Форум » Таймлайны - База Данных » Австро-Венгрия в XVI веке (сборник) » Ответить

Австро-Венгрия в XVI веке (сборник)

georg: или МаксимилианI, король Римский и Венгерский Извиняюсь за долгое отсутствие, работа сейчас отнимает все время. Но небольшая альтернатива родилась. В 1492 году скончался славный венгерский король Матьяш Хунъянди, оставив Венгрию на вершине могущества. Казна была полна (за годы его правления доходы казны выросли с 250 до 500 тыс. форинтов), военные силы внушительны. Кроме военных отрядов короля и баронов (бандерий) и мобилизованного дворянства Матьяш содержал наемную армию - «черное войско» наемников, состоявшее из тяжеловооруженной кавалерии и пехоты, а также из отрядов, имевших боевые повозки гуситского типа и артиллерию - 20 тыс. кавалеристов, 8 тыс. пехотинцев и 9 тыс. боевых повозок. Кроме того, еще 8 тыс. солдат были постоянно расквартированы в замках и укреплениях великолепно организованной южной линии венгерской обороны. Королевская власть была сильна, буйные венгерские бароны после 2 жестко подавленных Матьяшем мятежей притихли. В претендентах на опустевший трон недостатка не было. Венгерского престола добивался Максимилиан Габсбург. Его право на это предусматривалось договором от 1463 г., подписанным Матьяшем и Фридрихом III. С другой стороны на корону претендовал король Чехии Владислав Ягеллон, чья мать была внучкой Жигмонда и сестрой Ласло V. Владислава поддерживал его отец – король Польский и вел. князь Литовский КазимирIV. Претензии Максимилиана были самыми обоснованными, и именно с ним можно было связывать надежды на помощь против турок (активизации которых ожидали сразу после смерти Матьяша), но господствующие сословия прежде всего хотели получить такого короля, контроль за которым находился бы в их руках. Этому требованию идеально соответствовал Владислав, прозванный в Чехии «король добже», за то что соглашался с любым предложением своих вельмож. Он был коронован как Уласло II, но при условии подписания предвыборных обещаний, в частности об отмене всех нерегулярных налогов, займов и других «вредных нововведений» Матьяша. Максимилиан, имевший сильную партию среди венгерской знати, начал военную кампанию, освободил Вену и другие австрийские земли, в свое время отнятые Матьяшем у его отца ФридрихаIII, но тут у него кончились деньги, ни имперский рейхстаг, ни Швабский союз не оказали ему финансовой помощи для ведения войны вне территории СРИ, и Максимилиану пришлось отказаться от претезий на венгерскую корону. Правление Владислава стало периодом стремительного упадка королевской власти. Вся власть в королевстве перешла к дворянскому сейму, который отказался вотировать налоги, и регулярная армия Матьяша была распущена. Развал достиг таких масштабов, что в 1521 Белград был осажден и взят турками, и венгры не сумели собрать войско для отпора. При Мохаче венгерская армия насчитывала не более 25000 бойцов, и проигрыш этой битвы стал концом королевства. Итак, альтернатива: Максимилиану в решающий момент удалось пополнить казну – рейхстаг вотировал-таки имперский налог, либо, например, Владислав оказался должником Вельзеров, и Фуггеры, обеспокоенные возможностью того, что став королем Венгрии Владислав передаст их концессии на разработку серебряных рудников Словакии конкурентам, выдали кредит Максимилиану. Короче у Максимилиана оказалось достаточно денег не только на продолжение кампании, но и на то, чтобы вовремя перекупить наемное войско Матьяша. Магнаты поддерживающие Владислава разгромлены, и Максимилиан вступает на венгерский трон.

Ответов - 1832, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 All

georg: Леший пишет: а не на Греко-Россию а) На данный момент они едины (и царь у них общий - Иоанн). Грузия та вообще под протекторатом Царьграда. И кстати - Восточная Грузия и Дербент принадлежали еще отцу Аббаса до его разгрома турками, и желание вернуть их в Иране непременно будет.

Леший: А Ормуз у португальцев Аббас уже отвоевал? А то я не помню этот момент в таймлайне.

Сталкер: Леший пишет: Чтобы его сбыть нужны купцы. Будут купцы будут. Конвои испанцы будут водит. Галеоны под прикрытием галер. Ничего с ними разрозненные шебеки островного братства не сделают. Д, испанцам придется дороже - ну и что? Спрос рождает предложение, а спрос на шелка и индийские специи в Европе высок чудовищно. Взлетят цены в Саламанке и Марседе, в Генуе и Венеции - ну ква!

Леший: Сталкер пишет: Конвои испанцы будут водит ЕМНИП, у испанцев свое шелководческое производство. Им конкуренция без надобности.

Сталкер: Вообще, правда, у Аббаса зуб на те территории, которые отошли от Порты Ромее - достались ей, тык скыть, в наследство. И этот гнойник рано или поздно обязан прорваться - он никуда не делся. Но считает ли Аббас, что он уже готов на это прямо сейчас - не знаю.

georg: Леший пишет: А Ормуз у португальцев Аббас уже отвоевал? В РИ это случилось в 1622. Но в этом мире Аббас к 1612 разгромил основных противников на востоке и на западе - Османов и узбеков, и скорее всего займется Ормузом в союзе с голландцами как раз во второй половине 1610ых. Предположим что Аббас в этом мире взял Ормуз (а голландцы подчинили Оман) в 1618. Но на 1620ые в РИ приходится еще одна война Аббаса - победа над Великим Моголом Джехангиром и завоевание Кандагара. Может не парится и заслать Аббаса в Афганистан на все время коалиционой войны? Пусть возьмет Кандагар в 1620. Таким образом вопрос о его активности на западе в это время снимается.

Крысолов: Для пущего разврата Аббасу лучше поучавтсвовать в войне. Но Аббас - прагматик. Надо просчитать что ему больше пользы принесет. В общем либо в Афганистан, либо в Грузию его.

Крысолов: Но лучше в грузию. Чтоб русским жизнь малиной не казалась. Да и Саакадзе персам надо проучить.

Крысолов: georg пишет: Протекторат над Мединой и Меккой и торжество шиизма. Впрочем это тоже важный фактор. Он может после первых успехов в Грузии пойти на Юг?

georg: Крысолов пишет: Он может после первых успехов в Грузии пойти на Юг? И в результате поссорится со всеми без исключения западными соседями и в перспективе собрать против себя коалицию Испании, Турции, Грузии и России? Слишком рисковано. Вы же писали: Крысолов пишет: Аббас - прагматик.

georg: Крысолов пишет: Да и Саакадзе персам надо проучить. Откуда такая кровожадность? Вы Саакадзе с Саакашвили часом не перепутали? Саакашвили был бы польщен

Вольга С.лавич: Подумал насчёт средиземноморских конвоев. 1) Как это не странно, но первое упоминание галеонов относится к венецианскому кораблю. 2) В 1718 Венеция имела 25 ЛК. Тут у нас Венеция не беднее и 20-30 галеонов может себе позволить. 3) Эскадре в 4-5 галеонов никакие галеры не страшны в принципе (опыт плаванья английских "купцов" в Средиземноморье), если эта эскадра эскортирует конвой, то это обеспечивает приемлимую защиту от пиратов (испанский опыт начала 17 в.) Т.о. за 10-20 лет Венеция для восточной торговли заведёт флот галеонов. Если Восточная империя хочет воевать с Венецией, ей тоже придётся обзавестись галеонами.

georg: Вольга С.лавич пишет: В 1718 Венеция имела 25 ЛК Дак то когда. В РИ первыми ЛК Венеция обзавелась во время "Кандийской войны" с турками за Крит (1645-1669), причем додумались до этого венецианцы только после первой англо-голландской, и первые корабли не сами построили, а купили в Голландии. До этого воевали по дедовски на галерах. Как и их основные противники турки. Вольга С.лавич пишет: ей тоже придётся обзавестись галеонами Галеоны строились по таймлайну на Черном море еще для войны с турками. Другое дело - особеннности ТВД. Галеры ведь не случайно так долго держались во флотах Турции и Венеции. В открытом море галеон с его двумя артиллерийскими деками имеет безусловное преимущество в артиллерийском бою, с ним справится только "волчья стая" галер. Но вот в Архипелаге, между островами, где и глубина не ахти, и ветер не шибко... Потому и воевали турки так долго на галерах, что в Архипелаге они были удобны. Фрегат же собственно изобретен на Средиземном море, по началу это - парусно-гребное судно с одной артиллерийской палубой (т.е. где-то 30 орудий по бортам), имеющее полное парусное вооружение, но еще и весельный ход. Собственно он и есть эволюционировавшая, укрупненная пиратская шебека. Вам не кажется, что для войны в Архипелаге это на тот момент оптимально?

Вольга С.лавич: georg пишет: Дак то когда. В РИ первыми ЛК Венеция обзавелась во время "Кандийской войны" с турками за Крит (1645-1669), причем додумались до этого венецианцы только после первой англо-голландской, и первые корабли не сами построили, а купили в Голландии. До этого воевали по дедовски на галерах. Как и их основные противники турки. 1) Тут у нас Венеция богаче 2) В реале её интересы были в Архипелаге, где необходимы галеры, а тут венецианцы будут вынуждены плавать до Сирии по открытому морю. georg пишет: Фрегат же собственно изобретен на Средиземном море, Для информации -классические фрегаты имеют с теми кораблями, про которые пишет Георг общее только название и некоторые функции. georg пишет: Вам не кажется, что для войны в Архипелаге это на тот момент оптимально? Мне кажется, что война может быть не только в Архипелаге. Собственно, насчёт флота Восточной империи я согласен, мои основные предложения насчёт венецианских конвоев и меньших успехов пиратов.

georg: Вольга С.лавич пишет: классические фрегаты имеют с теми кораблями, про которые пишет Георг общее только название и некоторые функции Дополняю информацию. На 1619 год классических фрегатов еще не существует в природе (их начнут строить в Англии 1630ых годов). А существуют реально только те фрегаты, о которых пишет Георг И кстати именно к этому типу принадлежал первый русский фрегат "Апостол Петр", построенный Петром в Воронеже в 1696 и участвовавший во втором Азовском походе. На тот момент суда подобного типа в отличии от "классических фрегатов" стали называть в зависимости от модификации "гребными фрегатами" и "галиотами". Использовались в русском флоте еще во время русско-шведской войны 1788-1790. Вольга С.лавич пишет: мои основные предложения насчёт венецианских конвоев и меньших успехов пиратов. Ну пиратство ударило по венецианской торговле не так давно. Года три занимались дипломатическими дрязгами (параллельно усиливая флот, но не забываем - опираясь на опыт Лепанто и рассчитывая на галеры и галеасы. Опять же разгрома Непобедимой армады, дискредитировавшего галеасы как мощное боевое судно, в этом мире небыло). А потом примут предложение о вступлении в коалицию, рассчитывая решить вопрос одном ударом. ИМХО реалистичнее к началу войны пополнить новыми галеонами голландского типа французский флот - Франция все же тесно связана с Голландией, и отслеживает северные инновации оперативней почивающей на лаврах Венеции. А к тому же и строит практически новую эскадру в Тулоне. Голландский галеон начала XVII века:

Сталкер: (нетерпеливо) К концу недели смеем рассчитывать на продолжение? :-)))

georg: Сталкер пишет: К концу недели смеем рассчитывать на продолжение? Я надеюсь.

Вольга С.лавич: georg пишет: И кстати именно к этому типу принадлежал первый русский фрегат "Апостол Петр", построенный Петром в Воронеже в 1696 Это галеас! georg пишет: стали называть в зависимости от модификации "гребными фрегатами" и "галиотами". Использовались в русском флоте еще во время русско-шведской войны 1788-1790. Галиот ЕМНИП парусник без вёсел, на нём Беринг плавал. А вот с гребными фрегатами ситуация другая. В России их строили только в конце 18 века в ответ на изобретённые шведским кораблестроителем Чапменом гемамы (фактически те же гребные фрегаты). В боях и те и другие проявили себя не очень и строить их прекратили. Так что гребные фрегаты 18 относятся к фрегатам начала 17 как корветы 21 к корветам 19. Вроде и название одно, и задачи сходные, но непрерывной преемственности нет. Может завяжем с офтопом?

georg: Вольга С.лавич пишет: Галиот ЕМНИП парусник без вёсел Напутал, да. Точнее у Веселаго путанная формулировка. Вольга С.лавич пишет: Это галеас! Во всех источниках, что приходилось читать, он назван гребным фрегатом. Вольга С.лавич пишет: Может завяжем с офтопом? Да, извините. Вопрос украинским коллегам. Как вы оцениваете фортификационную мощь Луцкого замка? Внешне впечатляет, но выдержит ли осаду продвинутой европейской армии XVII века с тяжелой осадной артиллерией пару месяцев? В РИ ведь он после похода Ягайло 1432 на Волынь настоящей осаде и не подвергался.

Andreev: georg пишет: Как вы оцениваете фортификационную мощь Луцкого замка? Внешне впечатляет, но выдержит ли осаду продвинутой европейской армии XVII века с тяжелой осадной артиллерией пару месяцев? Надо план смотреть. Если крепость не перестраивали с 15 века - то Вобана не нужно чтобы взять быстро.

Сталкер: georg пишет: но выдержит ли осаду продвинутой европейской армии XVII века с тяжелой осадной артиллерией пару месяцев? До середины 17 в. в РИ реконструкции не подвергался. До этого был частично каменный (башни, часть стены, хорошо защищен водными преградами, но для осадной техники того времени без модернизации больших проблем представлять не будет. Это не Хотин и не Каменец. Крепость добротная, но... меня терзают смутные сомнения. Как ни крути, Сагайдачному в одиночку Волынь не удержать. Да так даже интересней.

georg: Продолжим. На юге расклад был следующим. Согласно плану кампании основная роль в разгроме Польши отводилась армии Басманова, которая должна была сокрушить польское войско в генеральном сражении и взять Варшаву. Сагайдачному предписано было двинуть на соединение с Басмановым в Польшу значительный казацкий корпус, который возглавил полковник Марк Жмайло с титулом наказного гетмана. Сам же Сагайдачный должен был очистить от поляков родную Галичину и овладеть Львовом. После этого согласно планам Димитрия гетману предстояло перейти Карпаты и совершить отвлекающий удар по ближайшим венгерским комитатам. В мае Сагайдачный двинулся в Галичину и осадил Львов. В городе стоял значительный польский гарнизон во главе с опытным воином, мальтийским командором паном Юдицким. Большая часть населения города – католики и униаты – была лояльна Польше и категорически не желала сдавать Львов казакам. Для верности Юдицкий, поддержанный магистратом, выгнал из города «ненадежных» мещан. Город и оба Львовских замка были серьезно укреплены. Сагайдачный осадил Львов, взяв его в тесную блокаду. Городу, как он считал, ждать помощи было неоткуда, и вместо того, чтобы тратить людей на приступах, можно было взять город измором, как император Димитрий недавно взял Каменец. Казацкие отряды рассыпались по Галичине, захватив ряд небольших городов. Самбор – родина гетмана – был очищен от поляков. На Покутье вспыхнуло крестьянское восстание. Коломыя была занята, и только в Галиче держался кастелян Язловецкий. Жмайло, выступив на север, на соединение с Басмановым, перешел Буг у Владимира-Волынского, захватил Холм и, подойдя к Люблину, получил весть о разгроме московской армии. Жмайло послал гонцов к гетману, и начал отступление на восток, на Волынь. В начале августа казаки перешли Буг, и немного севернее Владимира-Волынского столкнулись с авангардом союзников, возглавляемым помощником Валленштейна графом Терцки. Казаки шло табором, и как только конные дозоры обнаружили противника, они замкнули кольцо из бронированных возов, и плотным ружейным огнем отбили атаку. Меж тем как Терцкий выстраивал свои отряды, казаки взялись за лопаты и быстро окопав бронированные возы землей, соорудили укрепленный лагерь. Пушки были расположены на импровизированных бастионах – набитых землей срубах. Терцкий приказал взять табор в блокаду. Жмайло атаковал мушкетерские роты, пытавшиеся обойти и охватить правый «рог» табора, причем произошла стычка с долгой и довольно упорной перестрелкой. Как позднее вспоминал Терцки, «огонь казацкий по плотности не уступал мушкетерскому, а по меткости далеко превосходил наших». Но когда в рядах мушкетеров появилось несколько «полковых пушек» положение быстро изменилось. Поливаемые картечью казаки сумели залечь, укрывшись за неровностями местности, и попытались окопаться, но когда подошедшая польская конница сбила с поля и вогнала в табор казацкую, «пешие молодцы так же укрылись в своем лагере». Гусары даже ворвались было в табор, но Терцки приказал им отступить. Он укрепил позиции пехоты «испанскими рогатками» и расставил пушки, огонь которых дважды отразил новые попытки казацких вылазок. Остаток дня прошел в стычках и перестрелках. Атаковать сам табор чешский генерал не спешил, поджидая Валленштейна. Жмайло отлично понимал, что дожидаться подхода главных сил противника – верная гибель. Ночью он вывел свои отряды из табора заболоченной низиной. При этом в потемках произошло несколько стычек с пехотой противника, но казаки благополучно прорвались, бросив почти всю «армату» в таборе. Как только начало рассветать, Терцки, к которому уже подходили отряды Валленштейна и Конецпольского, начал преследование. Спустя два часа после рассвета он настиг казаков. Они уже перешли заболоченную реку, впадающую в Буг, и оставив в чаще леса 2000 стрелков прикрывать отход и оборонять переправу, двигались на юг. Прискакавший на передовую Валленштейн приказал немедленно выдвинуть легкие пушки. Поливаемые картечью с противоположного берега, казаки бросились в лес. Далее, как писал Терцки в своей реляции, «сами офицеры, сошедши с коней для придания большей охоты солдатам, быстро вскочили в воду с мушкетами и заняли берег. Тогда кавалерия, перешедши переправу по их следам, смело ударила на козаков, принудила их обратить тыл и погнала. Часть козаков рассыпалась по травам и болотам, часть же прямо побежала к переправе через следующую речку. Французская пехота, прибыв ко второй переправе, сначала картечным огнем вытеснила козаков из их засады, а потом, вскочив в воду, обратила молодцов в бегство. Тут остервенелая польская конница, не давая отдыха лошадям и храбрым своим рукам, поразила всех на голову, так что ни один козак не ушел для подания своим вестей». К вечеру Терцки настиг Жмайла с главными силами. Тот попытался зацепится за переправу через следующую из множества мелких речек, впадающих в Буг. Казаки успели худо-бедно окопаться, и польская конница была отбита ружейным огнем. Но подошедшая пехота Валленштейна, выдвинув пушки, быстро выбила казаков из недостроенных окопов, принудив бежать на ту сторону реки, а польская кавалерия, ударив на переправу, причинила казаком огромные потери. Заложенный Жмайлом на другом берегу табор так же еще не был достроен, и вражеская пехота, под прикрытием артиллерийского огня перейдя речку, атаковала его. Вслед за французами в табор ворвались поляки. В ожесточенной резне погиб сам полковник Марк Жмайло. Только наступившая темнота спасла казаков от полного истребления. Остатки казацкого войска рассеялись по лесу, и по одиночке и небольшими группами сумели пробраться к войску Сагайдачного. Два дня спустя его величество король Сигизмунд вступил в сдавшийся Владимир-Волынский.

georg: Гетман Сагайдачный, получив известия о разгроме Жмайла, снял осаду Львова и двинулся на восток, к Кременцу. Казаки Жмайла, уцелевшие в последнем бою, понемногу прибывали в его лагерь, и из их рассказов гетман постепенно составил впечатление о всей мощи вражеской армии. Ждать помощи в ближайшее время не приходилось – ни с севера, ни с юга. Гетману все более становилось ясно, что оптимальным, хотя и тяжелым решением будет отойти в Подольщину, и загородившись неприступной твердыней Каменца, развернуть активную партизанскую войну. Однако предложению гетмана категорически воспротивился князь Михаил Вишневецкий. Негласно Димитрий пообещал ему Волынь в наследственное удельное владение, и князь ни за что не хотел покидать край, настаивая на обороне Луцка. Он успел укрепить город, и теперь предлагал Сагайдачному действовать в поле на тылы и коммуникации противника, пока он сам будет выдерживать осаду в Луцком замке. Гетман отнесся к плану скептически. Луцкий замок, выстроенный Витовтом по образцу прусских замков Тевтонского ордена, был неприступен еще 100 лет назад, но вряд ли мог устоять против новейшей осадной техники, с которой Сагайдачный хорошо познакомился, участвуя во главе наемников в последней европейской войне. Однако переубедить Вишневецкого не удалось. Он усилил стены замка, углубил рвы, выстроил мощные земляные предмостные укрепления напротив каждых ворот. Запасов было вдоволь, гарнизон составляло личное войско князя, преданное ему «до живота». Князь был уверен, что выдержит осаду до зимы, когда польское воинство неизбежно уйдет на зимние квартиры.

georg: В середине августа Валленштейн и Конецпольский подошли к Луцку. Вишневецкий спалил предместья и засел в замке. Русь еще не видела таких осад. В первые же дни Валленштейн заставил свое воинство взяться за лопаты и начал строительство циркумвалационной и контрвалационной линий. Благородная шляхта сама разумеется в земляных работах участия не приняла, но выслала на них своих слуг и пахоликов, а так же согнанных из окрестностей крестьян. В две недели, попутно отбив несколько вылазок из замка и нападений казаков из вне, Валленштейн закончил строительство и взял замок в тесную осаду. Продовольствие для осаждающей армии было доставлено на судах по Бугу во Владимир, а далее под огромным конвоем во главе с Терцки – к Луцку. Позднее, когда Сагайдачный практически перерезал коммуникации армии Валленштейна, чешский гетман не обратил на это внимания. Нападения казаков легко отбивались осаждающими на контрвалационной линии, и Сагайдачный, скрипя зубами от бессилия, вынужден был наблюдать со стороны весь процесс взятия Луцка. Сразу же по окончании строительства линий голландские инженеры повели осадные работы. Сначала траншеи были подведены к предмостным укреплениям. Непрерывно их обстреливая, осаждающие трижды штурмовали равелины, которые Вишневецкий оборонял до последнего (их артиллерия не давала возможности установить осадные батареи против стен). После взрыва двух мин предмостные равелины были захвачены. Затем, подведя валы и траншеи к самому рву, осаждающие установили тяжелые пушки и открыли огонь по древним каменным стенам. Глядя, как под ударами огромных ядер витовтовы стены трескаются и оседают, князь Михаил воскликнул "меня победили не оружием, а лопатой, нас похоронили, как лисицу в норе". Разрушив два прясла стены, осаждающие пошли на штурм. Завалив ров, они ворвались в проломы, где закипел последний ожесточенный бой. Князь Михаил с палашом в руке лично повел своих гайдуков, и отбросил штурмовую колонну. Но возобновился обстрел, и через 2 дня рухнула одна из башен замка и другой участок стены. 1 октября осаждающие пошли на новый штурм и ворвались в крепость. Луцк пал. Остервеневшие поляки, из которых по большей части составили штурмовые колонны, не брали пленных, и защитники Луцка были перебиты практически поголовно. Израненного Вишневецкого захватили в плен французы. Они обошлись с пленником достойно, и на другой день передали его Валленштейну.

georg: Взятием Луцка практически завершилась кампания 1620 года на Украине – начинались осенние дожди. Король Сигизмунд остановился во Львове на зимние квартиры. Сюда же отошла большая часть польского войска. В Львове поляки устроили праздник в честь победы. К вечеру водка и меды лились рекой, по городу толпами шаталась вдрызг пьяная шляхта. Неожиданно пронесся слух, что Вишневецкого, которого поляки ненавидели, считая его главным виновником войны, отправят в Брест на суд литовских сенаторов, к которым он принадлежал. Это практически означало жизнь для князя. Несколько панов-ораторов на главной площади Львова возбудили шляхту, требуя выдать «здрайцу» Вишневецкого на суд войска. Пьяная толпа двинулась к дому, где лежал раненый князь. Незначительная охрана, оказавшая сопротивление, была просто перебита, и ворвавшаяся в дом толпа вытащила Вишневецкого на улицу. Там озверевшие шляхтичи порубили князя Михаила на куски, которые до утра валялись в дорожной грязи. Пройдет 15 лет – и вся Польша справит кровавую тризну по убиенному князю. И долго потом полячки будут пугать детей своих именем «князя Яремы».

Крысолов: georg пишет: Пройдет 15 лет – и вся Польша справит кровавую тризну по убиенному князю. И долго потом полячки будут пугать детей своих именем «князя Яремы».

Krutyvus: georg пишет: Пройдет 15 лет – и вся Польша справит кровавую тризну по убиенному князю. И долго потом полячки будут пугать детей своих именем «князя Яремы».

Сталкер: georg пишет: Пройдет 15 лет – и вся Польша справит кровавую тризну по убиенному князю. И долго потом полячки будут пугать детей своих именем «князя Яремы». Только после одного этого георгу можно ставить прижизненный памятник.

Вольга С.лавич: georg пишет: Казаки успели худо-бедно окопаться, и польская конница была отбита ружейным огнем. Но подошедшая пехота Валленштейна, выдвинув пушки, быстро выбила казаков из недостроенных окопов, И т.д. мне кажется, вы слишком сильно переоцениваете роль "картечных гаубиц". Это же не трёхдюймовки. Если это было такое эффективное оружие, почему про него ничего не слышно в 18 веке.

Сталкер: Вольга С.лавич пишет: И т.д. мне кажется, вы слишком сильно переоцениваете роль "картечных гаубиц". Тут все в сборе. Передовая тактика, унификация и технологичность производства - т.е. минимальные по сравнению с реалом изменения, но дающие такие поразительные результаты. Но, думаю, уважаемый георг и сам прекрасно понимает, что эффект такой тактики недолговечен - очень скоро против него найдутся контрмеры.

georg: Вольга С.лавич пишет: Если это было такое эффективное оружие, почему про него ничего не слышно в 18 веке. Очень даже было слышно в XVII - именно из них Густав Адольф расстрелял ранее непобедимые терции Тилли при Брейтенфельсе и Лехе, после чего шведы, располагая этой вундервафлей, 15 лет беспрепятсвенно грабили Германию, а на закуску устроили "Потоп" в Польше, именно эти гаубицы произвели настоящую революцию в тактике, заставив все европейские армии отказаться от плотных боевых построений и перейти к "линиям". Изобретение в самом деле не могло долго оставаться монополией в Европе, где новая металлургическая технология очень быстро распротсранялась. К концу XVII века эта пушка была уже на вооружении всех европейских армий. Ситуация, когда "есть пулемет у нас, Максим, у них Максима нет", сложилась в частности по Полтавой, где шведы, за недостатком пороха вынужденные не использовать свою артиллерию, бросились на русские картечные гаубицы голой задницей грудью. 37 полковых пушек располагались в боевых порядках руской пехоты. "Шведская пехота с новым чрезвычайным ожесточением пошла в атаку, но была остановлена русской артиллерией, которая, громя с фронта, валила целые ряды и производила страшные опустошения", - свидетельствует принц Вюртембергский. "Они сломя головы неслись навстречу смерти и по большей части были сражены грохочущими русскими пушками, прежде, чем получили возможность применить мушкеты", - вспоминал лейтенант Фридерик фон Вайе. Шок, полученный под Наровой, был тому причиной, и заставил русских сильно зашевелится (как заставит поражение и в этой войне в этом мире). Осенью 1701 года была пущена первая "французская" домна Каменского завода, и вскоре первые пять пушек санным путем, не дожидаясь вскрытия рек, привезли в Москву. Присутствовавший на испытаниях Виниус сообщил царю, что орудия оказались "зело изрядны". В 1702 году было отлито 180 пушек; их доставляли в Москву как можно быстрее, на санях, в подводах. В 1703 году английские мастера Жартон и Панкерст в присутствии Виниуса запустили вторую домну Каменского завода; в этом году было отлито 572 орудия! 18 июля 1703 года московские "Ведомости" сообщили долгожданную новость: "В прежних ведомостях объявлено о сыскании железа в Сибири и ныне иуля в 17 день привезли к Москве из Сибири в 42 стругах 323 пушки великих, 12 мартиров, 14 гаубиц из таго железа сделанных... и такова доброго железа в свейской земле нет". Насчет "неслышно" - это вы зря. В сущности все русские победы XVIII века основаны на том, что Петр сделал Россию "великой артилерийской державой". "Генерал-фельдцейхмейстер Яков Брюс до конца жизни был любимцем Петра и его правой рукой. Брюс был талантливым инженером и заложил основы русской артиллерийской школы - он сконструировал так называемую "длинную гаубицу" с конической камерой зажигания; эти легкие орудия предназначались для сопровождения кавалерии. Артиллерист и металлург Вильгельм де Геннин сумел значительно улучшить технологию литья на уральских заводах - все-таки эти заводы строились в спешке и качество литья оставляло желать лучшего. Де Геннин открыл несколько медных месторождений и стал основателем российской цветной металлургии. В 1733 году заводы Урала дали 18 тысяч пудов меди; к 1762 году выплавка меди достигла 192 тысяч пудов, и Россия вышла на второе место после Англии. В правление Анны фельдмаршал Миних вдвое увеличил количество гаубиц в пехотных полках. Постепенно рос опыт русских артиллеристов и конструкторов. "Смело можно утверждать, что русская артиллерия так хорошо устроена и ею умеют пользоваться так искусно, что с нею могут сравниться весьма немногие артиллерии в Европе, - писал генерал Манштейн. - Это единственный отдел военного искусства, которым русские занимаются весьма ревностно, и в котором есть искусные офицеры из русских". Это предупреждение предназначалось прусскому королю Фридриху II, которому служил бывший адъютант Миниха Манштейн. Армия Фридриха II считалась лучшей в Европе; прусский король довел до совершенства подготовку пехоты и ввел на вооружение облегченные артиллерийские системы шведского образца. Миних в свое время считал прусские пушки лучшими и пытался поставить их на вооружение русской армии - однако отечественные конструкторы вскоре превзошли прусские образцы. Наивысшие успехи русской артиллерийской школы были связаны с деятельностью генерал-фельдцейхмейстера графа П. И. Шувалова. Шувалов сумел объединить группу талантливых инженеров и создать конструкторское бюро, занимавшееся разработкой новых артиллерийских систем. Ведущими конструкторами этого бюро были М. Данилов, М. Жуков и Н. Мартынов, которые создали целое поколение гаубиц нового образца - "шуваловских гаубиц". Лучшей из этих гаубиц был так называемый "единорог" - усовершенствованная "длинная гаубица", которую украшал герб Шувалова - единорог. "Единорог" представлял собой нечто среднее между пушкой и гаубицей, он мог стрелять всеми видами снарядов - ядрами, картечью и разрывными бомбами, и сочетал легкость и маневренность гаубицы с мощью пушки. Вес снаряда и вес орудия у первых единорогов относился как 1:40, и легкие орудия подпрыгивали от отдачи мощных зарядов - так что в дальнейшем пришлось несколько уменьшить заряд и утяжелить конструкцию. Шувалов был настолько уверен в мощи своих гаубиц, что предложил новую тактику ведения боя - он предполагал, что можно выигрывать сражения одной артиллерией. По предложению Шувалова был создан Обсервационный корпус; в этом корпусе было 120 гаубиц и 10 тысяч пехоты - единственно для прикрытия батарей. Формирование корпуса еще не было завершено, когда началась Семилетняя война; русские войска встретились с сильным и искусным противником, пехота которого обладала преимуществом в подготовке и маневренности. Обычной тактикой Фридриха II был охват одного из флангов противника, и русской армии приходилось сражаться в самых неудобных позициях. В решающем сражении при Кунерсдорфе Фридрих II охватил и смял левый фланг русских войск; затем пруссаки с трех сторон пошли в атаку на высоту Шпицберг, располагавшуюся между левым флагом и центром. Генерал Салтыков приказал перебросить на Шпицберг всю артиллерию: "Послали за артиллерией центра и правого фланга, - пишет полковник Ратч. - Артиллеристы бросили свои тяжелые 12- и 6-фунтовые пушки и, надев на передки одни единороги, поспешили к левому флангу, построили там сильную батарею и исключительно единорогами остановили успехи неприятеля". Все атаки прусской пехоты были отражены шквалом картечи; в конце концов, Фридрих II бросил в атаку свою знаменитую конницу - гусар генерала Зейдлица. "Мы все погибнем!" - воскликнул Зейдлиц - и оказался недалек от истины: почти вся прусская конница полегла на склонах Шпицберга. "Весь артиллерийский корпус заслуживает, чтобы особливое я подал свидетельство как ужасному действу орудий, так и искусству действовавших оными", - писал в донесении Салтыков. "Эти пушки - порождение дьявола, - говорил король Фридрих. - Я ничего так не боюсь, как русских пушек". Русские армии одерживали победы до тех пор, пока на поле боя царствовали "единороги" - почти полвека. Однако со временем новое русское оружие было принято на вооружение армий соседних государств. Войны начала XIX века показали, что новые пушки Грибоваля не уступают "единорогам" - и Наполеон смог одержать победу при Аустерлице. Новое столетие принесло с собой новые фундаментальные открытия - на смену "единорогам" пришли крупповские стальные пушки, на смену победам России пришли победы Германии. "

georg: Совершенно иной характер приняли военные действия на юге. Австро-Венгерская армия, которой «военная революция» еще совершенно не коснулась, воевала по традиционной тактике, совершенно аналогичной русской. Что же касается флота, то по качеству судов и выучке команд ромейский флот, укомплектованный великолепными природными моряками - греками, с капитанами, имевшими боевой опыт еще с турецкой войны, пожалуй превосходил флоты противника. Иностранные дипломаты единогласно доносили, что «в Константинополе весьма ревностно занимаются военно-морским делом». Император Иоанн, получив власть в Москве, немедленно озаботился усилением южного флота. Брянский и Воронежский строевой лес, деньги московской казны – все было брошено на строительство и оснащение кораблей для Средиземноморского флота (тогда как Балтийской эскадре молодой государь позволил практически окончательно загнуться). Накануне войны ромейский флот имел 12 галеонов, несущих от 50 до 70 орудий, и почти 45 вышеупомянутых фрегатов, уступая по боевой мощи на Средиземном море только флоту Испании. Согласно планам коалиции, армия Австро-Венгрии должна была перейти Карпаты и захватить Валахию. В это же время франко-венецианские войска должны были начать из Албании наступление в Македонию, целясь на Фессалонику – второй город империи. Флот должен был двинуться в Архипелаг и завоевать господство на море. После этого предполагался удар по Константинополю с трех сторон - с Дуная, от Фессалоники и морем через Дарданеллы. Еще весной великий наварх империи Николай Маврокордато распустил легкие корсарские суда Берегового братства нести разведывательную службу и встал на базу на Самосе. Вскоре наварх получил донесение, что венецианский флот и подошедшая французская эскадра находятся в Кандии. Через 2 недели Маврокордато сообщили, что флот противника покинул базу на Крите и взял курс на северо-восток, к островам Додеканеса. Предположительно целью противника был остров Кос – главная база «Островного братства». Флоты империи и коалиции встретились неподалеку от острова Санторин, поэтому грандиозное сражение получило название битвы при Санторине. В 10 часов утра, когда флоты противников обнаружили друг друга, и развернувшись в линии, шли на сближение, наступил штиль. Галеоны с обеих сторон остановились с повисшими парусами. Но венецианский адмирал Джустиньяно Манчини, юношей сражавшийся при Лепанто и уверенный в мощи своего гребного флота (кроме 100 галер 6 могучих 70-пушечных галеасов с мощными круглыми надстройками-батареями на баке, шли в боевой линии) дал приказ атаковать, оставив позади французские галеоны. Маврокордато ничего не оставалось, как принять бой. Он приказал легким шебекам взять на буксир и развернуть лишенные возможности маневра галеоны бортом к атакующей линии противника, а остальным судам – встретить его атаку. Сражение вскоре переросло в общую свалку кораблей, и венецианцам пришлось почувствовать, что эпоха галерных флотов приходит к концу. Имея по 16 орудий с каждого борта, ромейские фрегаты залпами громили галеры противника, а шебеки «береговых братьев» атаковали и брали галеры на абордаж по старой казацкой «методе». Серьезный урон поначалу греки потерпели от огня галеасов, рассредоточенных по всей линии, но когда фрегаты атаковали их, выяснилась уязвимость этих мощных плавучих крепостей. В инструкции, которую Маврокордато выдал своим офицерам, рекомендовалось сосредотачивать огонь на гребной палубе галеаса. Благодаря штилю количество попаданий было весьма значительным. На каждом весле галеаса сидело по 7 гребцов, прикованных цепями к веслам (тогда как у греков на веслах сидели не каторжники, а солдаты, по трое на весло, не только не прикованные, но и имевшие оружие на случай абордажного боя). Неприятель метил в весельные порты, и скамьи гребцов были усеяны трупами — экипаж не успевал снимать с них цепи. Семеро человек были прикованы к каждому веслу: четверо — тянули, трое — толкали. Если один падал на палубу под ноги остальным, они не могли грести. Соседи тут же цеплялись за неподвижное весло, и маневрировать становилось невозможно. Галеасы, расстреляв атакующих, но лишенные возможности маневра, остановились и могли только отстреливаться. После полутора часов боя, когда галерный венецианский флот был почти разгромлен, задул норд-ост. Маврокордато немедленно поставил паруса и двинул в бой свои галеоны, раньше только эпизодически открывавшие огонь по галерам противника. Фрегаты, убрав весла, поставили паруса. 10 французских галеонов, вступивших в бой, уже не могли переломить ситуацию, тем более что в бою они явно уступали грекам в маневре – галеоны впервые появились во Франции, ранее тоже использовавшей лишь галеры, и французские команды не блистали выучкой и слаженностью действий. Используя преимущество в численности и маневренности Маврокордато сумел взять французов в два огня. От полного разгрома французов спас венецианский адмирал – потрепанные галеасы снова вступили в сражение под парусами. После ожесточенной перестрелки к 3 часам дня противники достигли берегов Крита. К этому времени один французский галеон затонул, и один, потеряв ход, был взят на абордаж. Из 100 галер уцелело едва 20 - полуразрушенные огнем фрегатов, галеры по большей части были взяты на абордаж "береговыми братьями". Остатки потрепанного флота коалиции укрылись в гавани Гортины. В Константинополе, получив реляцию наварха, ликовали, колокола всех его церквей и монастырей звонили благовест, как в большой церковный праздник. Патриарх Кирилл произнес в честь победы проповедь в Святой Софии, в которой восхваляя победителей, вернувших древнюю славу великих героев Эллады и Ромейской империи, подчеркул, что победа одержана над теми самыми французами и венецианцами, которые тем же маршрутом шли на Константинополь в 1204 году. И что величие Ромеи как мировой державы, утраченное в том злополучном году, возвращено сегодняшней победой. Императоры-соправители пожаловали Николаю Маврокордато его родной Хиос в наследственное владение с титулом деспота.

Вольга С.лавич: georg пишет: Накануне войны ромейский флот имел 12 галеонов, несущих от 50 до 70 орудий, Урежте осетра. На тот момент 50 пушечные галеоны насчитывались по пальцам одной руки в флотах Англии и Испании, а галеонов с более 60 пушками ЕМНИП 2 на весь мир. От 30 до 50 орудий будет более реально. georg пишет: галеоны впервые появились во Франции, ранее тоже использовавшей лишь галеры, Судя по тому, что ещё в начале 16 века французские каракки били английские каракки не всё так плоходля французов.

georg: Вольга С.лавич пишет: Урежте осетра. Урезаю. Но приходилось читать о 70-пушечных галеонах в XVI веке. И даже - 70пушечных галеасах (правда без ссылки на дату их появления). Вольга С.лавич пишет: Судя по тому, что ещё в начале 16 века французские каракки били английские каракки не всё так плоходля французов. Принято. На исход сражения при текущем ссотношении сил это не повлияет. С одной стороны в эпоху религиозныйх войн французский флот пришел в упадок, с другой опытные моряки - корсары Ла-Рошели - все же есть.

Читатель: а давайте немного о демографии стран-участниц конфликта порасуждаем. Насколько я понимаю, русско-ромейская коалиция имеет общее население где-то под 25 миллионов человек (миллионов пятнадцать на Руси, семь-восемь в Ромее, плюс новые приобретения в Белоруссии и на Украине). Тогда как Польша после потери ВКЛ и Подолии имеет 5 миллионов населения, Австро-Венгрия примерно десять-двенадцать миллионов, Франция - девятнадцать-двадцать миллионов, Испания (без колоний и владений в Италии) - семь миллионов, Венеция - полтора миллиона. Итого 45:25 в пользу европейских союзников Потому постулируемое Геогром поражение выглядит вполне уместно. Впрочем, ничего особо страшного не предвидится, так, очередная Крымская, не больше. А сам масштаб противостояния, в котором Россия и Ромея выступают на равных против всей обьединенной Европы внушает оптимизм. В дальнейшем, соотношение сил будет только улучшаться....

Andreev: Урежьте осетра. 80% потерь в галерах - это что-то невероятное. Даже при Лепанто такого не было. Для разгрома хватит гибели половины гребного флота :) Описание очень интересно.

Han Solo: Читатель пишет: Испания (без колоний и владений в Италии) - семь миллионов ЕМНИП, больше - есть еще и североафриканские владения, которые к этому времени уже на треть заселены испано-итальянцами

Сталкер: Читатель пишет: (миллионов пятнадцать на Руси, семь-восемь в Ромее, плюс новые приобретения в Белоруссии и на Украине). Слова Украина здесь так и не появится. Нижнее Поднепровье вдруг в одночасье стало уже далеко вовсе не украиной Руси, а едва ли не географическим центром. Мала Русь - такое, очевидно название закрепится за украинскими землями навсегда.

georg: Andreev пишет: Урежьте осетра. 80% потерь в галерах - это что-то невероятное. Даже при Лепанто такого не было. Для разгрома хватит гибели половины гребного флота :) Принимается. Читатель пишет: А сам масштаб противостояния, в котором Россия и Ромея выступают на равных против всей обьединенной Европы внушает оптимизм. Почему всей. Польша, Голандия (которая воюет небольшим экспедиционным корпусом), Франция, Австро-Венгрия, Венеция. Далеко не "вся Европа". Читатель пишет: Испания Каким боком Испания к этой войне?

Читатель: georg пишет: Польша, Голандия (которая воюет небольшим экспедиционным корпусом), Франция, Австро-Венгрия, Венеция. а Швеция? Каким боком Испания простите, напутал Далеко не "вся Европа". около половины населения зарубежной Европы в любом случае соотношение сил впрочем тогда несколько лучше - 40:25 в пользу антирусской коалиции.



полная версия страницы