Форум » Таймлайны - База Данных » Австро-Венгрия в XVI веке (сборник) » Ответить

Австро-Венгрия в XVI веке (сборник)

georg: или МаксимилианI, король Римский и Венгерский Извиняюсь за долгое отсутствие, работа сейчас отнимает все время. Но небольшая альтернатива родилась. В 1492 году скончался славный венгерский король Матьяш Хунъянди, оставив Венгрию на вершине могущества. Казна была полна (за годы его правления доходы казны выросли с 250 до 500 тыс. форинтов), военные силы внушительны. Кроме военных отрядов короля и баронов (бандерий) и мобилизованного дворянства Матьяш содержал наемную армию - «черное войско» наемников, состоявшее из тяжеловооруженной кавалерии и пехоты, а также из отрядов, имевших боевые повозки гуситского типа и артиллерию - 20 тыс. кавалеристов, 8 тыс. пехотинцев и 9 тыс. боевых повозок. Кроме того, еще 8 тыс. солдат были постоянно расквартированы в замках и укреплениях великолепно организованной южной линии венгерской обороны. Королевская власть была сильна, буйные венгерские бароны после 2 жестко подавленных Матьяшем мятежей притихли. В претендентах на опустевший трон недостатка не было. Венгерского престола добивался Максимилиан Габсбург. Его право на это предусматривалось договором от 1463 г., подписанным Матьяшем и Фридрихом III. С другой стороны на корону претендовал король Чехии Владислав Ягеллон, чья мать была внучкой Жигмонда и сестрой Ласло V. Владислава поддерживал его отец – король Польский и вел. князь Литовский КазимирIV. Претензии Максимилиана были самыми обоснованными, и именно с ним можно было связывать надежды на помощь против турок (активизации которых ожидали сразу после смерти Матьяша), но господствующие сословия прежде всего хотели получить такого короля, контроль за которым находился бы в их руках. Этому требованию идеально соответствовал Владислав, прозванный в Чехии «король добже», за то что соглашался с любым предложением своих вельмож. Он был коронован как Уласло II, но при условии подписания предвыборных обещаний, в частности об отмене всех нерегулярных налогов, займов и других «вредных нововведений» Матьяша. Максимилиан, имевший сильную партию среди венгерской знати, начал военную кампанию, освободил Вену и другие австрийские земли, в свое время отнятые Матьяшем у его отца ФридрихаIII, но тут у него кончились деньги, ни имперский рейхстаг, ни Швабский союз не оказали ему финансовой помощи для ведения войны вне территории СРИ, и Максимилиану пришлось отказаться от претезий на венгерскую корону. Правление Владислава стало периодом стремительного упадка королевской власти. Вся власть в королевстве перешла к дворянскому сейму, который отказался вотировать налоги, и регулярная армия Матьяша была распущена. Развал достиг таких масштабов, что в 1521 Белград был осажден и взят турками, и венгры не сумели собрать войско для отпора. При Мохаче венгерская армия насчитывала не более 25000 бойцов, и проигрыш этой битвы стал концом королевства. Итак, альтернатива: Максимилиану в решающий момент удалось пополнить казну – рейхстаг вотировал-таки имперский налог, либо, например, Владислав оказался должником Вельзеров, и Фуггеры, обеспокоенные возможностью того, что став королем Венгрии Владислав передаст их концессии на разработку серебряных рудников Словакии конкурентам, выдали кредит Максимилиану. Короче у Максимилиана оказалось достаточно денег не только на продолжение кампании, но и на то, чтобы вовремя перекупить наемное войско Матьяша. Магнаты поддерживающие Владислава разгромлены, и Максимилиан вступает на венгерский трон.

Ответов - 1832, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 All

georg: Сталкер пишет: Но сколько Вы думете, мушкетов было закуплено в Англии? В РИ при подготовке к Смоленской камапнии при Михаиле Федоровиче в 1631 было закуплено 10000 мушкетов в один присест. Так что "рыночное предложение" есть. Другое дело, что Англия столько не производит. Ну так англичане могут закупить недостающие партии в Испании и даже в Голландии - купец выгоды не упустит

georg: Andreev пишет: Если пехота смогла собраться - значит кавалерия удерживала шведов минимум час. У нас есть в загашнике колонна пеших казаков, которую собирались использовать для развития успеха Черкасского - Пожарский перебросит ее в центр. Andreev пишет: "Атака легкой бригады" В принципе да. Но данный эпизод (атака тяжелой кавалерии спасает прорванный центр) я заимствовал из описания битвы при Гневе (1625) Густава Адольфа с Сигизмундом III. Там тоже гусария вымела шведов с захваченного ими холма в центре польской позиции. Потери гусар были значительны, так что в этот день они уже не участвовали в бою, но уже через 2 года Конецпольский под Тшцяной опрокинул шведов теми же гусарами Andreev пишет: русская кавалерия еще пару лет не будет представлять угрозы противнику на поле боя Год получается - по аналогии с поляками. Andreev пишет: Его нужно убить. Почему?

Сталкер: georg пишет: У нас есть в загашнике колонна пеших казаков Маленькая ремарка. Запорожец - это практически всегда драгун, т.е. как и девние русы, использует лошадь как средство перемещения к месту боя. Сражались же преимущественно в пешем строю с гаковницами, мушкетами, гуляй-градами, пиками. Конный запорожец в бою - это не то, что нонсенс, а достаточно редкое явление. Поляки выметали конных запорожцев играючи, а о пеших ломали себе зубы.

georg: Сталкер пишет: Запорожец - это практически всегда драгун Пеших - здесь указание на назначение, так что ваша ремарка очень в тему Естественно казаки были в "драгунском" строю.

Леший: georg пишет: Пики, укороченные на треть, сохранились не более чем у трети пехотинцев, но на ряду с мушкетом и саблей. Рекомендую как в РИ, передать "освободившиеся" пики казакам - они их еще долгое время успешно использовали. georg пишет: заимствовал из описания битвы при Гневе (1625) Густава Адольфа с Сигизмундом III. Георг, у вас есть подробности польско-шведской войны того времени? Если есть, не можете скинуть ссылку или на "мыло"?

sas: Леший пишет: Георг, у вас есть подробности польско-шведской войны того времени? Если есть, не можете скинуть ссылку или на "мыло"? Я бы тоже не отказался...

georg: Леший пишет: Георг, у вас есть подробности польско-шведской войны того времени? В том и проблема. Перерыв все что можно, я так и не нашел нигде "грязных подробностей" этой войны. Кратенькое описание битвы при Гневе обнаружил на сайте Орденских замков. Описания финальных сражений войны - при Гомерштейне (Хамерштыне) и Тщине (Тшцяне) так и не могу нигде найти.

Крысолов: Andreev пишет: Его нужно убить. Не убить, а взять в плен!

Mukhin: Крысолов пишет: Не убить, а взять в плен! Зачем?

Крысолов: Mukhin пишет: Зачем? Чтоб русский царь с Густавом Адольфом подружился. Типа, два великих правителя восхищены величием друг друга и все такое прочее.

georg: Сражение при Динабурге таким образом окончилось практически в ничью – обе стороны остались на исходных позициях. «Новоприборная» русская пехота показала себя с наилучшей стороны в огневой подготовке, отбив все последующие шведские атаки на шанцы, но оказалась пока относительно слабой в рукопашных схватках – особенно в сравнении с почти поголовно погибшим в минувших битвах московским стрелецким корпусом, профессионально обучавшимся венгерской школе боевого фехтования. Потери кавалерии были катастрофичны - погибла половина тяжелой конницы. Впрочем у шведов было не лучше – полегли все драгунские полки и большая часть рейтарских. Русская армия оставалась в укрепленном лагере, снабжаемая по Двине, король отошел к Кокенгаузену, где узнал, что многочисленные русские и ногайские конные партии со стороны Пскова вступили в Ливонию и разоряют край. Потеряв свою лучшую конницу и почти всех драгун в минувшем бою и имея за плечами не уничтоженную армию противника, король не мог эффективно противостоять московским набегам, превращающим Лифляндию в пустыню – шведская армия не могла гоняться по всей стране за летучими «корволантами», имея на хвосте неразбитую русскую армию. С севера приходили неутешительные известия – воевода Валуев удачной вылазкой нанес тяжелые потери шведскому корпусу, осаждавшему Нарву, сам командующий осадой генерал Горн погиб. Деньги в королевской казне заканчивались, а с Ливонии взять было нечего. Царь Иван, раненый в минувшем сражении, но удерживавший управление армией в своих руках, рассчитывал первоначально взять шведов измором, сочетанием маневренной войны с тактикой конных набегов. Данный план кампании имел бы все шансы на успех, если бы в тылу у царя не было другой вражеской армии. Через 2 недели после битвы пришло известие о падении Слуцка. Подавив огонь фланкируюших бастионов и полуразрушив один из них взрывом подведенной мины, Валленштейн упорной бомбардировкой разрушил наиболее уязвимую куртину крепости. Штурм стоил его войску больших потерь (впрочем штурмовые колонны Валленштейн составил преимущественно из литвинов), но увенчался успехом. Русский гарнизон по большей части погиб, раненый Шеин попал в плен. Овладев Слуцком, Валленштейн двинулся на восток. Заняв без боя Бобруйск и Свислочь, гетман в середине июля вышел к Днепру. Но здесь перед ним встала другая твердыня Белой Руси – Быхов. Так же великолепно укрепленный «по последнему слову», так же в изобилии снабженный запасами и сильным гарнизоном. При этом двигаться гетману приходилось по пустынной территории – местные крестьяне скрывались в лесах и вели активные партизанские действия. Тем не менее известие о падении Слуцка заставило царя начать переговоры со шведами. После предварительных пересылок в Кокенгаузен направился сам «великий канцлер» Федор Романов.

georg: Федор Никитич явился в ставку Густава Адольфа блистая роскошью, в сопровождении раззолоченной свиты на великолепных аргамаках, и переговоры начал с блестящего пира, данного для короля и его военачальников. Французские вина лились рекой, золотая посуда раздаривалась после каждого тоста. После нескольких посольских приемов у шведов сложилось впечатление, что средства московского государя неисчерпаемы (и близкого конца войне ждать не приходится). Впечатление это подкреплялось тем фактом, что царь сумел за 1 год перевооружить свою армию новыми мушкетами. На переговорах русский канцлер рассыпался в похвалах военному искусству шведского короля, вставляя между делом, что царь уже и не мечтает об аннексии занятой шведами Ливонии, а собирается только не оставить в этой стране камня на камне в отместку за измену неверных вассалов – и при виде рыскавших по Ливонии татарских загонов высказывания эти звучали весьма актуально. В то же время Романов намекал, что в случае мирного соглашения царь готов оказаться от сюзеренитета над Ливонией в пользу короля Швеции, но лишь с тем условием, что король поможет ему закончить эту войну на приемлемых условиях. Требования уступки Нарвы (под стенами которой только что потерпел поражение корпус Горна) и возврата Выборга Романов категорически отверг, напомнив, что Выборг был уступлен России в обмен на помощь, оказанную отцу Густава Адольфа при низложении со шведского трона ныне царствующего в Польше Сигизмунда (который кстати до сих пор титулуется королем Швеции и несмотря на то, что его отречение от претензий на шведский трон было требованием Густава Адольфа при вступлении в эту войну, отречения так и не последовало). Да и…. владение Лифляндией для короля Швеции в значительной степени обесценивается тем, что Рига остается под польским сюзеренитетом (и уступать ее Сигизмунд явно не собирается). Все эти внушения все более и более действовали на короля и его окружение, тем более что с запада шли вести неутешительные. В Амстердаме скончался Морис Оранский, Голландия принимала в качестве его наследника императора Фридриха, но в Штатах шли бурные препирательства по поводу степени ограничения его власти; голландских субсидий на продолжение войны ждать не приходилось, и наконец из Дании доходили вести, что король Христиан при вести о смерти Мориса начал военные приготовления. 12 августа 1622 в Кокенгаузене Федор Романов подписал прелиминарный мирный договор между Россией и Швецией. Согласно договору Россия отказывалась от сюзеренитета над Ливонским орденом и признавала его секуляризацию. Швеция получала Эстляндию с Ревелем (но Нарва с уездом, присоединенная непосредственно к России еще при Грозном, за Россией и оставалась), и Лифляндию, но Латгалия (область, и в РИ оставшаяся за РП), так и незанятая шведами, отходила к России, и Динабург, переименованный в Двинск, стал одной из главных крепостей русского западного рубежа. Швеция обещала не препятствовать русской торговле через Нарву и Невск, а так же выступить посредником для заключения мира с императором Фридрихом. На другой день после подписания договора шведская армия выступила к Риге, к которой направился из Ревеля и шведский флот – король решил овладеть жемчужиной Балтики, не дожидаясь польских уступок. Русская армия выступала на юг – в Белоруссию.

Бивер: georg пишет: Перерыв все что можно, я так и не нашел нигде "грязных подробностей" этой войны. Я нашёл кое-что, но на английском http://www.armchairgeneral.com/forums/showthread.php?p=620255 http://www.twcenter.net/forums/showthread.php?t=75044 Имхо, довольно подробно описано.

georg: Бивер пишет: Я нашёл кое-что, но на английском За вторую ссылку спасибо

Сталкер: Георг, замечательно. События разворачиваются похлеще, чем в авантюрном романе. Кстати, уже сейчас Ваш таймлайн может послужить основой сразу для нескольких АИ-романов.

Бивер: georg пишет: За вторую ссылку спасибо Не за что.

georg: Валленштейн получил известие о соглашении царя со шведами в осадном лагере под Быховым. Располагая всего 20000 солдат, причем из них 10000 своих и 10000 литовских – гетман не стал начинать осаду Быхова с риском быть отрезанным от Литвы наступающей с севера московской армией. Валленштейн отступил обратно к Слуцку, где князь Альберт Радзивилл энергично восстанавливал поврежденные укрепления и снабжал крепость запасами. В это время царь Иоанн уже выступил на юг. Отряды легкой конницы, перейдя Двину, двинулись прямо в Литву, и уже через несколько дней окрестности Вильны затянулись дымом пожарищ. Канцлер и воевода Виленский Лев Сапега не располагал достаточными силами для изгнания неприятеля, и засев в городе, с башни виленского замка вынужден был наблюдать разорение края. Валленштейн вскоре получил послания Сапеги с мольбой защитить Литву. Снабдив отвоеванный Слуцк достаточным гарнизоном, Валленштейн и Радзивилл выступили на север, на помощь Вильне. На берегу Птичи разведка сообщила, что русская армия рядом, мало того – она овладела Минском. Армии противников сблизились под Заславлем. Русская армия стояла у виленской дороги на берегу Птичи, в заново отрытых шанцах, под прикрытием нескольких батарей. Литовские всадники делали попытки выманить русских из укреплений, произошло несколько стычек конницы с переменным успехом, но покидать свою позицию русские явно не собирались. На военном совете Альберт Радизивилл, опасаясь русского вторжения в свое Несвижское княжество, настаивал на атаке, но Валленштейн заявил, что имея всего 8000 качественной пехоты атаковать русский лагерь было бы чистым безумием. Прочие литовские военачальники, хорошо осведомленные о подвигах в Литве и Жмуди русско-татарских «загонов», возглавляемых Касимовским ханом Арсланом (внуком Кучума), требовали немедленного движения к Вильне. Трехдневное «стояние на Птичи» закончилось тем, что Валленштейн и Радзивилл двинулись к Вильне. Литовская конница шла в арьергарде, отбивая нападения русской, но не отрываясь далеко от обоза. Арслан-хан Касимовский, своевременно извещенный о движении литовцев, оттянул свои отряды на север, успев увезти добычу, и перешел Двину под Двинском, уйдя от преследования литовской конницы. Осенняя распутица прекратила военные действия. Укрепив отвоеванный Минск, царь отошел к Полоцку на зимние квартиры.

georg: Несколько более успешно для Польши окончилась кампания на Волыни, где казацкое войско Сагайдачного и крымский хан Джанибек противостояли всей польской армии во главе с королем, имевшей в своем составе 10000 солдат Валленштейна, возглавляемых графом Терцки. Весной казаки и татары напали на Луцк и Львов, но взять ни один из этих городов не удалось. В июне король Сигизмунд подошел к Львову. Хан и гетман, отойдя на восток, заняли позицию у Злочева и приняли сражение. 28 июня армии сблизились и начались первые стычки конницы.29 июня поляки значительными силами атаковали казацкий табор с еще не до конца отрытыми шанцами. Но Сагайдачный ударил на них с боку и отрезал польское войско от его лагеря; погибло около 7 000 поляков, казаки добыли 28 хоругвей, в том числе знамя польного гетмана Потоцкого. 30 июня поляки атаковали казаков главными силами. Польская конница сбила казаков с поля, рассеяв их лаву, и дошла до таборных возов, где атака захлебнулась. Сагайдачный перешел в контратаку. В этот момент по польскому флангу нанесли удар всеми силами татары. Их атака опрокинула польскую конницу, и Джанибек атаковал поляков в открытый фланг. К несчастью казаков и татар именно здесь была выстроена пехота Терцки. Быстро развернувшись навстречу атакующим, солдаты Терцки обрушили на татар шквальный огонь из картечных гаубиц и мушкетов. Татары, еще никогда не видевшие столь мощного обстрела, обратились в бегство, и оправившаяся польская конница ударила по ним и погнала. Бегство татар открыло теперь уже фланг казацкого войска, в который врубилась польская конница. В наступление двинулась и пехота Терцки. Сагайдачному пришлось срочно прекратить контратаку и отойти в табор за линию возов. Здесь на линиях таборных возов произошел ожесточенный бой. Линии возов были прорваны, но заблаговременно отрытые шанцы спасли казацкое войско. Под прикрытием укреплений казаки беглым огнем отбили атаку противника. Ночью казацкое войско покинуло позицию и отступило на восток. С утра поляки попытались преследовать казаков. Польская конница настигла казацкий арьергард, который понес большие потери, и только атака оправившихся от вчерашнего шока татар спасла его от гибели. Победоносное польское войско двинулось на Каменец и осадило его. Осада без особых успехов тянулась до зимы.

Mukhin: Ура! Продолжение!!!!

georg: Но наиболее активно в этом году развернулись события на Балканах. Мы уже говорили об антивенгерском восстании в Боснии, начавшемся по вступлении туда ромейских и сербских войск. К концу 1621 года вся Босния кроме Яйцевского баната была освобождена от власти Венгрии. Отряды повстанцев двигались по Банату и Воеводине. Сербский князь Стефан Петрович, оказывая активную помощь повстанцам, думал только об освобождении захваченных Венгрией сербских территорий, и не догадывался, какую страшную мину он закладывает под австро-венгерскую государственность. Венгрия исстари была государством знати, и для этой знати традиционным было стремление к ограничению королевской власти. В Австрийских землях дворянство так же было достаточно могущественным, и еще более усилилось во время реформации через секуляризацию церковных земель. Габсбурги, начиная с Максимилиана I и Карла V, придя к власти в обстановке внешней угрозы, усиливали королевскую власть и старались консолидировать все силы страны для отпора туркам. При этом, подавляя недовольство знати, они опирались на города, а в Венгрии, где города были слабы – на широкие массы народа. В своих Австро-Венгерских владениях императоры ограничили барщину и оброк строго узаконенной нормой, удерживали стабильные налоги и разрешили крестьянам носить оружие. Дворянство ненавидело своих правителей и не раз поднимало мятежи. Но Габсбурги располагали мощной армией, вербуемой на средства, получаемые с богатых Нидерландов, из того же самого венгерского дворянства, разорившегося или мелкопоместного. Мощь армии и поддержка народных масс делали режим Габсбургов весьма устойчивым, несмотря на перманентный конфликт с дворянством. Потеря Нидерландов нанесла страшный удар Габсбургскому режиму. Регулярная армия погибла в боях с коалицией, денег на ее быстрое восстановление не хватало, и Матвей вынужден был призвать к оружию венгерскую знать и дворянство. Оказавшись главной военной силой в стране, венгерское дворянство объединилось в конфедерацию с австрийским, и продиктовало претенденту на трон Фердинанду новую дворянскую конституцию, урезав королевскую власть до минимума и превратив Австро-Венгрию в аналог Речи Посполитой. После этого процесс закрепощения крестьян пошел по уже отыгранному польскому сценарию. Дворянские собрания стали принимать постановления, отменяющие прежнюю регламентацию барщин и оброков; повинности резко возросли. Француз Шок де Брес писал уже в 1620 году, что венгерские дворяне приравнивают крестьян к скоту и жестоко обращаются с ними. Ограничения барщины были постепенно отменены, и положение крестьян действительно приблизилось к положению рабов. Разумеется, крестьяне сопротивлялись нараставшему угнетению. Восстания и возмущения то и дело вспыхивали в отдельных комитатах. К моменту начала войны социальная напряженность в стране достигла предела. Боснийское восстание отозвалось в стране широким резонансом. Весной 1622 восстание крестьян развернулось в соседней Хорватии. Причиной восстания послужили беззаконные действия бана Хорватии графа Фомы Эрдеди, который пользуясь властью, попытался обратить в крепостных свободных крестьян – кметов, села которых оказались между его землями. В Стубице в начале 1622 был организован «Верховный крестьянский совет», во главе которого встал бывший унтер-офицер габсбургской армии Илья Грегорич. Восстание началось 28 февраля 1622 во владениях Эрдеди. Повстанцы внезапным ударом взяли замок бана, носивший гордое имя Царьград, и двинулись к границе Штирии, пополняясь новыми отрядами крестьян из Судедграда, Стубицы, Ястребарского, Керестинца. Войско повстанцев росло как снежный ком. План Грегорича предусматривал захват Загреба, низложение бана и обращение к королю.

georg: К моменту начала восстания все военные силы Австро-Венгрии были стянуты в Боснию – венгерские лидеры стремились сокрушить ромейскую армию в решающем бою. В следствии восстания в Хорватии бан Фома Эрдеди с находившимся под его командованием значительным контингентом войск двинулся на усмирение бунта. Димитрий, узнав о разделении сил противника, немедленно начал стягивать армию в Сербии для наступления. В апреле он двинулся в Боснию, и столкнулся с армией Паппенгейма неподалеку от Яйце в Боснии. Эрдеди к этому времени уже разгромил и рассеял повстанческое войско Грегорича у городка Кршко, но не успел учинить «репрессию» и уничтожить более мелкие отряды – настойчивые призывы Паппенгейма торопили его на соединение с главными силами. Папенгейм решил было сперва уклониться от боя, чтобы дождаться Эрдеди, но Димитрий активно преследовал его, венгерские дворяне возмутились отступлением, и сражение было принято. Правое крыло австро-венгров состояло из пяти больших эскадронов конницы, в интервалах между которыми находились мушкетеры, и одной терции пехоты. В центре располагались четыре терции пехоты. На левом крыле построились шесть больших эскадронов, левее которых находились хорваты (легкая конница) и драгуны. Кавалерия обоих крыльев была выстроена в две линии. Артиллерия в составе двух батарей занимала позиции впереди своего правого крыла (14 орудий) и в центре (7 орудий). Димитрий и Скопин-Шуйский выстроили свою армию в две линии. Пехота построилась в 10 шеренг, расчлененная по фронту на бригады, кавалерия сосредоточилась на флангах. На этот раз благодаря отсутствию корпуса Эрдеди русская армия в кавалерии имела даже преимущество над австро-венгерской. Первая линия правого крыла ромеев двинулась вперед, но венгерская панцирная конница отбросила ее. Тогда сам император Димитрий во главе тяжелой конницы правого крыла двинулся через ручей против кавалерии левого крыла венгров, а Скопин-Шуйский должен был с левым крылом обрушиться на правое крыло противника. На правом крыле Димитрий стремительно атаковал хорватов генерала Изолани, и после упорного боя опрокинул их, вынудив к бегству по дороге на Яйце. В то же самое время в центре ромейская пехота выбила из окопа австрийских мушкетеров и овладела 7-орудийной батареей противника, повернув ее пушки на самих австро-венгров. Паппенгейм, видя расстройство своего центра, бросил против правого фланга ромеев несколько батальонов из второй линии, а против их левого фланга - 3 полка панцирных всадников графа Эстергази. Панцирные копейщики Эстергази вызвали замешательство в ослабленных боем ромейских пехотных полках и отбросили их, причем ромеи потеряли захваченную ими 7-орудийную батарею. Но ромейская артиллерия сильным огнем остановила дальнейшее наступление венгров. Император Димитрий, получив известие о неудаче пехоты своего центра, оставил на правом крыле князя Ивана Страшимирича, и бросился с панцирным гусарским полком на помощь отступавшей пехоте. Император лично выстраивал полк к атаке, и внезапно оказался под самыми дулами прошедших через перелесок австрийских мушкетеров. Полк как раз перешел через ручей и начал строиться уже под огнем. Император был впереди, когда неприятельская пуля сразила его. Тяжело раненого императора отвезли в лагерь. В то время, когда Димитрий был ранен, ромейская пехота вновь атаковала австро-венгерский центр и вторично овладела батареей, вновь обратив ее пушки против центра противника. Узнав о ранении императора, Скопин-Шуйский сдал командование левым крылом Стефану Петровичу и поскакал к центру. Он воодушевил болгарскую пехоту, привлек свежие полки второй линии и в 2 часа дня двинулся в атаку, выдвинув при этом вторую линию пехоты, еще не вступавшую в бой. В результате этой атаки ромеи опрокинули центр и оба фланга противника и захватили всю австро-венгерскую артиллерию. Окруженные с флангов австро-венгерские войска дрогнули и стали отступать. Конница была отброшена к северу, а пехота отступила за Яйце. В 3 часа дня Скопин считал, что уже одержал победу, как вдруг на правом крыле бой разгорелся с новой силой. Это прибыл бан Фома Эрдеди со своим конным корпусом, который сходу атаковал и опрокинул правое крыло ромеев. Скопин увидел опасное положение своего правого крыла, поспешил на выручку и атаковал Эрдеди, который был при этом убит. Ромейская армия снова перешла в общее наступление, и к 5 часам остатки австро-венгерской армии обратились в бегство. В догонку противнику Скопин бросил сербов и легкоконные валашские хоругви, которые преследовали австро-венгров до темноты. К вечеру австро-венгерская армия была рассеяна. Поражение Австро-Венгрии было сокрушительным. Но радость победы для ромеев была омрачена тем, что их император заплатил за победу жизнью – Димитрий скончался от раны в своем шатре тем же вечером.

georg: После кончины Димитрия единственным императором был провозглашен соправитель покойного царь Иван Юрьевич. В его отсутствие управление страной перешло к императрице-матери Ксении Борисовне, а верховное командование – к Скопину-Шуйскому. Князь Сербский Стефан Петрович настаивал на осаде и отвоевании у венгров Белграда, но положение в Малой Азии становилось угрожающим, и войска перебрасывались к Босфору. Ксения приняла решение предложить разбитой Австро-Венгрии мир, что ставило крест на мечтах Петровича об освобождении принадлежащих Венгрии сербских земель, в первую очередь Белграда. И тогда князь Стефан продолжил кампанию на свой страх и риск. Белград был блокирован, хотя сил для взятия столь мощной крепости у сербов не хватало. Одновременно князь двинул ряд сербских отрядов вглубь венгерской территории. Рассчитывая на отвоевание Воеводины, Стефан в манифесте призвал местных сербов к восстанию, обещая им ликвидацию крепостничества. Данный призыв стал искрой в пороховой бочке. Крестьяне Воеводины восстали и примкнули к сербам, с другой стороны с новой силой разгорелось восстание в Хорватии, где Грегорич успел уже собрать свои рассеянные было отряды. Но главное – восстание быстро перекинулось на соседние чисто венгерские комитаты. В Темешварском банате и в Бачке было много ранее свободных крестьян, несших пограничную службу во времена турецких войн. Незадолго до войны обращенные в крепостных, крестьяне эти поднялись теперь во главе с бывшим унтер-офицером Габсбургской армии Дьердем Биге. Биге развернул знамя восстания под Темешваром, и это восстание в короткий срок охватило 5 комитатов. Накопившаяся за последние годы ненависть к поработителям вызвала теперь сокрушительный взрыв и внезапно сделала Дьердя Биге вождем одной из самых мощных крестьянских войн в истории Европы. В своём обращении к крестьянам Биге нарисовал яркую картину угнетения крестьянства господами. Главное зло он видел в крепостном состоянии крестьянства, которое он именовал рабством. Уничтожение крепостничества Биге считал основной целью борьбы. Повсюду крестьяне предавали огню особняки помещиков, грабили замки и уничтожали документы, удостоверявшие права сеньоров. Их поддержали популярные в массах монахи-францисканцы самого строгого толка, которые обычно вели миссионерскую работу и которых давно уже тревожила несправедливость, творящаяся в селах и оппидумах, где они сами жили. Общим официальным требованием повстанцев было одно – крестьяне королевства должны получить все те же свободы, которыми пользуются секеи в Трансильвании. В июне Биге двинулся от Темешвара на север и вышел к Токаю. Восстанием к этому времени было охвачено все Потисье. После разгрома при Яйце венгерские власти не могли выставить на подавление значительных сил и повстанческая армия действовала свободно, разбивая немногочисленные бандерии местных магнатов. Спасаясь от расправы крестьян, феодалы массово бежали в Буду.

sas: eorg пишет: Полк как раз перешел через ручей и начал строиться уже под огнем. Император был впереди, когда неприятельская пуля сразила его. Тяжело раненого императора отвезли в лагерь. В то время, когда Димитрий был ранен, ромейская пехота вновь атаковала австро-венгерский центр и вторично овладела батареей, вновь обратив ее пушки против центра противника. Узнав о ранении императора, Скопин-Шуйский сдал командование левым крылом Стефану Петровичу и поскакал к центру. Он воодушевил болгарскую пехоту, привлек свежие полки второй линии и в 2 часа дня двинулся в атаку, выдвинув при этом вторую линию пехоты, еще не вступавшую в бой. В результате этой атаки ромеи опрокинули центр и оба фланга противника и захватили всю австро-венгерскую артиллерию. Окруженные с флангов австро-венгерские войска дрогнули и стали отступать. Конница была отброшена к северу, а пехота отступила за Яйце. В 3 часа дня Скопин считал, что уже одержал победу, как вдруг на правом крыле бой разгорелся с новой силой. Это прибыл бан Фома Эрдеди со своим конным корпусом, который сходу атаковал и опрокинул правое крыло ромеев. Скопин увидел опасное положение своего правого крыла, поспешил на выручку и атаковал Эрдеди, который был при этом убит. ЕМНИП почти Copy-Paste Люцен? ;)

Сталкер: Георг, Вы не подскажете, почему настроение такое, что попросту не хочется критиковать ни единого абзаца в Вашем таймлайне?

georg: sas пишет: ЕМНИП почти Copy-Paste Люцен? ;) Практически (на сочинение оригинального сценария на этот раз банально не хватило времени, обратите внимание в котором часу по Москве все это выложено ). Это сражение и станет в военной истории аналогом Лютцена - похоронит тактику терциевых построений. Димитрия пришлось того, вместо Густава Адольфа ;)

Sergey-M: georg пишет: Димитрия пришлось того, вместо Густава Адольфа ;) таки решили не разделять пока Русь-ромею?

Сталкер: Sergey-M пишет: таки решили не разделять пока Русь-ромею? Пока. Но за этим в конце-концов не заржавеет.

Вольга С.лавич: georg пишет: Первая линия правого крыла ромеев двинулась вперед, но венгерская панцирная конница отбросила ее. Тогда сам император Димитрий во главе тяжелой конницы Ну вот не верю я в это. Это совершенно против традиций русских царей и тем более византийских императоров. Ещё можно понять Ивана, который повёл дворян в решающую атаку, но здесь то речь о локальной неудаче. ИМХО, Димитрия вообще не будет при армии, будет где-нибудь в районе Константинополя готовить "резервную" армию.

Han Solo: Вольга С.лавич пишет: Это совершенно против традиций русских царей и тем более византийских императоров Не в русских традициях? Вспоминаем Дмитрия Донского, Шемяку и прочих. Не в византийских? Василий Болгаробойца, Алексей Комнин, Иоанн Комнин, Ласкарисы и т.д. и т.п.

Сталкер: Да и последнего базилевса ромеев, Константина XI, здесь уместно вспомнить. Он тоже не прятался под столом от османов, осаждавших его город, а сражался вместе со своими солдатами на крепостной стене, и погиб, как воин, в бою!

georg: Sergey-M пишет: таки решили не разделять пока Русь-ромею? Разделится, но позже. Соединение под властью Ивана наоборот приготовит предпосылки к разделению - Московия не сможет смириться с ролью переферии "Священной Римской империи Русского народа", подчиненной Константинополю административно и церковно. Вольга С.лавич пишет: Это совершенно против традиций русских царей и тем более византийских императоров. К вышестоящим ответам добавлю еще, что Димитрий - особый случай. Младший сын Грозного по видимому не имел никаких шансов на корону, и его изначально готовили к военной карьере. С 16 лет он постоянно в рядах армии, воюющей с турками. Будучи профессиональным военным, да и власть в Ромее взяв фактически в результате военного переворота, поправ даже церковные каноны своим браком с Ксенией, вряд ли он вообще считался бы с какими-либо традициями.

sas: georg пишет: Это сражение и станет в военной истории аналогом Лютцена - похоронит тактику терциевых построений. Хм, я почему-то считал, тактику терций похоронили при Рокруа...При Нордлингене она ЕМНИП еще вполне рулила...

georg: sas пишет: Хм, я почему-то считал, тактику терций похоронили при Рокруа...При Нордлингене она ЕМНИП еще вполне рулила... Это да. Признаться, мне не сильно хочется ее хоронить - привлекает идея эволюции терции в некий прототип колонны Фолара, в комбинации с линейной тактикой. Как думаете, реально?

Вольга С.лавич: Han Solo пишет: Не в русских традициях? Вспоминаем Дмитрия Донского, Шемяку и прочих. Так пример неудачен. И Дмитрий и Шемяка участвовали только в решающих битвах. Тут у нас не битва за Константинополь.

sas: georg пишет: Признаться, мне не сильно хочется ее хоронить - привлекает идея эволюции терции в некий прототип колонны Фолара, в комбинации с линейной тактикой. Как думаете, реально? Хм, ИМХО немного попахивает прогрессорством....Хотя...у Вас подробности про колонну Фолара есть?

georg: sas пишет: Хм, ИМХО немного попахивает прогрессорством.... Но не так чтобы очень уж сильно. Победы Густава Адольфа в РИ привели к распостранению линейного порядка, но уже Монтекуколи указывал на выгоды устремления сил против одного неприятельского фланга, с возможным его охватом, и оставления пассивного заслона против другого, предлагая фактически комбинацию колонны и линии. Фолар, фанатик идеи колонны, в сущности реконструировал косой боевой порядок Эпаминонда в сражениях при Мантинее и Левктрах. "Основное значение для последующего развития тактики во Франции получил труд (изд. 1727 — 1730 г.) генерал-майора Фолара — перевод истории Полибия с комментариями. Комментарии Фолара глубоко взволновали общественную мысль; труд остался незаконченным, вследствие запрещения, наложенного двором, так как военно-исторические примеры Фолара глубоко задевали высший командный состав. Тенденция Фолара и его последователя Мениль-Дюрана заключалась в критике линейного порядка, созданного реформацией и так пышно расцветшего в Пруссии. Фолар — враг тонкого боевого порядка; решительное значение в бою имеет атака, а ударную силу тонкого развернутого строя нельзя и сравнивать с ударной силой колонны. " Нужен начитавшийся Плутарха (об Эпаминонде) полклводец и одно нашумевшее сражение, где удар колонны сомнет "линии".

sas: georg пишет: Нужен начитавшийся Плутарха (об Эпаминонде) полклводец и одно нашумевшее сражение, где удар колонны сомнет "линии". Можете считать,что Плутарха в РИ начитался Фридрих 2-й Гогенцоллерн :) georg пишет: Нужен начитавшийся Плутарха (об Эпаминонде) полклводец и одно нашумевшее сражение, где удар колонны сомнет "линии". С колонной все не так просто, например есть вот такое мнение:http://www.genstab.ru/rev1789_4.htm Учитывая,что все это происходит в 18-м веке,ИМХО не надо гнать лошадей и пытаться сделать колонны в сер. 17-го....

Крысолов: georg пишет: Нужен начитавшийся Плутарха (об Эпаминонде) полклводец Руссоромей??? sas пишет: все это происходит в 18-м веке А пусть все это произойдет в ходе гражданской войны в России в начале 18 века. Именно таким образом ромейский претендент победит русских претендентов.

Han Solo: Крысолов пишет: Руссоромей??? Ну а что такого-то? В Византии Плутарх был настольной книгой у любого уважающего себя государственного деятеля.

Крысолов: Han Solo пишет: Ну а что такого-то? А я что, против?



полная версия страницы