его миссии было ускорить приезд в Россию и воцарение польского принца. Отъезжая из осажденной Москвы, Грамотин изготовил сам для себя посольскую документацию, запечатал грамоты боярскими печатями и отправился в Польшу, не уведомив об этом бояр. Вероятно, он увез с собой боярские печати, поскольку в наказе русским послам указывалось: "А боярских печатей после Ивана Грамотина в Посольском приказе и не сыскали". Однако недалеко от Москвы думный дьяк был схвачен ополченцами и ограблен. После этого Иван Тарасьевич некоторое время прожил у гетмана Ходкевича, а затем написал для себя новую грамоту от бояр, с которой и прибыл к Сигизмунду III. Вплоть до сентября 1615 года в официальных русских документах Ивана Тарасьевича именовали изменником, "первым всякому злу начальником и Московскому государству разорителем". Тем не менее Грамотин вернулся в Россию и был не только помилован, но и вновь занял высокое место в московской администрации. 2 мая 1618 г. царь "указал свейское посольское дело ведати и в ответе з бояры быти дьяку Ивану Грамотину, а в ответех указал государь писатися ему думным". По роду своей службы постоянно общаясь с иностранцами, Грамотин воспринимал отдельные элементы европейской культуры, о чем свидетельствует заказ им собственного портрета - явление, распространенное в Европе, но в России встречавшееся еще крайне редко. Он занимался и литературной деятельностью - его перу принадлежит одна из редакций "Сказания о битве новгородцев с суздальцами". Особенностью грамотинской редакции "Сказания..." является сочувственное отношение автора к "самовластью" новгородцев, которые "сами себе избираху" князей, и осуждение суздальских князей, которых Грамотин обвиняет в зависти к богатству Новгорода. В 1626 году, когда Грамотин находился на пике славы и почета (на бракосочетании молодого царя. в числе пяти самых именитых бояр шествовал сразу вслед за молодоженами), был подвергнут опале: «заковав в железа», его под охраной отправили в городок Алатырь на реке Суре. Так для него началась семилетняя ссылка. Из ссылки он был возвращен лишь после кончины патриарха, в 1633. В 1634-35 снова возглавлял Посольский приказ в чине думного дьяка и печатника.



полная версия страницы