Форум » Таймлайны - База Данных » Австро-Венгрия в XVI веке (сборник) » Ответить

Австро-Венгрия в XVI веке (сборник)

georg: или МаксимилианI, король Римский и Венгерский Извиняюсь за долгое отсутствие, работа сейчас отнимает все время. Но небольшая альтернатива родилась. В 1492 году скончался славный венгерский король Матьяш Хунъянди, оставив Венгрию на вершине могущества. Казна была полна (за годы его правления доходы казны выросли с 250 до 500 тыс. форинтов), военные силы внушительны. Кроме военных отрядов короля и баронов (бандерий) и мобилизованного дворянства Матьяш содержал наемную армию - «черное войско» наемников, состоявшее из тяжеловооруженной кавалерии и пехоты, а также из отрядов, имевших боевые повозки гуситского типа и артиллерию - 20 тыс. кавалеристов, 8 тыс. пехотинцев и 9 тыс. боевых повозок. Кроме того, еще 8 тыс. солдат были постоянно расквартированы в замках и укреплениях великолепно организованной южной линии венгерской обороны. Королевская власть была сильна, буйные венгерские бароны после 2 жестко подавленных Матьяшем мятежей притихли. В претендентах на опустевший трон недостатка не было. Венгерского престола добивался Максимилиан Габсбург. Его право на это предусматривалось договором от 1463 г., подписанным Матьяшем и Фридрихом III. С другой стороны на корону претендовал король Чехии Владислав Ягеллон, чья мать была внучкой Жигмонда и сестрой Ласло V. Владислава поддерживал его отец – король Польский и вел. князь Литовский КазимирIV. Претензии Максимилиана были самыми обоснованными, и именно с ним можно было связывать надежды на помощь против турок (активизации которых ожидали сразу после смерти Матьяша), но господствующие сословия прежде всего хотели получить такого короля, контроль за которым находился бы в их руках. Этому требованию идеально соответствовал Владислав, прозванный в Чехии «король добже», за то что соглашался с любым предложением своих вельмож. Он был коронован как Уласло II, но при условии подписания предвыборных обещаний, в частности об отмене всех нерегулярных налогов, займов и других «вредных нововведений» Матьяша. Максимилиан, имевший сильную партию среди венгерской знати, начал военную кампанию, освободил Вену и другие австрийские земли, в свое время отнятые Матьяшем у его отца ФридрихаIII, но тут у него кончились деньги, ни имперский рейхстаг, ни Швабский союз не оказали ему финансовой помощи для ведения войны вне территории СРИ, и Максимилиану пришлось отказаться от претезий на венгерскую корону. Правление Владислава стало периодом стремительного упадка королевской власти. Вся власть в королевстве перешла к дворянскому сейму, который отказался вотировать налоги, и регулярная армия Матьяша была распущена. Развал достиг таких масштабов, что в 1521 Белград был осажден и взят турками, и венгры не сумели собрать войско для отпора. При Мохаче венгерская армия насчитывала не более 25000 бойцов, и проигрыш этой битвы стал концом королевства. Итак, альтернатива: Максимилиану в решающий момент удалось пополнить казну – рейхстаг вотировал-таки имперский налог, либо, например, Владислав оказался должником Вельзеров, и Фуггеры, обеспокоенные возможностью того, что став королем Венгрии Владислав передаст их концессии на разработку серебряных рудников Словакии конкурентам, выдали кредит Максимилиану. Короче у Максимилиана оказалось достаточно денег не только на продолжение кампании, но и на то, чтобы вовремя перекупить наемное войско Матьяша. Магнаты поддерживающие Владислава разгромлены, и Максимилиан вступает на венгерский трон.

Ответов - 1832, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 All

georg: Сварга пишет: Если проиграет, то пусть продаст права на Сирию испанцам и столкнёт их с Аббасом. Хорошо, но нереально. Испанцам нужен в первую очередь сам Египет. И он, почти беззащитный, сам просится в руки. Можно по разному относится к Лерме, но он отнюдь не идиот.

georg: Весной 1609 года военные действия возобновились. Турецко-мамлюкское войско отбило ряд попыток персов перейти Ефрат. Халифу удалось привлечь на свою сторону шейхов аравийских бедуинов, начавших набеги в Месопотамию, в тыл Аббасу. Сам шах третий месяц безуспешно осаждал крепость Ракка на Ефрате. В это же амое время Димтрий методично наступал в Лидию, овладевая городами санджаков Сарухан и Айдын и укрепляя их. Календер-оглу делал все что мог, обороняя крепости и горные перевалы. Но тут в игру вступил еще один партнер. Первый министр (privado) короля Испании ФилиппаIII, герцог Лерма, внимательно следил за событиями в восточном Средиземноморье. Еще в 1604 году ему удалось заключить мир с новым королем Англии Иаковым I (в чем немалую роль сыграло появление марокканских пиратов в Ла-Манше), а в 1606 после смерти аль-Мансура новый Марокканский султан Myли эль-Шейх, не имея сил продолжать войну, подписал мир с Испанией и Потругалией, уступив ряд завоеванных ими городов на средиземноморском и атлантическом побережье. Слабость Османов не была секретом, а захват Египта обещал огромные доходы и преимущества. Сверх того идея освобождения Гроба Господня должна была найти живое сочувствие у благочестивых испанцев, а успех этого дела – поднять престиж privado на высоту, недосягаемую для интриг противников. Юный король ФилиппIII принял план своего министра с восторгом. Еще осенью 1608 в Сиракузах и Мессине начали готовить военный и транспортный флот. Остатки османского флота, разгромленного Николаем Маврокордато при Самосе, не могли оказать испанской армаде серьезного сопротивления. Армия во главе с лучшим полководцем Испании маршалом Спинолой сосредотачивалась на Сицилии. Атака на Египет была произведена совершенно внезапно в июне 1609. Испанский адмирал герцог Осуна ворвался в гавань Александрии и уничтожил остатки турецкого флота, после чего испанский десант захватил город. В Каире царила паника. Войск для обороны столицы практически небыло, ибо все отряды мамлюкских беев выступили в Сирию против Аббаса. Через неделю после высадки Спинола начал штурм Каира, закончившийся разгромом и разграблением испанцами богатейшего города арабского востока. Султан Ахмед срочно двинулся на юг, спасать Египет. Оставленный без поддержки Мурад-Гирей был в августе разгромлен Аббасом при Айнтабе и отброшен в предгорья Тавра. Шах захватил Алеппо, а в сентябре вступил в Антиохию и помыл сапоги в лазурных водах Средиземного моря. Армяне, населявшие Киликию, и беспощадно обдираемые турками как неверные, коим положено платить дополнительные налоги, давно завидывали положению своих соплеменников в Иране, где шах Аббас покровительствовал армянам, продвигавшим в его державе торговлю, ремесло и мануфактуры. Поэтому армянская Киликия немедленно изгнала турецкую администрацию и отдалась под власть Ирана. Не осталась в стороне от событий и маленькая, но гордая Грузия. Георгий Саакадзе предпринял поход вдоль побережья, и, вытеснив турецкие гарнизоны из санджака Трапезунд, возложил на голову своего повелителя Луарсаба II Багратида корону Трапезундского царства. В Константинополе испанское вторжение в Египет произвело шок. Всем было ясно, что полный разгром Османов – вопрос пары месяцев. Выход Аббаса к Средиземному морю означал потерю доходов от посреднической торговли с Ираном. Мало того, в перспективе оказывался возможным полный разгром персами Мурад-Гирея, и Византия рисковала получить в качестве соседа в Малой Азии вместо ослабевшей Турции Великий Иран в границах империи Тамерлана. Мирные переговоры были начаты немедленно. Турки были готовы на уступки, и мир был подписан в течении месяца. Согласно договору Византия получала все завоеванное - Вифинию с Бурсой, а так же санджаки Айдын, Кареси, и часть Сарухана с Маниссой (Магнесией) - (то есть Троаду и прилегающие к Эгейскому побережью районы, которые в РИ Греция получила по Севрскому договору 1918).

georg: georg пишет: Итак, пост 01.10.06 20:25 данной темы денонсируется. С подачи коллег Крысолова и LAM`а события на востоке после смерти Абдул-Халима пускаются по альтернативному сценарию. Коллеги, вы бы хоть сказали, какой вариант больше нравится. И мнения - захватят ли испанцы Египет, удержат ли, и вообще как поделить Восток.

Крысолов: второй вариант. Вопрос удержания Египта... Без понятия. Вопрос - кто их оттуда выбьет?

georg: Крысолов пишет: Вопрос - кто их оттуда выбьет? Из европейцев в ближайшее время никто.

Крысолов: georg пишет: Из европейцев в ближайшее время никто. А всех остальных они вероятно задавят. Аббусу не до Египта. Только восстание бедуинов и прочих суданцев...

Magnum: "Испанский Египет - наше все еще со времен Пропавшей Армады"(С).

georg: Крысолов пишет: Только восстание бедуинов и прочих Ну, за столетие войн в Магрибе испанцы я думаю выработали методы борьбы с таковыми. ИМХО обопрутся на коптов, надавав им разных привиллегий (и не будут первое время склонять их к унии с Римом). А на Ливане есть в качестве опоры марониты - их Церковь вступила в унию с Римом еще при крестоносцах (и до сих пор в литургическом общении с католиками). Короче похоже по братски поделят Сирию с Киликией Ирану, а Палестину с Ливаном испанцам. А Венеция без мыла влезет в Иран и станет его основным торговым партнером в Средиземном море. Хотя.... греческим купцам подсуетится самое время.

Сварга: georg пишет: захватят ли испанцы Египет, удержат ли, Египет, ПМСМ, завоевать и удержать гораздо легче, чем Магриб. Мамелюков и турок к ногтю, а феллахи уже давно индифферентны ко всяким завоевателям.

Сварга: Интересное положение у Испании этого мира вырисовывается. С одно стороны, круче только яйца, а с другой, благодаря новоприобретённым территориям она становится уязвимей, да и ресурсов для вмешательства во внутриевропейские дела меньше.

georg: Султан Ахмед сумел вернуться в Египет до оккупации испанцами всей страны. Летом и осенью 1609 в дельте произошло несколько сражений, в которых испанцы благодаря введенной в Нил хорошо вооруженной флотилии имели явный перевес. Отряды мамлюкских беев были почти истреблены. Меж тем Лерма начал вторую часть запланированной операции. В августе испанскй копус во главе с генералом Кастальдо высадился в Бейруте. Марониты немедленно восстали и признали власть испанской короны. В течении недели весь Ливан был под властью Испании. Аббас, ведущий бои с турками в Киликии, не мог вмешаться. Организовав и вооружив маронитов, и заняв Ливанские крепости местными силами, Кастальдо двинулся на юг. Штаны благочестивых воинов католического короля сильно пострадали в этом походе от частого падания на колени на каменистую почву. Ведь им довелось пройти берегами озера Генисаретского, где некогда возвышались Тивериада, Магдала и Назарет. При этом полковые проповедники – иезуиты произносили пламенные проповеди. Воодушевленные воины Христовы буквально сметали незначительные отряды турок и мамлюков. 11 сентября испанцы вступили в Вифлеем и приняли причастие в храме Рождества Христова. А через неделю войско католического короля подошло к стенам святого Града. Защищать Иерусалим было некому, а вести о разгроме и гибели султана Ахмеда уже дошли из Египта. Мусульмане сдали Иерусалим, предварительно покинув город с имуществом. Испанский кардинал, назначенный папой католическим патриархом Иерусалима, вступил в Храм Гроба Господня, вежливо устранив оттуда православного патриарха Софрония. Остатки османской армии после гибели султана Ахмеда рассеялись. Часть ушла в Хиджаз и поступила на службу к шерифу священных городов, провозгласившему себя халифом. Духовный авторитет нового халифа признали только в Аравии – ведь большая часть мусульманского Ближнего Востока попала под власть шиитского Ирана. Аббасу испанцы предложили раздел территорий, согласно которому вся Сирия отходила к Ирану, а Палестина и Ливан – к Испании. Аббас согласился, ибо понимал, что в противном случае испанцы могут вступить в союз с турками против него. В октябре полководец Аббаса Караджугай-хан занял Дамаск – последний вилайет исчезнувшей с карты мира Османской империи. Весной 1610 Аббас подписал мир с султаном Турции Мурад-Гиреем, согласно которому граница прошла по Тавру. В резултате войны к Ирану отошли вся Верхняя Месопотамия, Сирия, Киликия, Малатья, Эрзурум и Эрзинджан. Иран получил порты на Средиземном море и мог теперь торговать напрямую со всей Европой. Аббас отверг домогательства отдельных европейских держав о монопольных соглашениях и объявил, что корабли и купцы всех государств могут посещать сирийские порты и торговать с Ираном. Внутри же Ирана предпринимчивые армяне уже основали несколько компаний для торговли с Западом. В Турции в результате новой междуусобной войны окончательно рухнула созданная Османами администрация и сипахийская система. Изрядная часть сипахийства погибла в войнах, преуспевшие стали наследственными землевладельцами, и сословие «мужей меча» перестало играть в Турции решающую роль. Турция первых Гиреев по своему устройству изрядно напоминала Иран Исмаила Великого. Кочевые племена Анатолии играли теперь решающую роль, а их вожди получали во владение целые санджаки. Население резко уменьшилось, многие земли запустели и перешли в сектор кочевого хозяйства. Города пришли в упадок, но положение крестьян значительно улучшилось, земли были закреплены за общинами, а рента строго зафиксирована. Казалось, что Турция вернулась в первую половину XV века. Испанские войска зимой 1609-1610 совершили марш вверх по Нилу до первой катаракты, присоединив весь Египет к владениям его католического величества. На завоеванных землях было образовано «королевство Египта и Иерусалима», вице-королем которого стал герцог Осуна. Осуна старался опираться на лояльные испанской власти местные христианские силы. В Ливане и Палестине таковыми стали марониты, а в Египте – копты. Из этих этнических групп набирались чиновники, их принимали на службу в войска. Марониты, будучи догматически почти католиками, стали вернейшей опорой испанской власти, но и в отношении монофизитов-коптов испанцы не позволяли себе выпадов, подчеркивая христианское единство. В их отношении был взят курс на медленное внедрение иезуитской пропаганды и образования и постепенное склонение коптской церкви к добровольной унии с Римом.

Han Solo: Сварга пишет: благодаря новоприобретённым территориям она становится уязвимей Наоборот. Завоеванная Африка будет пожалуй самоокупаемой как минимум (т.е. до определенного момента доходы от ее эксплуатации не уступят военным расходам на ее удержание). Минус берберское пиратство, создававшее испанской торговле море проблем. Это не считая геостратегического плюса - Африка - мост между пиренейскими и итальянскими владениями Испания здесь безусловно мировая держава #1 и судя по всему еще долго будет таковой являться

Mukhin: Манифик... А вот я помню, что в прошлый раз нашёлся добрый самаритянин, и нарисовал карту мира АВИ-16. А вдруг он и теперь сыщется?;)

Руслан: Где же продолжение.Читал с огромным удовольствием, один из немногих доведенных до ума тамлайнов, жалко если на этом и закончиться.

georg: Народ, пощады. На работе горячий период, проект нужно ввести к новому году. Ну никак пока.

Нико Лаич: Руслан пишет: Где же продолжение. Всем привет! Австро-Венгрия 16 века променена на Италию 21 века...

georg: Нико Лаич пишет: Австро-Венгрия 16 века променена на Италию 21 века... Ну вот. Ничего рассказать нельзя

Сталкер: Георг, не сочитте за давление, но сами виноваты, что начали жутко интересную тему в жутко интересной форме. Ждем продолжения...

Нико Лаич: Нико Лаич пишет: Австро-Венгрия 16 века променена на Италию 21 века... georg пишет: Ну вот. Ничего рассказать нельзя "Не сказал ли я чего лишнего?" - подумал Штирлиц. Извините!!! Я больше не буду!!!

Нико Лаич: Сталкер пишет: Георг, не сочитте за давление, но сами виноваты Вот, вот, золотые слова! Вы сами ВИНОВАТЫ!!!

Mukhin: Георг, работайте спокойно - но помните! МЫ ЖДЁМ! И нас много!!!

Игорь: Mukhin пишет: Георг, работайте спокойно - но помните! МЫ ЖДЁМ! И нас много!!! Присоединяюсь.

Сварга: Игорь пишет: Присоединяюсь. Аналогично.

Han Solo: Сварга пишет: Аналогично. Юрий Генрихович, ну мое мнение вы знаете Даешь продолжение!

georg: Han Solo пишет: Юрий Генрихович, ну мое мнение вы знаете Уж лучше зови(те) по нику, чем так официозно. Особенно т... Особенно вы, Дмитрий.

Нико Лаич: georg пишет: Уж лучше зови(те) по нику, чем так официозно. Особенно т... Всем привет! А лучше вообще по званию! Так ведь товарищ комиссар государственной безопасности третьего ранга?!

georg: Нико Лаич пишет: товарищ комиссар государственной безопасности третьего ранга?! Нету у меня альтисторического звания, нету.

Нико Лаич: georg пишет: Нету у меня альтисторического звания, нету. Привет, привет! А я про специальное...

georg: Начало здесь. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ПЛАМЯ НАД ЕВРОПОЙ. Священным текстом служит им Пальбы ружейной треск и дым, И разрешает спор любой Непогрешимых пушек вой. Разоблачить еретика Всегда готова их рука. Сэмюэл Бетлер «Гудибрас»

georg: К 1610 году, после разгрома Марокко и завоевания Египта, Испанское королевство достигло вершины могущества. Средиземное море фактически было под его контролем. От Гибралтарского пролива тянулись его обширные африканские владения – «Заморская Гранада» в границах РИ Испанского Марокко+часть побережья Алжира, имевшая статус собственно кастильской провинции; вице-королевство Ливия в границах РИ древнего королевства вандалов (большая чать Туниса с прибрежными районами Алжира и Триполи); и наконец вице-королевство Египта и Иерусалима. Заморская Гранада, заселенная испанцами при ФилиппеII, считалась частью собственно Испании и пользовалась всеми благами метрополии. На колонизацию Ливии у Испании людских ресурсов небыло (колонисты направлялись в основном в Америку), и при ее освоении испанское правительство в массовом порядке призывало переселенцев из Италии (не только из испанского Неаполя но и с севера). Немало прибыло в Ливию и немцев-католиков, из которых набирали солдат и военнопоселенцев, но вообще в крае возобладал итальянский язык, а итальянские литераторы приветствовали восстановление древней Римской Африки. В Египте испанского населения кроме Александрии почти небыло - Испания огрничивалась посылкой туда войск и администрации.

georg: Экономика Испании (в противоположеность реалу) процветала. Эмиграция в Америку значительно уменьшила демографическое давление и позволила Месте обратить обширные земли в Кастилии в пастбища, но отсутсвие унии с Нидерландами и таможенные законы ФилиппаII направляют шерсть преимущественно на внутренний рынок. В то же время с одной стороны ограничение полномочий инквизиции и введение ее судопроизводства в рамки гражданского судебного процесса, предпринятое Фердинандом, а с другой – военно-политическое крушение ислама в Средиземноморье превратили морисков в лояльных подданных испанской короны, и их молодые поколения вырастали добрыми католиками. Именно мориски в Андалузии не только широко применяли ирригацию и выращивали виноград, оливки, сахарный тростник, финиковые пальмы и цитрусовые культуры, но и занимались традиционным в крае выращиванием хлопка и разведением тутового шелкопряда. Доступность сырья обеспечивало массовое производство сукон, шёлковых и хлопковых тканей, отличавшихся высоким качеством. Севилья, расцвет которой покоился в первую очередь на её положении центра торговли с американскими колониями, являлась крупнейшим центром торговли, банковского дела и промышленности. В её предместьях производились сукна, мыло, фарфоровые изделия и шёлк, который все более захватывал европейский рынок, вытесняя более дорогой персидский и китайский. Толедо — одном из крупных промышленных городов — в начале XVII в. выработкой сукон и шёлковых тканей было занято более 50 тыс. ремесленников и наёмных рабочих. Толедо славился также производством оружия и обработкой кож. По объёму производства и в особенности по качеству своих тонких сукон одно из первых мест занимала Сеговия – в ряде ее мастерских было занято по 200—300 рабочих. Керамическая промышленность была развита, кроме Севильи, в Малаге, Мурсии, Талавере и других городах. В северной части Испании благодаря обилию месторождений развивалось горное дело. Представители немецкого банкирского дома Фуггеров, управлявшие испанскими рудниками по контракту при Фердинанде, принесли туда наиболее продвинутые в то время германские технологии горного дела и металлообработки. Испанская металлургия не только удовлетворяла потребностям страны, ее армии и флота, но и направляла железо на экспорт, в частности в соседнюю Францию. По соседству, на верфях Бильбао, Сантадера и Ла-Коруньи строились и оснащались сотни морских судов различного тоннажа. В сельском хозяйстве преобладали скотоводство, садоводство и технические культуры, и строго говоря, сельское хозяйство Испании не удовлетворяло собственной потребности в зерновых. Хлеб ввозился из Сицилии и Африки, затем из Египта. Впрочем, благодаря обилию скота мясо с овощами и пикантными приправами преобладало на испанском столе.

georg: Важное место в финансовой системе Испании занимают банки, служащие поддержанию финансов огромной империи и их беспрерывному фунционированию. Испанская армия, состоявшая по большей части из чрезвычайно многочисленного мелкого дворянства – идальго – обеспечивалась высоким денежным жалованием, и в обстановке частых войн нужно было регулярно, ежемесячно платить войскам и флотским экипажам. Банкиры были необходимы Католическому королю, ибо они преобразовывали в постоянный поток поток прерывистый, доставлявший в Севилью американский белый металл. Эту нишу в Испании заняли итальянцы, в первую очередь генуэзские аристократы - Гримальди, Пинелли, Ломеллини, Спинола, Дориа. Все они принадлежали к старому дворянству (nobili vecchi) республики св. Георгия., и в значительной степени сливались с испанской знатью, получив титулы грандов и пребывая по большей части при испанском дворе (из них кстати вышел наиболее прославленный испанский полководец эпохи – маршал Спинола). Эти несколько фамилий контролируют финансовый рынок империи. Для своих все более и более широких операций они организовали ярмарки денег и ценных бумаг, так называемые безансонские, которые с 1579 г. будут долгое время проходить в Пьяченце. С того времени они одновременно стали и хозяевами богатства Испании, государственного и частного (кто в Испании — дворяне, служители церкви, предприниматели – не доверял им свои деньги?), и как бы рикошетом—хозяевами всего богатства Европы, по меньшей мере поддававшегося мобилизации богатства. В Италии каждый будет играть на безансонских ярмарках и ссужать испанским банкирам деньги, даже не ведая об этом.

georg: Ограничение влияние инквизиции приводит к тому, что испанские университеты отнюдь не ограничиваются теологией и правом. На испанскую систему образования оказал огромное влияние личный секретарь, а затем министр покойного короля Фердинанда Хуан Луис Вивес. Отвергая средневековую схоластику, Вивес выдвигает на первый план опыт: наблюдение и эксперимент позволяют проникнуть в глубь природы, открывают путь к познанию мира. Таким образом, Вивес предвосхитил Френсиса Бэкона. Вивес явился основателем новой педагогической системы, включавшей изучение классических языков, истории и естественных наук, и теоретически разработанной им в памфлете «Мудрец». Заложенная Вивесом традиция живет в испанских университетах. Во время пресловутого «дела Галлилея» в Ватикане, сам папа (личный друг Галилея и ученый -математик) и главный богословский авторитет кардинал Беллармин (писавший " тогда нам надлежало бы с вящей осмотрительностью толковать те места Свяшенного Писания, в коих говорится об этом, и уж лучше допустить, что мы неверно понимали эти слова, нежели ложным объявлять то мнение, истинность коего наглядно доказана"), склонялись к оправданию ученого, но страх перед критикой протестантских богословов, занявших на тот момент непримиримую позицию относительно концепции Коперника, и яростное сопротивление профессоров-аристотеликов в сочетании с шаткой политической позицией папы заставили осудить Галилея. В данной же АИ именно мнение испанских кардиналов заставляет Ватикан принять обратное постановление: «Может ли считаться ересью мнение, не имеющее никакого касательства к спасению души? Или Святой Дух не сообщил нам всего, что относится к спасению? В намерения Святого Духа входило сообщить нам, как идут на небеса, а не то, как идут небеса». Невиданная роскошь и тонкий вкус испанской знати делают Мадридский двор законодателем мод. Художники школы Эль-Греко благодаря обилию богатых меценатов создают новые шедевры мировой живописи, а на сценах великолепных театров Сервантес и Лопе де Вега состязаются в драматургическом искусстве.

georg: Испанские предприниматели отличаются традиционалистким корпоративным духом. Владелец мануфактуры поддерживает патриархальные отношения со своими рабочими, уровень жизни и заработной платы которых для их английских или нидерландских коллег является недостижимой мечтой. Особый деловой кодекс испанских предпринимателей, сформировавшийся в значительной степени под влиянием дворянства, изображен Потоцким в романе «Рукопись, найденная в Сарагосе»: «Вернувшись в Кадис, я присоединил еще один корабль к моим двум, которые посылал каждый год на Филиппины, и перестал о них думать. На следующий год бедный Ливардес умер, и Санчо Моро написал мне, что нашел в бумагах покойного упоминание о том, что он поместил миллион в мое предприятие и теперь просит меня вернуть этот капитал. Может быть, мне следовало уведомить его о нашем уговоре и о деле покойного в предприятии, но, не желая иметь никаких сношений с этим проклятым домом, я без всяких объяснений отослал миллион. Через два года корабли мои вернулись, утроив вложенный в их груз капитал. Таким образом, я должен был бы выплатить покойному Ливардесу два миллиона и, помимо своего желания, вынужден был написать братьям Моро о наличии у меня двух миллионов, которые - в их распоряжении. Они мне ответили, что вот уже два года капитал внесен в книги, и они слышать не хотят об этих деньгах. Ты понимаешь, мой сын, как воспринял я это жестокое унижение? Они явно хотели подарить мне два миллиона. Я посоветовался с несколькими кадисскими негоциантами, которые, как назло, признали, что мои противники правы, так как, вынув за два года перед тем из моего дела миллион, дом Моро не имеет ни малейшего права на то, чтобы теперь получать проценты. Я готов был с документами в руках доказать, что капитал Ливардеса действительно был вложен в товары, находящиеся на кораблях, и что если бы последние затонули, я имел бы право требовать у Моро возврата переданного им миллиона. Но я видел, что само имя Моро действует против меня и что если б я передал дело на рассмотрение третейского суда негоциантов, их решениебыло бы не в мою пользу. Я обратился к адвокату, который сказал мне, что, так как братья Моро потребовали возвращения миллиона, не имея на то разрешения умершего дяди,я же употребил этот миллион согласно желанию этого дяди, означенный капитал, по существу, находится у меня, миллион же, два года тому назад внесенный в книги дома Моро, - это другой миллион, не имеющий никакого отношения к первому. Адвокат посоветовал мне призвать братьев Моро в Севильский трибунал. Я последовал его совету и повел против них процесс, тянувшийся шесть лет и стоивший мне сто тысяч пиастров. Несмотря на это, я проиграл во всех инстанциях, и два миллиона остались у меня. Сначала я думал употребить их на какую-нибудь благотворительную цель, да побоялся, как бы заслуга эта не была зачтена в какой-то степени проклятым братьям Моро. До сих пор еще не знаю, что с этими деньгами сделать, но каждый год, подводя баланс, вывожу на стороне кредита на два миллиона меньше. Так что ты видишь, мой сын, у меня достаточно оснований запрещать тебе всякое общение с домом братьев Моро.»

georg: Процветание Испании и высокий уровень жизни ее населения обеспечивались не только выгодным положением страны и обилием денег в обороте. Испания стала первой в Европе классической колониальной империей, строившей благополучие метрополии за счет колоний. Шла ненавязчивая игра в саранчу, где саранчой была Испания, а обжираемыми полями - провинции вне Пиринейского полуострова. С одной стороны налоги в этих провинциях были на порядок выше, чем в Испании, с другой стороны – устанавливались высокие цены на испанские товары с одновременным запретом на ввоз аналогичных иностранных товаров. Именно на этой системе строились и роскошь испанской знати, и процветание испанских мануфактуристов, и относительно высокий уровень жизни их наемных рабочих.

georg: В средиземноморских провинциях – Неаполе с Сицилией и Сардинией, Ливии, Египте – система фунционировала безотказно. Но не столь просто оказалось в Америке, куда через открытый океан устремился поток на несколько порядков более дешевых контрабандных товаров из Англии и Нидерландов. Испанские власти вели беспощадную борьбу с контрабандистами, но среди населения все равно находились желающее взяться за это ремесло – уж больно доходным оно оказывалось. Испанцы топили у берегов Америки проникавшие туда иностранные торговые суда – в ответ англичане и голландцы снаряжали пиратские экспедиции. Война на море с англичанами была перманентна всю вторую половину XVI века. С момента, когда ФилиппII по требованию кастильских кортесов запретил нидерландским купцам торговлю с испанскими колониями, сюда прибавилась еще и конфронтация с Нидерландами. При этом император СРИ был верным союзником Испании, но Нидерландские штатгальтеры – эрцгерцоги Эрнст и Андреас – игнорировали требования императора и почти открыто покровителствовали пиратам. Конфронтация особенно обсотрилась, когда Испания взяла под защиту разгромленную англичанами и нидерланцами и лишенную торгового господства в Индийском океане Португалию, которая превратилась в испанского саттелита. С 1598 года Нидерланды взяли под контроль Пунта-де-Арайю — богатую месторождениями соли прибрежную полосу венесуэльского побережья. Именно на это время приходится начало освоения Голландской Гайаны между Ориноко и Амазонией.

georg: Воглавивший испанское правительство при воцарении ФилиппаIII герцог Лерма считал средиземноморье главным направлением испанских интересов, и здесь ему удалось добиться блестящего успеха – завоевания Египта. Но игнорировать угрозу испанской монополии в Америке он не мог. Был запущен грандиозный проект создания океанского «Флота наветренной стороны» (Armada de Barlovento), который должен был обеспечить защиту побережья американских колоний от европейских корсаров. Пересмотр конструкции кораблей, произведенный еще при ФилиппеII, дал результаты. В 1600 был заключен официальный мир с Англией, при чем Иаков I обязался не допускать пиратских экспедиций. Англия переносила сферу своих интересов в Индийский океан, где у нее начася конфликт с Нидерландами. Что касается самих Нидерландов, то именно под давлением Испании и при ее финансовой помощи РудольфII осуществил оккупацию Нидерландов и ликвидацию их самоуправления, причем так же обязался пресечь пиратские и контрабандные действия нидерландцев. Настал момент, когда казалось что Испания навела порядок в океане. Pax Hispanica казался реальностью, и по выраженю Шиллера «судьбы Европы решались за Пиринеями».

Крысолов: Первыйнах! Уряяяяя! Продолжение!

Леший: Наконец-то!!!!!

Tim: georg пишет: введение ее судопроизводства в рамки гражданского судебного процесса, Мне что-то тут не нравится, по существу на Ваше усмотрение (я лично не верю в реформу процесса, тут проще идти по пути ограничения юрисдикции в пользу других судов, по-моему, или смягчения наказаний, в крайнем случае на смягчение инквизиционного процесса, типа ограничения пыток, повышения ответственности за ложный донос, введения апелляционной инстанции (хотя бы королевского помилования), но вводить открытое судоговорение и адвокатов к отцам-инквизиторам - в такое мне не верится), но и формулировка немного чудная. Может, что-то типа "замена инквизиционного судопроизводства на состязательное"?



полная версия страницы