Форум » Таймлайны - База Данных » Австро-Венгрия в XVI веке (сборник) » Ответить

Австро-Венгрия в XVI веке (сборник)

georg: или МаксимилианI, король Римский и Венгерский Извиняюсь за долгое отсутствие, работа сейчас отнимает все время. Но небольшая альтернатива родилась. В 1492 году скончался славный венгерский король Матьяш Хунъянди, оставив Венгрию на вершине могущества. Казна была полна (за годы его правления доходы казны выросли с 250 до 500 тыс. форинтов), военные силы внушительны. Кроме военных отрядов короля и баронов (бандерий) и мобилизованного дворянства Матьяш содержал наемную армию - «черное войско» наемников, состоявшее из тяжеловооруженной кавалерии и пехоты, а также из отрядов, имевших боевые повозки гуситского типа и артиллерию - 20 тыс. кавалеристов, 8 тыс. пехотинцев и 9 тыс. боевых повозок. Кроме того, еще 8 тыс. солдат были постоянно расквартированы в замках и укреплениях великолепно организованной южной линии венгерской обороны. Королевская власть была сильна, буйные венгерские бароны после 2 жестко подавленных Матьяшем мятежей притихли. В претендентах на опустевший трон недостатка не было. Венгерского престола добивался Максимилиан Габсбург. Его право на это предусматривалось договором от 1463 г., подписанным Матьяшем и Фридрихом III. С другой стороны на корону претендовал король Чехии Владислав Ягеллон, чья мать была внучкой Жигмонда и сестрой Ласло V. Владислава поддерживал его отец – король Польский и вел. князь Литовский КазимирIV. Претензии Максимилиана были самыми обоснованными, и именно с ним можно было связывать надежды на помощь против турок (активизации которых ожидали сразу после смерти Матьяша), но господствующие сословия прежде всего хотели получить такого короля, контроль за которым находился бы в их руках. Этому требованию идеально соответствовал Владислав, прозванный в Чехии «король добже», за то что соглашался с любым предложением своих вельмож. Он был коронован как Уласло II, но при условии подписания предвыборных обещаний, в частности об отмене всех нерегулярных налогов, займов и других «вредных нововведений» Матьяша. Максимилиан, имевший сильную партию среди венгерской знати, начал военную кампанию, освободил Вену и другие австрийские земли, в свое время отнятые Матьяшем у его отца ФридрихаIII, но тут у него кончились деньги, ни имперский рейхстаг, ни Швабский союз не оказали ему финансовой помощи для ведения войны вне территории СРИ, и Максимилиану пришлось отказаться от претезий на венгерскую корону. Правление Владислава стало периодом стремительного упадка королевской власти. Вся власть в королевстве перешла к дворянскому сейму, который отказался вотировать налоги, и регулярная армия Матьяша была распущена. Развал достиг таких масштабов, что в 1521 Белград был осажден и взят турками, и венгры не сумели собрать войско для отпора. При Мохаче венгерская армия насчитывала не более 25000 бойцов, и проигрыш этой битвы стал концом королевства. Итак, альтернатива: Максимилиану в решающий момент удалось пополнить казну – рейхстаг вотировал-таки имперский налог, либо, например, Владислав оказался должником Вельзеров, и Фуггеры, обеспокоенные возможностью того, что став королем Венгрии Владислав передаст их концессии на разработку серебряных рудников Словакии конкурентам, выдали кредит Максимилиану. Короче у Максимилиана оказалось достаточно денег не только на продолжение кампании, но и на то, чтобы вовремя перекупить наемное войско Матьяша. Магнаты поддерживающие Владислава разгромлены, и Максимилиан вступает на венгерский трон.

Ответов - 1832, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 All

georg: Тем временем десятитысячная австрийская армия Дампьера попыталась вторгнуться в Моравию. Моравские повстанцы приняли энергичные меры против многочисленных здесь сторонников Сигизмунда. В рядах моравского ополчения сражался отряд крестьян под собственным знаменем. Дампьер был встречен на границе и после кровопролитного боя, в котором он был ранен, отброшен в Австрию. В Праге продолжал работу Чешский сейм. Как и следовало ожидать, большинство чешского сейма решило, что королем Чехии станет пфальцграф Рейнский, курфюрст Пфальца Фридрих V, внучатый племянник покойного короля Казимира, сын и преемник основателя Протестантской унии, женатый на дочери английского короля и давно мечтавший о чешской короне. Фридрих немедленно поспешил в Прагу и 30 апреля был торжественно коронован в соборе святого Вита. Армия Протестантской Унии вступила в Чехию. Королю Фридриху Пфальцскому нелегко пришлось на новом престоле. Приехав из Пфальца, где давно установился самодержавный режим и правительство контролировало даже личную жизнь населения, он и его приближенные никак не могли привыкнуть к той роли, которую им приготовили чешские дворяне. Пришельцы из Пфальца нашли, что государственное хозяйство в Чехии крайне запущено, тогда как чешская знать сочла нового государя и его придворных людьми заносчивыми, не умеющими уважать местные порядки. Чешского языка они не знали, немецким — который был знаком многим чехам — не пользовались, так как при пфальцском дворе в обиходе был французский язык. То и дело возникали трения. Придворный духовник Фридриха Скультетус начал уничтожать в пражских церквах изображения святых. Многие чехи были возмущены. Командующим объединенной армии Чехии и Протестантской Унии Фридрих назначил графа Ангальта, ближайшего доверенного лица короля Фридриха и фактического руководителя Унии. Это привели к конфликту с Мансфельдом, так же претендовавшим на пост командующего. В конечном итоге Мансфельд был направлен в Силезию.

georg: Бетлен Габор после освобождения венгерских войск с итальянского фронта направился против Чехии. Ему противостояла состоявшая из чешских, пфальцских и немецких войск Протестансткой Унии армия графа Ангальта, ближайшего доверенного лица нового короля Фридриха и фактического руководителя Протестантской Унии. Ангальт начал отход в Моравию. Католические войска стали испытывать недостаток в провианте; трудности возрастали по мере удаления от Дуная. Но в Ческе Будейовице австрийская армия пополнилась присланным из Италии Спинолой испанским корпусом генерала Балтазара де Маррадас(с ним Спинола направил почти половину своей армии). После этого Бетлен взял штурмом Писек, вырезав все мужское население города. Наступление австрийской армии заставило Ангальта поспешить к Праге. Бетлен стал тогда заходить западнее чешской столицы У Раковника, западнее Праги, Ангальт укрепился на пути вражеских войск и отразил попытки сбить его с занимаемых позиций. Бетлен быстро отвел армию на некоторое расстояние и решительно устремился к Праге, обходя Ангальта. Протестантам пришлось поспешить кратчайшим путем к столице, наперерез врагу. Ночью обе армии прошли одна мимо другой, едва не столкнувшись. Произошел ряд схваток, в которых значительный урон понесли немецкие кавалеристы Ангальта. К Праге протестанты подошли раньше неприятеля и расположились на Белой горе, в нескольких километрах от столицы. Ангальт надеялся, что противник не решится атаковать сильную позицию, тем более, что католическая армия была измотана изнурительным походом.

georg: Мастер маневров Бюкуа предлагал новое обходное движение, чтобы еще раз заставить Ангальта покинуть свои позиции, но Бетлен Габор настоял на немедленной атаке. Бетлен и Бюкуа выстроили свои силы по «испанской» системе, которую разработала в XVI веке испанская армия. Большие квадратные колонны пехоты («баталии» или «терции») наступали тремя неровными рядами так, чтобы, когда первые терции завяжут бой, следующие за ними могли выбрать наиболее подходящее место для удара. Утром 8 ноября 1620 г. австрийские войска переправились по единственному мосту через речку, у подножья Белой горы, и начали развертывание. Монахи обходили ряды, раздавая причастие и принимая исповедь. Ангальт решил применить линейную тактику, созданную знаменитым Морисом Оранским. Он построил войска небольшими и неглубокими колоннами, чтобы лучше использовать стрелков, которых в ротах было вдвое больше, чем пикинеров. Для свободы движений колонны находились на значительном расстоянии друг от друга. За первой линией колонн выстроились еще две, чтобы подоспеть на помощь в случае прорыва противника в интервалы первой линии. Большинство офицеров считало нововведения Ангальта неудачными и несвоевременными. Старый испанский боевой порядок был хорош своей простотой, линейная же тактика требовала четкого выполнения сложных перестроений в ходе боя и предварительной подготовки солдат и командиров. Некоторые офицеры предлагали Ангальту контратаковать и опрокинуть переправляющиеся части прежде, чем через мост пройдет вся вражеская армия. Ангальт не решился менять план боя на ходу. Правое крыло, которым командовал Бюкуа, с криками «Санта Мария!» начало подниматься по отлогому скату Белой горы. Завязались первые стычки: чешские пехотные части были смяты, но рейтары под предводительством Ангальта Младшего, сына главнокомандующего, смелой атакой разгромили конницу и одну пехотную колонну австрийцев. Бетлен прислал с левого фланга своих венгерских кавалеристов, которые заставили рейтаров Ангальта Младшего отступить, а самого его, раненного, захватили в плен. Находившиеся сзади чешских рейтаров немцы решили, что битва проиграна. Они еще не пришли в себя после неудачной ночной схватки, а при виде мчащихся во весь опор венгров — с уздой в зубах и по сабле в каждой руке — немецкая рейтарская конница, составлявшая четвертую часть протестантской армии, обратилась в паническое бегство. Между тем все новые и новые колонны австро-испанских войск взбегали на Белую гору и вступали в сражение. Протестантами начало овладевать смятение. Ангальт не справился с управлением своей многоязычной армии. Взаимодействия частей не получилось; небольшие, оторванные друг от друга колонны не устояли против натиска вражеских терций. Началось повальное бегство. Лишь один отряд моравской пехоты — пикинеры и мушкетеры, — прижатый к ограде большого парка на вершине Белой горы, упорно защищался и отбил атаку кавалерии. С большим трудом испанской пехоте Бальтазара де Маррадаса удалось прорваться через живую стену моравских пикинеров. Пощады не было никому. Многие утонули, пытаясь переправиться на другой берег Влтавы.

georg: В РИ дворяне и бюргеры Чехии после поражения потеряли веру в победу и волю к борьбе. В чисто военном отношении после поражения на Белой Горе еще отнюдь не все было потеряно. Война показала, что даже небольшие силы могут длительное время выдерживать осаду численно превосходящего противника. Если бы Прага решилась на борьбу, австрийские войска, потерявшие от невзгод осеннего похода более половины состава, оказались бы в разгар зимы в разоренной и враждебной стране на краю гибели. Даже после занятия Праги неприятелем борьбу могли бы продолжать войска, расположенные на западе и юге Чехии — в районах Пльзеня и Табора. Кроме того в руках сторонников короля Фридриха оставались еще Моравия и Силезия. Но здесь – сохранялась надежда на помощь Франции. Остатки чешских войск отступили в Прагу, заранее приготовленную к обороне. Бюкуа во главе австрийских и испанских частей обложил город и предпринял штурм, но не мог преодолеть мощные укрепления Праги и приступил к осадным работам. А Бетлен Габор с венгерской конницей выступил во Франконию, на соединение с Максимилианом Баварским Вскоре положение армии Бюкуа под Прагой оказалось критическим. Мансфельд под Ополе разгромил вторгшихся в Силезию поляков, почти не имевших пехоты и артиллерии. После этого разбитое польское войско, не имевшее официальной поддержки Польши, рассыпалось на ряд разбойничьих шаек, которые пустились гулять по краю, но постепенно истреблялись отрядами Мансфельда. С другой стороны принявший командование над остатками разбитых под Прагой мораван граф Валленштейн (который в данной АИ не служил Австрии, не принял в юности католичества, оставшись протестантом, и сражается на чешской стороне) перерезал коммуникации армии Бетлена. Наиболее страдавшие от грабежей венгров крестьяне южной Чехии, из-под Табора и других мест организовались в многотысячные отряды с пушками и знаменами. Бюкуа оказался блокированным под Прагой. Рассыпавшиеся по Чехии для фуражировок австрийские отряды уничтожались один за другим. Продовольствие в лагере осаждающих заканчивалось. А с запада приходили грозные известия.

georg: Еще в июле, закончив завоевание Артуа и Генненгау, король Генрих выступил на восток. Кроме собственной 35тысячной армии с ним был 20тысячный англо-шотландский корпус, который король Джеймс направил на помощь своему зятю, Фридриху Пфльцскому. Наступлению короля Франции противостояли Макс Баварский с армией Католической Лиги и Бетлен Габор с венгерским войском. Судьбоносная битва произошла в сентябре при Амберге. Фактическое командование король Генрих поручил Морису Оранскому, и тот вполне оправдал доверие короля. Вымуштрованные им части, выставленные в качестве опоры боевого порядка, снова выдержали все атаки австро-венгерских пехотных колонн. Критический момент боя наступил, когда Бетлен Габор, собрав в кулак тяжелую венгерскую конницу, прорвал фланг союзников. В этот момент престарелый король Генрих лично повел в атаку своих «жандармов». Дворянские историографы надолго запомнили этот легендарный кавалерийский бой, участниками которого оказался цвет французского и венгерского дворянства. «Не было слышно ни выстрела – лишь ломались копья и сверкали палаши да сабли». Ведомые своим королем французы все же опрокинули венгров, а Бетлен Габор пал в бою. К вечеру армия Бетлена и Максимилиана отступила в относительном порядке, оставив поле боя за французами и протестантами. Венгры бежали к границам Австрии, а Максимилиан отвел остатки своих войск в Баварию. При известии о битве при Амберге Бюкуа немедленно снял осаду Праги и ретировался в Австрию, отбиваясь от нападающих со всех сторон партизанских отрядов. Король Генрих вступил в Прагу при всеобщем ликовании ее населения. В Италии получивший подкрепления из Испании Спинола удерживал ситуацию под контролем, но не мог больше прислать ни единого солдата в Австрию, ибо опасался, что Венеция возобновит военные действия. Но окончательно доконало Матвея известие, что Максимилиан Баварский вступил в сепаратные переговоры с Францией. Хитрый Виттельсбах счел дело Габсбургов проигранным, и решил обеспечить статус Лиги и сохранность церковных земель в Германии договором с католической Францией. Герцог Баварский вступил с Францией в союз и присоединился к антигабсбургской коалиции. Измена Максимилиана сломила короля Венгерского. Силы были теперь слишком неравны. Матвей решил пойти на мир. Давно болевший Матвей был окончательно сломлен поражением и умер вскоре после начала переговоров.

georg: Смерть Матвея еще более изменила ситуацию. Прямая линия дома Габсбургов, шедшая от МаксимилианаII, пресеклась. Из Австрийских Габсбургов оставались двое – эрцгерцог Фердинанд, герцог Штирии, Каринтии и Крайны, и эрцгерцог Леопольд, герцог Тирольский. Старшим был Фердинанд, и он должен был унаследовать трон. Но его абсолютистский стиль и религиозные гонения в Штирии возбуждали сильные опасения. Тяжелые налоги, введенные Матвеем и разочарование в Габсбургах, своей политикой в Германии и Нидерландах разваливших империю, еще более усугубили недовольство. Собравшийся в Пожони венгерский Сейм, состоявший в основном из вооруженного дворянства, той самой армии, что сражалась во главе с покойным Бетленом, высказался за ограничение королевской власти. А так как военная сила в Австрии была у венгров, лидеры сейма вступили в переговоры с австрийской оппозицией, во главе которой стоял небезизвестный граф Чернембль, человек республиканских убеждений, и в конечном итоге способствовали созыву австрийского ландтага, разогнанного Рудольфом в 1601. Сословные представительства Венгерского королевства и австрийского герцогства постановили объединиться в конфедерацию. Конфедерация направила Фердинанду «кондиции», на которых он мог занять оба трона. Кондиции заключались в коренной перестройке «дунайской монархии» на началах широкого самоуправления, причем королю предстояло сделаться чем-то вроде пожизненного выборного президента этой дворянской республики, весьма напоминающей Речь Посполитую того времени. Новый государственный порядок, зафиксированный в торжественных актах конфедерации, обеспечивал феодальному дворянству полное преобладание. Предусматривалось, что король будет лишен возможности делать замечания по поводу решений сеймов и ландтагов и рассматривать жалобы крепостных на своих господ. Выбора у Фердинанда не было – вооруженная сила была на стороне конфедератов. Он вынужден был подписать кондиции и на этих условиях получил корону Святого Стефана. Австро-Венгрия превратилась в аналог Речи Посполитой.

georg: Зимой 1613 начался мирный конгресс во Франкфурте-на-Майне. Мир был подписан в июне 1613. Подтверждалась конституция империи и Аугсбургский религиозный мир. Церковные земли, захваченные протестантскими князьями уже после этого мира, были обойдены молчанием – Габсбурги не согласились утвердить их захват, но сохранность существующих была гарантирована всеми участниками соглашения, в том числе Францией. Юлих отошел герцогу Пфальц-Нейбургскому, а все остальные Клевские земли – курфюрсту Бранденбургскому. Протестантский союз и Католическая лига получили официальный статус. Власть императора в Германии была сильно урезана – без санкции рейхстага он не мог сделать ничего. Князья получили право организации любых союзов. Фердинанд был вынужден отказаться от всех бургундских владений Габсбургов, признать независимость Нидерландов, а Мориса Оранского – их государем и князем империи. Франция получила три южные провинции Нидерландов – Артуа, Генненгау, Намюр, а так же Франш-Контэ и три лотарингских епископства – Мец, Туль и Верден. Англия получила 2 самые северные провинции Нидерландов – Фрисландию и Гронинген. Но главным выигрышем Англии в этой войне были все же острова Пряностей в Индонезии. Положение империи было сильно осложнено и тем, что благодаря полученным землям короли Англии и Франции стали князьями империи, и могли теперь участвовать в ее делах и внутриимперских княжеских союзах. Курфюрст Баварский, в последний момент переметнувшийся к Франции, получил свою долю – чтобы привязать его к Франции и получить «рычаг быстрого воздействия», король Генрих настоял на передаче герцогу Баварскому Люксембурга. Таким образом дом Габсбургов утратил все бургундское наследие Карла Смелого. Вековые усилия королей Франции в борьбе за эти земли были наконец победоносно завершены ГенрихомIV. Сразу же после подписания мира тут же, на Франкфуртском конгрессе были произведены выборы нового императора. С переходом Чешской короны к Фридриху у протестантов оказалось большинство голосов. Этим большинством король Чешский и курфюст Пфальцский Фридрих был избран императором Священной Римской империи. Корона империи, бывшей символом всемирной католической монархии, оказалась на голове протестанта. Что бы успокоить католиков, неприкосновенность церковных земель и официальный статус Католической Лиги были подтверждены конституцией. Мало того – король Франции как пфальцграф Бургундский (Франш-Контэ) вскоре вступил в Лигу, став как бы официальными протектором католической Церкви в Германии (и перетягивая под свое крыло немецких католиков). Отдельный мирный договор был заключен между Францией и Испанией. Границы остались без изменений. Негласно было утверждено преимущественное влияние Испании в Италии, а Франции – в Германии. В Северной Италии было сохранено довоенное положение. Герцогство Миланское было отделено от Австро-Венгрии и превращено в самостоятельное итальянское княжество, переданное одному из Габсбургов – эрцгерцогу Леопольду, а фактически оказалось под испанским сюзеренитетом.

georg: По результатам войны центральноевропейская империя Австрийских Габсбургов пала. Испания, во времена Карла и Франциска оказывавшая Австрии эффективную помощь в Италии, не смогла помочь ей в войне чуть-ли не со всей остальной Европой. Преобладание на континенте переходило к Франции, сумевшей организовать мощную коалицию против стремившихся к «мировой империи» Габсбургов. Король Франции отлично понимал, что ресурсы Испании превосходят французские, и что закрепив за собой новейшие завоевания в восточном Средиземноморье, Испания может осуществить успешный реванш. Для предотвращения этого сохранение коалиции было необходимо. Генрих предпринял попытку создания паневропейской лиги. В замыслы Генриха IV, в том виде, как они излагаются в мемуарах его министра М. Сюлли, входил проект христианской республики, предполагающий объединение европейских государств. «Король, – пишет мемуарист, – говорил мне о политической системе, посредством которой можно было бы поделить Европу и управлять ей, как одной семьей. Он узнал секрет, как убедить всех своих соседей в том, что его единственная цель заключается в сбережении для себя и для них тех огромных сумм, в которые обходится содержание людей на войне, чтобы освободить их навсегда от страха перед кровавыми катастрофами, столь частыми в Европе, обеспечить нерушимый покой и, наконец, соединить всех неразрывными узами, так чтобы все государи могли жить после этого между собой как братья и навещать друг друга, как добрые соседи, без церемониальных трудностей и без расходов на выезд, которые служат только для того, чтобы ослепить, нередко скрывают при этом нищету». Для установления подобной идиллии необходимо было решить два вопроса: религиозный и политический. Религиозный вопрос решался следующим образом: в Европе существуют две христианские конфессии: католицизм и протестантство. Поскольку протестантство не представляет чего-то единого, то оно в свою очередь подразделяется на собственно протестантство и реформацию (кальвинизм). Таким образом, Европа делится на три региона: в одном преобладает католицизм, в другом – протестантство, в третьем – реформация. В результате оказывается, что в масштабах всей Европы каждая из конфессий занимает сильную и слабую позицию одновременно. Это должно навести государей на мысль, что никакая из трех конфессий не может быть уничтожена, а, следовательно, религиозные войны бессмысленны. Для решения этой задачи Генрих IV вступил в переговоры с папой Павлом V и предложил ему быть «общим посредником, для того чтобы установить мир в Европе. Европейское равновесие будет достигнуто образованием 15 государств с различной формой правления: шесть великих наследственных монархий (Франция, Испания, Англия, Дания, Швеция и Нидерланды), пять выборных монархий (Римская империя, Папство, Польша, Венгрия и Чехия) и 2 республики (Венеция и Швейцария). Для поддержания внутреннего и внешнего порядка будет создан Европейский генеральный совет по образцу древнегреческой Амфиктионии. Для единения Европы необходим был образ общего врага. Для создания этого образа автор проекта герцог Сюлли ловко исключает из "столь желанного союза всехристианской Европы" "этого могущественного императора Скифии, господствующего более абсолютно, чем какой-либо иной государь на земле, над своими подданными, состоящими из людей разнообразных народов, наций, языков, нравов, телосложений, в этих обширных и необозримых пространствах северной Скифии, которого различно называют - императором, королем или великим князем России". Правда, рассуждает Сюлли, он давно принадлежит к числу христианских государей, но ведь "дикость, варварство и свирепость" его народов затрудняют его объединение с "нашей Европой", так же как интересы, постоянно связывающие его с другими государствами Азии, да и подданные его частью пребывают в "язычестве и идолопоклонстве", частью же исповедуют "азиатское христианство" (так Сюлли обозвал православие). Россия, исключенная таким образом из европейского союза, далее оказывается уже врагом: Европа должна поддерживать сильную Польшу как "оплот против московита и татарина". Тайной мыслью проекта было перенесение "империи" как европейского лидерства из Германии во Францию.

Руслан: Несколько вопросов Георгу. Вы хотите устроить вариант ВМВ лет на 10-20 в 17 веке? Россия - главный враг ,а Испания ее естественный союзник против Франции, Англии, Нидерландов и пр немцев? Хватит ли сил против соединеного флота Англии и Нидерландов, а если французы заведут собственный? Не ударит ли Иран в спину? Кем будет нейтрализована Польша, не допустив при этом нейтрализации Московии? Будет ли возрождена АВИ или она тихо скончается как Речь Посполитая? И многое др.

Charles: georg пишет: Европейское равновесие будет достигнуто образованием 15 государств с различной формой правления: шесть великих наследственных монархий (Франция, Испания, Англия, Дания, Швеция и Нидерланды), пять выборных монархий (Римская империя, Папство, Польша, Венгрия и Чехия) и 2 республики (Венеция и Швейцария). Для поддержания внутреннего и внешнего порядка будет создан Европейский генеральный совет по образцу древнегреческой Амфиктионии. Европейский Союз в 17 веке, воюющий против России? Гламурно;)

georg: Руслан пишет: Вы хотите устроить вариант ВМВ лет на 10-20 в 17 веке? Столь круто не получится. Руслан пишет: Россия - главный враг ,а Испания ее естественный союзник против Франции, Англии, Нидерландов и пр немцев? За неимением Турции - на роль врага по проекту Сюлли подходит только Россия. Война начнется нападением России и "Грекороссии" на Польшу, когда Сигизмунд устроит аналогичное РИ преследование православных, и разгромом Польши. Старик Наваррец, пиаря идею Евросоюза, поможет Польше, прислав войска, Фридрих Чешский, напуганный перспективой падения Польши - тоже, и некоторых немецких князей привлечет. Что же касается морских держав - собственно ни одна из них не заинтересована в войне с Россией, особенно Нидерланды. К тому же Англия и Нидерланды подерутся буквально в следующих строчках таймлайна - голландская Ост-Индская компания и не подумает уйти из Индонезии, что бы там в метрополии не решали. Гораздо опаснее при таком сюжете то, что Швеция скорее всего присоединится к антируской коалиции - а там как раз молодой Густав Адольф ставит эксперименты с развитием линейной тактики и переворужает армию облегченными медными батальонными орудиями и облегченными мушкетами. У нас же как водится не чешутся и воют по старинке. Да и во главе войск Фридриха станет гетман королевства Чешского Альберт Валленштейн. Испания нам не поможет - там сильно обижены, что Димитрий не помог во время предыдущей войны, а папа благословит войну как крестовый поход во спасение католической Польши. Получается скорее аналог Крымской, с главным театром на территории ВКЛ и Ливонии. И вряд ли Россия при таком раскладе войну выиграет. Ну так не все же одни победы. Будем реалистичны Руслан пишет: Не ударит ли Иран в спину? Очень даже может - для возвращения Грузии и Дербента. К тому же Аббас вот-вот умрет, а его преемник Сефи - не семи пядей во лбу. Но против него можно выставить Турцию, которая как раз маленько оправилась. Руслан пишет: Будет ли возрождена АВИ или она тихо скончается как Речь Посполитая? В смысле возрождена? Прикидок еще нет. Но после отпадения Нидерландов АВИ - аграрная страна со слабыми городами, могущественным феодальным дворянством, с/х экономикой, ориентированной на экспорт.. Короче полный аналог Речи Посполитой. Но поддержка Испании, хотя бы просто финансовая, удержит там королевскую власть на плаву, и в будущем может создать платформу для нового ее усиления. Charles пишет: Европейский Союз в 17 веке, воюющий против России? Гламурно;) Откровенно говоря, в релистичность этой затеи Наварца (а это РИ проект) я никогда не верил. Но Генрих будет этот проект реально пиарить. И устроить крестовый поход во спасение Польши как бастиона европейской цивилизации вполне может.

Крысолов: georg пишет: Откровенно говоря, в релистичность этой затеи Наварца (а это РИ проект) я никогда не верил. Но Генрих будет этот проект реально пиарить. И устроить крестовый поход во спасение Польши как бастиона европейской цивилизации вполне может. Согласен. Но потом все посыпется.

Леший: georg пишет: Гораздо опаснее при таком сюжете то, что Швеция скорее всего присоединится к антируской коалиции А им-то зачем? ИМХО, куда выгоднее для шведов на тот момент попытаться отхватить Померанию. Да и датчан пощипать. Кроме того, главное - Сигизмунд Ваза, на защиту которого поднимется Франция и часть Европы для Густава-Адольфа враг №1. Еще в середине 17 века противостояние польских (пытавшихся вернуть шведскую корону) и шведских Ваза было весьма острым. А тут вы предлагаете, что бы Густав-Адольф кинулся на защиту своего главного врага, который всячески оспаривает его власть? Так что, ИМХО, тут будет иной вариант. Скорее всего Россия и Швеция выступять против Польши совместно. Русские ударят с востока, а шведы высадят десант в Польском Поморье.

georg: Леший пишет: куда выгоднее для шведов на тот момент попытаться отхватить Померанию. В герцогстве Померанском им делать нечего - при данном раскладе немцы при поддержке Франции попросту объединятся и вышвырнут шведов обратно, ибо всем ясно, что они пришли грабить. Всю Померанию по закону СРИ унаследует курфюрст Бранденбургский. Леший пишет: Сигизмунд Ваза Загнанный за Вислу Сигизмунд не только быстро отречется от любых претензий на шведский трон, но еще и Ригу шведам уступит. Леший пишет: Польском Поморье. Ливония, как плодородная сельскохозяйственная страна гораздо более лакома. А в Москве по прикидкам. Хм. Банкротство Персидской компании вызовет стремление компенсировать потерю путем расширения хлебного экспорта - он же в России госмонополия. И Ливония, как один из основных поставщиков хлеба в Европу, становится конкурентом. А политический переворот в СРИ предоставляет удобный повод покончить с автономией Ливонии (считавшейся ранее субъектом СРИ) и заодно распостранить на нее хлебную госмонополию. Что вызовет резкое недовольство ливонских дворян и бюргеров. ИМХО Густав посмотрит в первый год войны, кто одолевает, и примкнет к одолевающей стороне. А одолевать будет Валленштейн. И не беспокойтесь так. Освобождение Константинополя вызовет в России по старой отечественной традиции такое "головокружение от успехов" и ощущение себя пупом земным, что быть побитыми самое время. Стимул для далнейшего прогресса.

Леший: georg пишет: И не беспокойтесь так. Я не беспокоюсь. Просто у меня вызывает сомнение позиция Швеции заявленная вами. Во-первых, у Швеции нет "за спиной" победы в Ливонской войне (т.е. свои шансы против русской армии Густав-Адольф будет оценивать весьма низко). Во-вторых, как я уже указал, война России с Польшей, ИМХО, скорее всего будет в союзе с Швецией (причем заинтересованность в союзе обоюдная - как Россия заинтересована в шведской "диверсии" против Польши, так и Швеция заинтересована в разгроме польских Ваза и в "прихватизации" хотя бы Данцига, через который идет основной польский хлебный экспорт). В-третьих, вспомним РИ, когда даже в разгар Смуты, но существовании в Москве центрального правительства (в лице Василия Шуйского), Густав-Адольф не лез в русские земли (наоборот, предлагал помощь), и полез только когда в стране окончательно рухнула власть и все вокруг решили, что России наступил полный писец (даже Дания и Англия стали строить планы оккупации и присоединения отдельных русских земель).

georg: Леший пишет: Во-первых, у Швеции нет "за спиной" победы в Ливонской войне (т.е. свои шансы против русской армии Густав-Адольф будет оценивать весьма низко). Не довод. По таковой идее и свои шансы против польской армии после страшного поражения своего отца при Кирхгольме, где 3тысячная армия ВКЛ вдребезги разнесла 12000 шведов, Густав Адольф должен был оценивать крайне низко. Но он наплевал на оценки, напал на РП и разгромил ее. Леший пишет: Швеция заинтересована в разгроме польских Ваза Нет. Только в ослаблении - иначе придется оставаться один на один с Россией. Несравненно более могущественной, чем в РИ. Леший пишет: "прихватизации" хотя бы Данцига, через который идет основной польский хлебный экспорт Прихватизация плодороднейшей Ливонии, могушей стать житницей бедной Швеции, выгоднее в разы (хотя всю не дадим ). Леший пишет: Густав-Адольф не лез в русские земли А вы случаем не забыли, что в это время Кальмарская война шла . А потом выплата выкупа за Скараборг, не оставлявшая до 1615 средств для нового вторжения в Россию. Для вашего сценария "Победоносной Ливонской" доводы весомы, ибо там Ливония анексирована Грозным, в городах поселены русские посадские, часть земель роздана русским дворянам, и страна исольется к началу 17 века с Россией в единое тело. А у меня то Ливония полунезависима, и являясь вассалом России, одновременно входит в СРИ. И попытки ликвидации ее автономии вызовут ориентацию на Швецию.

Леший: georg пишет: А вы случаем не забыли, что в это время Кальмарская война шла Спасибо что напомнили. Действительно забыл. Еще один аргумент в пользу невмешательства Густава-Адольфа в русские дела (тем более, что без Ливонии и доходов с нее Швеция в этой АИ слабее).

georg: Леший пишет: более, что без Ливонии и доходов с нее Так и на начало войны Густава с РП у него была только Эстляндия, с которой доходов неахти. А львиную долю доходов Густав получал не с Ливонии, а с основанных им металлургических мануфактур, Фалунских рудников, лесных концессий голландцам в Норланде и Финляндии (лес, смола, поташ и прочие "лесные товары") и с торговли железом, медью и новым оружием шведского производства (основную часть закупала та же Голландия). Весьма оборотистый был король. Леший пишет: Еще один аргумент в пользу невмешательства Густава-Адольфа в русские дела Увы. Война с Данией кончилась в 1612, а война России с европейской коалицией планируется в 1618.

Леший: georg пишет: а война России с европейской коалицией планируется в 1618. А коалиция сохранится до этого момента? Все таки, к этому времени Европе может надоесть французская гегемония. А Австрия успеет оправитья от поражения и начнет мечтать о реванше. К тому же экономических интересов у европейских стран в участии в войне против России (в отличие от войны 1812 г. и Крымской войны) нет.

georg: Леший пишет: Все таки, к этому времени Европе может надоесть французская гегемония. Гегемонии собственно нет. Остается могущественая Испания, которая контролирует Италию, Англия, влияние которой в Германии не сильно слабее французского, Нидерланды, которые отнюдь не захотят становится вассалом "освободителя". Проблема в том, что Генрих и в РИ, готовя антигабсбургскую коалицию, это понимал. На роль "силового" гегемона Франция слабовата, и поэтому он попытается стать добровольно признанным лидером. Нападение России на Польшу и преход русским Вислы - лучший шанс на такое лидерство. Криками о "нашествии новых гуннов" он может поднять всех соседей Польши - Чехию, король которой император СРИ (и будет сильно озабочен появлением казаков и татар неподалеку от границ Силезии), Бранденбург, боящийся за Пруссию, ну и Швецию. Леший пишет: А Австрия успеет оправитья от поражения и начнет мечтать о реванше. Уже нет. Там все понимают, что Нидерланды не вернуть. А оттого, что их король - император СРИ, венгерскому дворянству ни жарко ни холодно. А вот земли на Балканах очень даже привлекают многочисленное но бедное дворянство в Венгрии. К тому же Фердинанд - католический фанатик, и на призыв папы спасать католическую Польшу от варварского нашествия вполне откликнется. Склоняюсь к мысли, что АВИ в этой войне выступит против России.

Леший: georg пишет: Нападение России на Польшу и преход русским Вислы - лучший шанс на такое лидерство. Криками о "нашествии новых гуннов" он может поднять всех соседей Польши Одними криками? Сомневаюсь. К тому же, какие экономические причины этой войны? В РИ поднять Европу на Россию можно было двумя способами: 1-й, заставить своим полным военным и политическим доминированием европейские нации двинуться на восток (вариант Наполеона и Гитлера). 2-й, Россия своими действиями сильно ущемила экономические интересы нескольких сверхдержав; причем настолько сильно, они не смотря на противоречия между собой временно объедили свои усилия (вариант Крымской войны). Ни одного из этих условий тут нет. Да, Франция сильно пострадала из-за падения своей "левантийской" торговли. Но это проблемы Франции. Какое до них дело СРИ или Бранденбургу? Кроме того, от войны сильно пострадают торговые интересы Нидерландов, которые будут обвинять в этом не русских, а французов. На чьей стороне, по вашему, они выступят? Дания... Тоже еще одна страна не заинтересованная в войне против России. Наоборот, русско-датская торговля одна из основ процветания Датского королевства. Учитывая, что на тот момент это отнюдь не третьестепенная страна, то... georg пишет: Чехию, король которой император СРИ (и будет сильно озабочен появлением казаков и татар неподалеку от границ Силезии), Чем для чехов соседство русских хуже соседства поляков? Тем более, что русские в отличие от поляков не будут требовать возвращения Силезии (в РИ поляки регулярно поднимали этот вопрос).

georg: Леший пишет: Нидерландов, Леший пишет: Дания... Эти несомненно. И в дальнейшем - союзники России. Но их выступление на стороне России (по крайней мере сразу) - это вряд ли. Тем более Нидерландам предстоит война с Англией. Леший пишет: Чем для чехов соседство русских хуже соседства поляков? Тем, что отмечал Данилевский - "Россия слишком большая и давит на нас". Чехия здесь не угнетенная славянская нация, а страна на пике, центр СРИ. Соседство относительно слабой Польши безопаснее, чем мировой империи. А Фридрих как император СРИ в глазах общественного мнения Германии будет обязан вступится за попранные права Ливонии.

Леший: georg пишет: А Фридрих как император СРИ в глазах общественного мнения Германии будет обязан вступится за попранные права Ливонии. И по вашему чешские сословия будут финансировать эту войну только "за красивые глаза"? От этой войны Чехия ничего не выигрывает, а раскошеливаться надо. А оно им надо? Даже если чешский король и император СРИ воспылает воинственным гневом, то на какие средства он вести войну будет?

georg: Леший пишет: то на какие средства он вести войну будет Гневом за попранные права Ливонии воспылает вся Германия. Чехия просто внесет свою долю. На деньги Франции заряжаются на полную мощность все немецкие типографии, печатаются широким тиражем несколько памфлетов с красивыми картинками, на которых варвары в мохнатых шапках поддевают детей на копья - и общественное мнение готово (таким же путем в свое время собирали наемную армию для Батория). И чешские бюргеры занервничают от близости варваров к границам Силезии. Рейхстаг выделит единоразовый имперский налог. Правда оплатить таким путем удастся не более двух кампаний - и то направленный в Польшу корпус Валленштейна будет небольшим. Но будет еще такой же французский корпус и армия Густава Адольфа.

Леший: georg пишет: Гневом за попранные права Ливонии воспылает вся Германия. В РИ это не прокатило. georg пишет: Рейхстаг выделит единоразовый имперский налог. Не верю!!! (Станиславский). По большому счету Германии было начхать на Ливонию. Даже если они и испытывали некоторые душевные муки, то экономически они ничего не теряли (ну спрашивается, какого..., например Тюрингии, финансировать (при том, что денег и на свои нужды в обрез) некую компанию на востоке?) Я могу поверить в французские деньги, на которые император наберет наемников (а у французов пупок не развяжется?). Возможно субсидии римского папы (не очень большие - максимум на одну компанию для одной (небольшой) армии). Но в выделение средств германским княжествами не верю. Ну поплачутся. Ну попроклинают "прокляты московитов". После чего хлебнут пива и на боковую. Поскольку в Германии не мощной силы для которой война с Россией необходима. А для, к примеру Любеку и Штральзунду, она сто лет ненужна. И они будет противиться вотированию налогов на нее всеми своими конечностями. И чешским бюргерам русские у границ не мешают. Русские что, торговать им не дают? Или напали на Силезию и разоряют ее земли? Лично я сторонник тезиса В. И. Ленина о том, что Политика - это концентрированное выражение экономики. А тут я не вижу ее. Опора возможной антирусской коалиции пока только в основном на эмоции. А этого, ИМХО, недостаточно. Да, еще: а доживет ли Генрих IV до 1618 года? Он и к 1610 году не молодой уже был. И здоровьем не блистал.

georg: Леший пишет: В РИ это не прокатило. Леший пишет: По большому счету Германии было начхать на Ливонию. Смотрим РИ: "Но по предложению Пруссии на Рейхстаге открылись дебаты по ливонскому вопросу и московитской опасности, так живо всех интересовавшей. Любек подчеркнул безнадежное политическое положение империи и невозможность новой войны за Ливонию, отметив, что главнейшее затруднение в столь важной нарвской торговле купцы испытывают от Польши и Швеции, а не Москвы. Датские послы представили обширный меморандум на тему о неизбежности датско-русской дружбы. Но крайнюю позицию в русском вопросе заняли восточные окраины империи - Пруссия, Мекленбург, Бранденбург, Померания. Поддержанные польскими послами, они рисовали полные ужаса картины московского господства в Ливонии. По рукам во время рейхстага ходила агитационная брошюра польского происхождения “о страшном вреде и великой опасности для всего христианства, а в особенности Германской империи и всех прилежащих королевств и земель, как скоро московит утвердится в Ливонии и на Балтийском море"." Т.е сторонники войны были. Решающей стала на рейхстаге именно позиция императора, которому союз с Москвой против турок был в сто раз важнее Ливонии. Остутсвие турецкой опасности меняет дело в корне. Если не удастся объявить войну от имени СРИ, воевать будет сам император и "Северо-Восточный Союз" князей. Леший пишет: а у французов пупок не развяжется С чего. Даже если придется субсидировать немцев - все равно это не набор масштабной армии, как в предыдущую войну, а посылка экспедиционного корпуса - тысяч 10 французов и столько же немцев. Главное - то что они, как и шведская армия, обучены новой линейной тактике и вооружены новым оружием - облегченными полевыми медными пушками и более скорострельными мушкетами. Как в Крымскую А с дальнейшим снабжением - Валленштейну только выйти на оперативный простор. Там он развернет свой любимый принцип - "война кормит войну". Поляки такой помощи будут очень не рады Леший пишет: а доживет ли Генрих IV до 1618 года? Он и к 1610 году не молодой уже был. Родился в 1553. В 1615 65 лет. Леший пишет: И здоровьем не блистал. А вот о проблемах со здоровьем слышу впервые. Судя по амурным похождениям - вполне здоров. Бурбоны вообще отличались долголетием - Людовик XIV 77 лет прожил, ЛюдовикXV - немногим меньше.

georg: Леший А вообще, коллега, изложите свое видение событий в этом мире. Ситуация отличается от РИ кардинально и по всем направлениям - Османской империи нет, на троне СРИ протестант, Средиземноморские прибрежные районы Африки и Египет в руках Испании. Как дальше пойдет история Европы? Какая может быть геополитика, какие блоки? Всех остальных участников тоже касается.

georg: Кстати, как вам новый император СРИ ФридрихIV:

Крысолов: georg пишет: А вообще, коллега, изложите свое видение событий в этом мире Сложно. Я вообще-то несовсем понимаю отсутствия религиозных войн только под влиянием авторитета Генриха. Вообще, скорее всего после войны с Россией будет большая европейская война всех против всех.

georg: Крысолов пишет: Я вообще-то несовсем понимаю отсутствия религиозных войн только под влиянием авторитета Генриха. Причем тут авторитет Генриха? Процитирую Алексеева, автора наиболее подробного из доступных в Рунете исследований о Тридцатилетней войне: "Многим современникам и их потомкам казалось, что основным содержанием Тридцатилетней войны был поединок между протестантской и католической религиями. Так говорили короли, дипломаты, проповедники, публицисты и историки. Одни восхваляли священную борьбу за древнюю католическую веру против безнравственного блока врагов христианства и любителей чужого, другие ратовали за войну в защиту чистого евангелического учения и свободы против реакционного и погрязшего в суевериях католичества. Прожженные политики лучше понимали, чего хотят воюющие стороны. «Христианнейший король» Франции, поддерживаемый «святейшим отцом» — римским папой,— вцепился в горло «опоре католицизма» — Габсбургам. Этим последним время от времени подставляла ногу и Католическая лига немецких князей. «Защитники протестантской свободы» — Швеция и Дания — были рады сжить друг друга со света, немецкие протестантские князья были готовы в любой момент всадить собрату по религии нож в спину. Конечно, каждый кричал, что действует лишь в общих интересах. На самом деле, религиозная борьба (вернее, борьба из-за церковного имущества) не была единственным, и даже основным конфликтом Тридцатилетней войны. Важную роль сыграли отношения немецких князей с императорской властью и между собой, испано-французская борьба за гегемонию в Западной Европе, испано-голландская борьба, борьба за Балтику, борьба за преобладание на юго-востоке Европы, борьба Польши с Россией. Эти конфликты возникли не во время Тридцатилетней войны и не накануне ее." Произошедшая война разрубила основные противоречия, сокрушив империю австрийских Габсбургов при ее попытке рекатолизации и жесткого объединения Германии (как сокрушила бы и в РИ, останься Генрих жив - ему тогда удалось сплотить против Габсбургов чуть ли не всю остальную Европу). В данной АИ восстание Нидерландов против Габсбургов приводит к гарантированной их потере - как потеряла бы их в РИ Испания, если бы КарлIX осуществил тогда план Колиньи по французскому вторжению в Нидерланды. Теперь единый сильный центр в Германии исчез, СРИ децентрализована и начнутся княжеские дрязги и союзы князей с иностранными державами. У Габсбургов после потери Нидерландов нет шансов на восстановление гегемонии в Германии. При отсутсвии турецкой угрозы Австрия князьям не нужна. Генрих скоро умрет. После его смерти начнется, как и в РИ новый виток конфронтации с гугенотами - королевская власть не сможет долго терпеть их "государство в государстве". Соответсвенно поддерживать дружбу с протестантами далее будет затруднительно. К тому же Генрих стал протектором католической церкви в Германии. Поскольку с возобновлением борьбы с гугенотами воияние католической партии во Франции возрастает, поддержка немецких католиков будет реальнО осуществлятся. Вспоминаем, каков был самый острый вопрос в начале Тридцатилетней войны. Большое возмущение католиков вызывало то, что и после 1555 года протестанты не перестали захватывать имущество католической церкви. При удобном случае сильные протестантские князья добивались избрания своих родственников, таких же протестантов, на должности епископов и архиепископов. Управляемые ими земли оставались католическими духовными княжествами, так что формально «церковная оговорка» не нарушалась. Такие «архиепископы» и «епископы» не признавались папой, но выполняли все административные функции обычных архиепископов и епископов и получали причитающиеся этому сану доходы. Их называли иногда «администраторами». Понятно, что подобные уловки со стороны протестантов вызывали ярость католиков. За шестьдесят лет после заключения религиозного мира католическая церковь потеряла более ста духовных княжеств, в том числе такие крупные, как архиепископства и епископства Магдебургское, Бременское, Гальберштадтское, Любекское и другие. Хотя неприкосновенность прочих церковных земель гарантирована Франкфуртским договором, но протестантские князья могут продолжать эти попытки, и Католическая Лига будет защищать церковные земли оружием, требуя поддержки Франции. И скорее всего получая ее. Смуты после смерти Генриха нет - он передаст власть уже подросшему ЛюдовикуXIII. Франция на подъеме, ее экономика развивается, силы растут. Французская экспансия неизбежна. Она очевидно пойдет в двух направлениях - в Германии король Франции будет прилагать все усилия, чтобы быть избранным императором, в Италии - чтобы установить свою гегемонию хотя бы на севере, причем папа, зажатый между испанскими вице-королями в Неаполе и Милане, и Венеция, стиснутая между Австрией и испанскими владениями - союзники Франции (для Рима уже не Испанский, а Французский король станет "любимым сыном Церкви"). Часть немецких князей Франция банально скупит. Другая часть - кстати исключительно протестантская - образует антифранцузский союз во главе с Нидерландами, которым Французская гегемония в Германии грозит потерей независимости. И логика событий толкает этот союз на блок с Испанией. На морях это выльется в испано-нидерландский союз против той же Англии. Мнения?

Крысолов: georg пишет: Французская экспансия неизбежна Вам не кажется что Людовик XIII сможет стать этаким отдаленным аналогом Фердинанда Австрийского РИ-Тридцатилетней войны? georg пишет: причем папа А причем папа? Может папа полностью переориентируется на Испанию? georg пишет: И логика событий толкает этот союз на блок с Испанией. На морях это выльется в испано-нидерландский союз против той же Англии. Союз Испании и протестантов? Возможно. Главное чтоб в Испании отморозка у власти не было. Вырисовывается вполне себе АИ-Тридцатилетняя война против французского галактизма. Думаю более понятно будет после окончания войны с Россией. Тогда станет ясно и поведение Густава-Адольфа, и позиция Польши и позиция той же России.

Сталкер: georg пишет: Всех остальных участников тоже касается. Я с удовольствем читаю, но вря ли могу что-либо дельное посоветовать. Единственно, что замечу, что Густав-Адольф, ИМО, сразу в мясорубку не полезет, а действительно будет внимательно слеить за тем, чья начнет брать. Брать начнет естественно европейская коалиция, а значит вступление Швеции в войну состоится на ее стороне, но, наверное, только на втором году войны.

LAM: А Аббаса за всеми этими событиями вы не забыли?. Не попытается ли он, воспользовавшись тем, что испанцы отвлеклись на Италию, оттяпать ещё и Палестину?

georg: Крысолов пишет: А причем папа? В РИ папа всю первую половину XVII века из-под полы поддерживал Францию. Определялось это его интересами как светского государя - как таковой, он, зажатый между испанским вице-королями в Неаполе и Милане оказался фактически в положении испанского вассала. Голубой мечтой папства было изгнание испанцев из Италии. Крысолов пишет: Главное чтоб в Испании отморозка у власти не было. У власти будет Оливарес - отнюдь не отморозок. LAM пишет: А Аббаса за всеми этими событиями вы не забыли? Я-то не забыл

Крысолов: georg пишет: Определялось это его интересами как светского государя Так в реале Испания послабее была. Я имею ввиду некое "Авиньонское пленение"...

Mukhin: Я чего-то недопонял. все постоянно говрорят "Россия то, Россия это..." Но ведь тут Россий - 2. есть собственно Россия с центром в Москве, а есть ГрекоРоссия с центром в Константинополе. Вопрос - война будет против обеих? А каковы взаимоотношения между Москвой и Царьградом в ходе этой войны?

georg: Mukhin пишет: Вопрос - война будет против обеих? К моменту начала войны Иоанн будет совершеннолетним и возьмет власть в Москве. Сответсвенно - возникает (пока) - двуединая монархия Димитрия и Иоанна, действующая согласованно.

Леший: ИМХО, начнется русско-польская война (или, можно сказать, русско-греко-польская война) в которой Польшу "выносят" за Вислу. Впрочем, против Речи Посполитой сражались не только Россия и Грекороссия, но и Швеция, король которой Густав-Адольф увидел в этой войне уникальный шанс не только избавиться от своих польских соперников на трон, но и возможность прибрать к рукам богатую польскую хлебную торговлю. И пока русские будут атаковать с востока, он высадит десант на в Зап. Пруссии и захватит все Польское Поморье, кроме Данцига, который не видя никаких выгод в шведском господстве будет ожесточенно сопротивляться, что заметно задержит короля (но в то же время это скует большие польские силы, которые при ином условии могли бы быть брошены против русских). Разгром Польши встревожит Европу (согласен с Георгом). И одной их первых выступит Франция, которая вполне возможно попытается организовать "Крестовый поход на восток". И тут вырисовываются два пути дальнейшего развития событий, вероятность которых, ИМХО, 50/50. Один. Франция начнет пропагандитскую шумиху призывая остановить "Московита". Но до войны дело не дойдет. Во-первых, под боком у Франции есть сильная Испания, которая хоть и не будет открыто угрожать французам, но само наличие под боком отнюдь не дружественной страны, которая хоть и не демонстрирует на данный момент враждебных намерений, но неизвестно как поведет себя в дальнейшем заставляет Генриха IV в любом держать в резерве две армии - в Пиренеях и Альпах. Во-вторых, такие европейские страны, как Нидерланды и Дания будут от перспективы войны не в восторге (их торговля завязана на Россию). В-третьих, есть трудности с привлечением союзников по борьбе с русскими. Священная Римская империя, как государственный институт отпадает сразу. Немцам просто нечего делить с Россией. Вероятно удасться привлечь на свою сторону императора СРИ, но по сути его армию придется держать на содержании Франции (рейхстаг не выделит денег на войну, да и чешские сословия пошлют куда подальше). Другой кандидат Австро-Венгрия. Венгерские сословия будут за войну против Грекоросии (в надежде разживиться новыми землями), но австро-венгерский Государь больше будет хотеть войну-реванш с Францией (чья возьмет?). Римский папа вполне может разразиться какой-нибудь гневной энцикликой в адресс схизматиков, но "сколько он может выставить дивизий?" (с) Да, он может выделить некую сумму австрийцам, но маленькую (максимум на небольшую армию на одну компанию). Есть еще Карл де'Невер имеющий права на константинопольский престол (в РИ он пытался их реализовать и даже собрал флот для этого, но тот сгорел). Иран - какова будет его позиция неизвестно. Швеция стремиться вступить в антироссийский союз стремиться не будет. Ее присоединение возможно только после успехов коалиции, не ранее. Таким образом дело ограничится "Холодной войной". Второй. Франции удастся сколотить коалицию из императора СРИ Фридриха (но без участия империи и Чехии), части северо-восточных германских земель (если их не припугнет Дания), Карла де'Невера, Австро-Венгрии и Ирана. Сначала дело ограничится простым вторжением "вспомогательных сил" в Польшу на помощь Сигизмунду Ваза, но потом конфликт расшириться. На первых порах возмжны успехи (например, русских заставят снять осаду с Кракова и отступить за р. Сан). У "союзников" будет "рулить" Валленштейн, но у русских тоже сеть Михаил Скопин-Шуйский и Дмитрий Пожарский. Если французам удастся перетащить на свою сторону Густава-Адольфа (в чем сомневаюсь, но и полностью отвергать этот вариант нельзя), России поплохеет. Густав может высадиться в Ливонии и занять Ревель (в связи с успехами в Польше русские вполне могут начать "давить" Орден с целью его полного присоединения), но застрянет под Нарвой (анналог осады Севастополя в Крымской войне). Австро-Венгрия будет пытаться воевать Балканы. Но в отличие от РИ, тамошние народы не находясь более под Турцией, не стремятся под Габсбургов. И если в прямых схватках венгерская кавалерия может одерживать победы, но в их тылах будет "гореть земля" - все эти четники и гайдуки, в общем богатый опыт местного населения в подобных действиях. Так что больших успехов АВИ не светит. В результате для России сложится не очень хорошая ситуация "размазанности" сил. Ни на одном из фронтов противник не может достич решающего успеха, но и русские не могут сосредоточить свои силы на ком-то одном. Грекороссии придется одновременно воевать против Австро-Венгрии, Карла де'Невера и Ирана. России против Польши, императорской армии, французского "экспедиционного корпуса" и Швеции. В конце концов русские могут пойти на соглашение со шведами, уступив им Эстляндию (как в РИ), но без Нарвы. Хотя возможно с Перновым и Ригой. Или вместо них "Кемска волость" - Северная Финляндия, но в любом случае лишь в обмен на предоставление шведской помощи против поляков и французов. После чего сконцентрировать силы на западе.

Крысолов: Леший пишет: и Ирана. А что Ирану с русскими делить?

Леший: Крысолов пишет: А что Ирану с русскими делить? Шелк, в первую очередь.



полная версия страницы