Форум » Таймлайны - База Данных » Австро-Венгрия в XVI веке (сборник) » Ответить

Австро-Венгрия в XVI веке (сборник)

georg: или МаксимилианI, король Римский и Венгерский Извиняюсь за долгое отсутствие, работа сейчас отнимает все время. Но небольшая альтернатива родилась. В 1492 году скончался славный венгерский король Матьяш Хунъянди, оставив Венгрию на вершине могущества. Казна была полна (за годы его правления доходы казны выросли с 250 до 500 тыс. форинтов), военные силы внушительны. Кроме военных отрядов короля и баронов (бандерий) и мобилизованного дворянства Матьяш содержал наемную армию - «черное войско» наемников, состоявшее из тяжеловооруженной кавалерии и пехоты, а также из отрядов, имевших боевые повозки гуситского типа и артиллерию - 20 тыс. кавалеристов, 8 тыс. пехотинцев и 9 тыс. боевых повозок. Кроме того, еще 8 тыс. солдат были постоянно расквартированы в замках и укреплениях великолепно организованной южной линии венгерской обороны. Королевская власть была сильна, буйные венгерские бароны после 2 жестко подавленных Матьяшем мятежей притихли. В претендентах на опустевший трон недостатка не было. Венгерского престола добивался Максимилиан Габсбург. Его право на это предусматривалось договором от 1463 г., подписанным Матьяшем и Фридрихом III. С другой стороны на корону претендовал король Чехии Владислав Ягеллон, чья мать была внучкой Жигмонда и сестрой Ласло V. Владислава поддерживал его отец – король Польский и вел. князь Литовский КазимирIV. Претензии Максимилиана были самыми обоснованными, и именно с ним можно было связывать надежды на помощь против турок (активизации которых ожидали сразу после смерти Матьяша), но господствующие сословия прежде всего хотели получить такого короля, контроль за которым находился бы в их руках. Этому требованию идеально соответствовал Владислав, прозванный в Чехии «король добже», за то что соглашался с любым предложением своих вельмож. Он был коронован как Уласло II, но при условии подписания предвыборных обещаний, в частности об отмене всех нерегулярных налогов, займов и других «вредных нововведений» Матьяша. Максимилиан, имевший сильную партию среди венгерской знати, начал военную кампанию, освободил Вену и другие австрийские земли, в свое время отнятые Матьяшем у его отца ФридрихаIII, но тут у него кончились деньги, ни имперский рейхстаг, ни Швабский союз не оказали ему финансовой помощи для ведения войны вне территории СРИ, и Максимилиану пришлось отказаться от претезий на венгерскую корону. Правление Владислава стало периодом стремительного упадка королевской власти. Вся власть в королевстве перешла к дворянскому сейму, который отказался вотировать налоги, и регулярная армия Матьяша была распущена. Развал достиг таких масштабов, что в 1521 Белград был осажден и взят турками, и венгры не сумели собрать войско для отпора. При Мохаче венгерская армия насчитывала не более 25000 бойцов, и проигрыш этой битвы стал концом королевства. Итак, альтернатива: Максимилиану в решающий момент удалось пополнить казну – рейхстаг вотировал-таки имперский налог, либо, например, Владислав оказался должником Вельзеров, и Фуггеры, обеспокоенные возможностью того, что став королем Венгрии Владислав передаст их концессии на разработку серебряных рудников Словакии конкурентам, выдали кредит Максимилиану. Короче у Максимилиана оказалось достаточно денег не только на продолжение кампании, но и на то, чтобы вовремя перекупить наемное войско Матьяша. Магнаты поддерживающие Владислава разгромлены, и Максимилиан вступает на венгерский трон.

Ответов - 1832, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 All

Крысолов: Леший пишет: Шелк, в первую очередь. А в чем собственно проблема? Единственное что - шелк идет в Европу напрямую. Ну так и что? Это повод для войны?

Леший: Крысолов пишет: А в чем собственно проблема? Единственное что - шелк идет в Европу напрямую. Ну так и что? Это повод для войны? Тогдашняя торговля шелком это очень большие деньги. В РИ, не желая обогащать перепродажей своего основного соперника - Турцию, персидские шахиншахи экспортировали шелк через Россию, за счет чего Москва получала огромные доходы. Но тут Турция "вынесена", Иран захватил Мессопотамию и явно будет стремиться экспортировать шелк в обход России (например через Сирию). Что, в свою очередь, не выгодно России.

Крысолов: Леший пишет: Но тут Турция "вынесена", Иран захватил Мессопотамию и явно будет стремиться экспортировать шелк в обход России (например через Сирию). Что, в свою очередь, не выгодно России. Все правильно. Только зачем в этом случае Ирану нападать на Россию? Тут только Россия может напасть на Иран, но с руки ли ей это? Далее. Что-то тут не так. С одной стороны - разгромить Иран и монополизировать его торговлю шелком единственный выход, но как-то мне не верится в его реализацию. Для этого Иран надо оккупировать и колонизировать. Либо надо изгнать флоты конкуренты из Восточного Средиземноморья. А это ведет не к столкновению с Ираном, а к столкновению с Венецией и Испанией.

Леший: Крысолов пишет: Только зачем в этом случае Ирану нападать на Россию? На Россию может и нет (хотя в РИ шахиншахи пытались вытеснить русских с Терека - не очень упорно, но попытки были), а вот на Грекороссию...

Леший: Крысолов пишет: А это ведет не к столкновению с Ираном, а к столкновению с Венецией и Испанией. Испания, ЕМНИП, на торговле иранским шелком не особенно завязана (тут больше Франция старалась). А вот Венеция да, вполне может примкнуть к Франции против Греко-России (или назвать ее Юго-Россией?).

georg: Крысолов пишет: Либо надо изгнать флоты конкуренты из Восточного Средиземноморья. Нет. Просто отнять у персов Сирию, лишив их выхода на Средиземное море. И не своими руками. Не забываем - Турция не испарилась с карты мира, она постепенно отходит от разгрома, и все ее население живет реваншистской мечтой. Вынос сбил спесь с турок, и сделал их более воспринимчивыми к инновациям, особенно военным - тактическим и техническим. По поводу Ирана - не забываем, что Россия удерживает Дербент и Кубу, уступленные некогда Аббасом за помощь против турок. И покровительствует Грузии - половина территории которой - Картли, Кахети, Шекинское ханство - ранее принадлежали Ирану. Иран может воспользоваться войной для нападения на Грузию - и Георгию Саакадзе, не смотря на его военные таланты, тяжко придется (хотя в РИ он при Марткоби разгромил армию Ирана). Примерный сценарий - вторжение персов в Грузию (единую и обладающую небольшой, но вооруженной и обученной русскими армией), война на измот в горах и долинах, затем Саакадзе в выгодном месте дает сражение и выносит персов. Разгневанный Аббас собирает новую армию - но тут в войну вступает Турция (при негласной греко-русской поддержке). К концу войны Аббас умирает (ему и в РИ недолго оставалось). Иран теряет Сирию и Верхнюю Месопотамию.

georg: Крысолов пишет: Вам не кажется что Людовик XIII сможет стать этаким отдаленным аналогом Фердинанда Австрийского РИ-Тридцатилетней войны? Хм. Людовик все же не похож на Фердинанда - он никогда не жертвовал политикой в пользу религии. Людовик XIII был фанатиком законности и правопорядка. По его поведению в ранние годы правления - эпоху смут и мятежей знати - видно, что молодой король сразу хватался за оружие, когда ему казалось, что его авторитету наносится ущерб, и никогда не шел не компромисы с мятежниками. Решение проблем он видел скорее в абсолютной дисциплине подчиненных, чем в лавировании между различными интересами (почему так и пришелся ко двору Ришелье - их убеждения совпадали, а кардинал блестяще умел разворачивать королевские мысли, выраженные в виде рекомендаций, в проработанные проекты). Людовику и в голову не приходило притеснять гугенотов или препятствовать им в религиозных отправлениях - он стремился к ликвидации их политической автономии. Он многократно стремился воздать обеим конфессиям по справедливости, и это было в его понимании осуществлением принципов Нантского эдикта. Во внешней политике - Людовик отличался в РИ ненавистью к Испании, но не питал галактических замыслов. Впрочем в РИ Испания застила белый свет Франции, окружив ее со всех сторон, и ее сокрушение было первоочередной задачей, а здесь - нет, Франция вышла на оперативный простор. ИМХО поначалу Генрих постарается достичь компромисса с Испанией с разделом сфер влияния - во французскую Германия (без Австрии), в Испанскую Италия. Возможно так же женит сына на инфанте. Компрмисс можно поддерживать довольно долго - в 1620ые Франция будет решать проблему гугенотской конфедерации. Но вот в 1631 после пресечения в Мантуе прямой линии Гонзага начнется война за Мантуанское наследство, где Франция поддержит Невера, а Испания - раздел Мантуи между Миланом и Савойей. Дело может перейти прямехонько в войну Франции и Испании. А в 1634 умрет император Фридрих... Да вот еще. Совсем забыл сказать. В Нидерландах Морис - наследственный правитель с титулом имперского курфюрста. Но детей-то у него нет. В РИ его сменил его брат Генрих. Но я вношу поправочку - у меня Генрих гибнет в битве при Амберге в 1612 (его сын Вильгельм, продолживший Оранскую династию, родился в РИ только в 1626, так что род Нассау пресекается). Кто унаследует Нидерланды? У Мориса в РИ была сестра, которая вышла замуж в Пфальц и стала матерью... да, нашего императора Фридриха. Он - законный наследник Мориса. Но поскольку Нидерланды не пожелают вновь подчинятся чужим интересам - наследником Мориса станет второй сын императора Фридриха - небезызвестный принц Руперт (под регентством канцлера Гуго Гроция до совершеннолетия).

Крысолов: Леший пишет: а вот на Грекороссию... Все равно не понимаю зачем Ирану нападать на Грекороссия. Кстати, может Грекороссию все же в Ромею переименуем? Леший пишет: А вот Венеция да, вполне может примкнуть к Франции против Греко-России (или назвать ее Юго-Россией?). Это уже другой вопрос. Значит зачинщиком войны может стать Венеция либо Франция, недовольные запорожскими пиратами с Додеканеса georg пишет: И не своими руками. Вот именно! Только не своими руками! georg пишет: Просто отнять у персов Сирию, лишив их выхода на Средиземное море Хм. Испанцы из египетских портов в Красном море будут спокойно плавать в Бендер-Аббас. Не выйдет монополизировать торговлю. georg пишет: К концу войны Аббас умирает (ему и в РИ недолго оставалось). Иран теряет Сирию и Верхнюю Месопотамию. А как на это посмотрит Испания?

Сталкер: Леший пишет: против Греко-России (или назвать ее Юго-Россией?). Священная Римская Империя Славянского Народа. Как-никак Второй Рим - столица этой державы.

georg: Крысолов пишет: Испанцы из египетских портов в Красном море будут спокойно плавать в Бендер-Аббас. Испанцы закроют проход наглухо. У них в Андалусии и на Сицилии производится свой шелк. И его продавать надо Крысолов пишет: А как на это посмотрит Испания? Исходя из вышесказанного - положительно.

Han Solo: georg пишет: и сделал их более воспринимчивыми к инновациям, особенно военным - тактическим и техническим. Это да, вот только средств на реализацию этих инноваций у них стало гораздо меньше, не говоря уж о мобресурсе...

georg: Han Solo пишет: средств на реализацию А вот этого заинтересованные в обуздании персидских амбиций (и похерении персидской торговли на Средиземном море) лица могут подкинуть.

Леший: Георг, планируете вы в будущем слияние России и Юго-России? Или они у вас останутся двумя отдельными державами?

georg: Леший пишет: планируете вы в будущем слияние России и Юго-России? Или они у вас останутся двумя отдельными державами? До середины XVIII века - отдельными. Но следуя законам жанра, одна из ветвей династии когда-нибудь вымрет. Еще не продумано. Есть идеи?

Крысолов: georg пишет: До середины XVIII века - отдельными Это как раз когда должен наступить очередной кризис по Мальтусу? georg пишет: Есть идеи? Галактическая империя получается. Читатель будет доволен...

georg: Крысолов пишет: Это как раз когда должен наступить очередной кризис по Мальтусу? Угу. Малую Азию придется колонизировать. Крысолов пишет: Галактическая империя получается. Не факт что будет личная уния - может просто посадят своего царевича. Для России гораздо проще не иметь Черноморско-Балканских и тем более Средиземноморских проблемм, а иметь там дружественное и союзное государство, обеспечивающее безопасность и свободный проход судов через Босфор и Суэц на тот же Дальний Восток. Сосредоточится на Балтике, и главное - на экспансии в Азию. Но в случае сохранения раздельных государств предвижу полет табуреток - Украина и Крым ведь так и останутся в составе "Царьградской" империи.

Крысолов: georg пишет: Но в случае сохранения раздельных государств предвижу полет табуреток Да, я наверное тоже побросаюсь. Ибо не верю я в такое здравомыслие московских царей. Обязательно ведь объединятся с Грекорусью. С другой стороны - так даже интереснее будет.

Нико Лаич: georg пишет: И не беспокойтесь так. Освобождение Константинополя вызовет в России по старой отечественной традиции такое "головокружение от успехов" и ощущение себя пупом земным, что быть побитыми самое время. Стимул для далнейшего прогресса. Привет, привет! Вы все же оставляете повод для оптимизма.

georg: Освобождение Нидерландов от власти Габсбургов стало рубежом европейской истории – наступала эпоха торгово-промышленного господства Нидерландов, и вместе с ней – эпоха капитализма. В 1595 году на голландских верфях в заливе Зейдер-Зее были построены первые флайты - суда с удлиненным изящным корпусом, оснащенные штурвалом и совершенным парусным вооружением; это было новое Фундаментальное Открытие, которое подарило голландцам господство на всех морях. Три года спустя флот из 22 кораблей прорвался в Индийский океан, в воды, где до тех пор господствовали португальцы; началась война за торговое преобладание, за прибыль от торговли пряностями, индийскими тканями, шелком, фарфором. К удивлению португальцев войну за торговлю вело не голландское государство, а Ост-Индская торговая компания - сообщество купцов, имевшее свой флот, свои войска и не признававшее никаких государственных договоров; корабли компании грабили и топили без разбора все суда, плававшие в Индийском океане. В 1605 году голландцы укрепились на "островах пряностей", и вскоре голландский флаг стал господствовать над морями от берегов Африки до берегов Японии. По условиям Франкфуртского договора Острова Пряностей должны были быть переданы Англии, но голландская Ост-Индская компания не только не признала соглашения, но и уничтожила посланную в Индонезию английскую эскадру. В ответ король Джеймс, еще удерживавший гарнизоны в некоторых крепостях Нижней Голландии, отказался их выводить. Разразившаяся война показала полное преимущество Нидерландов – как на суше, где Морис Оранский один за другим захватил удерживаемые англичанами города и крепости Нижней Голландии и Фрисландии, так и на море. Английский флот при Джеймсе пришел в упадок. Количество боевых единиц оставалось то же, но искусство хорошо управлять кораблями, стоявшее так высоко во времена Елизаветы, почти совсем утратилось. Довольствие нижних чинов и обращение с ними было так плохо, что морская служба стала всем ненавистной. Построенные при Якове I суда оказались очень крепкими, но тяжелыми и часто перегруженными, из-за чего они были тихоходны и малоповоротливы. Надо еще прибавить, что англичане килевали суда, то есть отчищали их подводную часть, раз в 6 месяцев, тогда как голландцы это делали раз в 2-3 месяца; более легкие голландские корабли имели преимущество в ходе перед английскими. Англичане сделали ставку на перехват торговых флотилий, идущих в Амстердам, чем вынудили голландский флот выйти на их защиту. В июле 1614 в Ла-Манше состоялось генеральное сражение. Голландский командующий, используя преимущество в скорости и маневренности, прорезал боевую линию противника и взял английскую колонну «в два огня». Английские суда выходили из строя один за другим. К вечеру английский флот по большей части погиб. Победа в этой войне отдала Голландии торговую гегемонию. Голландский флот снова двинулся в Индийский океан. В течение десяти лет голландцы изгнали оттуда всех соперников, овладели рядом португальских опорных пунктов в Индии и Африке, и захватили в свои руки почти всю морскую торговлю. Огромные караваны судов с азиатскими товарами приходили в Амстердам - новую торговую столицу мира; отсюда товары развозились по всей Европе. Колоссальные прибыли от монопольной посреднической торговли подарили Голландии богатства, сделавшие ее символом буржуазного преуспевания. Голландия процветала: доходы крупнейших компаний были сравнимы с доходами европейских государств, и даже чернорабочие были обеспечены приличной зарплатой; немецкие батраки толпами приходили из-за границы, чтобы наниматься к голландским фермерам.

georg: Все это было не ново: Амстердам повторял историю Афин, Сиракуз, Карфагена - новыми были лишь масштабы торговли, океанские парусные корабли и далекие торговые плавания. Торговля Голландии распространилась на весь мир и создала то, чего раньше не существовало: Мировой Рынок, подчинивший себе экономику многих стран. Экономика всегда определяла политику, поэтому появление голландских кораблей изменило ход истории многих государств - прежде всего тех, которые располагались на берегах Балтики. Главным богатством южного побережья Балтики был хлеб, в котором нуждалась как сама Голландия, так и многие другие страны. На востоке Европы демографическое давление было низким и было много свободной земли, поэтому, когда голландские купцы стали предлагать за хлеб хорошие деньги, местные дворяне стали расширять посевы пшеницы. Им требовались работники, и поначалу они платили своим крестьянам, а потом силой заставили их отбывать барщину, год от года увеличивая повинности - так что, в конце концов, превратили крестьян в рабов, которые не имели своей земли, которых можно было продать и убить. В Польше, Пруссии, Дании, Лифляндии появились огромные хлебные плантации, "фольварки", на которых работали барщинные рабы, - а рядом с фольварками посреди парков располагались дворцы помещиков, наполненные той роскошью, которую предлагали голландские купцы в обмен на пшеницу. Огромные караваны из барж с зерном спускались по Висле, Одеру, Неману, Двине к портовым городам - Данцигу, Штеттину, Кенигсбергу, Риге; здесь зерно перегружали на голландские корабли, уходившие в Амстердам. Помимо зерна, из Прибалтики везли лен и пеньку для парусов и канатов, смолу и деготь для корабельных верфей. На северном побережье, в Швеции, суровый климат не позволял выращивать пшеницу, но там была железная руда и древесный уголь - все, что необходимо для выделки железа. Нидерландский предприниматель Луи де Геер привез в Швецию мастеров со своей родины и основал здесь большие мануфактуры с домнами и литейными мастерскими. На своих мануфактурах де Геер отлил тысячи тяжелых пушек для голландского флота, но главным его достижением было создание легких гаубиц, которые могли передвигаться по полю боя с запряжкой из двух лошадей. Гаубицы де Геера имели столь тонкие стенки ствола, что могли стрелять лишь картечью - крупной дробью, которой поражали пехоту, - однако они отличались удивительной по тем временам скорострельностью: они делали три выстрела в минуту и буквально засыпали картечью противника. Железо, пшеница, лен, все богатства Балтики доставлялись на огромные промежуточные склады в Амстердаме; из Норвегии сюда привозили корабельный лес, а из Англии - шерстяные ткани. Англичане постепенно переняли у фламандцев навыки сукноделия, и оно стало самым распространенным ремеслом; английские ткани продавались голландцами по всей Европе. Мануфактуры требовали все больше шерсти, поэтому английским помещикам было выгодно сгонять своих арендаторов и превращать поля в пастбища. Дороги Англии были переполнены нищими, страну сотрясали голодные бунты, но англичане нашли способ избавиться от десятков тысяч голодных бедняков: по совету известного ученого Фрэнсиса Бэкона были основаны компании для переселения их в Америку. В оплату за возможность уехать в Америку бедняки должны были семь лет работать на американских плантаторов - это было все равно что продать себя в рабство, однако муки голода были таковы, что нищие с легкостью продавали свою "свободу". Десятки тысяч эмигрантов устремились за океан - таким образом, в Англии повторялась история Древней Греции: массовая эмиграция снижала демографическое давление и избавляла страну от социальных взрывов, позволяя аристократии продлить свое пребывание у власти.

georg: Похожее положении сложилось в Испании: здесь тоже "овцы поедали людей". Огромные стада, принадлежавшие испанским грандам, герцогам и маркизам, дважды в год меняли пастбища и двигались через всю Кастилию, затаптывая крестьянские поля. Испанские короли ничего не могли поделать со своим дворянством: ему было выгодно продавать шерсть мануфактуристам. Крестьяне покидали свои наделы и десятками тысяч уезжали в Америку и Африку. Масштабы испанского сукноделия нарастали, и цены на сукно начали снижаться. Позднее, к середине XVII века, более дешевые испанские мануфактурные сукна разорили итальянское сукноделие; мастерские недавно процветавших городов Италии закрывались, рабочие просили милостыню на улицах. Купцы покупали землю и превращались в дворян - история как бы повернула назад: когда-то, в XIII веке, дворяне становились купцами и переселялись в города - теперь эти города вымирали от голода и чумы, и их жители перебирались в деревню. Италия беднела, а Испания – богатела. Мировой Рынок властно определял судьбы стран и народов, дарил одним благополучие, а другим - беды. Государства тех времен были еще слишком слабы, чтобы защитить себя от диктата рынка, - и даже если короли устанавливали таможенные пошлины, то контрабандистам ничего не стоило обойти порты и заставы. Французский король Генрих IV жаловался, что все богатства Франции уходят на оплату шелковой одежды, и французские деньги утекают в Испанию. Он издавал законы против роскоши, но ничего не мог поделать со своими разодетыми, как павлины, дворянами. . Естественно, что происходившие на Западе революционные перемены не могли обойти стороной Россию. Мировой рынок - это был новый лик Запада, обращенный к России, это был Вызов - и России предстояло найти Ответ.

Леший: georg пишет: Французский король Генрих IV жаловался, что все богатства Франции уходят на оплату шелковой одежды Кстати о шелке. Ведь Греко-Россия идеальное место для шелководства (например п-ов Пелопонес, который из-за его развитого шелководства называли Мореей). Где оно в мире АВИ?

georg: Леший пишет: п-ов Пелопонес, который из-за его развитого шелководства называли Мореей То когда было, при Комнинах. В этом мире сей центр несомненно восстановится - у Димитрия нет другого выхода. Балканы, начисто разоренные в ходе антитурецких войн, еще не оправились и не расцвели, налоговые поступления невелики, нормальных армии и флота Ромея на них содержать не может. Москва не дает ни копейки. Последние войны финансировались за счет того, что Димитрий монополизировал торговлю с востоком, направив путь через Константинополь, Черное море и Грузию в Иран. Но выход Ирана на Средиземное море через Сирию свел эту статью доходов к нулю. В общем, василевсу тяжко придется. И естественно он будет всеми силами развивать промыслы.

Леший: "На некоторых островах существовало и шелководство. Центром его был Хиос — самый населенный остров Архипелага. Население его в 30-х годах XVIII в. составляло 100 тыс., из них 5 тыс. турок. Помимо собственного шелка-сырца, его привозили с других островов Архипелага, а также из Пелопоннеса и Загоры (Фессалия). На этом сырье работали мастерские Хиоса, вырабатывавшие различные виды шелковых тканей, в том числе дамассе, составлявшую конкуренцию аналогичному венецианскому товару". Г. Арш, "Греция: Торговля. Просвещение. Война 1768-1774 гг. Восстание в Морее" http://kazy.narod.ru/r/Publ/Morea_2.htm

georg: Леший пишет: На некоторых островах существовало и шелководств Это все понятно, но конкурировать с огромным потоком дешевого шелка из Ирана вряд ли получится успешно. Как ни крути, а надо отобрать у персов Сирию

Крысолов: georg пишет: Как ни крути, а надо отобрать у персов Сирию А силенки? Че-то не верится мне, что испанцы помогут военной силой. Не до того им. Зато как расцветут пиратские республики Додеканеса

georg: Крысолов пишет: Зато как расцветут пиратские республики Додеканеса Это кстати будет одной из причин вышеупомянутого выступления Франции и Венеции (главных торговых партнеров Ирана на Средиземном море) против России (и Ромеи) во время войны в Польше. Ведь в сложившейся ситуации Димитрию придется поддерживать "Островное братство" чуть ли не на государственном уровне.

Крысолов: Согласен. georg пишет: "Островное братство" Нет, ей богу. Как представлю себе внешний вид додеканских пиратов, так прям в экстазе валяюсь.

Вольга С.лавич: georg пишет: Голландский командующий, используя преимущество в скорости и маневренности, прорезал боевую линию противника и взял английскую колонну «в два огня» Это анахронизм. Линейной тактики ещё нет. Корабли сражаются "кучками", группируясь вокруг флагманов.

georg: Вольга С.лавич пишет: Линейной тактики ещё нет. Но ведь в РИ до первой англо-голландской в XVII веке и крупных морских войн небыло. А здесь есть. Почему линейная тактика не может возникнуть раньше, по крайней мере быть примененной голландцами?

georg: В восточной Европе к началу XVII века сложился тип государства и общества, принципиально отличный от формировавшегося на Западе. Иван Грозный и сын его Иван Иванович вдохновлялись идеями Ивана Пересветова, и при реформировании России брали за образец Османскую империю времен Сулеймана Великолепного. Что не удивительно - известные философы европейского Возрождения, Жан Боден, Ульрих фон Гуттен и Томазо Кампанелла находили в Османской империи образец для подражания. Господство государственной собственности и значительное государственное регулирование в экономике, равенство сословий перед законом, поддержание государством и религиозное освящение социальной справедливости и социального обеспечения, абсолютная дисциплина и самодержавная власть монарха – все эти характерные черты Оттоманской Порты времен Сулеймана теперь характеризовали и Русское государство. Реформы Ивана IV превратили Россию в восточное государство, основанное на заимствованных из Турции законах «справедливости», "адалет". Преобладала государственная собственность, в частной собственности согласно мысли тогдашних русских философов могли находиться лишь имущества, созданные личным трудом (патриарх ДионисийII (1615-1633), бывший Троицкий архимандрит и ректор Академии, настойчиво высказывал подобные идеи в своих проповедях). Земельной собственности в России в то время фактически не было, ибо собственность означает свободу распоряжения ею. Поместные и черносошные земли вообще не могли служить объектом купли-продажи, вотчинники и Церковь имели право на таковые операции с землей только при наличии специальной санкции царя. Земля считалась государевой и находящейся в «вечной аренде» у крестьянских общин, ее обрабатывающих. Помещики имели право только на получение ренты, размер которой был строго фиксирован в «переписных листах». При этом барщина и натуральные повинности отсутствовали, все они были коммутированы в денежный оброк. При Иване Грозном эти порядки распространились и на вотчины. Таков же был и принцип управления церковными землями – монастыри и епископские кафедры являлись только получателями фиксированного оброка, на доходы от которого обязаны были содержать школы, больницы и богадельни. Впрочем источниками церковной благотворительности были не только доходы с земель, но и многочисленные пожертвования верующих. Гражданским управлением руководили чиновники – дьяки, рекрутировавшиеся в основном из «поповичей», и имевшие обязательные образовательный ценз – т.е. выпускники Славяно-Греко-Латинской академии. Дети выслужившихся чиновников, получивших дворянство, поступали уже на чисто дворянскую военную службу. В результате во главе административного аппарата стояли люди, в основном ничем не связанные с интересами дворянства, и государство жестко держало в руках военную элиту. Горожане и крестьяне объединялись в городские и сельские общины. Хозяйственным управлением и сбором налогов ведали в городах и уездах выборные "излюбленные головы", а гражданский суд - присяжные целовальники. Земские выборные действовали в посадах, станах, волостях и слободах. Каждый округ выбирал одного, двух или больше излюбленных старост с несколькими присяжными целовальниками. Крестьянская волость выбирала одного присяжного целовальника в окружной суд, а сбором податей ведал общинный староста при круговой поруке общины. Обложение было подворным, и перепись проводилась раз в пять лет. В ведомство суда присяжных входили судные дела исковые, т. е. гражданские, которые велись состязательным, исковым порядком, а не губным, следственным. Уголовные дела - поджог, душегубство, разбой и татьба - ведались присяжными земскими судьями совместно с губными старостами. В городах и волостях часть местных налогов шла в казну общины – и каждый из ее членов мог в случае нужды рассчитывать на ее беспроцентную ссуду. В волостях и станах создавались общественные склады зерна – так же для выдачи ссуд и на случай стихийных бедствий. Государевы наместники имели право в чрезвычайной ситуации (например неурожая) указом регулировать рыночные цены, и в этих случаях закон предусматривал драконовские наказания для нарушителей. Внутри страны государство удерживало монополию на некоторые товары, но эти монополии (как например на производство и продажу спиртного) сдавались на откуп общинам. Во внешней же торговле государство прочно удерживало монополию на целый ряд товаров – в первую очередь пушнину и хлеб. Реализацией этих товаров на внешних рынках занимались полугосударственные торговые компании, большая часть доходов которых принадлежала государству, и деятельностью которых распоряжалось ограниченное количество купеческих семейств, принятых на гос. службу – так называемых «гостей» или «коммерции советников», имеющих в компаниях свою долю дохода. Агенты компаний скупали хлеб, лен, пеньку, деготь и прочие товары на местах, грузили на принадлежащие компаниям речные суда, и доставляли в порты Нарвы и Невска (переживавшего расцвет), где продавали иностранным купцам. При этом наиболее доходные монопольные товары – пушнина и хлеб – доставлялись на Запад на «государевых кораблях», что позволяло снимать всю прибыль в пользу Российской казны. Компании «гостей» были мощным экономическим орудием самодержавия – с помощью их разветвленного аппарата государство имело возможность организовать массовую скупку любых товаров в любом регионе страны, дабы потом использовать его для своих нужд или выбросить на рынок. Особенно это касалось хлеба, «стратегические запасы» коего после неурожаев 1602-1603 государство создавало регулярно. Сами собой вырабатывались мощные рычаги государственного регулирования, хотя те, в чьих руках эти рычаги находились, еще не осознавали всех их возможностей. «Гости» заняли по своему значению в государстве положение, до некоторой степени сходное с положением генуэзских банкиров в Испании и откупщиков-«финансистов» во Франции. Всевластие государства в экономике на первый взгляд надежно защищало Россию от экспансии Мирового Рынка и от судьбы западных соседей России, все экономические, а затем и социальные структуры которых были безжалостно перестроены европейским спросом.

georg: Регентство Василия Ивановича было для России периодом мира и благоденствия. Сам регент не являлся человеком энергичным и властным (и «продавливать» решения предоставлял своему «первому министру» Федору Романову), но был умен и весьма образован. В нем Россия впервые столкнулась с типом государя-философа. Главной целью власти Василий видел благоденствие подданных. Налоги поддерживались на низком уровне, создавалась общинная система хлебных запасов, кредита и взаимопомощи, продолжалась активная колонизация Черноземья. Первая половина XVII века стала золотым веком русского крестьянства. Южные помещики из числа высшей знати владели обширными пространствами незаселенных земель – и, чтобы привлечь на них поселенцев, они предоставляли им выгодные «ссуды и помоги» и длительные льготы. Шла массовая миграция на юг, тысячи телег из густонаселенных областей Новгородчины и Центра катились на юг, в благодатную лесостепь. «Великое число земель и легкая работа дают способ земледельцам великое число земли запахивать, – писал современник, – так что во многих местах они четверть жатвы своей отдают приходящим из Замосковных уездов за то, что помогают хлеб их убирать». Средний крестьянский двор имел 5 лошадей, 5 коров и чистый сбор в 300 пудов хлеба – в 3-4 раза больше, чем нужно для потребления. «Денег было мало, и они были почти не нужны. Продавая за 3 алтына меру пшеницы в городе, за 300 или 400 верст, они клали алтыны в горшки. Из алтынов составлялись у них сотни рублей. Кто имел 100 рублей, считался богатеем беспримерным. «Не наживи, – говаривали, – 100 рублей, а имей 100 друзей». Пчеловодство, множество хлеба и скота дозволяли варить для себя мед, пиво, водку. Изобильная жизнь, пышные и обильные общинные праздники южных сел позднее, когда наступили худшие времена, стали крестьянской «легендой о золотом веке». Банкротство Персидской компании и прекращение доходов от посреднической торговли нанесли мощный удар по русским финансам. Поскольку повышать налогообложение Василий категорически не желал, возникла идея начать активную хлебную торговлю. Но значительно увеличить ее масштабы не удалось – прилегающие к Балтике области России были мало плодородны и сами себя не обеспечивали хлебом. Доставка же хлеба из Черноземья через систему рек и Вышневолоцкого канала была достаточно долгой и дорогой. Редко удавалось доставить зерно в срок, то есть до окончания навигации в Финском заливе. Организовать же хранение огромных партий зерна до следующего года было достаточно сложно. Доходы от расширения монопольной хлебной торговли так и не покрыли целиком потерь от банкротства Персидской компании, но по большей части позволили заткнуть брешь.

georg: Князь-регент, будучи «великим любителем наук», заботился о распространении просвещения в России. В 1615 ректор Академии и Троицкий архимандрит Дионисий Радонежский был при поддержке Василия избран патриархом Московским. При дворе сложился ученый кружок, во главе которого стояли кроме патриарха новый ректор Арсений Глухой и «восприявший внешние науки от немец» придворный священник Иван Наседка. Они развернули проект широкой сети высших учебных заведений – филиалов Академии – во всех крупных городах России. Жители Ростова, столицы личного удела Василия, первыми били челом об открытии в их городе высшего училища с преподаванием "грамматической хитрости, языков славенского, греческого и латинского, математики и прочих свободных учений". Указ об открытии Ростовской «гимнасион» был выдан Василием на характерном для тогдашней русской интеллигенции языке, насыщенном греческими терминами - "да трудолюбивии спудеи радуются о свободе взыскания и свободных учений мудрости и собираются во общее гимнасион ради изощрения разумов от благоискусных дидаскалов". Подобные училища появились в Новгороде, Пскове, Смоленске, Нижнем Новгороде, Казани, и наконец в Курске, постепенно становившемся главным городом Черноземья. В год низложения Рудольфа именно посланник Василия в Вене, дьяк Луговской, сманил в Россию оставшегося после свержения императора без работы и денег Кеплера. В письме, переданном ученому дьяком, говорилось: "известно учинилось, что ты гораздо научен и извычен астрономии, и географус, и небесного круга, и землемерию, и иным многим надобным мастерствам и мудростям, а нам, великому государю, такой мастер и годен". Жалование было предложено огромное, и Кеплер, оставшийся без средств к существованию, быстро согласился. Вскоре немецкий астроном уже читал лекции на латыни в Московской Академии, а обсерватория, оборудованная в Москве, породила затем легенду о «колдуне на Сухаревой башне».

Dorei: Впереди у России чую очень нехилый застой (как и Османов в РИ) и нечто среднее между Мэйдзи исин и Смутным временем РИ в XVIII веке (с прелюдией в конце XVII). Особенно интересна судьба РИ инициаторов раскола (Аввакум и др.), а также Петра Алексеича и его сына Алексея Петровича.

georg: Dorei пишет: Впереди у России чую очень нехилый застой (как и Османов в РИ) Как у Османов в РИ не получится - все же Россия более развернута к Европе в плане отсутсвия непроницаемого идеологического барьера. Поражение в предстоящей войне с европейской коалицией вызовет новую волну модернизации. Dorei пишет: нечто среднее между Мэйдзи исин и Смутным временем РИ в XVIII веке Это по другой причине. Высокий уровень жизни крестьянства, ликвидация набегов и пр. вызовут на Руси такой демографический взрыв, что к середине XVIII века население Европейской России достигнет РИ уровня конца XIX века. Ну и все прелести - малоземелье, масштабное разорение крестьянства, города, наполненные полуголодными пролетариями..... Короче, картинка типа Китая времен падения династии Мин Dorei пишет: судьба РИ инициаторов раскола (Аввакум и др.), Ну, строго говоря, инициатором раскола был Никон, начавший свои "реформы" не смотря на предостережения Константинопольского патриарха Дионисия, утверждавшего что при догматическом единомыслии обрядовые расхождения неважны. Здесь вопрос урегулирован в подобном духе еще Стоглавым Собором. Но подумаем, что будет, когда Руси достигнут церковно-организационные реформы в протестантском духе, проводимые Константинопольским патриархом Кириллом Лукарисом (в данной АИ он вполне развернется). Dorei пишет: Петра Алексеича Вице-король Дальнего Востока, создавший Тихоокеанскую эскадру и построивший Петроград в заливе Петра Великого руками многотысячной трудовой армии пленных китайцев

Dorei: georg пишет: Это по другой причине. Высокий уровень жизни крестьянства, ликвидация набегов и пр. вызовут на Руси такой демографический взрыв, что к середине XVIII века население Европейской России достигнет РИ уровня конца XIX века. Ну и все прелести - малоземелье, масштабное разорение крестьянства, города, наполненные полуголодными пролетариями..... Короче, картинка типа Китая времен падения династии Мин Так. Значит рост буружуазии, как городской так и сельской (дешевая рабочая сила). Буржуазия вступает в конфликт с госаппартом, пытающимся поддерживать "святую Русь". В головах у буржуазии -- как бы не идеи анаологичные крайнему расколу РИ ("Царь -- антихрист, патриарх -- лжепророк, последние времена и т. д.") Пролетариат и крестьянство в принципе согласны. Казачьи окраины волнуются и ищут кого бы порезать. Мелкие в конец разоренные дворяне примыкают к буружуазии. Лет на 5 всеобщая резня. И приведение отношений в остветсвие силам. Будеут ли после такой встряски цари -- сомнительно. Патриархи может и уцелеют. А чего -- теократическая Россия. georg пишет: Вице-король Дальнего Востока, создавший Тихоокеанскую эскадру и построивший Петроград в заливе Петра Великого руками многотысячной трудовой армии пленных китайцев Во-первых, Петропавловск. Во-вторых. Почему пленных? Скорее всего там уже казачье войско смешанного характера будет. С включением беглых китайских крестьян. В-третьих залив скорее всего Ситенский (от кит. Цинтянь).

georg: Dorei пишет: Значит рост буружуазии, как городской так и сельской (дешевая рабочая сила). На счет городской - согласен. На счет сельской - нет. Разорение крестьян будет вызывать их масштабную задолженность и переход земли к тем, кому они должны - а должны они в основном помещикам, которые традиционно предоставляют "ссуды и помоги". В то же время рост городов и промышленности делает чрезвычайно выгодным товарное производство хлеба, и следовательно - стремление к расширению "боярской запашки". С начала этот процесс пойдет завуалированно, а затем - не вечно сильные представители "народной монархии" будут сидеть на троне. Любое ослабление центральной власти приведет к тому, что дворянство легализует свое новое положение - и Россия покроется фольварками, на которых будут трудится правда не крепостные, а разорившиеся безземельные батраки. Dorei пишет: Мелкие в конец разоренные дворяне примыкают к буружуазии. На оборот - с ней согласны как раз преуспевающие. Dorei пишет: Пролетариат и крестьянство в принципе согласны. Как они могут быть согласны с теми, кто их угнетает, против тех, кто их защищает? Dorei пишет: Буржуазия вступает в конфликт с госаппартом, пытающимся поддерживать "святую Русь". Коллега, извините, но в этих ваших утверждениях я усматриваю не только не понимание законов истории, но и отсутсвие логики. Сделаем небольшой теоретический экскурс. Государства типа "Святой Руси" данной АИ в истории появлялись неоднократно. Это социалтстические государства, так как в их идеологической основе лежит поддержание социальной справедливости. Такого рода государство основано на государственной собственности, государственном регулировании и управляется государственными чиновниками. (По существу эта интерпретация совпадает с понятием государственного социализма, которое широко использовалось – и продолжает использоваться – в западной историографии так называемого “модернизаторского” направления.) В работах этих и многих других исследователей признавалось, что социалистические гocyдapствa существовали как в Древнем мире, так и в Средневековье. В качестве классических примеров ученые приводили Египет времен Древнего царства и Шумер конца III тысячелетия до н. э. – это были общества с весьма сложной и совершенной организацией государственного хозяйства. В Шумере огромные государственно-храмовые хозяйства владели почти всей землей; крестьяне работали в составе ”рабочих отрядов” и получали за работу продуктовые пайки [Шарашенидзе, 1986; Козырева, 1988]. Однако с течением времени в государствах древности происходил переход от крупных государственных хозяйств к обработке земли индивидуальными арендаторами – что, впрочем, не меняло существа социальной системы. В Египте государства социалистического типа сменяли друг друга до времен Птолемеев (305-30 гг. до н. э.). Крупнейший исследователь эпохи эллинизма Ростовцев описывал Египет эпохи Птолемеев как “просвещенную социалистическую монархию”, обладавшую развитой плановой экономикой. Египетские крестьяне хозяйствовали на выделенных им государством (и регулярно переделяемых) землях, они получали от государственных управляющих высококачественное семенное зерно и трудились в соответствии с разработанным учеными агрономами “посевным расписанием”. Весь собранный урожай свозился на государственные тока, где проверялось качество зерна, после этого крестьянину передавалась положенная ему доля [Rostovtzeff , 1928; 1941]. Порядки Египта после мусульманского завоевания, и в частности, во времена Фатимидов (X–XII века), по существу, оставались теми же, что и во времена Птолемеев – господствовала регулируемая государственная экономика. Нашествия тюрок и монголов нанесли новый удар мировому социализму, но позже он возродился под красными знаменами Османской империи. В этой империи вся земля считалась государственной, крестьянские семьи обеспечивались стандартными наделами (“чифт” – надел, который можно обработать парой быков; если у крестьянина не было быков, то их предоставляли власти). “Примеры, взятые из образа действий Пророка вместе с некоторыми местами Корана послужили основой странному учению, стремящемуся не больше не меньше, как к полному отрицанию даже самого принципа личной частной собственности”, – писал известный правовед И. Нофаль [Нофаль,1886, с. 4,7]. Все земли, недра и другие источники богатства рассматривались как общее достояние мусульманской общины. Воины получали право на сбор налогов с небольших поместий, “тимаров”, однако они не имели никакой власти над крестьянами, а собираемые налоги были весьма скромным вознаграждением за тяжелую службу. Османская империя долгие века оставалась могущественным государством, и ее порядки были заимствованы многими соседними странами, в том числе Ираном и до некоторой степени, Россией [Алексеев, Нефедов, Побережников, 2000]. В XVIII веке нарушение принципов государственного регулирования привело к разложению Османской империи, проявившемся, прежде всего, в распространении крупного частного землевладения. В XIX столетии египетский правитель Мухаммед Али предпринял попытку восстановления традиционного государственного социализма. Помещичья собственность была уничтожена, крестьяне стали арендаторами государственной земли, создана крупная государственная промышленность. Характерно, что в процессе подготовки и проведения реформ Мухаммеда Али принимали участие французские социалисты во главе с Б. Анфантеном. Однако усиление Египта вызвало мощное противодействие европейских “великих держав”; подчиняясь военному диктату, Мухаммед Али оказался вынужден открыть страну для иностранного капитала; вслед за этим последовало разорение государственной промышленности и развитие частной собственности в деревне. Социалистическая традиция вновь проявилась на Ближнем Востоке в середине ХХ века, во времена Г. А. Насера. В период его правления наблюдались попытки к сближению марксизма и исламской традиции социальной справедливости, что проявилось в широком распространении понятия “исламский социализм” [Игнатенко, 1988]. Хотя несколько позже лидеры “исламской революции” в Иране отвергали на словах внутреннюю связь ислама с марксизмом, на деле они, точно так же как Насер, призывали к социальной справедливости и национализировали крупные промышленные предприятия. Аятолла Хомейни в речи, посвященной первой годовщине исламской революции 1979 года, говорил, что она означала “победу обездоленных над угнетателями” (цит. по: [Иванов, 1982, с. 40]). Государства социалистического типа существовали и на Дальнем Востоке. Великий апостол конфуцианства Мэн-цзы некогда предложил ввести систему равных наделов, ”цзинь-тянь”; в соответствии с этой системой вся земля считалась государственной и всем крестьянам выделялись одинаковые участки в 100 му. В самом начале новой эры император Ван Ман пытался претворить эту идею в жизнь – но неудачно. Позднее, в эпохи Цзинь и Тан, система равных наделов была реализована на практике и на несколько столетий стала экономической основой китайского государства. Воспетая великими поэтами, эпоха Тан вошла в дальневосточную культурную традицию как символ справедливого и процветающего общества, где крестьяне избавлены от угнетения и обеспечены землей, а чиновники отличаются познаниями и высокой моралью, так как их выдвижение связано с победой на экзаменах, открытых для любого желающего. Окружающие страны брали пример с империи Тан – в Корее и в Японии были проведены реформы, преобразовавшие эти страны по китайскому образцу. Империя Тан многие века оставалась идеалом конфуцианских “ученых-чиновников”. “Династия Тан поровну дала народу землю и владела Поднебесной 300 лет ... – писал корейский реформатор Чо Джун. – Нужно начать все это снова, чтобы были достаточны доходы государства и зажиточна жизнь народа, чтобы стали еще лучшe придворные сановники и были обеспечены воины [армия]” (Цит. по: [История, 1974, с. 237]). В XIV веке порядки империи Тан в основных чертах возродил “красный император” Чжу Юаньчжан, но основанная им новая империя Мин впоследствии переродилась в общество, в котором господствовали помещики. В ХVII веке вождь крестьянской революции Ли Цзычен пытался снова переделить землю, но революция была подавлена помещиками с помощью маньчжурских завоевателей. Ученые-конфуцианцы дискредитировали себя поддержкой иноземцев, захвативших власть в стране. Поэтому, когда в середине XIX веке китайские крестьяне снова поднялись на восстание, на их знаменах были написаны лозунги одной из западных версий социализма: “Все же верующие были вместе и разделяли всем, смотря по нужде каждого...” Восставшие тайпины были христианской сектой, они изгнали помещиков, разделили земли между крестьянами и пытались создать коммуны, подобные коммунам ранних христиан. Революция тайпинов была подавлена, но через семьдесят лет началась новая революция – теперь уже под заменами марксизма. И эта революция в Китае одержала победу. Таким образом, одна и та же идея принимала различные формы: “марксистский социализм”, “христианский социализм”, “конфуцианский социализм”, “исламский социализм” – все это различные проявления одного учения, основами которого являются государственная собственность и социальная справедливость. Однако в истории форма столь же важна, как и содержание: человек не может одновременно поклоняться Христу и Мухаммеду, Марксу и Конфуцию. Это привело к тому, что социалисты разных направлений, как правило, не признавали друг друга, – а иногда и вступали в ожесточенную борьбу. Таким образом, социализм присутствовал в истории всегда – но он одевался в разные одежды, говорил на разных языках, и его приверженцы часто не понимали друг друга. Вся история человечества была историей борьбы социализма и капитализма, социалистические государства рождались на свет, одерживали победы и погибали, сраженные внешними врагами или внутренними социальными болезнями. Итак, какие же потрясения ожидают нашу "Святую Русь"? ИМХО - по тому же сценарию, что и социалистические государства древности – внутреннее разложение государства. Причиной внутреннего разложения обычно является неспособность государства справиться с последствиями роста населения в ходе демографического цикла. В условиях существования надельной системы такой рост приводил к измельчанию крестьянских хозяйств; в годы голода крестьяне (несмотря на запреты) продавали свой земли, чиновники пользовались властью и положением для скупки этих земель, и, таким образом, снова возникало и стремительно расширялось помещичье землевладение – иногда в скрытых, "теневых" формах. Разложившееся и коррумпированное чиновничество фактически приватизировало земли и доходные должности; социалистическое общество разлагалось, на смену коллективизму и взаимопомощи приходили индивидуализм и стремление к обогащению. Помещики сдавали свои земли в аренду или нанимали батраков для их обработки; полученную продукцию они продавали на рынке; эта деятельность была ни чем иным как частным предпринимательством. Таким образом, процесс разложения социалистического государства был тесно связан с нарождением буржуазии. "Теневая", не имевшая легальных прав, буржуазия нуждалась в защите своей собственности, помещики и ростовщики нанимали вооруженных слуг, создавали "отряды самообороны" или подчиняли своему контролю местные полицейские формирования. Используя подкуп, представители буржуазии проникали в центральную администрацию, где всегда находились люди, стремившиеся к личному обогащению. В конечном счете, новая буржуазия добивалась легализации своего положения, и социалистическое общество превращалось в буржуазное. Такова была эволюция Империй Тан и Мин. Так же шло разложение Османской империи. (Хм. Кстати с СССР произошло тоже что-то похожее). Так будет и в России этого мира - где-нибудь к концу XVII века. А далее - демографическое давление будет нарастать, и вместе с ним - "относительное и абсолютное обнищание народных масс". Неизбежная в этом мире революция будет вдохновлятся именно идеалами утраченной "Святой Руси" - как и в Китае крестьянские революции средневековья вдохновлялись "праведными" империями древности (и наша революция будет похожа на китайскую революцию Ли Цзы-Чена). Русь Иванов и Василиев останется в народной памяти "легендой о золотом веке". Буржуазия примкнет разве что пост-фактум, ибо ей и так хорошо - по началу движущими силами будут казачество, на земли которого пойдет настоящее наступление, разорившаяся традиционалистская часть дворянства (аналоги тех, что в РИ России XIX века шли в народники), крестьянство и городские низы. Вот только марксизьма-то еще нет в природе. Идеолгическими вождями станут нищенствуюшие монахи-отшельники из нового монашеского движения - некие воскресшие нестяжатели, аналог западных францисканцев, бичующие пороки разложившегося и погрязшего в наживе высшего духовенства. И разумеется, революция приведет на трон "праведного государя", в котором народ увидит воплощение царей "золотого века" - Иванов и Василиев.

Леший: georg пишет: И разумеется, революция приведет на трон "праведного государя", в котором народ увидит воплощение царей "золотого века" - Иванов и Василиев. Иосифа I?

georg: Леший пишет: Иосифа I? Нет, его я зарезервировал для Испании (короны которой Бурбонам в этом мире не видать). А на трон России - ПетраIII. Который по матери действительно будет сыном Анны Петровны Романовой. А по отцу - из царевичей византийской ветви Рюриковичей.

Dorei: Георг, вы меня отчасти не так поняли. Я согласен, что всё пойдет примерно так вы сказали. Несогласие по двум пунктам: а) Царь. Я не говорил, что повстанцы установят республику. Скорее я имелл ввиду иранскую систему (там глава государатва де юре "сокрытый имам"). То есть жизнь в вечном ожидании прихода "Праведного царя". Просто не вижу кандидатуры достаточно праведной с точки зрения масс. Что северная, что южная династия в грязи по уши. Что с Петровичами -- непонятно: тут у них родомсловная координально другая. Нет не Марты Скавронской, не Софьи-Фредерики Ангальт-Цебстской. Учитывая, что у Петра Алексеича скорее всего просто гарем будет... б) Буружуазия -- вы модернизируйте промышленную буружуазию дореволюционной эпохи. ИМХо изрядно нищую и национально ориентированную. Внешних рынков нет, а внутриенний нищ настолько, что его покупательная способность равна нулю. Насколько помню японская в таких условиях Мэидзи исин поддержала. Финансовую да -- развешают на первых попавшихся деревьях.



полная версия страницы