Форум » Таймлайны - База Данных » Австро-Венгрия в XVI веке (сборник) » Ответить

Австро-Венгрия в XVI веке (сборник)

georg: или МаксимилианI, король Римский и Венгерский Извиняюсь за долгое отсутствие, работа сейчас отнимает все время. Но небольшая альтернатива родилась. В 1492 году скончался славный венгерский король Матьяш Хунъянди, оставив Венгрию на вершине могущества. Казна была полна (за годы его правления доходы казны выросли с 250 до 500 тыс. форинтов), военные силы внушительны. Кроме военных отрядов короля и баронов (бандерий) и мобилизованного дворянства Матьяш содержал наемную армию - «черное войско» наемников, состоявшее из тяжеловооруженной кавалерии и пехоты, а также из отрядов, имевших боевые повозки гуситского типа и артиллерию - 20 тыс. кавалеристов, 8 тыс. пехотинцев и 9 тыс. боевых повозок. Кроме того, еще 8 тыс. солдат были постоянно расквартированы в замках и укреплениях великолепно организованной южной линии венгерской обороны. Королевская власть была сильна, буйные венгерские бароны после 2 жестко подавленных Матьяшем мятежей притихли. В претендентах на опустевший трон недостатка не было. Венгерского престола добивался Максимилиан Габсбург. Его право на это предусматривалось договором от 1463 г., подписанным Матьяшем и Фридрихом III. С другой стороны на корону претендовал король Чехии Владислав Ягеллон, чья мать была внучкой Жигмонда и сестрой Ласло V. Владислава поддерживал его отец – король Польский и вел. князь Литовский КазимирIV. Претензии Максимилиана были самыми обоснованными, и именно с ним можно было связывать надежды на помощь против турок (активизации которых ожидали сразу после смерти Матьяша), но господствующие сословия прежде всего хотели получить такого короля, контроль за которым находился бы в их руках. Этому требованию идеально соответствовал Владислав, прозванный в Чехии «король добже», за то что соглашался с любым предложением своих вельмож. Он был коронован как Уласло II, но при условии подписания предвыборных обещаний, в частности об отмене всех нерегулярных налогов, займов и других «вредных нововведений» Матьяша. Максимилиан, имевший сильную партию среди венгерской знати, начал военную кампанию, освободил Вену и другие австрийские земли, в свое время отнятые Матьяшем у его отца ФридрихаIII, но тут у него кончились деньги, ни имперский рейхстаг, ни Швабский союз не оказали ему финансовой помощи для ведения войны вне территории СРИ, и Максимилиану пришлось отказаться от претезий на венгерскую корону. Правление Владислава стало периодом стремительного упадка королевской власти. Вся власть в королевстве перешла к дворянскому сейму, который отказался вотировать налоги, и регулярная армия Матьяша была распущена. Развал достиг таких масштабов, что в 1521 Белград был осажден и взят турками, и венгры не сумели собрать войско для отпора. При Мохаче венгерская армия насчитывала не более 25000 бойцов, и проигрыш этой битвы стал концом королевства. Итак, альтернатива: Максимилиану в решающий момент удалось пополнить казну – рейхстаг вотировал-таки имперский налог, либо, например, Владислав оказался должником Вельзеров, и Фуггеры, обеспокоенные возможностью того, что став королем Венгрии Владислав передаст их концессии на разработку серебряных рудников Словакии конкурентам, выдали кредит Максимилиану. Короче у Максимилиана оказалось достаточно денег не только на продолжение кампании, но и на то, чтобы вовремя перекупить наемное войско Матьяша. Магнаты поддерживающие Владислава разгромлены, и Максимилиан вступает на венгерский трон.

Ответов - 1832, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 All

georg: Кемель пишет: И у Вас русские повторяют ужастную ошибку Александр Палыча. Наоборот. Сильная и независимая Грузия, создаваемая Саакадзе, будет выгодным партнером и союзником на востоке и не будет нуждаться в постоянной поддержке и защите. Присоединять ее к России в данной АИ не придется.

Леший: georg пишет: как рубить головы Гиреям» разрядил пистолет в голову султану. Может лучше саблей рубанул?

georg: Леший пишет: Может лучше саблей рубанул? Не суть. Если кто вздумает писать рассказ по данному сюжету, может выбирать оружие по вкусу.

georg: Одержанные победы укрепили престиж Димитрия еще более. Умонасторение греческого общества смирилось окончательно с его браком, но тем большее негодование вызывал патриарх Неофит. Тонкий дипломат и интгриган Димитрий Ралли позаботился о том, что бы информация о роли патриарха в этом браке была разглашена. Все максимально оправдывали Димитрия и Ксению и поносили патриарха, ввергшего во грех благочестивого царя. Но главное – Неофит вызывал все больше нареканий своим корыстолюбием, симонией и присвоением церковной собственности. В начале 1609 года группа клириков и мирян подала императору петицию с просьбой о созыве собора. Димитрий, сам уже весьма косо смотревший на недостойного пастыря, сразу согласился. Ралли же и Кантакузин считали, что Неофит сделал свое дело и от него пора избавится. К тому же в окружении Димитрия в это время появился человек, снискавший его полное доверие своей ученостью, церковным и дипломатическим опытом и личными качествами, человек, ставший советником Димитрия в том числе и по церковным вопросам. Это был племянник покойного патриарха Мелетия Пигаса Кирилл Лукарис. Кирилл родился в 1572 году в греческой семье, жившей на острове Крит, и получил при рождении имя Константин. Будучи сыном состоятельных родителей, Кирилл (мы будем называть его только так, чтобы не путаться) в юношестве отправился на учебу в греческую коллегию в Венеции и в университет города Падуи, где его учителями были известные ученые-рационалисты Яков Забарелла и Чезаре Кремонини, а так же знаменитый Галилео Галилей. В Падуе Лукарис овладел древнегреческим, латинским, итальянским, сербским языками, прошел полные курсы философии Платона и Аристотеля, диалектики и риторики, метафизики, богословия, этики, истории и эстетики. Вернувшись с учебы Кирилл, около 1593 года, принимает иночество в Александрии, патриархом которой был тогда Мелетий Пигас, дядя Кирилла, оказавший большое влияние на него в детстве и юношестве, и вскоре избирается архимандритом одного из монастырей Крита. В 1596 году Пигас посылает его, в качестве патиаршего экзарха в Брест, на собор провозгласивший знаменитую Унию. После собора Лукарис остался в Остроге, где князь Константин Острожский назначил молодого гречекого ученого ректором своей Острожской академии. Мелетий Пигас, временно управляя константинопольской церковью, объявил русских епископов, приявших унию, низложенными, а до поставления новых епископов назначил Лукариса одним из наместников вселенского престола в Литовской Руси. Кирилл проводил антикатолическую политику так активно, что через 2 года должен был спастись бегством из Литвы. Он не отправляется домой сразу, а, получив такую возможность, посещает Европу. Он направляется прежде всего в Женеву, столицу тогдашнего протестантизма. Кирилл проводит там время в диспутах, общениях и едет дальше; он посещает также Германию, Нидерланды и Англию. Впоследствии у него будет множество знакомых и корреспонентов из числа протестантов в этих странах. В Нидерландах он свел близкое знакомство с известным богословом Арминием и знаменитым философом и юристом Гуго Гроцием. Когда противоречия, вызванные унией в западной Руси, накалились до предела, и православные готовы были поднять оружие, король Казимир обратился к Мелетию Пигасу за содействием к умиротворению Руси. Патриарх в 1600 г. послал в качестве своего уполномоченого Кирилла, посредством которого было заключено компромиссное соглашение. На протяжении нескольких лет Лукарис в звании патриаршего экзарха фактически руководил православной церковью в польско-литовских владениях. В 1608, после смерти князя Константина Острожского, Лукарис возвращается в Константинополь, и быстро входит в доверие к Димитрию. Собор, созванный летом 1609 года, низложил Неофита «за симонию и расхищение церковных имений». Собор подтвердил брак Димитрия и Ксении – всем было ясно, что его расторжение теперь невозможно даже по соображениям государственной безопасности. К тому же Лукарис, блестящий знаток канонического права, сумел перетолковать положения Трулльского собора и свести степень родства супругов к четвертой. Димитрий в данной ситуации не мог давить на Собор, и не решился пока поставить 37-летнего Лукариса на патриаршую кафедру. Патриархом стал игумен одного из столичных монастырей РафаилII.

georg: В то время как в Константинополе и Москве решали проблему взаимоотношений, обстановка в Европе накалялась все больше и больше. Франция, несколко десятилетий охваченная религиозными войнами, теперь, благодаря воцарению ГенрихаIV и компромиссному Нантскому эдикту пользовалась наконец миром и восстанавливала силы (впрочем сам компромисс стал возможен все же именно потому, что за несколько десятилетий войны самые упертые с обоих сторон взаимно перебили друг друга). Зато в Германии и Ягеллонской федерации конфессиональные противоречия обострялись все более и более. Последний Ягеллон, КазимирV, приблизил иезуитов и пытался религиозно унифицировать свои государства на основе католицизма. Иезуиты становятся его ближайшими советниками. Усиливая католическую Церковь, Казимир рассчитывал с ее помощью усилить и королевскую власть. В Великом Княжестве Литовском после реформ ВладиславаV была введена шляхетская конституция, но весьма ограниченная, которая помогала великому князю обуздывать магнатов руками шляхетских сеймиков. Власть великого князя в Литве оставалась достаточно сильной и наследственной. В Польше действовала Радомская «конституция nihil novi», на «скасование» которой и были направлены усилия короля. В Чехии же ситуация была особенно острой, так как протестантсткое большинство сейма находилось в оппозиции политике Казимира по рекатолизации страны, и блокировало любые королевские инициативы. Положение осложнялось вопросом престолонаследия. Не имея детей, Казимир назначил своим наследником в Литве – единственном из своих государств, где он имел право передачи власти по наследству – шведского экс-короля Сигизмунда Вазу. Дворянство ВКЛ ничего не имело против – Сигизмунд был для них своим, почти наследственным, внуком великого князя Сигизмунда Старого и племянником Сигизмунда Августа. Но поляки, ссылаясь на свою конституцию, заявили что вопрос о новом короле не может решаться при жизни царствующего. Хуже всего было в Чехии, сейм которой заявил, что никогда не признает королем Сигизмунда. Литовская ветвь Ягеллонов, к которой по матери принадлежал Сигизмунд, была для Чехии совершенно посторонней, а меж тем существовал гораздо более законный наследник – курпринц Пфальцский Фридрих, родной племянник царствующего короля Казимира. Сестра Казимира была замужем за курфюрстом Пфальцским Иоганном Казимиром, который перешел в кальвинизм и стал вождем лиги протестантских князей Германии. Для Польши, уже в основном католической, король кальвинист был непреемлем, тогда как чешское протестантское большинство считало само собой разумеющимся, что Фридрих Пфальцский после смерти дяди займет трон Чехии. Это угрожало распадом Ягеллонской федерации, чего Казимир изо всех сил стремился недопустить. В Польше Казимир пытался ликвидировать конституцию nihil novi, вернуться к ограниченной конституции наподобие литовской, и ввести если не наследственность королевской власти, то избрание сеймом наследника трона при жизни царствующего короля. Магнатерию король при этом надеялся удовлетворить, сделав сенаторское достоинство наследственным по образцу английской палаты лордов. Иезуиты развернули мощнейшую пропагандистскую кампанию за реформу, но она не имела успеха. Наоборот, намерения короля стали всем ясны, что резко обострило его отношения с сеймом. В то же время церковная Уния вызвала политический кризис в ВКЛ. Поскольку большая часть епископов перешла в унию, начался захват церквей униатами при полной поддержке властей. Православные же оказались фактически вне закона. В 1599 году в Вильне православное дворянство во главе с Острожским заключило альянс с протестантами, возглавляемыми Радзивилом, и потребовало «скасования» унии. На местах уже начинались вооруженные столкновения, и обстановка ВКЛ была на грани гражданской войны. Король вступил в переговоры, обратившись за посредничеством к патриарху Константинопольскому. В 1600 был заключен компромиссный договор, согласно которому половина епископских кафедр в ВКЛ передавалась православным, но не сразу, а по мере смерти занимающих их епископов-униатов. Каждому приходу вольно было признать юрисдикцию либо православной, либо униатской иерархии.

georg: В Чехии король создал католическую партию, пополненную молодыми магнатами – воспитанниками иезуитов. Преданными католиками стали Ружомберки, Лобковицы, Мартиницы, Славяты. В 1599 году король сместил с важнейших должностей в Чехии протестантов и назначил членов католической партии. Зденек Войтех Попел, граф Лобковиц, стал верховным канцлером и начал проводить последовательную рекатолизацию и централистскую политику, ущемляя права сейма. Ситуация в Чехии накалялась с каждым годом. Положение в Польше обострилось после смерти канцлера Замойского, поддерживавшего подобие компромисса. В 1608 король попытался провести на сейме закон, согласно которому наследник трона должен был избираться при жизни правящего короля. Сейм оказался очень шумным. Королеские планы по упразднению Радомской конституции уже не были тайной, и шляхта восприяла этот законопроект как начало ликвидации «златых вольностей». Сейм был разорван. Но уже через две недели в Сендомире собирается вооруженный съезд шляхты – конфедерация, во главе с краковским воеводой Николаем Зебржидовским. Конфедерация потребовала чтобы король публично просил извинения в своих ошибках, оставил мысль ввести самодержавие и удалил от себя своих главных советников: на таких условиях конфедераты соглашались положить оружие. В ответ на отказ короля конфедерация объявила о низложении Казимира с престола. Настал момент решающей схватки. Король призвал к оружию великое княжество Литовское, собираясь силами литвинов разгромить рокошан и провести реформы вооруженной рукой. Но тут выяснилось, что он может рассчитывать только на 6-тысячное литовское регулярное войско гетмана Ходкевича. Лидеры диссидентов – Острожский и Радзивилл – считали что король, утвердив авторитарный режим в Польше, затем силами этой же Польши задавит религиозную оппозицию в Литве. Собравшись на съезд, они потребовали переговоров с сенатом польской короны. В это же время пришли известия из Чехии, которые окончательно доконали короля. При известии о событиях в Польше активисты оппозиции объявили о созыве сейма. Канцлер Лобковиц запретил его, а когда депутаты начали съезжаться в Прагу, произвел аресты. В ответ в Праге вспыхнуло восстание. Королевский гарнизон был разоружен, канцлер и министры-католики вынуждены спасаться бегством. Сейм взял власть в свои руки и сформировал новое правительство во главе с протестантским лидером Вацлавом из Будовиц. Казимиру пришлось вступить в переговоры с польскими магнатами и заключить с сенатом короны польской соглашение, согласно которому король отказывался от своих реформаторских намерений. Только после этого польское кварцяное войско во главе с Жолкевским и частные армии магнатов встали на сторону короля, и в кровавой битве под Гузовой недалеко от Сандомира рокошане были разгромлены. Казимир усидел на троне Польши, но план реформ был навеки похоронен. Кроме того, сейм отказался помогать королю в Чехии, и потребовал соглашения с чешскими сословиями. Скрепя сердце, Казимир вынужден был и здесь вступить в переговоры с мятежными подданными и подписать закон о свободе вероисповедания в Чешском королевстве, для наблюдения за соблюдением которого протестантские сословия избирали теперь особо уполномоченных лиц – дефензоров. Казимир был сломлен. Дело его жизни рухнуло. С этого момента престарелый король постепенно отходит от дел, и хотя он царствовал еще 7 лет, но все меньше уделял внимания государственным делам. Обосновавшись в Тракайском замке, он ревностно посещал богослужения в костеле, писал мемуары, собирал произведения исскуства да охотился в литовских пущах. В 1613 году он подпишет соглашение с новым императором Матвеем, согласно которому император обязался оказывать помощь его наследнику Сигизмунду Вазе в достижении чешской короны, дабы не допустить воцарения в Чехии курфюрста Пфальцского и соответственно – присоединения Чехии к протестантской лиге, что дало бы протестантам перевес сил в Германии. Вопрос о чешском престолонаследии стал заложенной под Европу миной замедленного действия, которая должна была взорваться в момент смерти старого короля КазимираV.

georg: Еще более острые конфликты разворачивались в Германии и Нидерландах. Политика рекатолизации, проводимая Рудольфом II встретила мощное сопротивление. Как упоминалось выше, в правление его отца Максимилиана в австрийских землях царила религиозная свобода и практически каждому австрийскому барону дозволено было проводить реформацию в своих владениях. Весьма важное значение имело для Германии то обстоятельство, что в 1596 и 1597 годах, почти одновременно, один за другим наследовали власть два очень умных и энергичных человека: герцог Фердинанд (внук императора Фердинанда I), от отца своего, эрцгерцога Карла, в Габсбургских землях: Штирии, Каринтии и Крайне, а герцог Максимилиан I - от Вильгельма V, в Баварии. Эрцгерцог, который вместе с герцогом слушал когда-то лекции иезуитов в Ингольштадте, поспешил исполнить то, в чем он клялся, целуя туфлю папы Климента VIII - уничтожил евангелические и лютеранские храмы, выселил их проповедников и отдал приказ всем своим подданным - либо обратиться в католичество, либо оставить его владения. Такие решительные меры побудили императора Рудольфа II к еще более активным действиям. В 1600 году, когда русские брали Константинополь, в Австрии вспыхнуло восстание протестантстких сословий, подавленное в этом же году при помощи венгерских войск, после чего протестантизм был запрещен в Австрии и Тироле. Но всякие границы терпения перешло то, что случилось в имперском городе Донауверте. В этом городе, населенном исключительно протестантами, аббат по предварительному уговору остановил процессию, впереди которой несли церковные знамена и хоругви. Народ воспротивился этому (1605 г.). Епископ Аугсбургский при поддержке герцога Максимилиана пожаловался на горожан государственному совету в Вене. В следующем 1606 году, при повторении празднества, произошли те же беспорядки. Город был объявле в опале и на герцога Максимилиана Баварского было возложено ее выполнение. Ему пришлось сначала взять город военной силой и лишь потом уже предъявить свои требования. Сначала они ограничились лишь несколькими церквами для католического богослужения, а потом приказано было и все без исключения храмы уступить католикам. Для большей острастки солдат разрешено было расквартировать по домам мирных обывателей, а потому и не мудрено, что вскоре был достигнут полный успех.

georg: Донаувертский сценарий послужил репетицией того, что вскоре началось в целой стране – Нидерландах. Правивший там ранее эрцгерцог Эрнст продолжал политику религиозной толерантности, проводимую покойным императором Максимилианом II. Кальвинисты оказались его ценными сотрудниками, особенно в морском деле. Иезуиты имели свои коллегии в Брюсселе и Намюре и вели активную литературную полемику с протестантами, но никаких ущемлений в оправлении культа не было. После смерти Эрнста в 1600 году Рудольф, занятый подавлением восстания в Австрии, не мог активно действовать в Нидерландах, и вынужден был назначить генеральным штатгальтером сына Эрнста Андреаса, прославленного имперского адмирала, победителя португалцев и турок. Но в 1606 Андреас умер, успев основать Лейденский университет. С его смертью ветвь Эрнста пресеклась. Новым генеральным штатгальтером Рудольф назначил своего брата Максимилиана. Максимилиан прибыл в Брюссель окруженный советниками иезуитами. В первые же недели он уволил всех кальвинистов из государственного и финансового советов. Вслед за тем был издан императорский закон, запрещавший протестантам занимать какие-либо должности. Целью императора была не только рекатолизация Нидерландов, но и ограничение полномочий Штатов в первую очередь их права вотировать налоги. Сломав нидерландскую конституцию, можно было выкачать из страны дополнителные средства, на которые совершенно разгромить протестантов в Германии, и не только рекатолизировать Германию, но и добиться ее объединения под властью императора. Таковы были далеко идущие планы Рудольфа и его советников – иезуитов. Для обеспечения плана на территорию Нидерландов была введена венгерская армия, во главе с прославленным имперским маршалом графом Иоганном Черкласом фон Тилли. Тилли был назначен не только как лучший военачальник империи. Будучи сам природным нидерландцем, происходя из знатного брабантского рода, Тилли мог сплотить местное католическое дворянство и противопоставить его протестантам. Сторонникам политики императора можно было пообещать обогащение за счет конфискации имений ее открытых противников. Тилли, великолепно зная условия родной страны, прекрасно справился с задачей. Законы императора Карла против еретиков – плакаты – не применялись уже несколько десятков лет, но формально отменить их не позаботились – о них просто забыли. Теперь простым юридическим актом они были введены в действие. Генеральные штаты, опротестовавшие акт, были разогнаны. Тилли так ловко рассредоточил войска, что сумел весьма оперативно задавить возникающее сопротивление в зародыше, а официальные лидеры оппозиции, которые не успели спастись бегством, были арестованы. В города были введены гарнизоны, во все провинции назначены штатгальтеры из окружения Тилли. Нидерланды в несколько недель увидели себя завоеванной страной.

georg: Протестанты уверились в существовании католического плана искоренения их веры. Медлить было нельзя, и наиболее встревоженные кальвинистские князья и протестантские города немецкого Юго-Запада в 1608 г. организовались в союз с общей военной кассой и постоянным войском для готовности к немедленному отпору католическим проискам и с тем, чтобы освободить от баварцев Донауверт. Уния была заключена между протестантскими владениями: курфюршеством Пфальцским, Пфальц-Нейбургом, Вюртембергом, Баденом, Гессеном и двумя бранденбургскими маркграфами в Ахаузене (Франконии). Эта Уния, или оборонительный союз, была заключена в мае 1608 года с официальной целью «поддержать государственное устройство». Поводом к тому послужил рейхстаг в Регенсбурге, на котором эрцгерцог Фердинанд Штирийский замещал императора и показал, чего можно было ожидать от центрального правительства. Во главе Евангелической унии (так называли новый союз) стал пфальцграф Рейнский, курфюрст Фридрих IV. Фактическим организатором был его друг и советник, небогатый князь Христиан Ангальтский, неугомонный авантюрист, носившийся с грандиозными планами общеевропейской коалиции протестантов для ниспровержения Габсбургов. Он был боевым товарищем французского короля Генриха IV и находился в родстве со многими немецкими князьями. Среди вождей дворянской оппозиции в Чехии он имел друзей, поддерживал с ними оживленную переписку и сам заезжал туда. Уния легко нашла сочувствующих за рубежом, хотя законы Империи и запрещали немецким князьям и городам вступать в союз с иностранцами. Англия и Франция, традиционные защитники протестантизма, обещали свою помощь. Английский король Иаков I выдал дочь за наследника пфальцграфа Фридриха. Генрих IV, король Франции, не порвал связей с немецкими протестантами, начавшихся еще тогда, когда он во главе французских гугенотов завоевывал себе престол. Надежды возлагались и на Венецию, враждовавшую с австрийскими Габсбургами. Но и со стороны католиков не было недостатка в решимости, да к тому же и руководящего начала здесь было больше, чем в стане последователей евангелического учения. В июле 1609 года Максимилиан Баварский заключил союз с семью духовными владыками: епископами Вюрцбургским, Констанцским, Аугсбургским, Пассауским, Регенсбургским, к которым присоединились еще и три духовных курфюрста – Майнцский, Кельнский и Трирский. Цель этой Лиги была та же, что и предыдущей – «охранять государственный строй», но последняя была настолько сильнее первой, что могла вести не только оборонительные, но и наступательные действия. На средства этого союза герцог Максимилиан снарядил целое войско, стал во главе его и симпатии всех католиков - испанцев, папы и эрцгерцога Фердинанда - оказались на его стороне.

georg: В том же 1609 году, в марте месяце, скончался, не оставив после себя потомства, последний из герцогов Клэве, Юлих и Берг - граф Маркский и Равенсбергский. Из многочисленных наследников этих прекрасных земель - весьма важных по своему положению на Рейне и по близости своей к Нидерландам - наибольшие права оказались на стороне пфальцграфа Нейбургского и курфюрста Бранденбургского. Бранденбург стал протестантским при Иоахиме II, которому наследовал его сын, Иоанн Георг, с 1571 по 1598 год. Это был человек ограниченного ума и такого же ограниченного политического значения. Он был верен политике Гогенцоллернов и держался поближе к "достославному австрийскому дому". Слабохарактерный Иоанн Георг, который дал слишком большую волю дворянству, оставил завещание, по которому все его владения должны были раздробиться по рукам его многочисленного потомства от трех браков. На это решение последовало полное согласие императора. Но сын и преемник завещателя, курфюрст Иоахим Фридрих (1598- 1608 г.), отказался следовать воле своего родителя и восстановил в прежней силе закон о престолонаследии курфюрста Альбрехта ( 1486 г.): "Dispositio Achillea". За свое кратковременное правление, Иоахим значительно поправил дела государственного управления, запущенные его отцом. Сын же его, Иоанн Сигизмунд (1608- 1619 гг.) должен был теперь вступить в борьбу за Клевское наследство. Император объявил земли Юлихского герцога выморочными, т. е. не имеющими законных наследников, и отправил войска, чтобы установить здесь свою власть. На спорной территории завязалась вооруженная борьба. Однако Тилли легко сломил сопротивление и оккупировал Юлих и Клеве. Эрнст Гогенцоллерн удерживал Марк и Равенсперг, а в Клеве – крепость Везель, которую войска Тилли никак не могли взять. Генрих IV счел юлихский конфликт удобным поводом, чтобы, используя свои связи в Германии, Италии и Нидерландах, нанести сокрушительный удар по Габсбургам, тем более что Испания, предпринявшая завоевание Египта, не могла оперативно вмешатся. Юлихские земли прилегали к Нидерландам и были удобны для развертывания наступления как в Нидерланды, так и в глубь Германии. Особенно важным было то, что при дворе Генриха укрылись спасшиеся от репрессий вожди нидерландской оппозиции. Во главе их стоял принц Морис Оранский. Еще при жизни своего отца, принца Вильгельма Морис, назначенный отцом управлять их родовым владением во Франции – княжеством Оранж – примкнул к Генриху Наваррскому и стал его боевым товарищем в его борьбе за трон. Именно в этой войне Морис применил во французской армии свои тактические новации – линейные построения пехоты, расчлененные по фронту и в глубину подобно римским манипулам. Морис обеспечил связь с Францией задавленной нидерландской оппозиции. Ситуация в Нидерландах напоминала пороховой погреб, готовый вспыхнуть от первой искры, и Морис при содействии Генриха и короля Англии Иакова деятельно готовил этот взрыв в северных провинциях.

georg: А теперь исследуем эффект бабочки, порожденный развилкой. Бабочка взмахнула крыльями, и взмах породил фактор, а он – еще один фактор. Непрерывная цепь взаимообусловленных факторов неслась через пространство и время, и в 1610 году заставила парижскую собаченку, укушенную шальной блохой, с громким лаем бросится под копыта коней кареты его королевского величества. Испуганные лошади понесли в галоп, и прежде чем берейторы сумели их успокоить, лошади сбили и замесили коваными копытами закутанного в плащ человека с кинжалом за пазухой. Человека звали Жан Равальяк…

Telserg: georg пишет: Человека звали Жан Равальяк….. Вот это правильно!

Mukhin: Ура! продолжение! Георг, я тут подумал... было бы весьма забавно перенаправить в Россиию волну протестантских эмигрантов. Скажем - гугенотов. Но тут я, очевидно, уже опоздал. А не получится пополнить население России за счёт беженцев из Нидерландов? А перенацелить в Россию поток иммигрантов-пуритан?

georg: Mukhin пишет: Скажем - гугенотов. Но тут я, очевидно, уже опоздал. Да. Mukhin пишет: А не получится пополнить население России за счёт беженцев из Нидерландов? При текущем раскладе им бежать не придется. Mukhin пишет: А перенацелить в Россию поток иммигрантов-пуритан? Только этого добра нам для полного счастья и не хватало. При первых Стюартах в Новую Англию эмигрировали самые узколобые фанатики, строить там "Царство Божие". Хм. А вот насчет чешских протестантов надо будет подумать. Горное дело, металлообработка, ремесла, профессорский состав Пражского университета, насквозь гуситский. Заманчиво...

Сталкер: georg пишет: После собора Лукарис остался в Остроге, где князь Константин Острожский назначил молодого гречекого ученого ректором своей Острожской академии. А куда Вы Петра Могилу предлагаете деть? georg пишет: В 1599 году в Вильне православное дворянство во главе с Острожским заключило альянс с протестантами, возглавляемыми Радзивилом, и потребовало «скасования» унии. В РИ, собственно, Петро Сагайачный фактически односторонне разорвав унию, собственно поставил короля перед фактом, а здесь какую роль Вы ему отводите? Интересен путь и еще одного борца за православие, Северина Наливайко - в РИ этот товарищ, бывало, собственных единоплеменников-русинов селами вырезал за то, что предали "веру истинну и в бесовску унию подались".

georg: Сталкер пишет: А куда Вы Петра Могилу предлагаете деть? Коллега, на дворе 1600ые годы. Петр Могила еще в колыбели. Сталкер пишет: В РИ, собственно, Петро Сагайачный фактически односторонне разорвав унию, собственно поставил короля перед фактом, а здесь какую роль Вы ему отводите? Интересен путь и еще одного борца за православие, Северина Наливайко - в РИ этот товарищ, бывало, собственных единоплеменников-русинов селами вырезал за то, что предали "веру истинну и в бесовску унию подались". Вспоминаем таймлайн. Собственно Украина (Брацлавщина и Киевщина по Ирпень) перешли под Москву еще при Грозном в обмен на возврат Полоцка и захваченных территорий в Белоруссии. Южнее Киева до самого моря - территория войска с управлением аналогичным Дону и выборным гетманом под сюзеренитетом Царьграда. Но оно - за пределами ВКЛ. Туда бегут с Волыни и Галичины "крипаки". Когда Димитрий выступит против Польши - войско наведет шороху в Волыни и Галичине. Но пока борьба с унией ведется силами братств, православных магнатов и шляхты. Сагайдачный и Наливайко скорее всего в это время пиратствуют, торгуют или нанимаются к кому на службу в Средиземноморье, куда казаком ход свободный.

Сталкер: Telserg пишет: Вот это правильно! Вы хотите продлить жизнь Наваррского? Ню-ню... Mukhin пишет: А перенацелить в Россию поток иммигрантов-пуритан? Ой, а это зачем? georg пишет: При первых Стюартах в Новую Англию эмигрировали самые узколобые фанатики, строить там "Царство Божие". Ия, и я, и я того же мнени-я! georg пишет: Горное дело, металлообработка, ремесла, профессорский состав Пражского университета, насквозь гуситский. Заманчиво... Угу, после той памятной пражской дефенестрации, случившейся почти 2 века до описываемых событий... Впрочем, и в этой таймлайне 30- или -сколькототам-летней войны не избежать, и начнется она, полагаю, даже ранее 1619 (память не поводит, правильно год назвал?), но место для ее начала опять же может быть тем же, что и в реале - окрестности Праги...

Сталкер: georg пишет: Коллега, на дворе 1600ые годы. Петр Могила еще в колыбели. Да, с Могилой я поторопился малёхо. Чей-то думал, что в начале 1600 ему было уже под тридцать, а он еще совсем мальчишка... Насчет Наливайко согласен, а вот Сагайдачный - птица государственного полета, дворянин и воин. Он и в этой реальности олжен стать гетманом, помяните мои слова. И, кстати, коллега, не авите его персиком, в этом реале, он будет надежнейшим слугой православного отечества и, с его талантами, еще может сыграть в таймлайне отнюдь не маленькую роль... За Сагайдачного прошу особо.

georg: Сталкер пишет: За Сагайдачного прошу особо. Принято.

Mukhin: Сталкер пишет: Ой, а это зачем? Дык, земли у нас много, а населения - мало. Если учесть, что туркам - кирдык, на приток угнетённого христианского населения с Балкан надежды нет...

Сталкер: Mukhin пишет: Дык, земли у нас много, а населения - мало. Что правда - то правда. Но "меня терзают смутные сомнения" (с), а не погорячились ли Вы именно с пуританами, уважаемый коллега. Типчики еще те. Православная твердолобость и не меньшая протестантская твердолобость этих "чистюль", плюс еще более агрессивная сама по себе... Они ж просто не уживутся бок о бок. Или Вам хочется устроить стэндовые испытания внедрения протестантской этики в лице самых, пожалуй, самых твердолобых ее преставителей на наших необъятных просторах?

Читатель: Сталкер пишет: не погорячились ли Вы именно с пуританами, уважаемый коллега. Типчики еще те. Картина Сурикова "Пуританин Фелтон убивает боярина Морозова"

Charles: Читатель пишет: Пуританин Фелтон By the way, будет ли в этом мире "карьерный рост епископа Люсонского" при живом Беарнце? Он-то протеже Марии Медичи, если мне память не изменяет.

LAM: Н-да, дело идёт к Тридцатилетней войне лет на десять раньше. Однако, есть возражение. Гибель Османской империи - это событие, которое должно сотрясти всю систему тогдашних международных отношений. А в Европе никто на это внимания не обращает, все занимаются своими делами, никаких телодвижений в эиту сторону. Никто не озабочен таким усилением России (даже когда Ромейская империя отделяется - она же династический союзник России, как Испания - союзник Австрии), никто даже не требует доли при разделе . Ни мощная Испания, ни Венеция, которой не так давно принадлежала немалая часть греческих земель, ни оправлюющаяся от гражданской войны Франция. Да и Англия интересы в этом регионе, кажется, уже имеет.

georg: LAM пишет: Ни мощная Испания А я не писал, что война с Аль-Мансуром в Магрибе закончилась. LAM пишет: Да и Англия Далеко. LAM пишет: оправлюющаяся от гражданской войны Франция Именно оправляющаяся. Флот слаб, а сухопутная армия не доберется. LAM пишет: ни Венеция Силенок маловато. Война грозит потерей Албании. Да и ее интересы в основном в Египте, где она снова прочно обосновалась в качестве главного торгового партнера и кредитора. LAM пишет: никто даже не требует доли при разделе Ситуация такова, что никто не может осуществить силовое вмешательство (это РИ кроме Испании). Рудольф давит протестантов в Австрии, у Казимира в ВКЛ чуть ли не восстание диссидентов, Испания увязла в Магрибе. Остальные просто не потянут успешную войну с Россией. P.S. Россия и Византия пока придерживаются ставшего за столетие традиционным союза с Габсбургами, и те действуют в Европе не опасаясь ничего с востока.

georg: Charles пишет: By the way, будет ли в этом мире "карьерный рост епископа Люсонского" при живом Беарнце? Он-то протеже Марии Медичи, если мне память не изменяет. Возможно еще быстрее, чем в реале. "Сан епископа давал возможность появиться при королевском дворе, которой Ришелье не замедлил воспользоваться. Очень скоро он совершенно очаровал своим умом, эрудицией и красноречием короля Генриха IV. Генрих называл Ришелье не иначе как "мой епископ"."

Крысолов: georg пишет: Сильная и независимая Грузия, создаваемая Саакадзе А что Аббас? Он на это спокойно смотрит? Кстати, неужто шах не захочет под шумок разжится чем-то в Сирии и Мессопотамии?

georg: Крысолов пишет: Кстати, неужто шах не захочет под шумок разжится чем-то в Сирии и Мессопотамии? Он ЕМНИП как раз в эти годы воюет с Моголами, разживаясь Кандагаром.

LAM: georg пишет: Испания увязла в Магрибе Вы полагаете у хозяйки американского золота не хватит средств на две войны одновременно? Такой приз из под носа уплывает. Но даже если так, это маловероятное везение для России. Что, обстоятельства у вас будут всегда складываться столь благоприятно для России? Теория вероятности в вашем мире не действует совсем?

georg: LAM пишет: Что, обстоятельства у вас будут всегда складываться столь благоприятно для России? Если они благоприятно складывались в реале, будут складываться и здесь. К тому же не вижу особого везения. Балканы никогда не были зоной интересов Испании (все они в западном средиземноморье), а Россия - уже почти 100 лет традиционный союзник. Инерция мышления тоже сыграет свою роль. К тому же Испания, имеющая большой геморррой в Магрибе с мусульманами, боится возрождения Турции (что возможно при нападении на Россию).

Крысолов: georg пишет: Он ЕМНИП как раз в эти годы воюет с Моголами, разживаясь Кандагаром. Аббас I успешно завершил войны с Бухарой и Турцией, восстановив иранское господство в Закавказье (в т. ч. в Азербайджане) и Хорасане. Завоевал Бахрейнские острова (1601—02), Кандагар (1621), отвоевал у португальцев с помощью английского флота остров Ормуз (1622), на время завоевал Ирак (1623—38). Хм. К тому же он не может не видеть какой разврат творится на Западе. С Кандагаром можно и повременить...

georg: Крысолов пишет: Хм. К тому же он не может не видеть какой разврат творится на Западе. С Кандагаром можно и повременить... Хм. Идея. Не охота конечно менять таймлайн, но.. Если он прорвется в Средиземноморье, шелк пойдет напрямую в Европу без посредников, чего не хотелось бы. Но верхнюю Месопотамию отдать можно. Попозже опишу.

Крысолов: georg пишет: Если он прорвется в Средиземноморье, шелк пойдет напрямую в Европу без посредников, чего не хотелось бы Кстати да. И шах должен это понимать.

georg: Крысолов пишет: И шах должен это понимать. Принято. Внесу исправления в тот же пост, чтобы не разрушать композицию.

LAM: georg пишет: Балканы никогда не были зоной интересов Испании В зону испанских интересов может попасть Египет или Левант (Святой Иерусалим тоже). И что-бы прихватить что-то из этих территорий не надо воевать с Россией. Просто "скомпенсировать" её чрезмерное усиление расширением собственных владений

georg: LAM пишет: Просто "скомпенсировать" её чрезмерное усиление расширением собственных владений Ситуация там по моим предварительным наметкам такова: после заключения мира Турции со Священной лигой в 1597 командующий турецким корпусом в Тунисе Гусейн-паша отказался эвакуироваться и провозгласил себя эмиром Туниса. Испания вынуждена была вести военные действия на широком фронте от Туниса до Сеуты, удерживая лишь узкую полосу побережья от Орана до Голеты, подверженную набегам в любой точке. Используя золотые копи завоеваного Сонгай Аль-Мансур закупал оружие и вербовал специалистов в Европе. Англия оказывала ему поддержку. Заблокировать побережье не удавалось и марроканские пираты гуляли по Атлантике (в РИ они разграбили даже Исландию). В 1600 испанцы взяли Фес, и только к 1605 был снова завоеван Тунис, который Испания анексировала до горной цепи Великого Телля и начала колонизировать. Военные действия еще возобновлялись и затухали и закончились разгромом Марокко в 1610. Испания напрямую присоединила территории в границах РИ Испанского Марокко а западнее - РИ королевства вандалов по Триполи включительно. Завевеванные территории заселялись колонистами, на востоке в основном итальянцами. Было образовано два вице-королевства - Мавритания (от Сеуты до Орана) и Африка (от Алжира до Триполи). На алжирском плато сохранилось независимое эмирство Тахерт. Ваши предложения по действиям Испании в восточном Средиземноморье.

Magnum: Mukhin пишет: А не получится пополнить население России за счёт беженцев из Нидерландов? Это здесь: http://alternativa.fastbb.ru/?1-16-0-00000126-000-10001-0 georg пишет: Если кто вздумает писать рассказ по данному сюжету, может выбирать оружие по вкусу. -- Наших резать?! Да кто ты такой?! Получи, извращенец ты гадкий! И с пробитой навылет башкой Наш султан навернулся с лошадки.

georg: georg пишет: Ваши предложения по действиям Испании в восточном Средиземноморье. Да, вредно забрасывать таймлайн. Перечитав его, обнаружил, что Португалия воевала там в союзе с Испанией против Марокко. Тогда в самом деле союзники прижимают к ногтю аль-Мансура уже к 1607, и у Испании свободные руки для вмешательства на востоке. Но тогда..... Османов снесут до основания.

georg: Итак, пост 01.10.06 20:25 данной темы денонсируется. С подачи коллег Крысолова и LAM`а события на востоке после смерти Абдул-Халима пускаются по альтернативному сценарию. Ситуация была как нельза благоприятной для обеспечения безопастности Греции. Дели-Хасан, готовя операцию против Календер-оглу, вынужден был вывести охранный корпус из Смирны. Воспользовавшись этим, Николай Маврокордато предпринял новое нападение. Высаженный десант овладел фортами, а затем и городом. Пользуясь междуусобной войной в Турции, Маврокордато укрепил Смирну, превратив ее в опорный пункт на побережье. Новопостроенные турецкие корабли пополнили греческий флот. Сам Димитрий весной 1608 года начал наступление от берегов Босфора в Вифинию. Никомидия, а затем Никея были взяты и заново укреплены. Затем Димитрий осадил Бурсу, а Николай Маврокордато продолжил наступление вдоль побережья, занимая прибрежные города. В марте 1608 года кочевые племена восточной Анатолии провозгласили султаном Анатолии Мурад-Гирея. Он немедленно вступил в переговоры с Каиром в в апреле достиг соглашения, согласно которому признавал султана Ахмеда халифом и повелителем правоверных. Вся Сирия передавалась под власть Египта, а Мурад-Гирей был от имени халифа пожалован инвенститурой на султанат Анатолии (Малая Азия и Верхняя Месопотамия). Мамлюкские сами предложили Мурад-Гирею султанский титул, ибо желали, чтобы центр халифата оставался в Каире; возращение же Малой Азии под непосредственную власть Османов грозила тем, что центр державы переместится в Турцию. Отдельный Анатолийский султанат, признававший верховный авторитет Каира, был, с их точки зрения, оптимальным вариантом. Переход турецких войск, противостоявших в Сирии египтянам, на сторону Мурад-Гирея, окончательно решил участь Дели-Хасана. В июне 1608 он был разгромлен при Эрегли в Карамане и бежал в горы Тавра. Вскоре собственное окружение, спасая себя, выдало его Мурад-Гирею. Мурад отослал пленника в Каир, где тот был казнен. Верховная власть законной династии была восстановлена, а в Анатолии под ее сюзеренитетом воцарились потомки Чингиз-хана. Календер-оглу, имея у себя в тылу армию Димитрия, так же признал Мурад-Гирея султаном. Но тут же новоиспеченный султан получил страшные известия с востока. Шах Аббас давно внимательно следил за событиями на западе. Разгром турок в Грузии продемонстрировал слабость Турции Абдул-Халима. Шах вдруг вспомнил о том, что и верхняя Месопотамия – святая святых Абдул-Халима – принадлежала его прадеду Исмаилу Великому, и была завоевана у него подлым османом Селимом Явузом. Огромная армия Ирана начала стягиваться в Ван. Известие о смерти Абдул-Халима и последующих событиях уничтожило все колебания шаханшаха. Признание Мурад-Гиреем сюзеренитета Османов стало удобнейшим поводом для войны – с Османской империей у Ирана мирного соглашения не существовало. Две персидские армии, наступая от Вана и Шехризора, вторглись на турецкую территорию. Нападение было внезапным. Мурад-Гирей, собрав все наличные силы двинулся на восток, поручив Календер-оглу сколь возможно сдерживать византийцев. Султан собрал все силы в кулак у Диярбекра, на землях принадлежавших крымским татарам. Шах Аббас, захватив Мосул и Низибин, стремительно двинулся туда же. Турки сражались упорно, особенно крымские татары, отстаивавшие родные кочевья. Но минули времена, когда Селим Явуз и Сулейман Кануни одерживали победы над Ираном благодаря техническому превосходству своей армии. Теперь уже армия Ирана по технической оснащенности и тактической подготовке превосходила турецкое войско. Шах одержал победу, правда далась она нелегко. Персы понесли значительные потери и не могли продолжать наступление теми же темпами. Тем не менее успехи Аббаса за кампанию 1608 были огромны – завоевана была вся верхняя Месопотамия. В руки персов перешли Мосул, Диярбекр, Эрзурум и бывшая столица Абдул-Халима Урфа (Эдесса). На западе Календер-оглу в сентябре предпринял отчаянную попытку деблокировать Бурсу, но был разгромлен Димитрием. Вскоре истощенный гарнизон Бурсы капитулировал, и Димитрий торжественно вступил в древнюю столицу Османов. Мурад-Гирей, отступив за Ефрат, предложил шаху мир с уступкой всего завоеванного. Все древние владения Сефевидов и Ак-Коюнлу на западе были возвращены, но, начитавшись на ночь Шах-наме, Аббас вспомнил, что при великих Ахеменидах....... Иран торговал со странами Средиземноморья без посредников. Получивший отказ Мурад воззвал за помощью к Каиру. Юный султан Ахмед собрал все наличные силы и выступил в Сирию.

Сварга: georg пишет: Юный султан Ахмед собрал все наличные силы и выступил в Сирию. Если проиграет, то пусть продаст права на Сирию испанцам и столкнёт их с Аббасом. Персы и испанцы ослабят друг друга и рано или поздно придут к некоему паритету, а султан Ахмед спокойно продолжит править в Египте (возможно под покровительством Константинополя).



полная версия страницы