Форум » Таймлайны - База Данных » Австро-Венгрия в XVI веке (сборник) » Ответить

Австро-Венгрия в XVI веке (сборник)

georg: или МаксимилианI, король Римский и Венгерский Извиняюсь за долгое отсутствие, работа сейчас отнимает все время. Но небольшая альтернатива родилась. В 1492 году скончался славный венгерский король Матьяш Хунъянди, оставив Венгрию на вершине могущества. Казна была полна (за годы его правления доходы казны выросли с 250 до 500 тыс. форинтов), военные силы внушительны. Кроме военных отрядов короля и баронов (бандерий) и мобилизованного дворянства Матьяш содержал наемную армию - «черное войско» наемников, состоявшее из тяжеловооруженной кавалерии и пехоты, а также из отрядов, имевших боевые повозки гуситского типа и артиллерию - 20 тыс. кавалеристов, 8 тыс. пехотинцев и 9 тыс. боевых повозок. Кроме того, еще 8 тыс. солдат были постоянно расквартированы в замках и укреплениях великолепно организованной южной линии венгерской обороны. Королевская власть была сильна, буйные венгерские бароны после 2 жестко подавленных Матьяшем мятежей притихли. В претендентах на опустевший трон недостатка не было. Венгерского престола добивался Максимилиан Габсбург. Его право на это предусматривалось договором от 1463 г., подписанным Матьяшем и Фридрихом III. С другой стороны на корону претендовал король Чехии Владислав Ягеллон, чья мать была внучкой Жигмонда и сестрой Ласло V. Владислава поддерживал его отец – король Польский и вел. князь Литовский КазимирIV. Претензии Максимилиана были самыми обоснованными, и именно с ним можно было связывать надежды на помощь против турок (активизации которых ожидали сразу после смерти Матьяша), но господствующие сословия прежде всего хотели получить такого короля, контроль за которым находился бы в их руках. Этому требованию идеально соответствовал Владислав, прозванный в Чехии «король добже», за то что соглашался с любым предложением своих вельмож. Он был коронован как Уласло II, но при условии подписания предвыборных обещаний, в частности об отмене всех нерегулярных налогов, займов и других «вредных нововведений» Матьяша. Максимилиан, имевший сильную партию среди венгерской знати, начал военную кампанию, освободил Вену и другие австрийские земли, в свое время отнятые Матьяшем у его отца ФридрихаIII, но тут у него кончились деньги, ни имперский рейхстаг, ни Швабский союз не оказали ему финансовой помощи для ведения войны вне территории СРИ, и Максимилиану пришлось отказаться от претезий на венгерскую корону. Правление Владислава стало периодом стремительного упадка королевской власти. Вся власть в королевстве перешла к дворянскому сейму, который отказался вотировать налоги, и регулярная армия Матьяша была распущена. Развал достиг таких масштабов, что в 1521 Белград был осажден и взят турками, и венгры не сумели собрать войско для отпора. При Мохаче венгерская армия насчитывала не более 25000 бойцов, и проигрыш этой битвы стал концом королевства. Итак, альтернатива: Максимилиану в решающий момент удалось пополнить казну – рейхстаг вотировал-таки имперский налог, либо, например, Владислав оказался должником Вельзеров, и Фуггеры, обеспокоенные возможностью того, что став королем Венгрии Владислав передаст их концессии на разработку серебряных рудников Словакии конкурентам, выдали кредит Максимилиану. Короче у Максимилиана оказалось достаточно денег не только на продолжение кампании, но и на то, чтобы вовремя перекупить наемное войско Матьяша. Магнаты поддерживающие Владислава разгромлены, и Максимилиан вступает на венгерский трон.

Ответов - 1832, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 All

Леший: georg пишет: И в РИ служил природному королю Людовику "В 1505 г. резко обострились отношения между королем и "партией" Яноша Запольяи. Отряды вооруженных дворян, собравшись в комитатах, угрожали свергнуть Уласло II и сделать Яноша Запольяи правителем. Уласло II обратился за помощью к императору Максимилиану, Венеции и чешскому дворянству. Императора поддерживал Тамаш Бакоц. В сентябре 1505 г. Максимилиан объявил войну венгерским феодалам под предлогом защиты короля. Собравшиеся в том же месяце на государственное собрание на Ракошском поле пол Пештом вооруженные отряды дворян добились 13 октября 1505 г. принятия постановления, согласно которому в случае рождения у Уласло II сына он будет наследником престола; если же король умрет, не оставив наследника, то королем изберут венгра, а не иностранца. Бароны и прелаты вынуждены были присоединиться к дворянам, создав конфедерацию против Максимилиана. Однако эти решения король не утвердил... Но по ребованию государственного собрания Уласло II объявил войну Максимилиану. Тот вторгся в Венгрию, заняв Шопрон и Пожонь... Продолжая расширять свое влияние, группа Яноша Запольяи добилась постановления 1507 г. об обязательности для короля решать все дела только в совете, членами которого было восемь дворян..." "История Венгрии" т. 1

georg: Леший пишет: В 1505 г. резко обострились Уласло сам позвлил дворянству дойти до подобной наглости. А при Максимилиане и Карле власть короля достаточно сильна. У Запольяи надежд на трон не возникает. В реале Запольяи расчитывал женится на Анне, но когда родился Людовик, признал его наследником и в последствии служил ему без эксцессов. Ради чего Запольяи здесь от законного короля переходить к туркам? Свои же дворяне нак кол посадят.

Леший: georg пишет: Свои же дворяне нак кол посадят. Не посадят. В РИ среди венгерских дворян было сильное протурецкое движение. Власть турецкого султана признавалась более предпочтительной чем власть императора СРИ (большая внутр. автономия и гораздо меньшие налоги). Кроме того, немцев в Венгрии недолюбливают (Запольяи во многом и выдвинулся как глава антигабсбургской партии), а учитывая что Максимилиан начнет "закручивать гайки" (например повышать налоги для финансирования своих войн и "сворачивать" самостийность магнатов), то вооруженная оппозиция ему гарантирована. Тем более, что вражда Уласло и Запольяи началась еще до избрания Уласло королем (Иштван Запольяи поддерживал другого Ягеллона).

georg: Леший пишет: В РИ среди венгерских дворян было сильное протурецкое движение. Власть турецкого султана признавалась более предпочтительной чем власть императора СРИ (большая внутр. автономия и гораздо меньшие налоги). Так то уже после Мохача, когда Венгрия уничтожена как государство, с одной стороны турки, а с другой Австрия, относящаяся к своей части Венгрии почти как к провинции. В ситуации после Мохача, когда Сулейман взял Буду и угнал в плен 200000 человек, начисто опустошив сердце страны - долину Дуная, венгры осознали, что независимое королевство уже не поднять. С Запольяи пошли те венгерские дворяне, которые считали, что лучше быть турецким вассалом, чем автономной австрийской провницией. Да и то кроме Трансильвании никто его не поддержал, Фердинанд выгнал его из Буды с помощью венгров же, и только новый поход Сулеймана утвердил Буду за Запольяи. В ситуации же, когда существует независимое и территориально целостное венгерское королевство, ни одному венгру и в кошмарном сне не приснится поддаться басурманину поганому. И Запольяи не исключение. Его РИ действия не стороне турок возможны толко в ситуации после Мохача, но в данной АИ Мохача нет. Леший пишет: цитата: а учитывая что Максимилиан начнет "закручивать гайки" (например повышать налоги для финансирования своих войн и "сворачивать" самостийность магнатов) Все это уже сделал Матьяш (не немец а природный мадьяр) - и военные налоги ввел, и самостийность магнатов свернул (а некоторым и шею заодно). Максимилиану нужно только удержать эти позиции (чего не сумел сделать Уласло). А удерживать - не завоевывать.

georg: Иван Бельский как и в реале начинает проведение земской реформы. От имени великого князя выдаются судные грамоты городам, по которым уголовное судопроизводство переходит к коллегиям «целовальников», избираемых населением. Часть боярства недовольна, но мятежа Шуйского здесь не происходит – в Москве имеется слобода «преторианцев», и сторонники Шуйского осознают, что при попытке переворота наемники, а затем стрельцы порвут мятежников как Тузик грелку. Шуйский остается на своем посту и руководит обороной восточной границы от казанцев. При наборе стрельцов стараются брать людей, имеющих реальный боевой опыт – бывших городовых пищальников и казаков. К моменту вторжения Саип-Гирея удается подготовить половину списочной численности -5000, но войско получается весьма качественным. При этом количество стрелков почти в два раза превышает количество пикинеров. Слаженность в правительстве омрачало только наличие у Ивана Бельского старшего брата Семена, который еще при Елене бежал в Литву и с литовской помощью пытался вернуть себе родовое княжество – город Белый на Смоленщине. Сверх того Семен, будучи сыном сестры последнего великого князя Рязанского Ивана претендовал так же и на Рязань. По окончании московско-литовской войны Семен бежал в Крым, и теперь во всю интриговал там против Москвы. Утверждая что правительство Глинского непрочно, и что в случае вторжения Шуйский поднимет мятеж, Бельский толкал хана на войну с Москвой. Иван Бельский сумел выхлопотать брату прощение, но тот отказался вернуться. Крымский хан потребовал от Москвы возврата великого княжества Рязанского Семену, который должен был стать вассалом Крыма. Саип-Гирей сподвиг на войну и своего брата Сафа-Гирея Казанского. По счастью действовать одновременно им было неудобно - Саип-Гирей ждал весны и подножного корма для лошадей в степи, а хан Казани, не имея сильной флотилии на Волге, и не будучи уверенным в преданности казанских мурз, опасался удара русских Волгой по Казани, от которой они могли его отрезать, и не решался действовать летом. Сафа-Гирей, в декабре 1540 года миновав Нижний Новгород, успел беспрепятственно достигнуть Мурома, но там был атакован русской ратью во главе с сыном Ивана Шуйского Петром и подошедшим из Касимова ханом Шах-Али. Разбитый Сафа-Гирей бежал назад. Сей не весьма удачный поход умножил число недовольных в Казани: тамошние Князья и знатнейший из них, Булат, тайно писали в Москву, чтобы государь послал к ним войско; что они готовы убить или выдать Сафа-Гирея (реал).

georg: Весной в Коломне начинается сбор войска, другое сосредотачивается во Владимире против казанцев. Туда к Ивану Шуйскому тайно прибывают посланники братьев Гиреев с предложением воспользоваться вторжением, поднять мятеж и вернуть себе правление. После трудных раздумий Шуйский сообщает об этом визите Глинскому. Из Москвы ему привозят в ответ 2 грамоты – одна торжественная, о пожаловании во владение Балахны на Волге, а другая тайная – с просьбой продолжать сношения с татарами, давая вид что согласен на мятеж. Шуйский достигает соглашения с Гиреями, по которому он после выступления Глинского за Оку должен был выступить из Владимира и занять Москву. Сафа-Гирей должен был в это время отвлечь на себя Шах-Али, не дав ему помешать Шуйскому. Весной сторожа донесла, что крымский хан выступил к Москве «в силе тяжкой», что кроме всех сил Крыма с ним идут отряды из Ногайских улусов и Астрахани, а так же значительный отряд янычар и артиллерия. К моменту когда хан осадил Зарайск, все силы еще не были собраны, и Глинский, оставив Бельского на Оке подтягивать отставшие дворянские контингенты, выступил на юг с частью дворян и стрельцами, стремясь не дать татарам разграбить Рязанские земли. Впрочем опасения были напрасны – хан отлично помнил разгром на Муреше, когда Глинский атаковал его ставку, и держал силы в кулаке, не распуская загоны для грабежа. При приближении войска Глинского хан снял осаду и приготовился к битве. Относительная немногочисленность войска Глинского и уверенность в том, что Шуйский вот-вот займет Москву, вселила в хана уверенность в победе, и он уже предвкушал как его старый враг Михаил Глинский, от которого он дважды позорно бежал в Венгрии, попадет в его руки. Глинский снова выстраивает гуляй-город, превратив его в опору боевого порядка. Все атаки татар на него были отбиты огнем. В решающий момент сражения янычары выдвигают пушки и начинают обстрел участка гуляй-города. Пробив в нем бреши, турки выстраивают штурмовую колонну и идут в атаку. У стен гуляй-гуляй города их встречают стрельцы. Здесь происходит их боевое крещение как рода войск Янычары действуют по своей стандартной тактике. После обмена залпами стрелки с обоих сторон отступают за пикинеров, между которыми начинается бой по фронту. Янычары-стрелки собираются на флангах, забрасывают пищали за спину, и, обнажив ятаганы, готовятся врубиться во фланги русской терции. Но здесь сталкиваются с многочисленными стрельцами, действующими по той же тактике, но вооруженными не только пищалью и саблей, но и бердышом. Янычары вырублены подчистую, после чего стрельцы врубаются с флангов в каре янычар-копейщиков и те так же уничтожаются. Стрельцы захватывают турецкие пушки и разворачивают их. Здесь они атакованы татарами, но их атака отбивается пушечным и ружейным огнем. Хан срочно бросает на стрельцов значительные части татар, оттянув их с других участков. Воспользовавшись этим, Глинский с отрядом тяжеловооруженных дворян, обученных «гусарской» атаке, скрытно покидает гуляй-город, заходит во фланг татарам и наносит сокрушительный удар. Бой превращается в резню, в разгар которой подходит многочисленная конница Бельского. Свежие части преследуют разбитых татар на большом расстоянии, и едва спасшийся хан приводит обратно в Крым всего несколько тысяч воинов. В то же время Сафа-Гирей подходит к Мурому и вступает в бой с Шах-Али Касимовским. В разгар боя его атакуют полки Ивана Шуйского, который по расчетам хана должен уже быть в Москве. Сафа-Гирей теряет большую часть войска, и бежит в Казань, но там взбунтовавшиеся мурзы запирают перед ним ворота. Московская судовая рать приближается к Казани, и Сафа-Гирей с грустью отправляется в родной Крым. На Казанский трон вступает подошедший с московской ратью к городу Шах-Али.

Нико Лаич: Привет, Георг! Продолжаю копировать, продорлжаю читать, продолжаю наслаждаться... Скоро "Австро-Венгрия в XVI веке, или МаксимилианI, король Римский и Венгерский" можно будет издать отдельной книгой!!! Куда там до нашего Георга ихнему Макси со товарищи!!!

Нико Лаич: Привет, Георг! Вчера с большим удовольствием перечитал два раза "Новую хронологию Священной Римской Империи германской нации". Спасибо большое!!! Так понимаю, что в этом мире Тридцатилетней войны в масштабах РИ не будет. С нетерпением жду продолжения!

georg: Нико Лаич пишет: Так понимаю, что в этом мире Тридцатилетней войны в масштабах РИ не будет. Согласен. При наличии Чешско-Польской унии, при чем короли Чехии являются курфюрстами империи и не заинтересованы в усилении Австрии, масштабный наезд на протестантов а-ля ФердинандII в Германии невозможен. Нико Лаич пишет: С нетерпением жду продолжения! Невыходит. Работы много, времени мало. А продолжить без серьезной проработки нереально, слишком размахнулся, блин. Может через неделю.

Нико Лаич: georg пишет: Может через неделю. Привет! Это слишком долго!!!

georg: Победа над татарами высоко подняла престиж Глинского, но так же и Шуйского, который после посажения Шах-Али в Казани с помпой возвращается в Москву. Вокруг него вскоре сплотилась партия «Всеволодова Большого Гнезда» - князья Ярославские и Ростовские. Глинский же опирался на партию Гедиминовичей, в которой важнейшими фигурами были первосоветник Иван Бельский, князья Юрий Голицын и Петр Щенятев, а так же Воротынские (молодой Иван Воротынский стал ближайшим помощником Глинского в ратном деле). Теперь, когда внешняя угроза миновала, распри в Думе вспыхнули с новой силой. На момент прихода к власти Глинского и Бельского благодаря произволу кормленщиков в стране шла своеобразная «малая война». В РИ Алексей Адашев позднее писал, что «грады и волости пусты учиниша наместницы и волостели», а в ответ «тех градов и волостей мужичья многие коварства содеяша и убийства их людем». Выдача общинам судных грамот, лишавших наместников права суда и передаваших его присяжным была совершенно необходимой мерой, но ее широкое проведение по всей стране возбудила значительное недовольство среди бояр. К тому же многие считали, что их обходят постами в пользу Гедиминовичей. Вокруг Шуйского снова собирается значительная боярская партия. Глинский, понимая недостаточную прочность своих позиций, решает опереться на «земское мнение», и по примеру западных Генеральных Штатов решает созвать Собор из выборных 3 сословий – дворян, посадских и черносошных крестьян. Буквально накануне созыва Собора происходят 2 важных события. Во-первых (в то же время что и в реале) умирает Иван Шуйский. Главой рода оказывается его двоюродный брат Андрей по прозвищу Частокол, но он не обладает ни заслугами Ивана, ни его авторитетом среди бояр. Глинскому удается расколоть враждебную партию и привлечь многих ее членов на свою сторону, в том числе даже сына покойного Ивана Петра Шуйского, которого Глинский ценил за его военный способности, да и Петр относился к нему с уважением. Во-вторых Шах-Али снова изгоняется из Казани, куда возвращается Сафа-Гирей. По условиям договора с Россией Шах-Али обязался вернуть русских пленных, томившихся в Казани. Начавшееся выполнение этой меры приводит к массовому недовольству рабовладельцев. Недовольные посылают в Крым к Сафа-Гирею, обещая сдать ему город. Саип-Гирей после прошлогоднего разгрома не мог послать большого войска к Казани. Но на стороне Сафа-Гирея выступил его тесть – улубей Большой Ногайской Орды Юсуф. Ногайское войско напало внезапно, и Шах-Али едва успел бежать из Казани, где снова воцарился Сафа-Гирей.

georg: Соответственно на Соборе, который собрался осенью 1542 в Кремле, главными темами для обсуждения были земская реформа (которую решено было продолжить в сторону большего самоуправления городских и волостных общин), и неизбежная новая война с Казанью. Глинскому было совершенно ясно, что с помощью вассальных ханов Казань не удержать, и что нужно кончать с ней пока Крым не оправился от разгрома. Очертив перспективы новых бесконечных набегов, Глинский предложил предпринять полное завоевание Казани, и запросил мнение сословий, Думы и архиереев. Собор принял его планы и согласился на повышение налогов для покрытия военных нужд. Зимой Сафа-Гирей предпринимает набег на север и доходит до Галича, где настигший его Петр Шуйский наносит хану поражение, отбив обоз и полон. Глинский немедленно посылает посольство к императору с просьбой о содействии в новом наборе специалистов в Германии. Они прибывают в Москву следующим летом, и немедленно приступают к улучшению осадной артиллерии и обучению русских минным работам. Этом же летом предпринимается масштабное вторжение в Казанское царство с целью разорения края и отместки за зимний набег. 3 русских судовых рати – Петр Шуйский Волгой из Нижнего, Петр Щенятев Вяткой из Хлынова и Львов Камой из Чердыни - вторгаются в Казанский край и подвергают его опустошению, соединившись под Казанью. Разбив хана на Арском поле и продержав его в осаде до подхода двух других отрядов, Шуйский возвращается в Нижний. Поход основными силами решают предпринять зимой, чтобы не дать хану снова вторгнуться на Русь. Но ранняя оттепель заставляет Глинского вернуться в Нижний, где на военном совете принимается решение построить крепость на устье Свияги. Летом этого же 1544 года русское войско снова выдвигается к Казани и строит крепость Свияжск. Одновременно на пол-пути между Свияжском и Васильсурском сооружается крепость Чебоксары, а на Суре – крепость Алатырь. Результатом похода было то, что чуваши и мордва, бывшие ранее подданными Казани, присягнули Москве. Зимой 1544-45 Сафа-Гирей попытался захватить Свияжск, но был отбит. Понимая степень нависшей над Казанью опасности, Сафа-Гирей шлет слезные просьбы о помощи в Крым, Стамбул и Сарайчик. Но Сулейман, занятый войной с Испанией (которая будет описана чуть позже) и Ираном (завоеван Ван и снова взят Тебриз) не может послать значительных сил в Причерноморье. Против тестя Сафа-Гирея, ногайского улубея Юсуфа московская дипломатия поднимает его брата Исмаила, и в Большой Ногайской Орде начинается междуусобная война. Что же касается Крыма, то начиная летом 1545 новый поход на Казань, Глинский выступил не в начале лета, как предполагал хан, а в июне, когда Сахиб-Гирей уже подошел к Туле. Хан был встречен русской ратью и разбит, после чего все силы двинулись на Казань. Официально войско возглавлял сам 15-летний государь Иван Васильевич, принявший личное участие в походе. Осада и штурм происходили как в реале. В последней отчаянной схватке у дворца погиб хан Сафа-Гирей. Казань была завоевана. Отослав племянника в Москву, Глинский с большей частью войск остается в казанском краю, высылая партии для подчинения Арских татар и черемисов. В важных местах строятся крепости – Лаишев, Тетюши, Арск,где оставляются сильные гарнизоны. Наместником казанского царства остается Петр Шуйский. Край был покорен. Правда последние труды сильно подорвали некогда железное здоровье «Глинского-Дородного», как звали его в Литве. Князю исполнилось 80, и с этого времени он все больше болеет. От военной деятельности Глинский с этого времени полностью отходит, передав ее выученикам – Воротынскому, Щенятеву, Петру Шуйскому.

georg: Вернемся на Запад. В 1535 году умер курфюрст Бранденбургский Иоахим I, в течение всей своей жизни страстно ратовавший против учения Лютера, и до такой степени, что его собственная жена, курфюрстина Елизавета, бежала от его фанатизма в Саксонию (1528 г.). Из его двух сыновей, Иоахим II, как курфюрст, получил две трети области, а Иоанну, младшему, достался Неймарк. В 1539 оба они приняли лютеранство и провели реформацию в своих землях. В том же году вошло в состав протестантской партии и герцогство Саксонское. Большая часть страны принадлежала герцогу Георгу, который был с первого дня горячим, заклятым врагом Реформации. В день его кончины (апрель 1539 г.), его брат Генрих занял его место, и реформация не замедлила тотчас же распространиться по всему обширному герцогству Саксонскому. Император Карл вынужден был бессильно наблюдать распространение Реформации. Недавно он заключил тяжелый мир с турками, по которому окончательно уступил им отнятые ими у Венгрии земли – Белград и боснийские банаты Яйце и Сребреник. Но и теперь он ничего не мог предпринять для обуздания князей-реформаторов. Довольно значительные боевые силы, двадцать тысяч человек пехоты и четыре тысячи конницы, которыми располагал Шмалькальденский союз, а так же позиция Людовика Ягеллона, фактически ставшего протектором союза, и позиция Франции, готовой воспользоваться любым затруднением императора чтобы снова напасть на вожделенный Милан, заставляли Карла идти на уступки. В отличии от реала он не располагал силами Испании. Фердинанд Испанский оказывал ему финансовую помощь в войне с Турцией, но и только. Оказавшийся в положении аналогичном положению византийских императоров между ортодоксами и монофизитами, Карл всеми силами ищет возможности религиозного компромисса. В Шпейере, Гагенау, Вормсе происходил ряд "духовных собеседований", богословских прений, кончавшихся, разумеется, как все подобные религиозные разговоры. Однако был сделан шаг, и весьма серьезный, к воссоединению, и почти установился компромисс, по которому, с одной стороны, допускалось вступать в брак священнослужителям и причащение под двумя видами для мирян, а с другой – признавалось верховенство папы. Это произошло на Регенсбургском рейхстаге (1541 г.). Из Рима прибыл в качестве легата кардинал Гаспар Контарини. С католической стороны выступили богословы Пфлуг, Эк, Гроппер, с протестантской - Меланхтон, гессенец Писторий и самый искусный из посредников Мартин Бутцер. В отношении главного вопроса, учения об искуплении, мнения Контарини и Меланхтона почти сходились, но прения коснулись жгучей почвы, когда речь зашла о догмате пресуществления, на котором основывалась вся власть духовенства, и на котором также неизбежно она должна была потерпеть крушение. Обе стороны заняли опять свое прежнее положение, но политические обстоятельства оставались все же благоприятными протестантам. Император желал видеть в них друзей, а не недругов, так что заключение сейма было, вообще, в их пользу. Нюренбергский мирный договор был подтвержден с весьма многозначительным добавлением: "никому не возбранялось примкнуть, по желанию, к евангелическому вероисповеданию". Католики утешались при этом надеждой на вселенский собор. Добрые отношения к протестантам сохранились еще и на последующих сеймах в Шпейере (1542 г.), Нюренберге (1543 г.) и снова в Шпейере (1544 г.). Заключения последнего были также благоприятны для протестантов: все решения против них отменялись впредь до общего или экстренного немецкого церковного собрания. Члены судебной палаты должны были в будущем избираться из обеих партий, а до того времени все судебные иски на протестантов не могли обсуждаться, а произнесенные уже приговоры не должны были приводиться в исполнение. Со своей стороны, протестанты, как все сословия, должны были оказывать помощь императору против турок и французского короля.

georg: Венгрия превращается в военный лагерь. Непрерывная война позволила Карлу значительно усилить королевскую власть, обрезав полномочия сейма. На налоговые поступления, доходы от серебряных рудников Словакии и испанские субсидии Карл содержит сильную армию. Чрезвычайно многочисленное мелкое дворянство по большей части служит в армии и получает жалование. В то же время занятое войной дворянство не может уделять много внимания хозяйству. В результате барщинное хозяйство не развивается и полного закрепощения крестьян в Венгрии в отличии от РИ не происходит. Жемчужиной владений Карла остаются Нидерланды. Они сохраняют определенную степень автономии, Генеральные и провинциальные штаты собираются регулярно. Купечество богатеет на полученном благодаря союзу с Испанией праве торговли с Америкой. Ее осуществляют несколько торговых компаний, контролируемых домами Фуггеров и Вельзеров. Нидерланды дают львиную долю поступлений в казну Карла, но попытки повысить налоги наталкиваются на сопротивление Штатов. Настоящей занозой в теле империи Карла оказалось Чешское королевство. Людовик Ягеллон, пользуясь своим положением имперского курфюрста, вполне последовательно не давал усилится власти императора. Не заинтересованный в разгроме Венгрии турками, король Чешский и Польский в наиболее критические моменты оказывает помощь императору вместе с другими князьями СРИ, высылая чешское войско в Венгрию. Но в то же время при Любой попытке Карла нажать на князей Людовик немедленно блокируется с ними.

georg: В Польше при Людовике складывается альянс короля и шляхты. Блокируясь с посольской избой король добивается сеймового решения об «экзекуции прав» - проверке прав на владение землями. Целью ее было возвращение коронных имений, попавших во владение магнатов. Результатом реформы было изъятие у магнатерии обширных владений. При этом четвертая часть (кварта) доходов с коронных имений определена была на содержание регулярной армии, получившей наименование «кварцяного войска». Все это в совокупности с расцветом культуры польского Ренессанса (это эпоха Кохановского, Моджевского и пр.) дали основание историкам говорить о правлении Людовика как о золотом веке Польши. Аналогичные меры были проведены и в Чехии. В отличии от Польши, где немногочисленные города были населены по большей части немцами и евреями, и в результате города не имели представительства в сейме, в Чехии были сильные национальные города с развитым ремеслом, самоуправляемые и представленные депутатами в сейме. Людовику удается создать блок шляхты и горожан, в результате чего Чешский сейм превратился в двухпалатный парламент, почти аналогичный английскому. Часть доходов от возвращенных коронных имений так же была пущена на содержание наемного войска. К тому же король, воспользовавшись истечением сроков концессий Фуггеров на разработку чешских серебряных рудников, отказался ее продлевать и впоследствии весьма рачительно ими управлял, что позволило ему добиться значительной финансовой независимости от сейма. В девятилетнем возрасте Людовик был по настоянию отца избран королем Чехии. Он воспитывался в Праге, где попал под влияние своих преподавателей – профессоров Пражского университета, в котором господствовали гуситы. Это обусловило его равнодушное отношение к Римской церкви. Протестанты не преследовались ни в Польше ни в Чехии. В 1525 году при поддержке Людовика магистр Тевтонтского ордена Альберт Гогенцоллерн провел лютеранскую реформацию, и секуляризовав Орден, принес Людовику вассальную присягу в качестве светского герцога Пруссии. В Чехии он однако воспротивился попытке радикальных чашников пойти на сближение с учением Лютера, и заменил их в Пражской консистории более консервативными.

georg: Испания после завоевания Мексики и Перу превращается благодаря своим огромным финансовым возможностям в сильнейшее государство Европы. А отсутствие унии с Нидерландами сказывается на ней только благотворно, ибо производимое Местой – союзом овцеводов – огромное количество шерсти устремляется не на экспорт в Нидерланды, а на внутренний рынок. Города Кастилии издавна были центрами сукноделия, в мсатерских Толедо и Сеговии и в РИ при КарлеV под одной крышей работало от 100 до 300 человек. Благодаря дешевому сырью сукнодельческие мануфактуры Испании уже к концу правления Фердинанда насыщают внутренний рынок Испании и начинается экспорт в колонии. Развиваются также производство шелка и металлургия, в северных портах – океанское кораблестроение. Экономическому расцвету способствует политика короля – Испания в отличии от РИ не обременена общеевропейскими задачами. Финансовая политика Фердинанда является полным продолжением политики его деда Фердинанда Католика – он удерживает налоги на низком уровне и проявляет бережливость, накапливая золотой запас, хотя на армию и флот денег не жалеет. В 1541 г. Фердинанд сделал попытку нанести удар по Алжиру. Испанская армада из 500 кораблей с десантным войском из 24 тыс. человек 19 октября 1541 г. остановилась на рейде города Алжира. Турецкий наместник Хасан-ara располагал не более чем 10 тыс. вооруженных защитников. 25 октября войска Фердинанда подошли к стенам города, намереваясь начать осаду. Но тут вмешалась природа. К вечеру началась страшная буря, треть испанских кораблей была сорвана с якорей и разбилась о прибрежные скалы. Во время шторма испанцы потеряли всю артиллерию, люди были измотаны бурей и проливным дождем. Отсырел порох, что практически вывело из строя огнестрельное оружие. И все же Фердинанд и его военачальник герцог Альба решили бросить войска на штурм Алжира. Все атаки были отбиты с большими потерями для осаждавших. Продолжавшиеся три дня ливни вконец измучили десантные войска, исчерпаны были и продовольственные запасы. Потеряв 150 судов и 12 тыс. солдат, Фердинанд был вынужден дать приказ отплывать домой. По возвращении он немедленно приступил к подготовке новой экспедиции против Алжира. Сулейман в свою очередь, возблагодарив Аллаха за неожиданную помощь, начал снаряжать флот для захвата принадлежавшего Испании Триполи. Всем было ясно, что в Средиземноморье назревает большая война.

georg: Еще в 1530 г. папа Климент VII обратился к Фердинанду с просьбой даровать изгнанному турками с Родоса Ордену Иоаннитов постоянную резиденцию на острове Мальта. Фердинанд благосклонно отнесся к этому ходатайству и 24 марта 1530 г. в Кастельфранко подписал грамоту, по которой острова Мальта, Комино и Гоцо, а также город и крепость Триполи в Ливии передавались иоаннитам на вечные времена в виде дворянского свободного лена. Лен условно подчинялся вице-королю Сицилии. Теперь Триполи был занят рыцарским гарнизоном во главе с великим маршалом ордена Гаспаром дю Валье. Весной 1542 года турецкое войско на 112 галерах, 2 галеасах, 3 транспортных судах и бригантине, везших 12.000 воинов высадилось в районе Триполи. Великий маршал успел известить магистра, который немедленно затребовал помощи Испании – флот ордена насчитывал всего 10 боевых галер. Испанский флот, сильно ослабленный прошлогодней катастрофой, вышел из своих гаваней и направился к Мальте. Однако турки получили приказ любой ценой взять Триполи до подхода испанцев. Паша, командовавший осадой, буквально завалил валы крепости трупами, но во время третьего штурма турки ворвались в Триполи. Мальтийский гарнизон героически погиб. Испания потеряла важнейший форпост в Африке, открывший туркам дорогу в Тунис. Фердинанд отлично понимал всю степень нависшей угрозы. Ясно было, что следующим шагом турок будет низвержение испанского вассала Бей Мули-Хасана в Кайруане, а затем удар по Тунису. Потеря Туниса означала потерю надежды избавится от морских берберийских набегов, при которых берберы систематически разоряли побережье и захватывали испанцев в рабство. На усиление флота были брошены все силы и средства. Фердинанду удается привлечь к союзу Геную, которая не меньше страдала от набегов. Португальский король ЖуанIII, находившийся в состоянии перманентной войны с турками в Индийском океане, так же соглашается прислать дополнительную эскадру. Одновременно Фердинанд обращается к брату Карлу с просьбой возобновить войну с турками, и обещая при этом финансовую помощь. Карл сам считает момент благоприятным – германские князья и даже чешский король на последнем рейхстаге обязались помочь ему в войне с турками, а Крымский хан, в прошлом году разгромленный Глинским под Москвой, не может оказать туркам никакой существенной помощи. Однако Карл так и не смог воспользоваться столь благоприятной ситуацией для нападения на Турцию. Причиной стал новый неожиданный конфликт с протестантами в Германии.

georg: Кёльнский курфюрст, архиепископ Герман фон Вид, был готов принять евангелическое учение. Искренне принявший учение Лютера, Герман решил ввести аугсбургскоеисповедание в своей епархии и тем закончить свои дни. Объявив сословным чинам своей области о своем намерении произвести христианскую реформу в Бонне (март 1542 г.), и получив согласие большинства, он призвал Мартина Бутцера. В мае 1542 года в Бонн прибыл и Меланхтон. Все было рассмотрено на основании Библии, которую тщательно изучал сам старый курфюрст, и в июле предложение было снова внесено на рассмотрение сословных представителей. Миряне приняли его, но соборный капитул и кёльнский совет горячо воспротивились, а с ними и университет. Карл мгновенно осознал всю серьезность возможного прецедента. В Германии имелось с полсотни князей-епископов. Большей частью это были младшие сыновья могущественных владетелей, восприимчивые к приманке, которая открывалась перед ними – секуляризовать свои церковные княжества, превратив их в наследственные светские. Карл действует решительно, но то же время полностью в рамках имперского земского права. Жалоба Кельнского капитула на действия архиепископа была передана в имперский суд, который вынужден был признать действия архиепископа незаконными, ибо поскольку церковные земли являются не наследственными владениями князя-епископа, а собственностью Церкви, то принцип «чья земля того и вера» в данном случае неприменим. Сразу же после этого на территорию Кельнского курфюршества стремительно вторгается из Нидерландов наделенный полномочиями рейхскомиссара маршал граф Эгмонт во главе 5тысячного корпуса. Члены совета и капитула сумели ночью впустить солдат Эгмонта в город, и к утру город и замок были в его власти. Протестантские проповедники были в 24 часа выдворены с территории курфюршества, старый архиепископ заключен под домашний арест в своем дворце, папе отправлена просьба капитула разрешить новые выборы архиепископа, до которых княжеством должен был управлять императорский комиссар. Действия императора застали князей-протестантов врасплох. Члены Шмалькальденского союза собираются на совещание в Брауншвейге. Туда же является французский посол. ФранцискI мгновенно оценил всю благоприятность ситуации. Испания воюет с Турцией, а с князьями Карл в распре – такого благоприятного момента для отвоевания Милана давно не было. От имени короля посол предлагает субсидии и военный союз против императора. Князья-союзники оказываются в двусмысленном положении нарушителей Нюренбергского договора и последних сеймовых решений. К тому же по договору они обязаны оказывать императору военную помощь в случае войны с Францией. Курфюрст Саксонский Фридрих решительно отказывается от союза с Францией. Его примеру следует большая часть союза – решено против императора не воевать, но и военной помощи ему не оказывать. Однако самые боевые во главе с ландграфом Гессенским Филиппом принимают предложение. На французские субсидии Филипп начинает набор войска с целью освобождения Кельна.

georg: Военные действия начинаются в июле нападением французских войск на союзника императора герцога Карла Савойского и оккупацией французами Савойи и части Пьемонта. Турин обложен французскими войсками дофина Генриха. Карл посылает туда большую часть австрийских войск, но к моменту их подхода Турин захвачен французами. От Новары и Верчелли французы отбиты. Второй удар Франциск наносит на севере. Здесь преследуется 2 цели – помочь Филиппу Гессенскому отбить Кельн и отвлечь войска Карла из Италии. Имперские войска в Нидерладах немногочисленны, к тому же часть их защищает Кельн. Поэтому французам во главе с коннетаблем Монморанси удается взять Люксембург. Затем Монморанси осаждает Намюр, а Филипп Гессенский – Кельн. В сложившейся ситуации Карл решает воспользоваться благоприятным положением на востоке (с Турцией мир а Крым обескровлен), и перебросить в Германию венгерскую регулярную армию. Сосредоточив ее у Регенсбурга Карл наносит первый удар по Касселю – столице Филиппа Гессенского. Филипп снимает осаду Кельна, который ему так и не удается взять и предпринимает попытку прорваться в Кассель, но настигнут армией Карла, разгромлен и взят в плен. Карл передает ландграфство несовершеннолетнему сыну Филиппа под опекой императора. Филипп же отправляется в заключение в тирольский замок Эренсбург, где и окончит свои дни. Перейдя Рейн у Кобленца Карл совершает стремительный марш к Люксембургу и выбивает оттуда французский гарнизон. Угрожаемый с фланга Монморанси снимает осаду Намюра и отступает на границу Франции. Этим же летом на юге вступает в решающую фазу борьба за Алжир. Фердинанд, сосредоточив в Картахене собственный и союзный флот, предпринимает новую экспедицию против Алжира. Султан высылает многочисленный флот и десантную армию на помощь Алжиру. 1 августа у Алжира состоялось грандиозное морское сражение испано-португало-генуэзского флота с турецким. Особых тактических изысков не использовалось – выстроенные в линии галеры и галеасы шли на сближение, и обменявшись залпами, сцеплялись на абордаж. К вечеру турецкий флот был разгромлен. Спасшиеся остатки добили между Сицилией и Тунисом мальтийские рыцари. Неделю спустя город Алжир был взят штурмом испанской десантной армией во главе с герцогом Альбой. После этого Фердинанд принимает решение продолжить покорение городов алжирского побережья до полного уничтожения всех пиратских гнезд. Зиму Карл проводит в Брюсселе, сосредотачивая войска и ведя переговоры с Англией. ГенрихVIII, желавший расширения прибрежной полосы у Кале, заключает с императором союз против Франции. В то же время при посредничестве Людовика Ягеллона урегулируются отношения с князьями – членами Шмалькальденской лиги на условиях прежних договоров и сеймовых постановлений. Князья признают незаконность попыток секуляризации церковных княжеств. К тому же Герман фон Вид в это время умирает, и кёльнский капитул выбирает нового архиепископа. Весной Карл с многочисленной немецко-венгерской армией вторгается в Пикардию, а ГенрихVIII, выступив из Кале, осаждает Булонь. Монморанси с французской армией преграждает императору путь у Сен-Дизье. В произошедшем сражении французская армия разгромлена. Но крепость Сен-Дизье, оказывает императору героическое сопротивление, и ее осада длится целых 2 месяца. За это время Франциск успевает отозвать из Италии армию дофина Генриха. Так что когда Карл, овладев наконец Сен-Дизье, начинает поход на Париж, он застает все города сильно укрепленными, а французскую армию – преградившей ему путь в укрепленном лагере у Компьена. В Италии после ухода Генриха имперцы изгоняют французов из Пьемонта. Но севере же после нескольких неудачных осад оторвавшаяся от баз армия императора начинает испытывать трудности со снабжением – население по приказу Моморанси эвакуируется. В сложившейся ситуации Карл идет на переговоры, а затем на подписание мира. Франциск окончательно отказывается от каких-либо прав на Милан и возвращает окупированую Францией Савойю ее герцогу. Франция удерживает Ниццу и Салуццо в Пьемонте. ГенрихуVIII, который так и не сумел взять Булонь, приходится довольствоваться статус-кво.

georg: На протяжении нескольких лет в Европе водворяется спокойствие. Фердинанд продолжает военные действия в Магрибе. В 1545 году он предпринимает экспедицию на восток с целью отбить обратно Триполи, но терпит неудачу. Зато в Алжире завоевано все побережье до Атласа. В начале 1546 между Испанией и Турцией заключается перемирие. Фердинанд, считая непрочным владение побережьем Алжира, предпринимает попытку покорить внутренние области страны до Сахарского Атласа. Но здесь испанские войска сталкиваются с трудными природными условиями и упорным сопротивлением берберов. Тогда Фердинанд создает в Алжире 4 автономных мусульманских эмирата, в состав которых передает несколько городов на побережье и обширные районы плато до Сахарского Атласа. Эти эмираты - Тлемсен, Большая и Малая Кабилия и Меджерда. Правителями этих областей назначаются испанские мориски из знатных фамилий, их военные отряды так же набираются из морисков в Испании. Беи-мориски управляют порученными им областями согласно шариатскому праву и местным традициям. Они при поддержке Испании продолжают завоевание внутренних областей Алжира. Но все города побережья, имеющие удобные гавани, присоединены непосредственно к Испании. С берберийским пиратством покончено навсегда. В 1545 году в Триденто собирается наконец долгожданный вселенский собор. Но надежды, возлагаемые на него Карлом относительно религиозного компромисса вскоре рассыпаются в прах. На Соборе оказываются в большинстве итальянские и испанские изуверы. Собор демонстративно налагает анафему на все догматические нововведения лютеран. Вскоре всем становится очевидно, что примирение невозможно. Протестантские богословы покидают собор, который требует от императора искоренения ереси. Но Карл отлично понимает невыполнимость подобных требований. Подобная попытка приведет к войне не только со Шмалькальденским союзом, с которым Карл мог бы справится, но так же с Чехией и Польшей, чем оправившиеся от поражения турки и татары воспользуются для нападения на Венгрию. Поэтому на Аугсбургском рейхстаге 1548 года было фактически узаконено существование в империи двух конфессий. Карлу пришлось расстаться с мечтой о религиозном примирении и признать существующее положение. К данному времени относится начало колониальной экспансии Нидерландов. Основанная ранее для торговли с испанскими колониями Вест-Индская компания, пайщиками которой выступили Фуггеры, многие представители знати и купеческие дома Антверпена, приступает к освоению побережья Гвианы. Первым колонизируется Тринидад, затем основываются колонии и восточнее устья Амазонки, на территории РИ бразильских провинций Ресифи и Пернамбуку. Это заставляет Португалию занять все остальное побережье и основать в Байи (Сальвадор) центр управления Бразилией. Нидерландская колония получает название Амазонии. Развившееся там вскоре плантаторское хозяйство заставило впоследствии нидерландцев захватить опорные пункты на побережье Гвинейского залива и основать Гвинейскую компанию, которая занялась работорговлей.

LAM: georg пишет: перебросить в Германию венгерскую регулярную армию. Сосредоточив ее у Регенсбурга Карл наносит первый удар по Касселю От Регенсбурга до Касселя - довольно большое расстояние. Филипп вернуться из-под Кёльна успеет наверняка. И зачем все вопроы решать оружием? Почему не использовать против Филиппа его щекотливую ситуацию с двоежёнством (как это было сделано в реальной истории) georg пишет: Тогда Фердинанд создает в Алжире 4 автономных мусульманских эмирата, в состав которых передает несколько городов на побережье и обширные районы плато до Сахарского Атласа. Эти эмираты - Тлемсен, Большая и Малая Кабилия и Меджерда. Правителями этих областей назначаются испанские мориски из знатных фамилий А вот этого не понял. Мориски- это ведь христиане. Во всяком случае, официально. Что, им разрешено вернуться в исламскую веру? Всем, или только тем, кого послали в Алжир? А как насчёт марранов? Ох, играет с огнём король Фернандо. С огнём инквизиции.

georg: LAM пишет: Мориски- это ведь христиане. Небольшая часть. Большая часть их вполне официально сохраняла веру предков вплоть до изгнания. А маранов еще Фердинанд Католик изгнал. LAM пишет: С огнём инквизиции. Инквизиция на тот момент - послушное орудие королевской власти. В свое время Фердинанд Католик специально ввел ее в Испании, хотя папа был против. Цель - гранды, особенно в Арагоне, были фактически неподсудны королю. Поэтому непокорных феодалов обвиняли в ереси и тем самым выводили из под юрисдикции светского права. Руками инквизиции король расправлялся с грандами. При вступлении КарлаV на трон папа ЛевX не хотел подтверждать полномочия инквизиции, зная для чего она в Испании нужна,но Карл настоял. Это уже потом при слабых преемниках ФилиппаII инквизиция распоясалась. LAM пишет: От Регенсбурга до Касселя - довольно большое расстояние. Филипп вернуться из-под Кёльна успеет наверняка. Здесь согласен. Но это его не спасает от разгрома. Он уже вторично выступает с оружием против императора (первый был при отвоевании Вюртемберга). Так что расправа будет образцово-показательной.

georg: LAM пишет: Мориски- это ведь христиане. Поясняю мысль, а то вчера меня оттащили от компа. В христианство были обращены мавры Гранады. Но это насильственное обращение, осуществленное по праву завоевателя (тех кто отказывался креститься, выселяли из Испании), не коснулось арагонских земель, а именно королевства Валенсии, где было довольно многочисленное мусульманское население, сохранившее право на исповедывание своей религии еще при завоевании Валенсии ХаймеI. Во время восстания комуньерос гражданская война разразилась и в королевстве Валенсия. Мятежники были почти все люди из народа, питавшие величайшую ненависть к дворянам, а особенно к сеньорам, пользовавшимся некоторой властью над жителями. Повстанцы старались причинить им как можно больше ущерба. Они знали, что для сеньоров будет огромным бедствием, если сделают их мавров-вассалов христианами, так как различие в религии обязывало мавров уплачивать своим сеньорам более обременительные повинности, чем платили лица христианского вероисповедания. Вследствие этого повстанцы заставляли креститься всех мавров, попадавших к ним в руки; таким способом было крещено более шестнадцати тысяч. Так как насилие более, чем убеждение, принимало участие в этой перемене, они не замедлили вернуться к своему прежнему верованию. Император велел казнить главных вожаков восстания. Много мавров (которых эта суровость заставила опасаться подобного же обращения с ними) уехало из Испании и удалилось в королевство Алжирское [477], так что в 1523 году более пяти тысяч домов осталось без жителей {Сауяс. Летопись Арагона. Гл. 100; Сандовал. История Карла V. Кн. 13. п. 28.}. Раздраженный этим, Карл V убедил себя, что не следует терпеть мавров в государстве, и попросил папу освободить его от присяги, данной на собрании кортесов в Сарагосе, что мавров Арагона не будут принуждать к крещению. Папа сначала ответил, что подобная уступка будет скандалом. Император настаивал, и она была ему дана 12 марта 1524 года. Папа только обязал его своим отдельным бреве поручить инквизиторам ускорить обращение мавров, объявив им, что в случае отказа перейти в христианскую веру их обяжут выехать из королевства под страхом быть обращенными в пожизненное рабство. В данной АИ восстания комуньерос нет. Валенсийские мавры, оставшиеся мусульманами, и составляют тот контингент, из которого набирают переселенцев в Алжир. Желающих будет много - ведь это возможность сменить приниженное положение в Испании на привиллегированное в Алжире.

Нико Лаич: Привет, георг! Все аккуратненько скопировал. Буду сегодня наслаждаться чтением. Заранее спасибо!

Леший: georg пишет: В Польше при Людовике складывается альянс короля и шляхты. Блокируясь с посольской избой король добивается сеймового решения об «экзекуции прав» - проверке прав на владение землями. Целью ее было возвращение коронных имений, попавших во владение магнатов. Результатом реформы было изъятие у магнатерии обширных владений. При этом четвертая часть (кварта) доходов с коронных имений определена была на содержание регулярной армии, получившей наименование «кварцяного войска». Все это в совокупности с расцветом культуры польского Ренессанса (это эпоха Кохановского, Моджевского и пр.) дали основание историкам говорить о правлении Людовика как о золотом веке Польши. ИМХО, это какой-то альтернативный Людовик. В РИ он себя таким не проявил.

georg: Леший пишет: В РИ он себя таким не проявил. В РИ он и не мог себя проявить. Он вступил на трон в 1516 в возрасте 10 лет, погиб при Мохаче в возрасте 20 лет. Но кое-что было. Цитируем Ласло Контлера " История Венгрии. Тысячелетие в центре Европы": "В 1523 г. Лайош II (18 лет), последовав примеру своего шурина, Фердинанда Австрийского, попытался взять бразды правления в свои руки. Однако произведенные им перемены в правительстве в целом оказались неэффективными. Они лишь подлили масла в огонь усобицы и нестабильности, в результате чего политическая атмосфера в стране накалилась, как перед началом гражданской войны. Королю удалось несколько упрочить свои позиции лишь на государственном собрании в апреле 1526 г., когда его поддержала, как это ни парадоксально, тайная организация, созданная за год до того с целью защиты интересов дворянства. Не дали желаемого результата и мероприятия, которые при других обстоятельствах были бы разумными и взвешенными, как, например, отзыв контракта с Фуггерами на разработку северных шахт. Единственное решение, оказавшееся удачным, было принято в 1523 г. Оно было связано с назначением калочского архиепископа Пала Томори главным капитаном. Томори, как и Запольяи, сумел нанести несколько поражений туркам, которые в свою очередь сломали сопротивление первой линии южных укрепленных районов. В Западной Европе в это время разгорался конфликт между католическими и протестантскими государствами, а Германия стояла накануне страшной крестьянской войны. Сейм «Священной Римской империи» и император Карл V, второй шурин Лайоша II, занятые соперничеством с французским королем Франциском I, оставили без внимания многочисленные отчаянные просьбы венгерского государя о помощи. В то время, когда в 1526 г. заседало государственное собрание, армия Сулеймана, значительно большая, чем в 1521 г., уже находилась на марше. " Каких "проявлений" вы хотите от Людовика. По моему в его возрасте, без всякого опыта, в раздираемой противоречиями стране где его папаша позволил свести королевскую власть к чистой фикции, Людовик сделал все что было возможно.

Леший: georg пишет: Они лишь подлили масла в огонь усобицы и нестабильности, в результате чего политическая атмосфера в стране накалилась Подозреваю, что и в Польше будет подобное.

georg: Леший пишет: Подозреваю, что и в Польше будет подобное. В том то и дело, что в Польше "редукционное движение" возникло не при помощи короля, в РИ шляхта начала его на сеймах самостоятельно, в рамках борьбы с засильем магнатов. Королю нужно было только пойти на встречу шляхте, что и сделали в РИ Сигизмунд Старый, а затем Сигизмунд Август, осушествив при поддержке сейма редукцию коронных имений. РИ предпосылки к описываемым мной реформам имелись и в Чехии, но там в РИ города подверглись разгрому и лишились привиллегий в 1548, когда с частью дворянства выступили против Фердинанда, стремившегося двинуть чехов на войну со Шмалькальденской лигой. Тогда как в Венгрии в РИ к началу правления Людовика магнаты полностью держали власть, так как после роспуска наемной армии Матьяша им была поручена организация государственной обороны - между ними пилились доходы от гос. налогов, а они содержали наемные отряды. Но и здесь, как ясно из предыдущей цитаты, в 1526 возникал блок 20-летнего короля и дворянства против магнатов - "Королю удалось несколько упрочить свои позиции лишь на государственном собрании в апреле 1526 г., когда его поддержала, как это ни парадоксально, тайная организация, созданная за год до того с целью защиты интересов дворянства.". Только вот в этом же году король погиб при Мохаче.

georg: В 1546 великому князю Ивану Васильевичу исполняется 16 лет. Из предыдущего содержания таймлайна понятно, что личность Ивана имеет значительные отличия от реала. В реале великий князь не получил практически никакого систематического образования (что вынужден был наверстывать позднее под руководством Сильвестра и Макария, и только к 30 годам стал «словесной мудрости» ритором), и никакого систематического воспитания, в результате чего оказался не готов к управлению государством, и 50ые годы стали для него годами ученичества в государственной деятельности и фактического соправительства с «Избранной Радой». В данной АИ Иван воспитан Глинским, опытнейшим полководцем и государственным деятелем европейского масштаба, и получает систематическое образование по руководством Максима Грека – ученого-энциклопедиста, некогда занимавшегося преподавательской деятельностью в Италии и служившего секретарем у знаменитого мецената Ренессанса князя Джованни Пико де Мирандола. В каком ключе воспитывал бы Максим своего ученика, можно судить по написанному в реале Максимом для молодого Ивана сочинению «Главы поучительны начальствующим правоверно». «Главы поучительные» начинаются весьма резким утверждением, что тот, кто подчиняется действиям страстей — «ярости и гневу напрасному и беззаконным плотским похотем», не человек, но «безсловесного естества человекообразно подобие». Далее идет речь о том, что истинному христианину не подобает услаждать свои глаза «чюжими красотами», а свой слух «душегубительным глумлением смехотворных кощунников». Ему не следует открывать свои уши для клеветников, «ниже язык удобь двизати в досады и злословия и глаголы скверны». В результате характер Ивана формируется более уравновешенным, похожим на его деда ИванаIII, в котором природная гневливость умерялась волей и целеустремленностью. Глинский старался приобщить племянника к делам правления с детства. В 15 лет Иван принимает участие в победоносном казанском походе, и с этого момента регулярно присутствует на заседаниях думы и приемах послов, вникая в дела правления На митрополичьем престоле сидит Иоасаф Скрипицын, в реале свергнутый Шуйскими. В отличии от Макария Иоасаф был близок к нестяжателям и выступал за сближение с греческой церковью, отношения с которой были разорваны после падения Константинополя и повозглашения автокефалии московской митрополии. В реале в своем исповедании при поставлении на митрополичий престол Иоасаф не отрекался от КПльского патриарха, как это делалось до него после разрыва с КПлем в 1478 г.Напротив, он заявил тогда: "во всем последую и по изначальству согласую всесвятейшим вселенским патриархом, иже православне держащим истинную и непорочную христианскую веру, от свв. апостол уставленную и от богоносных отец преданную, а не тако, яко же Исидор принесе от новозлочестивне процветшего и несвященнаго латиньскаго собора." Позднее в РИ именно Иоасаф (уже низведенный с кафедры и проживавший на покое в Троице-Сергиевой лавре) был послан в КПль за благословением на царское венчание Ивана. Все это дает основание полагать, что в данной АИ церковная политика Иоасафа будет грекофильской, в чем они вполне сойдутся с Максимом. Сразу же после покорения Казани Иоасаф посылает миссию в КПль за благословением на царское венчание Ивана. Патриарх Дионисий отвечает, что поскольку Иван тем самым становится преемником базилевсов как царь вселенского православия, венчание это может осуществить только вселенский патриарх, и предлагает сам прибыть в Москву и короновать Ивана. Московские послы, однако, настаивают, чтобы эта честь была предоставлена русскому митрополиту, и Дионисий, получив зело приличные дары, смиряется и дает благословение, а так же передает послам грамоты с полным чином коронации византийских императоров. Кроме того Дионисий посылает Иоасафу письмо, в котором предлагает перенести в Москву центр греческого образования (в РИ такие предложения делались неоднократно, но руководивших русской церковью иосифлян не заинтересовали). В то время для получения высшего образования греки вынуждены были ездить в университеты Италии, где им приходилось формально принимать флорентийскую унию и признавать юрисдикцию униатского «патриарха константинопольского» - кардинала Гротта-Ферарского. Дионисий предлагает основать в Москве православную академию, в которую могли бы приезжать учиться сами греки, и типографию. К предложению этому великий князь и митрополит отнеслись весьма благосклонно.

georg: В январе 1547 года Иван Васильевич был коронован в Успенском соборе по присланному Дионисием чину и провозглашен царем всея Руси. Сразу после этого последовала свадьба царя с избранной им боярышней Анастасией Романовной. Летом в Москву прибыли несколько греков и докторскими дипломами итальянских университетов. Оттуда же, из КПля было доставлено типографское оборудование. Типография заработала этим же летом. Академия начала занятия осенью. В ученики поступили многие боярские отроки, а так же молодые приказные подьячие – будущий кадр чиновников. Ректором академии становится сам Максим, на ее содержание жалуются обширные вотчины. На рассмотрение совета преподавателей академии должны впредь поступать дела о ереси. В основе академии лежала греческая церковно-школьная традиция. От античности продолжала школа иметь две ступени, так называемые trivium и quadrivium. B тривиум, буквально "трехпутие," входили: грамматика, риторика, диалектика. B "квадривиум" - музыка, астрономия, математика, геометрия. Пройдя эти классы, ученики, готовившие себя к церковной деятельности изучают богословие, к светской – византийское право и русские судебники. Кроме того по инициативе Глинского в Москве позднее был открыт «Аптекарский приказ» и при нем медицинская школа. Еще во время казанской войны Глинский обращает внимание на выплавку железа местными крестьянами в его собственной вотчине на реке Протве (при Алексее там в РИ возникли поротовские заводы ). Его немецкие специалисты подтверждают, что качество железа значительно выше чем в Устюжне – традиционном центре производства оружия. Глинский основывает там первую в России вотчинную мануфактуру, где кроме оружия производит руками нанятых немецких мастеров и их русских учеников и прочие разнообразные изделия на продажу. Прочие бояре пока присматриваются к данному примеру. В традиционных центрах кузнечного ремесла и добычи железа – Туле, Устюжне, Ладоге – организуются белые (освобожденные от податей) слободы кузнецов, к которым приставляют инструкторов-немцев на государевом жаловании. Слободы обязаны выполнять государственный заказ, а в остальное время работают на себя и сами сбывают свои изделия. Выплавлять железо для государевых белых слобод обязаны вместо государева оброка местные черносошные крестьянские волости. Впрочем главной проблемой производства вооружений и пороха остается отсутствие на Руси собственных месторождений меди и селитры (позднее и то и другое будет обнаружено на Урале). Пока приходится закупать их в Германии, и – при наличии Ганзейской монополии на Балтике – платить по монопольным ценам.

georg: Консолидация всех сословий страны для завоевания Казани начинает проходить. Княжеская знать в Думе вновь выдвигает претензии. Глинскому пока удается сней справится, проводя макиавелистскую политику среди знатных фамилий и не давая оппозиции консолидироваться. Вследствии раздаваемых по его инициативе пожалований численность бояр в Думе возрастает с 15 до 32. В то же время важнейшие решения выносятся на собранный в 1549 земский собор. Окончательно принято решение об отмене кормлений. Общины получают самоуправление. Вместо бывших «кормов» они платят теперь налог в казну, и из этого налога выплачивается денежное жалование боярам, ранее получавшим кормления. Серьезно расширяется самоуправление городских общин, а юрисдикция наместников ограничивается. Суд по уголовным делам переходит в руки присяжных. Ликвидируются местные областные «дворцы» а все дела сосредотачиваются в московских приказах. Составляется новый Судебник и издается «Уложение о службе» с поместий и вотчин. В 1551 собирается церковный собор – Стоглав. Сближение и постоянное общение с КПлем не позволяет Собору произнести анафему на троеперстие, тем паче что в Соборе участвуют ученые греки. После длительных дебатов оба способа перстосложения признаны православными. Вовремя выяснено с помощью греков, что сочинение Феодорита Киррского, на которое опирались сторонники «сугубой алилуйи» является апокрифом. Приведен к единообразию и символ веры. Таким образом почва для Раскола устранена в зародыше. Богатые монастыри вынуждены были поступиться налоговыми привилегиями – тарханами, которые имели со времен татарского господства, и были обложены налогоми наравне с черносошными волостями. Алексей Адашев как и в РИ оказывается фаворитом и доверенным лицом Ивана. В то же время в приближении у царя оказывается любимец Михаила Глинского – Иван Пересветов. Выходец из вел. княжества Литовского, шляхтич, он служил в наемных войсках в Венгрии под командой Глинского и там был им отличен. Пересветов в 1538 или 1539 переехал в Россию, получил небольшое поместье, которое вскоре оскудело из-за тяжбы с "сильными людьми" - боярами. Оказавшись "наг и бос, и пеш", он потерял возможность остаться на государевой службе и находился под угрозой превращения в холопа. После прихода к власти Глинского Пеересветов обратился к нему и вскоре сталего ближайшим доверенным лицом. А вот Сильвестр в данной АИ так и остается благовещенским протопопом.

georg: С 1546 продолжаются военные действия в казанском крае. Вплоть до 1550 вспыхивают восстания татар и черемисов. В 1548 вождь восстания князь Мамич-Бердей приглашает на трон Казани сына ногайского улубея Юсуфа, но в следующем году оба они гибнут. Русские отряды под командой Шуйского, Щенятева, Серебряного, Микулинского предпринимают походы по краю, основывают крепости. Край окончательно замирен к 1550 году, а в следующем году власть Москвы признают башкиры. В это время Иране против шаха начал борьбу его брат Алкас, наместник Ширвана. В государстве Сефевидов началась и междоусобица среди племен. Когда Алкас был разбит войсками шаха, он укрылся в Стамбуле и попросил поддержки у Сулеймана I. Повод возник, военные действия начались. В 1548 г. султанские войска прошли по землям Южного Азербайджана и вновь заняли Тебриз. В том же году турецкие войска взяли после нескольких дней осады крепость Ван и овладели бассейном озера Ван в Южной Армении. Турки вторглись также в Восточную Армению и Южную Грузию. В Иране турецкие части дошли до Кашана и Кума, овладели Исфаханом. Хан Сахиб-Гирей по требованию султана занимается покорением северного Кавказа, дабы оттуда создать угрозу Ирану, а так же выйти на связь с потенциальным союзником против Ирана – узбекскими ханами. В конце 1547 года Сахиб-Гирей писал Ивану IV: «На недруга своего на Астраханского ходили есмя, и... взяли есмя и юрт его хотели есмя держати да затем покинули, что место недобро. И мы того для людей их и улусов там не оставляли, всех пригоняли к себе». При поддержке султана Сахиб-Гирей предпринял также ряд походов на земли адыгов и кабардинцев. Подчинение этих племен должно было открыть Османской империи путь через предгорья Северного Кавказа к Каспийскому морю и владениям враждебного Ирана. В 1551 году в возрасте 85 лет умирает Михаил Глинский. Исторические романисты, завороженные его личностью, позднее посвятят множество произведений этому князю, служившему, по русскому выражению, «в семи ордах семи царям», и оставившего след в истории практически всей Европы. В этом же году Крымский хан Сахиб-Гирей берет Астрахань и сажает там царевича из рода Гиреев. В Москве понимают опасность положения – теперь крымский хан может поддержать врага России Ногайского улубея Юсуфа и совместно с ним предпринять отвоевание Казани. Поэтому в следующем 1552 году русская рать во главе с князем Пронским берет Астрахань и объявляет о присоединении ханства к России. Астраханский Гирей однако успел признать себя вассалом Порты, так что Сулейман расценил захват русскими Астрахани как нападение на Порту. К тому же в этом же году был подписан мир с Ираном, по которому Османской империи отошел Ирак, а Азербайджан остался в составе Ирана. Сулейман отдал приказ о походе на Астрахань.

georg: Летом 1553 года 25000 турок выступило из Азова. Галеры шли вверх по Дону. Поход с самого начала проходил туго. Сахиб-Гирей стремился сам завладеть Астраханью, но отнюдь не желал, чтобы там утвердились турки, поэтому как мог саботировал поход. Перетащить суда в Волгу туркам не удалось, и к Астрахани они подошли без осадной артиллерии. Русская судовая рать во главе с князем Серебряным-Оболенским свободно прошла Волгой в Астрахань на виду у турок. Штурм был отбит с большими потерями и туркам пришлось отступить. Сахиб-Гирей специально повел турок обратно через Рын-пески, где много турок умерло по дороге. До Азова добрались жалкие остатки турецкого войска. Гнев султана обрушился на Сахиб-Гирея, который и без того проводил чересчур самостоятельную политику, не позволяя турецкому дивану вмешиваться во внутренние дела Крыма. Поэтому в начале 1554 года Сахиб-Гирей был убит заговорщиками (за спиной которых стояли турки), и на трон сел его племянник Девлет-Гирей, прозванный татарами «тахт алган» - узурпатор трона. Султан готовил новый поход на Астрахань, но его отвлекли события в Магрибе. Мир с Испанией так и не был заключен, с 1546 существовало хрупкое перемирие. Наконец в 1554 году вспыхнуло давно разжигаемое турками восстание в Тунисе против бея Мули-Хасана. Восставшие овладели столицей Мули-Хасана Кайруаном, сам бей едва успел бежать в Тунис, под защиту испанского гарнизона. Вождь восстания объявил себя беем и призвал турок. Султан срочно отправил к берегам Туниса эскадру. Кроме того корпус войск должен был идти из Египта через Триполитанию. Он впрочем прибыл, когда испанская армия уже осаждала Кайруан. В испанском флоте в это время начинают широко применятся парусные военные корабли нового поколения – галионы. На вооружении галеона было до 30 орудий калибра от 3-фунтовых (6 см) до 50-фунтовых (19 см) и значительное количество (до 100) переносных мушкетонов для стрельбы через бойницы с галереи кормовой надстройки и верхних этажей носовой надстройки. Именно на галеоне впервые орудия были установлены и над, и под главной палубой, что привело к появлению батарейных (пушечных) палуб: орудия стояли по бортам и стреляли через порты. При усовершенствовании парусности и артиллерии последняя становилась сильным оружием: сконцентрированная бортовая батарея давала возможность направить мощный залп по неприятелю. Большей частью, после артиллерийского поединка бой кончался сдачей полуразрушенного и обессиленного противника еще до абордажа. Наличие галеонов давало испанцам в открытом море и при хорошем ветре решающее преимущество при столкновении с галерными эскадрами турок. Турецкая эскадра была перехвачена средиземноморским флотом испанцев (который теперь, после ликвидации алжирской угрозы постоянно базировался в Сиракузах) и мальтийского ордена в открытом море и разгромлена. Турки так и не сумели захватить господство на море, и это решило исход борьбы за Тунис. Восстание в следующем году было подавлено, Мули-Хасан возвращен в Кайруан. Фердинанд считает, что настал удобный момент для организации антитурецкой коалиции. В самом деле, его брат Карл мечтает о возвращении Белграда, Москва подверглась турецкому нападению, Иран только что разграблен турками вплоть до Исфахана. Кроме того фактически в состоянии войны с Турцией находится и Португалия - в 30—50-х годах XVI в. флот султана вел перманентную войну с португальцами. В 1538 г. турки захватили Аден, откуда была организована военно-морская экспедиция к берегам Индии, не имевшая, впрочем, успеха. В 1547—1554 гг. турецкий флот не раз вступал в сражения с кораблями португальцев, громил их фактории. После захвата Адена и неудачной экспедиции в Индию турецкие войска в 1538 г. заняли весь Йемен и ввели там турецкую административную систему. Йемен был присоединен к владениям султана, а правитель Хадрамаута стал вассалом Сулеймана I. Однако население горных районов Йемена не поддерживало власть турок. В 1547—1548 гг. в различных областях Йемена и Хадрамаута произошли восстания, но турецкие войска подавили эти выступления. В 1552 г. турецкая эскадра из 30 кораблей с десантом в 16 тыс. воинов направилась из Суэца к берегам Омана. После двухнедельной бомбардировки турки овладели Маскатом — крупной крепостью португальцев. Но в августе 1554 г. в морском бою неподалеку от Маската португальцы разгромили турецкую эскадру. Владычество на море в этом районе осталось за Португалией.

georg: Осуществленный в данной АИ обмен тронами между Карлом и Фердинандом привел и к обмену женами – в данной АИ Фердинанд женится на португальской принцессе, в РИ вышедшей за Карла, а Карл в свою очередь женится на РИ супруге Фердинанда – Анне, сестре Людовика Ягеллона (который сам женат на сестре Карла и Фердинанда). Соответственно в целя упрощения привяжем к женам и детей – Филипп Испанский здесь будет сыном Фердинанда, а Анна Ягеллон родит Карлу тех же детей, что в РИ Фердинанду. Итак, старший сын Карла Максимилиан, женатый на двоюродной сестре, дочери Фердинанда (братья заставили папу разрешить этот брак как и в РИ), управляет герцогством Миланским и носит титул имперского наместника Италии (точнее той ее части, что входит в состав СРИ). Второй сын Карла, Фердинанд, управляет Нидерландами в качестве штатгальтера. Убежденный католик, Фердинанд сурово преследует еретиков в Нидерландах, и, кроме того, следуя директивам отца, пытается повысить налоги. Это в недалеком будущем приведет к тому, что конфликт штатгальтера с Генеральными штатами станет перманентным. В 1554 Карл добивается крупного внешнеполитического успеха – ему удается женить Фердинанда на королеве Англии Марии (Кровавой Мэри) – женить Нидерланды на Англии, как острили немцы. Тесный союз с Англией обеспечивает безопасность со стороны Франции, а Аугсбургский религиозный мир – спокойствие внутри империи. Теперь Карл готов возобновить борьбу с Турцией и охотно принимает предложение брата. В начале 1555 года собирается конгресс в Риме, на котором папа объявляет о создании Священной Лиги, направленной против Османов. В лигу вступают Испания, Португалия, Австро-Венгрия, Венеция и Генуя. Сам папа как светский государь так же присоединяется к лиге и обязуется выставить корпус войск и галеры. Карл, получив от брата крупную сумму денег, сумел на летнем рейхстаге в Регенсбурге склонить князей объявить Османам войну от имени СРИ, и выставить войска. Принять участие в лиге войсками или денежными взносами обязали так же итальянских князей – вассалов СРИ. В Москву отправляется пышное посольство, во главе которого встает троюродный брат царя Ивана – темешварский бан Стефан Петрович (мать Елены Глинской, жена Василия Слепого Глинского Анна, бабушка Ивана, происходила в РИ из сербского княжеского рода Петровичей, занимавшего высокое положение среди венгерской знати). Король Португалии посылает посольства в Иран, которое должно уведомить шаха Тахмаспа, что все государи христианского Запада соединились против турок, и шах может легко вернуть утраченные земли. Тахмасп не заставил себя долго уговаривать, тем более что португальцы направили в его армию пушки, мушкеты и военных инструкторов. Когда Стефан Петрович прибыл в Москву, царя в ней не было – он с войском выступил за Оку по известию о вторжении Девлет-Гирея. После сражения при Судьбищах, где Девлет-Гирею удалось вырваться из ловушки, в которую он чуть было не попал между двумя русскими армиями Шереметева и царя Ивана, царь прибыл в Москву и принял Петровича. Дума единогласно высказалась за то, чтобы соединиться со всеми христианскими государями и раздавить Крым, избавившись наконец от набегов. Союз был подписан немедленно.

georg: В начале 1556 года Османская империя подвергается нападению с нескольких направлений. Австро-Венгерская армия, в состав которой влились отряды, присланные германскими и итальянскими князьями, подходит к Белграду. Испанский флот, соединившись с венецианским и базируясь на Крит, появляется в Эгейском море. Португальцы поднимают в Йемене новое восстание против турок, а на море нанося турецкой эскадре поражение в бою у острова Сокотра и загоняют ее в Красное море. Шах Тахмасп вторгается в Ирак. И наконец царь Иван во главе русского войска осаждает Азов, меж тем как другое русское войско во главе с Иваном Воротынским Пселом спускается на судах в Днепр, и атакует днепровские городки. Король Польский и Чешский Людовик Ягеллон, и его двоюродный брат, великий князь литовский Сигизмунд-Август, которым крайне невыгодно усиление Москвы и Габсбургов, отказываются вступить в Лигу. Однако староста Черкасс и Канева князь Дмитрий Вишневецкий с днепровскими казаками присоединился к Воротынскому, а так же организовал снабжение русской рати продовольствием с Украины. Были взяты Ислам-Керман и Кази-Керман, занят нижний Днепр до самого моря, хан, пытавшийся помочь Кази-Керману разбит. Этим же летом главная армия во главе с Иваном берет Азов, где остается русский гарнизон. Хан умоляет султана о помощи, но тот не может прислать ни одного солдата. Тахмаспу удается с помощью португальцев захватить Басру, но при походе на Багдад он терпит серьезное поражение в битве под Кербелой – сказывается лучшая подготовка турок, которые в этой битве были в явном меньшинстве. Большую часть сил Сулейман сосредотачивает против Карла. Имперская армия осаждает Белград по всем правилам. Возведены циркумвалационная и контрвалационная линии, город прочно блокирован. Артиллерией руководит герцог Ферарский, фанатик артиллерийского дела. Под его руководством орудия день и ночь громят стены Белграда. В июле к Белграду подходит армия турок во главе с великим визирем. Карл оставляет часть войск под Белградом, а большую часть армии выдвигает на позиции. Руководство осуществляют его лучший полководец – герцог Филибер Савойский. 19 июля 1556 года под Белградом состоялось грандиозное сражение, в котором престарелому императору, положившему жизнь на то чтобы остановить турецкое нашествие, довелось наконец познать радость победы. Турецкая армия была разгромлена и в беспорядке отступила к Нишу. Особенно страшные потери понес янычарский корпус, дравшийся до конца и последним оставивший поле боя. Полуразрушенный Белград капитулировал через месяц. После 25летнего турецкого владычества город вернулся в состав Венгрии. Баном Белграда был назначен Стефан Петрович. Здесь же, под Белградом, Карл получил весть о том, что турецкий флот разгромлен испано-венецианским флотом у острова Наксоса. Господство на море получила Лига. В начале 1557 Сулейман снимает часть сил из Ирака, приказав Багдадскому паше перейти к обороне (благо симпатии населения Ирака как и в РИ на стороне турок). Отзываются войска из Йемена – и уже в следующем году повстанцы изгонят оттуда остатки турецких гарнизонов, а Аден будет захвачен португальцами. Силы сосредотачиваются в Адрианополе для обороны Румелии.

georg: Испанская армия во главе с Альбой в этом году при поддержке флота берет наконец Триполи и прочие города на побережье Триполитании, окончательно обезопасив испанское господство в Магрибе. Имперские же войска во главе с Филибером Савойским вторгаются в Боснию. Первоначально дела идут хорошо – принадлежавшие ранее Венгрии Яйце и Сребреник отвоеваны обратно. Но осада сильно укрепленной столицы боснийского бейлербейства Банялуки оказывается крайне тяжелой. После подхода на выручку Банялуки турецкой армии Филибер дает сражение, закончившееся отступлением обоих сторон на исходные позиции. Осаду приходится снять, и осенью Австро-Венгерская армия уходит в Славонию на зимние квартиры. На крымском фронте русские добиваются значительных успехов. Во-первых на сторону России сразу же переходят Кабарда и Адыгея – их князья Темрюк и Тизрют прибывают к Ивану в Азов и принимают русское подданство. Летом 1557 года в результате экспедиции Курбского из Азова на Кубань Малая Ногайская Орда принимает русское подданство, а Темрюк, получив в помощь отряд русских войск, захватывает Тамань и водворяется там как в своей столице. С другой стороны Воротынский снова прибывает с войском на нижний Днепр, где завоеванные в прошлом году городки удерживает перешедший в русскую службу Вишневецкий. Здесь начинаются переговоры с ногайскими ордами – Едичкульской и Едисанской. В Казикермене представители ногайских орд принимают из рук Воротынского нового хана – Тохтамыша. В русских летописях он назывался "братом" Шаха-Али. Татары так называли не только брата в буквальном смысле, но также первого или даже второго двоюродного брата. Тохтамыш был внуком хана Ахмата из Золотой Орды; Шах-Али был внуком брата Ахмата, Бахтияра. Тохтамыш жил в Крыму многие годы. Около 1555 г., когда группа вельмож организовала заговор против хана Девлет-Гирея, они предложили возвести Тохтамыша на крымский трон. Заговор был раскрыт агентами Девлет-Гирея, но Тохтамышу удалось бежать к русским. Ранней весной 1558 русская армия выступает из Путивля на юг. Первым воеводой большого полка числится касимовской хан Шах-Али, воеводой передового полка – Тохтамыш, полка правой руки – царевич Кайбула. Армия составлена в значительной степени из казанских и касимовских татар. К ней присоединяются едичкульские ногаи, признавшие своим ханом Тохтамыша. Как и в реале Крым незадолго до того опустошен эпидемией и голодом, хан может выставить всего несколько тысяч воинов, а султан не в состоянии ему помочь. После взятия Перекопа дело было практически решено, тем более что часть крымских мурз, видя безвыходность положения, перешла на сторону Тохтамыша. 4 июля 1558 года Тохтамыш водворился в ханском дворце Бахчисарая в качестве русского вассала. Девлет-Гирей укрылся в Кафе, которая была взята русскими войсками лишь осенью. В том же году наступает решительный перелом на Балканах – начинается антитурецкое восстание в Албании. Албания, после смерти Скандербега покоренная турками, делилась на 6 санджаков. На равнинах земли были розданы в тимары турецким спагам, но в горах господствовал родовой строй. Горный приморский юг Албании – Химара –пользовался практической независимостью, и химариоты регулярно забывали платить харадж султану. В 1537 Сулейман прибыл с войском в Албанию. Все лето шли бои в горах, причем химариоты весьма успешно атаковали турок. Так ничего и не добившись, султан отступил (реал). Теперь химариоты выступили инициаторами общеалбанского собрания родов – кувенда. Кувенд постановил начать войну с турками, и обратился за помощью к Испании и Венеции. В начале 1558 испанская армия во главе с Альбой высаживается в Албании.

georg: Известие о высадке испанцев в Албании производит в Стамбуле шок, тем более что за ним сразу приходит второе – о взятии Альбой Дураццо. Восстают практически одновременно все горные фисы, и всего за 2 недели санджаки Влера и Эльбасан целиком переходят под контроль повстанцев. Сулейман осознает всю серьезность сложившейся угрозы – восстание легко может перекинуться в Эпир и далее в Грецию. Туркам приходится разделить силы – почти половина армии брошена в Албанию. Однако превосходство турок в коннице оказывается в горной Албании бесполезным, и турки, терпя тяжелые потери, откатываются обратно на равнину – к Охриду, потеряв занятые Альбой санджаки Дельвина и Дукагини. На севере оставшиеся там турецкие войска терпят сокрушительное поражение от Филибера Савойского при Смедерево. Сербы восстают. Один за другим в руки венгров переходят города Сербии – Крагуевац, Крушевац, Ужице. Но осада сильно укрепленного Ниша оказывается неудачной. Закрепившиеся там турецкие войска защищаются героически, меж тем как легкая турецкая конница совершает беспрерывные нападения на осаждающую армию. Осенью Филибер отступает к Крушевцу и решает зазимовать в Сербии. Но тут в армию приходит известие о смерти императора Карла в Буде. Союзные отряды немецких и итальянских князей СРИ отказываются подчинятся приказу Филибера о зимовке в Сербии и уходят домой. На востоке, откуда Сулейман снял значительные силы, персам удается наконец овладеть Багдадом. В этом же году умирает королева Англии Мария, и парламент возводит на трон Елизавету. Король Франции ГенрихII объявляет о непризнании прав Елизаветы как незаконнорожденной, и объявляет королевой Англии свою невестку Марию Стюарт. Французская армия во глава с Франсуа де Гизом начинает военные действия и берет Кале, лишив Англию последнего оплота на континенте. По завещанию Карла все его наследные владения передаются Максимилиану. Младшие сыновья получают уделы: Фердинанд – Тироль, Эрнст – Каринтию, Карл – Штирию. Зимой в Нюренберге собирается имперский рейхстаг, на котором курфюрсты единогласно избирают императором МаксимилианаII. Однако тут же рейхстаг объявляет, что чины не будут более на свой счет вести войну с турками, и что император должен либо оплачивать их службу, либо заключить мир, так как чины обязаны сражаться за свой счет только в оборонительной войне, а война с турками после отвоевания Белграда таковой не является. Максимилиан оказывается перед необходимостью продолжать войну лишь собственными силами. Сместив Фердинанда с поста штатгальтера Нидерландов (точнее переведя его в Милан на более почетное место вице-короля Италии), и назначив вместо него Эрнста, а так же прекратив преследования еретиков, Максимилиан взамен добивается у Нидерландских Штатов вотирования чрезвычайного налога, который позволяет ему взять на жалование наиболее ценные немецкие отряды. В Вене все чаще заговаривают о мире с турками. Фердинанд Испанский так же считает, что цель достигнута – Турция ослаблена, Магриб надежно защищен, для полного сокрушения Османов свободных ресурсов недостаточно. Остается принудить Турцию к миру, для чего Фердинанд собирается использовать свое господство на море и незащищенность огромного побережья Турции.

georg: Этой же зимой в Крым прибывают посланники от молдавских бояр. Недовольные правлением господаря Александра Лепушняну, согласившегося повысить дань туркам до неподъемной цифры, они звали на княжение в Молдавию Дмитрия Вишневецкого – родственника пресекшейся молдавской княжеской династии Мушатинов. Русские войска в это время заканчивают изгнание турок из Крыма взятием Керчи. Южное побережье, населенное на тот момент православными греками, переходит под власть России. Весной Вишневецкий с русской ратью, украинскими казаками и союзными ногаями вторгается в Молдавию, и, захватывает Сучаву. Собранный им съезд дворянства (куртян) единогласно высказывается за его избрание господарем. Мобилизовав силы Молдавии, Вишневецкий осаждает Бендеры и берет их приступом. Буджацкая орда выгнана в Добруджу. Другое русское войско в это время овладевает последним оплотом турок в Причерноморье – еще слабо укрепленным Очаковым, и передает его хану Тохтамышу. На Балканах Сулейман бросает главные силы против Австро-Венгерской армии, вновь осадившей Ниш. Слабейшая по сравнению с прошлым годом армия Филибера терпит поражение от турок (отступив в порядке). Ниш освобожден от осады. Но тут Сулейман получает одну за другой три грозных известия – о появлении русских в Молдавии, о том что герцог Альба, обойдя выставленные против него турецкие войска захватывает столицу Эпира Янину, и наконец самую страшную – испанский флот подошел к Александрии, и после бомбардировки высадил десант и овладел городом. Отряды мамлюкских беев были выведены в Ирак против персов, и в Стамбуле сочли было Египет потерянным. Впрочем необоснованно – испанских десантных сил было явно недостаточно для завоевания Египта. Поэтому предложение о мире было встречено Сулейманом весьма благосклонно. Уже с сентябре в Петерсвайдене в Венгрии собрался мирный конгресс. Последним появился посол шаха Тахмаспа, прибывший через Астрахань. Россию представляли Алексей Адашев и дьяк Иван Висковатый. Согласно подписанному миру граница между Турцией и Венгрией была установлена аналогично РИ Пожаревацкому миру 1718 за исключением Олтении – Венгрии были возвращены Белград, боснийские банаты Яйце и Сребреник, и сверх того отвоеванная у турок часть Сербии, где было образовано вассальное венгерской короне сербское княжество, переданное в лен Стефану Петровичу. Турция лишилась так же албанских санджаков Дукагини, Эльбасан, Влера и Дельвина, занятых испано-венецианскими войсками. Впрочем прагматичный Фердинанд счел, что владения на Балканах будут обременительны для Испании, и уступил албанские земли Венеции, а сам удовольствовался Триполитанией. Дочиста разграбленная испанцами Александрия была эвакуирована. Россия получила Азов и все турецкие крепости в Крыму, Тамань перешла к ее вассалу – адыгейскому князю Темрюку, захватившему ее. Султан вынужден отказаться от суверенитета над Крымским ханством, который переходит к России, и признать ханом Тохтамыша. Модавия получает независимость, не ее троне закрепляется Вишневецкий. Сверх того ей возвращен Буджак – до начале переговоров Вишневецкий успевает взять Аккерман и Килию. Шах Тахмасп получает Ирак с Багдадом, но Мосул, Эрзерум, Карс и Ван остаются за Турцией. Португалия получает Маскат, Аден и Сокотру. Йемен признается независимым во главе с местной арабской династией и под протекторатом Португалии.

Олег Невещий: Наслождаюсь чтением, коплю критику.

LAM: Всё это очень хорошо, но возвращаюсь к Алжиру. Не нравятся мне там мориски. Не повернут ли они оружие против испанцев? Ведь в реале на пиратских корблях мориски составляли немалую часть экипажа. И из морисков, главным образом, состояла мощная разведывательная сеть берберских пиратов в Испании



полная версия страницы