Форум » Таймлайны - База Данных » Австро-Венгрия в XVI веке (сборник) » Ответить

Австро-Венгрия в XVI веке (сборник)

georg: или МаксимилианI, король Римский и Венгерский Извиняюсь за долгое отсутствие, работа сейчас отнимает все время. Но небольшая альтернатива родилась. В 1492 году скончался славный венгерский король Матьяш Хунъянди, оставив Венгрию на вершине могущества. Казна была полна (за годы его правления доходы казны выросли с 250 до 500 тыс. форинтов), военные силы внушительны. Кроме военных отрядов короля и баронов (бандерий) и мобилизованного дворянства Матьяш содержал наемную армию - «черное войско» наемников, состоявшее из тяжеловооруженной кавалерии и пехоты, а также из отрядов, имевших боевые повозки гуситского типа и артиллерию - 20 тыс. кавалеристов, 8 тыс. пехотинцев и 9 тыс. боевых повозок. Кроме того, еще 8 тыс. солдат были постоянно расквартированы в замках и укреплениях великолепно организованной южной линии венгерской обороны. Королевская власть была сильна, буйные венгерские бароны после 2 жестко подавленных Матьяшем мятежей притихли. В претендентах на опустевший трон недостатка не было. Венгерского престола добивался Максимилиан Габсбург. Его право на это предусматривалось договором от 1463 г., подписанным Матьяшем и Фридрихом III. С другой стороны на корону претендовал король Чехии Владислав Ягеллон, чья мать была внучкой Жигмонда и сестрой Ласло V. Владислава поддерживал его отец – король Польский и вел. князь Литовский КазимирIV. Претензии Максимилиана были самыми обоснованными, и именно с ним можно было связывать надежды на помощь против турок (активизации которых ожидали сразу после смерти Матьяша), но господствующие сословия прежде всего хотели получить такого короля, контроль за которым находился бы в их руках. Этому требованию идеально соответствовал Владислав, прозванный в Чехии «король добже», за то что соглашался с любым предложением своих вельмож. Он был коронован как Уласло II, но при условии подписания предвыборных обещаний, в частности об отмене всех нерегулярных налогов, займов и других «вредных нововведений» Матьяша. Максимилиан, имевший сильную партию среди венгерской знати, начал военную кампанию, освободил Вену и другие австрийские земли, в свое время отнятые Матьяшем у его отца ФридрихаIII, но тут у него кончились деньги, ни имперский рейхстаг, ни Швабский союз не оказали ему финансовой помощи для ведения войны вне территории СРИ, и Максимилиану пришлось отказаться от претезий на венгерскую корону. Правление Владислава стало периодом стремительного упадка королевской власти. Вся власть в королевстве перешла к дворянскому сейму, который отказался вотировать налоги, и регулярная армия Матьяша была распущена. Развал достиг таких масштабов, что в 1521 Белград был осажден и взят турками, и венгры не сумели собрать войско для отпора. При Мохаче венгерская армия насчитывала не более 25000 бойцов, и проигрыш этой битвы стал концом королевства. Итак, альтернатива: Максимилиану в решающий момент удалось пополнить казну – рейхстаг вотировал-таки имперский налог, либо, например, Владислав оказался должником Вельзеров, и Фуггеры, обеспокоенные возможностью того, что став королем Венгрии Владислав передаст их концессии на разработку серебряных рудников Словакии конкурентам, выдали кредит Максимилиану. Короче у Максимилиана оказалось достаточно денег не только на продолжение кампании, но и на то, чтобы вовремя перекупить наемное войско Матьяша. Магнаты поддерживающие Владислава разгромлены, и Максимилиан вступает на венгерский трон.

Ответов - 1832, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 All

georg: Han Solo пишет: Как же древние эллины-то распахивали? Хлеб выращивали в зоне лесостепи сколоты (скифы-пахари). Спускали по Днепру и Бугу и продавали грекам.

Олег Невещий: georg пишет: А чем это выгоднее? 2 похода в год. georg пишет: своего не упустит. Контрабандой. Или поднять в исландии революцию. georg пишет: сразу не распахать. Отлично знаю. Но земли настолько много, что можно и на скотоводство наделы давать. georg пишет: Немедленной отдачи не даст. Экономия на засечных линиях - свободны не менее 10-30 тыс.ч. бойцов. georg пишет: "паевые компании с участием государства". Безусловно. Таким образом проблема традиционного неприятия кумпанств снимается.

georg: Олег Невещий пишет: Контрабандой. Это по мелочи. Много контрабандой не наторгуешь. Олег Невещий пишет: Или поднять в исландии революцию. 1) Поздно. Уже была - когда Датское правительство обращало католическую Исландию в лютеранство, на острове вспыхнуло восстание во главе с последним католическим епископом Исландии Йоном Арассоном. Было подавлено, и все опозиционные силы вычищены. 2) Дания - союзник против Швеции и хозяйка Зунда. Ссорится никак нельзя.

Олег Невещий: georg пишет: обращало католическую Исландию в лютеранство Дата? Подробности? georg пишет: оюзник против Швеции и хозяйка Зунда. Тогда договориться. Или всё-же сопровождать свои суда своим (новопостроенным) флотом.

georg: Олег Невещий пишет: Дата? Подробности? "В 1540 году в Исландии (принадлежавшей тогда Дании) лютеранство было объявлено государственной религией, что вызвало протест у части населения. Это вылилось в гражданскую войну на острове, длившуюся больше десятилетия. В 1550 был казнен последний католический епископ Исландии Йон Арасон и его сыновья (считается борцом за независимость Исландии и национальным героем)."

Олег Невещий: georg пишет: В 1550 был казнен последний католический епископ Исландии Йон Арасон и его сыновья Спасибо. Буду иметь в виду 9пригодиться для дальнейших альтернатив).

georg: В 1550-ых – начале 1560ых годов в России продолжается дальнейшее развитие ремесла, совершенствование техники, орудий производства и навыков мастеров. Как и в реале, усилилось развитие как в городе, так и в деревне мелкого товарного производства. Все с большей отчетливостью выделяются районы, специализирующиеся на производстве тех или иных предметов. Эта специализация была связана с наличием сырьевой базы. Расцветает вышеупомянутая железоделательная промышленность Устюжны Железопольской. Железо производилось также в Новгородском районе, Тихвине, Белозерском крае, Карелии. Вологда и Холмогоры начали приобретать известность как центры «поденного» дела. Районами выделки грубых сукон были Можайский уезд, Ржев, Вологда. Во время ливонской войны происходит вывод многих немецких ремесленников с семьями и пожитками из завоеванных городов Ливонии в Москву и другие русские города. По договору с Фюрстенбергом им всем была предоставлена возможность вернуться на родину, но большинство осталось, привлеченное чрезвычайно выгодными условиями – мастерам не развитых на Руси ремесел предоставлялись не только выгодные казенные заказы, но и освобождение от налогов при условии обучать определенное количество русских учеников. Привлекаются по найму так же многочисленные мастера из Германии и Нидерландов, которым после подчинения Ливонии ничто не препятствует прибывать в Россию. Основанная Глинским Поротовская железоделательная мануфактура становится образцом для организации подобного же предприятия в Устюжне, и в Туле, где добывалось наиболее высококачественное железо, но до покорения Крыма не было возможности организовать его регулярную добычу из-за угрозы набегов. На все эти предприятия набирают «вольных гулящих людей». Эти железоделательные мануфактуры превращаются в крупные предприятия в высокой степенью разделения труда. Далеко на северо-востоке, по рекам Вычегде и Ваге находились районы, которые с помощью московского правительства «осваивали» купцы Строгановы. Край этот, богатый железной рудой, еще до прихода Строгановых имел развитую железодобывающую и обрабатывающую промышленность. В 1557 г. Строгановы получили от правительства право на разработку руд и установление домниц на реке Ваге. Строгановы поначалу устроили промышленность только на удовлетворение собственных нужд (солеваренные предприятия и строительство городов в пожалованных им землях на Каме требовали железа немало), но и этого хватило на то, что бы «установить железное дутье» в промышленных масштабах. В реале Строгановы расширить это дело не рискнули. Нужны были большие капиталовложения, да и дело было новое, какая и когда будет прибыль, было неизвестно, соль давала вернее, да и больше. Но и в реале железообрабатывающая промышленность Строгановых для нас особенно интересна тем, что в 1573 г. мы находим у них первое в русской частной промышленности применение механической силы (водных молотов) при обработке железа. В данной АИ в расширении этого дела особую роль сыграл альтернативный Семен Аникьевич Строганов.

georg: На тот момент (1550ые) главой дома был Аника (или Иоанникий) Федорович, человек на редкость предприимчивый и энергичный. Стараниями Иоанникия Федоровича и его сыновей владения Строгановых были значительно расширены. Именно при них семья Строгановых получила в свое владение земли в Перми, Прикамье и Зауралье. Кроме собственных промыслов и коммерции Иоанникий Федорович выполнял поручения Ивана IV, связанные с наблюдением за торговыми операциями инородцев, которым запрещено было торговать в розницу, и сбором хлебного оброка в Сольвычегодских землях. Предприимчивость Иоанникия Строганова заставляла его постоянно расширять рамки своей деятельности. Он развивал торговлю с местным населением (в основном меновую), приобретая драгоценные меха. Торговые операции Строганова простерлись и за Урал, сделав более интенсивными связи с Сибирью. В 1567 он удалился от мира и постригся в монахи, приняв иноческое имя Иоасаф. У него было три сына — Семен, Григорий и Яков. Григорий Строганов уже при жизни отца занимался освоением Приуралья, основав на Каме городки Кергедан и Канкор, посылая промышленников за Урал и привлекая колонистов. Установление прямых торговых связей с Англией и Нидерландами через Белое море было немедленно использовано Иоанникием Федоровичем, вступившим в торговлю с иноземцами. Семен, окончивший вышеупомянутую Московскую Славяно-Греко-Латинскую академию, в 1557 и в 1560 году побывал в Лондоне и Антверпене (даже в реале при Грозном Строгановы через приказчиков вели свои торговые операции одновременно в Нидерландах и в Бухаре), и смог оценить местные коньюнктуры. В 1561 году, прибыв по отцовским делам в Москву (а именно – оправдаться в обвинении в незаконной торговле с иноземцами мехами, которая была государственной монополией), он представил царю докладную записку, в которой сравнивая разницу цен по которым русские товары продаются в России и на Нидерландских рынках, и затраты, которых потребует создание флота, описывал выгоды, которые воспоследуют для государевой казны при организации активной внешней торговли. На тот момент в связи с войной на севере уже было организовано несколько казенных предприятий. Царь отлично понимал, какое важное значение имеет флот для удержания контроля над Крымом, и еще в год победоносного Крымского похода, по результатам первых столкновений русской судовой рати с турками, было принято решение о создании галерной флотилии в Азове. У новооснованного города Воронежа была основана верфь, на которой под руководством присланных союзной Венецией мастеров началось строительство галер. Уже тогда русским пришлось самим организовать производство канатов и парусины, что и было сделано. Под руководством нидерландцев возникает канатная мануфактура– в Вологде, традиционном районе производства пеньки, и мануфактура по производству парусины в Вязьме. Семен Строганов, ознакомившись с масштабами судостроения в Нидерландах и Англии, представил, что главными сырьевыми товарами, в которых нуждаются эти страны, являются корабельный лес, лен для парусины и пенька для канатов, и предложил расширить данные предприятия и вместо сырого льна и пеньки продавать готовую парусину и канаты. Но главный раздел записки был посвящен как раз меховому торгу – Строганов предлагал организовать торговлю мехами в Антверпене, где ему уже удалось наладить связи, и предлагал поручить ему сбыт на Запад государственного монопольного товара – «мягкой рухляди». Царь оценил идею Строганова, и не только предал забвению его грехи относительно нарушения меховой монополии, но и согласился с его идеей относительно мехового торга.

georg: В это время появились еще более важные соображения на счет внешней торговли. Как уже упоминалось выше, в Иране в 1561 году была введена государственная монополия на шелк, из-за чего последовал конфликт с Португалией. Но и без того португальцы не могли обеспечить весь сбыт персидского шелка, и значительная его часть караванами уходила на запад, в Турцию, где продавалась европейским купцам на левантийских рынках. Турецкие султаны, установившие государственную монополию на торговлю персидским шелком, брали пошлину в размере 100% стоимости купленного товара. Уже в XVII веке член шведского посольства Кильбургер писал, что "шах очень неохотно видит, что ежегодно идет караванами в Алеппо через Турцию еще значительное количество (шелка), которое потом продается из Смирны, Триполя, Александретты и других мест в Италию и Францию, ввиду того, что наибольший его враг — турок — извлекает из этого такую большую пользу и этим увеличивает свою казну; он потому тем более и старается отвлечь эту торговлю и всецело направить ее в Россию." Торговые связи с Ираном были установлены сразу же по завоевании Астрахани. Русские товары, экспортируемые в Иран - пенька, смола, юфть, сало и соболиные меха - составляли монополию казны. Казенные же монополии традиционно сдавались московским правительством на откуп группе богатейших московских купцов – гостям. Гости должны были вернуть в казну установленную правительством цену товара, за что отвечали своим имуществом. Все что им удавалось взять сверх того, составляло их прибыль. Поскольку в некоторых случаях один купец подобный откуп потянуть не мог, гости умели работать группами, объединяя свои капиталы. Именно они и произвели первые закупки шелка в Иране еще до установления монополии. В 1563 году персидский посол в Москве предложил государю закупать у шахской казны иранский монопольный шелк и продавать его на запад. Царь запросил мнение гостей, бывших традиционными советниками государей по экономическим вопросам. Что они ему ответили, можно заключить по РИ «Скаске» одного русского купца: «А которые государевы люди шолк купят в Кызылбашех... по 15 и по 16 руб. пуд, и они, пришед в Ярославль, продают немцам в 50 и 60 руб. пуд, а у города (Архангельска) и по 70 руб. пуд и болши». С подачи Строганова тут же было рассчитано, какую прибыль принесет продажа шелка прямо во Францию и Нидерланды. В Думе решение «морским судам быть» было принято единогласно.

georg: Тем не менее война поглотила все средства, и по настоящему развернуть проект удалось только с 1566. К этому моменту удалось освоить артерию Волги – Самара, Саратов, Царицын и ряд мелких острогов между ними построены и заняты постоянными гарнизонами. Крепости выполняют двойную функцию – держать в узде Большую Ногайскую Орду и обеспечивать безопасность волжского пути. Вольные казаки вынуждены были покинуть Волгу и обосноваться окончательно на Дону, где складывается войско Донское. В 1572 году царь официально признает его и пожалует ему знамя, а так же положит регулярное жалование. В 1563 царь после капитуляции Ревеля побывал на кораблях нидерландского военного флота, что сделало его восторженным почитателем галеонов. По распоряжению царя Строгановы рекомендовали ему группу опытных моряков-поморов, которых по просьбе царя Иоганн Габсбург принимает в свою эскадру волонтерами. Им обещано дворянство и поместья при условии добротного изучения морского дела. По возвращении они станут офицерами военных кораблей (хотя их командиры - пока исключительно иностранцы). Наняв в Нидерландах корабельных мастеров, царь закладывает две верфи в Холмогорах (куда строевой лес сплавляют по Сухоне и Двине) и в Лодейном поле. Задача создания военного флота пока не ставится, решено создать силы, достаточные для конвоирования купеческих флотилий и обеспечения их безопасности от корсаров. На каждой из них заложено 5 галеонов. Рядовой состав экипажей так же набирается из поморов. Торговые суда для Балтики строятся по образцу ганзейских коггов, на севере – традиционные кочи. В качестве базы для военных кораблей был избран Ревель, и не малую часть среди их офицеров составили остзейские немцы. Поскольку необходимо доставлять товары на Балтику водным путем (а это Нева), решено построить город поблизости от ее устья. Поскольку дельта заболочена, город строится у впадения Охты в Неву. А так как царь получил греческое образование, и вообще с подачи Академии древнегреческий язык и древнегреческая классика в большом ходу на Руси, город был назван в честь некогда одолевшего шведов на Неве Александра Невского, но на греческий лад – Александрополь. Известная царю практика западных монопольных торговых компаний в сочетании с традиционной русской практикой сдачи казенных монополий на откуп «гостям» приводит царя к идее организации своеобразной «Персидской компании», в которую вовлечены все московские «гости». Государство делает начальные вложения, и обеспечивает безопасность торговли. Организация и осуществление деятельности компании поручается «гостям». Казна ежегодно получает определенную сумму, рассчитанную от объема реализации по «учетной» цене, которая должна составлять казенную долю прибыли. Из остальной прибыли делаются инвестиции и выплачиваются дивиденды пайщикам. Специальные комиссии время от времени проверяют деятельность компании. Поскольку подобная организация требует постановки отчетности – известный на Руси благодаря Глинскому «Трактат о счетах и записях» Луки Пачоли становится руководством к действию, и принцип двойной записи впервые широко внедряется в России в деятельности полугосударственной Персидской компании. В 1565 торговля с Ираном была начата. В гавани Низабат между Баку и Дербентом была основана русская фактория. Оттуда шелк вывозился Каспием в Астрахань. Поскольку вверх по Волге приходилось в ряде мест идти «бечевой», караваны сопровождались военными конвоями – как стрельцами, размещенными на судах, так и шедшими берегом отрядами конницы. За лето речными путями товар перевозился в Балтийские гавани, откуда торговая флотилия, конвоируемая галеонами, отплывала к берегам Франции и Нидерландов. Компания не ограничивается шелком – в обратную сторону, в Иран, она экспортирует продукцию русской железоделательной промышленности, кожи, отличавшиеся хорошей выделкой (русское кожевенное ремесло в то время было на высоте), предметы вооружения, в том числе огнестрельное оружие, весьма редкое на Востоке. Из Ирана компания кроме шелка ввозит так же многие виды готовых тканей - шелковых (камка, тафта, атлас, бархат и др.) и хлопчатобумажных (бязь, пестрорядь), ковры, хлопок, пряности, изюм, чернослив, миндаль и сахар, рис, москательные товары (краски, камедь, квасцы), нефть, употреблявшуюся на Руси главным образом в качестве растворителя в живописной технике, ладан, мыло, и наконец драгоценные камни и жемчуг, которые сдаются в казну государеву.

georg: На северо-западе активность развивает новгородско-псковское купечество. Новгородская земля в торгово-промышленном отношении в то время продолжала оставаться наиболее развитой областью России, и новгородцы и ранее вели обширную торговлю на экспорт, но вынуждены были продавать товары ливонским купцам. Новгородцы сразу же включились в торговлю с иноземцами через Нарву. Казенные фабрики по производству канатов и парусины уже при строительстве кораблей на Балтике не обеспечили необходимых объемов, и казна вынуждена была воспользоваться услугами парусиновой мануфактуры, основанной в Новгороде купцом Федором Сырковым. На севере аналогичной деятельностью занимаются Строгановы. Расширив железоделательное производство на Ваге, Семен Строганов начинает экспортировать и железо. В 1567 году по челобитью новгородских купцов им было позволено вывозить свои товары за рубеж на государевых кораблях. Новгородцы вывозят в основном лен, пеньку и воск, которые, составляя казенную монополию, продаются новгородцами «в доле» с казной, а из готовых изделий - парусину, канаты и канатную пряжу, кожи и кожевенные изделия. Строго подлежат вывозу на государевых кораблях только монопольные товары, остальные иноземцы имеют право закупать на месте. На северо-западе это в основном продукты промыслов - лес, деготь, смола, вар, зола, поташ, мед. На поморском севере англичане и нидерландцы закупают в большом количестве продукты морского промысла и рыболовства: моржовую кость, ворвань, акулий и тресковый жир, кожи морских животных, икру, рыбу ценных сортов - треску, палтус, семгу. За границу направлялись так же мачтовый лес, алебастр и слюда. Основную статью импортных товаров, ввозимых в Россию, составляют английские и фламандские сукна различных сортов. Даже самое дешевое импортное сукно стоило в конце 16 века дороже самого дорогого местного сукна. Возились так же стеклянная посуда и предметы утвари, бумага, стекло и зеркала. Из химических товаров предметами ввоза были квасцы, купорос, ртуть, киноварь, чернильные орешки, горячая сера, краски, сулема, бура, ярь, белила, мыло. Из металлов в Россию ввозились медь, свинец, олово, а также золото и серебро в монете, слитках и изделиях. Благодаря целенаправленным усилиям правительства, начиная с Глинского, Россия сама удовлетворяет свои потребности в железе и железных изделиях. Но страна испытывает острую потребность в цветных металлах, особенно в меди для литья пушек и колоколов, а так же в свинце для литья пуль и в селитре для производства пороха. Россия, не имевшая тогда собственных разработок цветных металлов, была крайне заинтересована в привозе этого товара. Главным поставщиком металлов в Россию была Англия.

georg: Особую статью казенных доходов составляет пушнина, приносящая огромную прибыль. Уже начало торговли ею с нидерландцами в 1550 дало зело приличные доходы. Возникла мысль расширить добычу. Государь вспомнил, что он титулуется «князем Кондинским и Обдорским», но на самом деле реальный контроль над этими землями, покоренными в 1499 благодаря военной экспедиции за Урал воевод Курбского и Заболоцкого утрачен. Был произведен в 1554 новый «закамский» поход, и обдорские остяки и кондинские вогулы объясачены пушниной, а на нижней Оби основано несколько острогов – Обдорский, Березовский и Обский. В следующем году, как упоминалось выше, сибирский правитель Едигер признал себя вассалом Москвы и согласился уплачивать дань мехами. Однако в 1563 году, когда все силы России были отвлечены ливонской войной, Сибирский трон захватил сын узбекского правителя Бухары Муртазы Кучум, убивший Едигера и его брата Бекбулата. Потеря меховой дани стала серьезным ударом для московской казны, а дьяки приказа Большой казны представили царю, исходя в расчетах из поступающего ясака с Конды и Обдоры, сколько можно получить при прямом контроле над Сибирью. Как только ливонская война завершилась, в Сибирь была снаряжена военная экспедиция. Воевода Мансуров шел из Чердыни Тагилом и Турой, Глухов – из обских острогов. Кучум, еще не успевший утвердится, был изгнан, сибирское ханство присоединено к России, и Иван принял титул «царя Сибирского». Наложенный на инородцев ясак наполнил московскую казну пушниной. По поручению царя Строгановы сбывают ее в Антверпене, где возникает своеобразная «меховая биржа».

georg: Экспорт хлеба составляет государственную монополию, и осуществляется как в реале – нерегулярно и в ограниченных количествах. Быстрый рост городов и торговых поселений - «рядков», имевший место и в реале в начале правления Грозного, направляет хлеб на внутренний рынок, где правительство считает нужным поддерживать его дешевизну. А освоение лесостепных пространств, открывшихся для земледелия после прекращения крымских набегов, еще только начато. К тому же европейский хлебный рынок уже занят Польшей, Литвой и Ливонией. Увеличение товарности сельского хозяйства в известной мере стимулировалось ростом денежных налогов, ради уплаты которых крестьянам приходилось продавать не только излишки, но и часть необходимого продукта. Рост налогов уже в конце 40-х годов 16 века (в связи с началом борьбы за Казань) привел к резкому увеличению количества товарного хлеба, что вызвало бурное оживление местных рынков. Однако производство товарного хлеба в первой половине 16 века в реале все же было настолько ограниченным, что зерно почти не поступало на внешний рынок. Дворяне и дети боярские, занятые постоянными войнами, не имеют возможности организовать свое хозяйство, довольствуясь получением оброка с крестьян, и единственными крупными «продвинутыми» хозяйствами, направляющими продукты в больших количествах на рынок, являются монастыри. Из городского купечества в 16 веке выделились скупщики сельскохозяйственных продуктов, приобретавшие товар у крестьян мелкими партиями. Особенно интенсивно в 1560ых идет скупка льна для продажи за границу, что стимулирует резкое увеличение его посевов. Продажа продуктов животноводства осуществлялась по преимуществу крестьянами, И в этой сфере действовали скупщики, без участия которых было бы невозможно осуществлять сбыт продуктов животноводства иностранным купцам. Как и в реале 16 века, продукты животноводства идут на экспорт, особенно сало и масло. Как и в реале происходит рост и развитие городов Для 16 века в реале выявлено 210 названий городских ремесел (в Новгороде - 293). Степень специализации в отдельных ремеслах была довольно высокой: так, среди ремесленников, изготовлявших обувь, известны голеньщики, каблучники,подошвенники и т.д. Мастера, производившие промышленные полуфабрикаты, постепенно превращались в мелких товаропроизводителей. В составе городских ремесленников преобладали те, кто занимался изготовлением съестных припасов (34 специальности), далее - приготовлявшие предметы домашнего обихода (25 специальностей) и затем - ремесленники всех других 119 специальностей. Среди последних важнейшими были профессии, связанные с металлообработкой. Как и в реале, происходит постепенное увеличение объема ремесленной продукции, предназначавшейся для вольного сбыта. Некоторые ремесленники выступают одновременно и в роли продавцов своих изделий. Характерным является сочетание работы на заказ с работой на рынок. Здесь, так же как и в с/х, возрастает роль скупщика, чем занимается местное купечество. В реале торговле провинциальных городов был нанесен серьезный удар тем, что Грозный после сожжения Москвы татарами в 1571 года свел всех "лучших людей" других городов в Москву, обескровив провинциальные посады – чего, разумеется, не произойдет в данной АИ. В городах торговля производилась местными жителями в лавках, а приезжими торговцами - в гостиных дворах, которые имелись во всяком более или менее значительном городе, и только оптом. Приезжавшие из ближайших сел крестьяне торговали на площади, обычно один-два раза в неделю. Отдельные ярмарки существовали в России уже в 16 веке. В отдельных городах и при крупных монастырях происходят ярмарки, приуроченные к дням местных праздников. Так возникали общерусские связи, ведшие к складыванию общерусского рынка. На небольших местных рынках, изобиловавших предметами мелкого производства, господствовали ремесленники и торговцы. Ярмарочная торговля содействовала налаживанию постоянных торговых связей Новгорода с Москвою, а также поморского севера с центром страны. Налаживаются связи и между другими областными рынками. В целом темпы развития страны в середине 16 века в реале были достаточно интенсивными. Чрезвычайно длительная и тяжелая Ливонская война, потребовавшая огромных расходов и сопровождавшаяся небывалым ранее ростом налогов, затормозила этот процесс, а наложившийся страшный голод, вызванный неурожаями 1568-69 годов и две эпидемии чумы – в 1570 и в 1578 – в сочетании с разорением «от государевых податей» ввергли страну в экономический кризис. Не задержанный разорением, вызванным длительной ливонской войной, а затем Смутой, процесс возникновения всероссийского рынка придет в данной АИ к завершению к концу 16 века.

Леший: georg пишет: так же реэкспортирует в Иран западноевропейские товары, закупаемые на европейских рынках – в первую очередь английские и фламандские сукна, а так же бумагу, стекло Откуда инфа? Приходилось читать в сборнике "Россия и Индия", что одной из проблем русско-персидско-индийской торговли 16-17 вв. была именно отсутствие спроса на ЕВРОПЕЙСКИЕ ТОВАРЫ на восточных рынках, из-за чего Европе и России приходилось рассплачиваться в основном драг. металлами.

georg: Леший пишет: georg пишет: цитата: так же реэкспортирует в Иран западноевропейские товары, закупаемые на европейских рынках – в первую очередь английские и фламандские сукна, а так же бумагу, стекло Откуда инфа? Приходилось читать в сборнике "Россия и Индия", что одной из проблем русско-персидско-индийской торговли 16-17 вв. была именно отсутствие спроса на ЕВРОПЕЙСКИЕ ТОВАРЫ на восточных рынках, из-за чего Европе и России приходилось рассплачиваться в основном драг. металлами. Спасибо за замечание. Замел в Иран РИ торговлю сл странами Востока в общем. Вышеупомянутый реэкспорт шел в основном в Ногайскую и Казахскую орды. Уже исправил.

georg: Здесь необходимо обратится к обоснованию одного из важнейших факторов данной АИ – тому, что в этом мире в России не будет крепостного права. Для этого придется сделать небольшой экскурс в РИ с целью доказать, что быстрое окончание Ливонской войны ликвидирует факторы, приведшие к закрепощению крестьян. К описываемому времени Московия стала жертвой аграрного перенаселения. Если в начале XVI в. на периферии старых владений еще есть резерв годных к освоению земель, – отмечает Л. И. Ивина, – то к середине XVI века он полностью исчерпывается, как, например, во владениях Троице-Сергиева монастыря близ Углича... Плотность поселений внутри владений возрастает... Увеличиваются сами поселения, многие деревни превращаются в сельца и села». В 1560-1561 годах в Замосковном крае цены на хлеб составляли до 30-40 денег за четь (для сравнения - 1520ые - 10 денег, в 1532 году цена в Иосифо-Волоколамском монастыре составляла 22 деньги за четверть; только во время неурожая 1543-1544 годов цены на новгородчине поднимались до 35-40 денег). В середине XVI века проблема нехватки земельных ресурсов встала во весь рост. Уровень распашек в это время был близок к максимально возможному при тогдашней агротехнике, и дальнейшее расширение пашен было невозможно. Скудные почвы и суровый климат ограничивали емкость экологической ниши, и, казалось бы, обширные пространства Московии в действительности не могли прокормить растущее население. В современной экономической истории соотношение между численностью населения и наличными ресурсами характеризуется заработной платой, исчисленной в килограммах зерна. Около 1520 года поденщик в Москве мог купить на дневную плату около 10 кг хлеба. В 1568 году поденщик на Белоозере получал 1 деньгу в день, а четверть ржи стоила 20 денег, на дневную зарплату можно было купить 3,6 кг хлеба. Таким образом, реальная заработная плата за полвека уменьшилась втрое, что свидетельствует о росте населения и нехватке продовольственных ресурсов. В реале отодвинуть засечные черты далеко на юг удалось только в 1580ых, что дало возможность колонизировать лесостепь (в отличии от данной АИ, где крымская угроза ликвидирована). При Иване же населенные земли продолжались только до Тулы и Пронска, и возможностей для колонизации юга еще не было. Ливонская война в реале потребовала невероятного напряжения платежных сил народа, которое может сравниться только с Петровским. На ежегодный подъем дворянского войска (получавшего денежное жалование во время войны), создание мощнейшего артиллерийского парка и многочисленной пехоты, вооруженной огнестрельным оружием, закупки вооружений и сырья за границей требовались большие средства, а правительство как раз в это время столкнулось с трудностями при сборе налогов - в результате аграрного перенаселения население беднело, а цены росли (с соответствующим падением курса денег).

georg: Для того чтобы заплатить увеличившиеся налоги, крестьяне были вынуждены продавать больше хлеба; это вызвало снижение цен в 1562-1568 годах, и еще более увеличило тяжесть налогов. После собора 1566 года, на котором было принято решение продолжать войну, налоги были еще раз увеличены, теперь в пересчете на хлеб они составляли около 3,5 пудов на душу населения, в два раза больше, чем в начале 50-х годов. Динамика государственных повинностей в Бежецкой пятине (в пудах хлеба на душу населения).

georg: Кризис был неравномерным, и его очаг был расположен на Новгородском Северо-Западе - наиболее перенаселенном крае. В некоторых пятинах Новгородчины потребление крестьян было ниже минимума в 15 пудов на душу населения, крестьяне часто голодали и население пятин уменьшалось. Откуда крестьяне могли взять лишние 3-4 пуда на душу, чтобы заплатить увеличившиеся налоги? Изъятие необходимого для пропитания зерна должно было привести к голоду и к вспышке эпидемий. Имеющиеся данные, действительно, говорят о нарастании голода и эпидемий в Деревской пятине, начиная с 1560 года (см. рис). При «обыске» в 1573 году писцы указывали причины запустения обеж, ухода или гибели хозяев: голод, мор, бегство от податей, от насилий войск, двигавшихся в Ливонию по проходившим по пятине дорогам. Часть обеж запустела от вывоза крестьян в поместья опричников.

georg: В конце 60-х годов тревожные сообщения приходят и из других районов. Увеличение налогов должно было привести к сокращению крестьянских запасов, что в случае неурожая было чревато большим голодом. Здесь мы соприкасаемся с важным вопросом о влиянии случайных факторов, таких, как неурожаи и эпидемии. Большие неурожаи случались на Руси в среднем каждые 6-7 лет, но они обычно не приводили к катастрофическому голоду, потому что, в силу давней традиции, крестьяне хранили запасы хлеба на случай неурожая. Запасы поддерживали устойчивость экономической системы, теперь же высокие налоги лишали крестьян возможности запасать хлеб, система становилась неустойчивой – и «случайные» факторы начали действовать. В 1567/68 годах летописи отмечают неурожай и голод в центральных областях: «Глад был на Руси велик, купили в Москве четверть ржи в полтора рубля». Обычная цена ржи была 30-40 денег – стало быть, цены возросли в 8-10 раз! Следующий год снова был неурожайным: «Была меженина велика добре, на Москве, и в Твери и на Волоце ржи четверть купили по полутора рубля по шьтидесят алтын и людей много умерло с голоду». В 1569 году в вотчинах старицкого Успенского монастыря в Тверском уезде пустовала треть деревень, а в Кашинском и Старицком уездах – около половины. В 1570 году следом за голодом пришла чума. В современной историографии считается, что большие эпидемии не приходят сами по себе, что они являются следствием хронического недоедания и падения сопротивляемости организма. «Был тогда великий голод, – свидетельствует Г. Штаден, – из-за кусочка хлеба человек убивал человека…». Весной 1571 года монахи Троице-Сергиева монастыря жаловались, что в монастырских вотчинах «крестьяне от глада и от поветрия вымерли», «крестьян... у них во всей троецкой вотчине не осталось ни тридцатого жеребья».В условиях жестоких войн ослабление одного из противников побуждает других к наступлению – и такой «случайный» фактор, как опустошительное нашествие врагов, тоже оказывается не случайным. Перебежчики поспешили донести крымскому хану о трагедии Руси. Хан Девлет-Гирей решил воспользоваться тяжелым положением русских, собрал огромное войско и пошел походом на Москву. В мае 1571 года крымцы окружили в Москве русскую армию и сожгли осажденный город, в огне погибли сотни тысяч людей. Татары подвергли страшному разорению весь Московский уезд и уезды, лежавшие южнее столицы.

georg: Каковы были масштабы катастрофы? Наиболее подробные данные по этому вопросу предоставляют новгородские материалы. В Деревской пятине 1/3 обеж была заброшена из-за голода и мора – то есть хозяева погибли; остальные бежали от царевых податей и правежей. В Водской пятине запустело 3/5 всех обеж, но неизвестно, сколько крестьян погибло, а сколько ушло в другие места. В одной из волостей Бежецкой пятины от мора и голода погибло 40% населения. Для центральных областей статистических данных гораздо меньше; имеется, в частности, информация о запустении расположенных в различных уездах вотчин Троице-Сергиева и Иосифо-Волоколамского монастырей. В опустошенном татарами Московском уезде в этих вотчинах было заброшено 90% пашни, в Суздальском уезде – 60%, в Муромском уезде – 36%, в Юрьев-Польском уезде – 18%. Масштабы запустения были велики; часть крестьян погибла, но некоторые, вероятно, переселились в другие места. Однако массовое переселение во время эпидемии было невозможно: во избежание распространения болезни дороги были перекрыты заставами. Бежать на окраины не имело смысла: 1570-е годы были временем больших восстаний в Поволжье, а южные области в этот период трижды подвергались опустошению кочевниками. Таким образом, крестьянам было некуда уходить, и приведенные выше цифры говорят об огромных масштабах гибели населения. В итоге, можно предположить, что демографическая катастрофа привела к уменьшению численности населения России примерно на 30-50%. Обычным признаком резкого сокращения численности населения является значительное уменьшение земельной ренты. Мы наблюдаем аналогичный процесс и в России, здесь наблюдается резкое сокращение величины тяглого надела и распространение аренды по пониженным оброчным ставкам. В первой половине XVI века размеры облагаемого налогами и зафиксированного в переписях тяглого надела крестьянина приближались к одной выти, а аренды за оброк практически не существовало. Теперь же крестьяне отказываются брать полные тяглые наделы, эти наделы сокращаются до 1/3-1/6 выти; появилось множество безнадельных крестьян, «бобылей». Остальную необходимую им землю крестьяне арендовали у своего или у соседнего землевладельца; эта земля не указывалась в переписных книгах, и с нее не платили казенные налоги, а плата, полагавшаяся землевладельцу, была намного ниже, чем на тяглых землях. В результате после катастрофы 1568-1571 годов оброки на поместных землях упали примерно в 3 раза (с 10-12 пудов до 3-4 пудов на душу), на дворцовых землях – примерно в 2 раза.

georg: Последствия катастрофы тяжело сказались на положении военного сословия. Дворянские поместья стояли пустыми, землю было некому обрабатывать; в Московском уезде обрабатывалось только 7% помещичьей пашни, в Коломенском уезде – 25%. В Деревской пятине в начале 80-х годов больше трети помещиков не имели ни пашни, ни крестьян. «А крестьяне, вышед из-за служилых людей, живут за тарханами по льготе, – говорится в приговоре церковного собора 1584 года, – и оттого великая тощета воинским людям прииде». Барская запашка сократилась до уровня, немногим превосходящего запашку крестьянского двора, а доходы помещика – до уровня крестьянских доходов. «В период хозяйственного кризиса... оставшиеся крестьяне почти полностью перестали пахать тяглую землю, тем самым почти полностью лишив владельцев оброка», – отмечал Г. В. Абрамович. Не имея денег, помещик не мог снарядится в поход – но несмотря на это должен был идти воевать. «У тех, кто не объявлялся на смотру, отписывались именья, – свидетельствует Г. Штаден, – а его самого били публично на торгу или в лагере кнутом…». Дворяне бросали свои опустевшие поместья и скрывались в бегах, московское войско уменьшилось более чем вдвое. Под угрозой лагерных «правежей» помещикам не оставалось ничего иного, кроме как увеличивать оброки и барщину немногих оставшихся у них крестьян. В прежние времена величина оброка фиксировалась в переписных книгах; именно это детальное перечисление оброков составляло основное содержание русских переписных книг. В «послушных грамотах», выдаваемых при испомещении, указывалось, что крестьяне должны платить оброки и нести барщину «по старине» – то есть так, как зафиксировано в прежних книгах. В немногих сохранившихся переписных книгах 60-х годов сохраняется перечисление оброков примерно в тех же размерах, что и прежде. Однако с конца 60-х годов меняется форма «послушных грамот»; грамоты теперь требуют, чтобы крестьяне давали помещику все, «чем вас изоброчит». Таким образом, помещики получили право произвольно увеличивать оброки крестьян. «Служилые люди стали брать с бедных крестьян, которые были им даны, все, что те имели», – свидетельствуют И. Таубе и Э. Крузе. В ответ крестьяне стали уходить от помещиков, не дожидаясь Юрьева дня и не платя «пожилого». Бывали случаи, когда при повышении оброка все крестьяне разом уходили из деревни помещика. Кризис продолжался, и некогда мощное московское войско быстро теряло боеспособность. По литовским сведениям, в 1580 году в Москве собрался собор, на котором «всей землей просили великого князя о мире, заявляя, что больше того с их сел не возьмешь, что против сильного государя трудно воевать, когда из-за опустошения их вотчин не имеешь на чем и с чем». «Обращение к материалам разрядных книг за 1578-1579 показывает, с каким трудом приходилось заставлять «оскудевших» служилых людей выступать в походы, – отмечает В. И. Корецкий. – Ни угрозы битья кнутом, ни даже смертной казни уже не действовали». Правительство пыталось что-то предпринять: чтобы предотвратить уход крестьян с помещичьих на монастырские земли, были окончательно отменены все налоговые привилегии монастырей; была запрещена любая передача земель служилых людей церкви, были введены новые чрезвычайные налоги. Была начата перепись, в районах ее проведения временно вводились «заповедные годы» – в эти годы крестьяне и горожане не должны были менять место жительства. Все эти меры не могли спасти положение. Окончательно к введению крепостного права привела смерть Ивана Грозного, с приходом на трон слабого правителя - Федора. Годунов, идя к власти, вынужден был исходить из интересов служилых людей. Годунов был обречен проводить эту политику: находясь в конфликте с аристократией, он, естественным образом, искал поддержки у дворянства. Это проявилось уже при проведении переписи 1580-х годов. Прежде в переписных листах подробно расписывались все барщины и оброки, полагающиеся с крестьян помещику. В 80-х годах такая роспись не делалась – таким образом, правительство утвердило тот порядок, который сложился после катастрофы, признало право помещиков увеличивать повинности по своему произволу. Кроме того, как отмечалось выше, одновременно с проведением переписи во многих районах временно объявлялись «заповедные лета» – крестьянам (и горожанам) запрещалось менять место жительства вплоть «до государева указу». В результате, помещики при желании могли увеличивать оброки до прежнего, бывшего до катастрофы, уровня, и крестьяне не имели права уходить от них. Прикрепление крестьян было узаконено. Так возникло крепостное право в России.

georg: В данной АИ быстрое и победоносное окончание Ливонской войны позволит отменить чрезвычайные налоги, и соответственно избежать голода и воспоследовавшей из него чумы, а значит - избежать демографической катастрофы и оскудения дворянства. Покорение же Крыма позволит разрешить ситуацию с перенаселением колонизацией лесостепи. Стабилизация экономики позволит обеспечить службу дворянства, так как его доходы в отличии от реала не снизятся, и потребность в укреплении крестьян не возникнет. Оба необходимых фактора - победы в Крыму и Ливонии - возникают из наличия сильного естественного союзника, интересы которого совпадают с русскими на юге и на севере - Австро-Венгерско-Нидерландской державы. Таким образом, отсутствие в России крепостного права является последствием развилки.

Han Solo: georg пишет: Таким образом, отсутствие в России крепостного права является последствием развилки Надеюсь, это не конец?

georg: Han Solo пишет: Надеюсь, это не конец? Конечно нет. До конца 16 века дойдем.

LAM: georg пишет: потребность в укреплении крестьян не возникнет. Ой, сомневаюсь. Тут, на мой взгляд конечно, дело не в том, что дворяне бедные и несчастные, а в том, что они имеют потребность в рабочей силе. Вместе с богатством будут расти их аппетиты, а значит и эта самая потребность. А если в вашей альтернативе начнётся экспорт русского хлеба через ливонские порты и этот ваш Александрополь, крепостное право может установиться даже раньше, чем в реале. Во всей Европе восточнее Эльбы - крепостное право, а чем Россия хуже (или лучше)

georg: LAM пишет: Тут, на мой взгляд конечно, дело не в том, что дворяне бедные и несчастные, а в том, что они имеют потребность в рабочей силе. А вы почитайте внимательнее. Без демографической катастрофы рабочих рук и так хватает. Ситуация аналогична Англии до Великой Чумы и после, когда из-за нехватки рабочих рук началась сеньориальная реакция. LAM пишет: крепостное право может установиться даже раньше, чем в реале С какого перепоя царь должен его установить? И отменить гос. регламентацию крестьянских повинностей по послушным грамотам? georg пишет: Вместе с богатством будут расти их аппетиты, а значит и эта самая потребность. Это их личные проблеммы, которым монархия потакать не обязана. LAM пишет: Во всей Европе восточнее Эльбы - крепостное право, а чем Россия хуже (или лучше) Россия лучше тем, что во всей Европе восточнее Эльбы дворяновластие и правят шляхетские сеймы, а в России - самодержавная монархия, от дворянства не зависящая. Опричнина в данной АИ еще впереди, а затем у нас нет ослабления монархии при недееспособном Федоре, наследует Иван Иванович, который ничем не хуже отца. В РИ напротяжении своего царствования Грозный делал с дворянством что хотел, перебрасывая целые группы дворян из уезда в уезд и срывая их с насиженных имений при опричных "переборах людишек" (а кто несогласный секир башка). Что изменилось тут? Закрепощение крестьян означает перераспределение ресурсов в пользу дворянства в ущерб государству, чего сильное государство недопустит. Опорой царя как и в реале станет не дворянство в целом, а привиллегированный дворянский корпус - "двор". И опричные дворяне, которым будут розданы в качестве повышеннных поместных окладов плодородные земли на юге, будут нуждаться в их заселении, и стало быть в переманивании крестьян из северных уездов, что делает их совершенно не заинтересованными в крепостном праве - они и так могут предложить крестьянам неплохие условия.

LAM: georg пишет: Грозный делал с дворянством что хотел, перебрасывая целые группы дворян из уезда в уезд и срывая их с насиженных имений при опричных "переборах людишек" (а кто несогласный секир башка). Да, и постояннно трясся от страха перед заговорами и изменой. georg пишет: Опорой царя как и в реале станет не дворянство в целом, а привиллегированный дворянский корпус - "двор". Тогда ждите таких же потрясений, как в реале. Это означает, что появятся новые земельные магнаты.Они - прочная опора царской власти лишь до тех пор, пока их собственное положение непрочно. Как только они немного укрепятся, они приобретут все привычки традиционного боярства, начнут тягаться за власть и влияние друг с другом и с самим царём. Что царю останется с ними делать? Опять секим башка и новых позвать? И другие поводы для новых потрясений найдутся. Это невозможно, чтобы всё время везло. Власть, даже самодержавная власть, может быть прочной только если опирается на большинство господствующего класса, в данном случае на большинство дворянства, а оно заинтересовано именно в прикреплении крестьян к земле. Выскажу также еретическую мысль о том, что крепостное право в XVI - XVII веках не было таким уж страшным злом, как это считается. По моему представлению, барские крестьяне и с "Юрьевым днём" были совершенно закабалены и бесправны, и легально покинуть своего барина могли, только если другой помещик "перевезёт" их, уплатит их старому хозяину "пожилое", даст средства на обзаведение. И часто такие "перевозы" были чистым насилием со стороны земельных магнатов, согласия самих крестьян спрашивали далеко не всегда. Крепостное право придало дворянскому хозяйству большую стабильность, а именно дворянское хозяйство и дворянство были опорой общественно-экономического строя тогдашней Руси. Недовольство же и бунтарство народа были вызваны не столько крепостным правом, сколько общим ростом повинностей и государственного давления. Тормозом для дальнейшего развития крепостное право стало только в 18-м столетии. Конечно же, отменить его следовало бы намного раньше, чем в реале, но это уже совсем другая альтернативая история

georg: LAM пишет: Тогда ждите таких же потрясений, как в реале. Это означает, что появятся новые земельные магнаты.Они - прочная опора царской власти лишь до тех пор, пока их собственное положение непрочно. Как только они немного укрепятся, они приобретут все привычки традиционного боярства, начнут тягаться за власть и влияние друг с другом и с самим царём. Что царю останется с ними делать? Опять секим башка и новых позвать? Нет. Новая знать является не родовой, а служилой, ее дети и внуки не имеют права на гос. должности по праву рождения, а должны получать их службой. Двор дает возможность выслуги любому дворянину, и положение приобретается только выслугой. К этому и приучат дворянство. Система сложится аналогичная Османской. LAM пишет: а оно заинтересовано именно в прикреплении крестьян к земле. Опять не верно. В условиях, когда рабочих рук достаточно, дворянство подобной заинтересованности не имеет. Именно в такой ситуации исчез серваж в Англии и Франции. LAM пишет: Власть, даже самодержавная власть, может быть прочной только если опирается на большинство господствующего класса Снова неверно. В Османской империи таким большинством были сипахи, однако доступа к государственной власти они совершенно не имели, а только к военным и местно-административным должностям. Центральную власть осуществляли капыкулу - государевы рабы, обязанные своим возвышением исключительно султану. И система эта простояла 300 лет. Крепостного права в Турции кстати не возникло. LAM пишет: По моему представлению, барские крестьяне и с "Юрьевым днём" были совершенно закабалены и бесправны, и легально покинуть своего барина могли, только если другой помещик "перевезёт" их, уплатит их старому хозяину "пожилое", даст средства на обзаведение. И часто такие "перевозы" были чистым насилием со стороны земельных магнатов, согласия самих крестьян спрашивали далеко не всегда. Крепостное право придало дворянскому хозяйству большую стабильность, а именно дворянское хозяйство и дворянство были опорой общественно-экономического строя тогдашней Руси. Недовольство же и бунтарство народа были вызваны не столько крепостным правом, сколько общим ростом повинностей и государственного давления. Это вы, коллега, Ключевского начитались. Однако он сам же упоминает, что эти выводы сделал из анализа ситуации 1580ых-1590ых годов, то есть после демографической катастрофы. Тогда крестьяне были сорваны с места жительства, и садились на новые земли нищими, "одной душой", а значит должны были брать у землевладельца ссуду, которую затем обычно не могли вернуть, и фактически теряли возможность выхода. Насчет бесправны - это вы хватили. До Катастрофы повинности были зафиксированы, а права обеспечены Судебником. В данной АИ такое положение скорее всего сложится в Черноземье, где землевладельцы будут привлекать из северных уездов неотделенных младших сыновей и братьев, и прочих "захребетников", котрые так же будут садится на землю "одной душой" и брать ссуду. Но зато там первые 100 лет не будет и бедных мелкопоместных дворян, у которых легко переманить крестьянина лучшими условиями. Условия там будут у всех примерно одинаковы.

Читатель: georg пишет: город был назван в честь некогда одолевшего шведов на Неве Александра Невского, но на греческий лад – Александрополь А почему не Александрия-Невская?

georg: Читатель пишет: А почему не Александрия-Невская? Потому что не троне не Александр. А так можно было бы понастроить Ивангород-Невский, Днепровский и т.д.

Леший: georg пишет: А так можно было бы понастроить Ивангород-Невский, Днепровский А почему вообще Александрия. Ведь в этом месте существовал уже городок под названием Невское устье. Так что пусть будет Невск.

georg: Леший пишет: Так что пусть будет Невск. Можно и так. Не загоняясь "элинизмами". Питерцы, а-ууу. Вам как больше нравится?

Dorei: Еще можно Александров. И Петропавловск-Невский.

georg: Питерцы не отозвались. Принимается предложение Лешего - город будет называться Невск, без выкрутасов

georg: Продолжим. "ГОСУДАРЕВА СВЕТЛОСТЬ ОПРИШНИНА" Истоки конфликта между царем и аристократией следует искать еще в реформах 1550ых. Начиная с 1550 года проводились мероприятия по приведению в поря- док поместной системы. Суть поместной реформы заключалась в строгом государственном регулировании службы бояр, дворян и детей боярских, что означало, с одной стороны, отягчение этой службы, а с другой сторо- ны, перераспределение на военные нужды части ресурсов, которые ранее шли на потребление элиты. В «приговоре» 1556 года были впервые введе- ны нормы службы: со 150 десятин доброй земли выставлялся человек на коне и в доспехе – «а в дальний поход о дву конь». Поместья предполага- лось измерить и уравнять соответственно «достоинству». Особенно большое значение это нововведение имело для организации службы вот- чинников: бояре и князья были обязаны служить и прежде, но число вои- нов, которых они должны были приводить с собой, не было четко определено. Теперь был организован учет, по уездам были составлены нарядные списки, и отныне никто не мог уклониться от службы. «И свезли государю спискы изо всех мест и государь сметил множество воинства своего, – го- ворит летопись, – еще прежде сего не бысть так, многие бо крышася, от службы избываше». Эта реформа намного увеличила московское войско. Пайпс назвал этот закон "отменой частной собственности на землю". Один из наиболее настоятельных советов Пересветова – это выдвижение служилых людей по заслугам, а не по знатности. Штаден отмечал, что если воин был ранен в бою спереди, то он получал придачу к поместью, если же он был ранен в спину, то поместье убавляли. Однако боярское местничество не допускало назначения неродовитых служак на высокие посты; бояре издавна боролись между собой из-за «мест». В 1550 году царь отменил местничество в полках во время военных походов – но большего он сделать не смог. Частичная отмена местничества вызвала резкое недовольство знати. В тайной беседе с литовским послом боярин Ростовский жаловался: «Их всех государь не жалует, великих родов бесчестит, а приближает к себе молодых людей…». Как упоминалось выше, Ростовский стал одним из организаторов заговора 1553 года. Налоговая и поместная реформа, составление земельного кадастра, ведение нарядных книг – все это требовало учета и контроля, создания новых специализированных ведомств. Военными делами стал управлять Разрядный приказ, сбором ямских денег и организацией ямской службы – Ямской приказ, государственными землями – Поместный приказ. Прежняя Казна превратилась в Казенный приказ, появились и другие приказы – Посольский, Разбойный и т. д. Важнейшие приказы считались канцеляриями Думы и управлялись дьяками, имевшими право прямого доклада государю. Над остальными приказам начальствовали думные бояре, но бояре плохо разбирались в делопроизводстве, и в действительности главой приказа был ученый грамотей- дьяк. Дьяки происходили обычно из «поповского рода», они были незнатными людьми, но, тем не менее, они были включены в состав думы и стали «думными дьяками». Это выдвижение худородных чиновников вызывало негодование у родовитых бояр. А. Курбский писал, что писарям русским царь «зело верит, а избирает их не от шляхетского роду, ни от благородства, но паче от поповичей или от простого всенародства, а от ненавидячи творит вельмож своих». Царь больше не верит боярам, писал Т. Тетерин боярину М. Я. Морозову, «есть у великого князя новые верники-дьяки… у которых отцы вашим отцам в холопстве не пригожалися, а ныне не только землею владеют, но и вашими головами торгуют». Тем более острым делало этот конфликт то, что царь нередко и не вносил вовсе в Думу очередное дело, решая его в рамках приказа, причем исполнителем его был дьяк, составлявший указ по прежней форме "царь указал и бояре приговорили".

georg: Конечной целью создаваемого Иваном «военно-бюрократического абсолютизма» было перераспределение ресурсов: отнятие части ресурсов у элиты, мобилизация ресурсов народа и направление их на содержание новой армии и бюрократического аппарата. По переписям 40-х годов примерно треть земли в центральных уездах принадлежала церкви, треть составляли вотчины (преимущественно боярские) и треть принадлежала государству. Перераспределение ресурсов подразумевало перераспределение этих пропорций в пользу государства. Первая попытка в этом направлении была сделана в начале 1551 года, когда Иван IV обратился к на Стоглавом соборе к митрополиту и церковному собору с вопросом о том достойно ли монастырям приобретать земли и копить богатства. В ответ на запрос царя иерархи церкви объявили вероотступником всякого, кто покушается на ее богатства, и Иван IV был вынужден отступить. Тем не менее, правительство нашло способ перераспределения церковных до- ходов в свою пользу. Церковь была лишена прежних налоговых привилегий (тарханов), и монастыри были обязаны платить налоги по ставке, лишь немного уступавшей ставке налога с государственных («черных») земель. Земли, полученные церковью в 40-е годы «за долги» были отписаны на царя, и впредь монахам было запрещено заниматься ростовщичеством. Все новые покупки земель производились только с разрешения царя. Затем делается попытка ограничить боярское землевладение. В 1562 году появился закон, запрещавший продажу родовых княжеских вотчин; в случае отсутствия прямого наследника вотчины не могли отходить боковым наследникам и отбирались в казну. Вслед за отменой кормлений, обязательством платить налоги и выставлять воинов этот указ был новым шагом, ущемлявшим интересы знати. Фактически речь шла о частичной конфискации боярских земель. Естественно, он не мог не вызвать противодействия знати, есть известие, что при обсуждении указа «князь Михайло (Воротынский, который не мог теперь наследовать после смерти брата Владимира Новосильское княжество) царю погрубил», и был сослан в Белоозеро. Покушение на боярские земли, отягощение их налогами и обязанностью выставлять воинов, «выдвижение молодых», «бесчестье великих родов» и нежелание царя считаться с местническим счетом при назначении воевод в ливонских кампаниях, приближение «верников-дьяков» и решение через них государственных дел в обход Думы в конечном счете, вызвали жестокий конфликт между царем и боярской аристократией. Лишенный по новому закону права наследовать после смерти брата Новосильское княжество и возмутившийся этим Воротынский был сослан в Белоозеро (где впрочем содержался весьма комфортно), князь Дмитрий Курлятев пострижен в монахи. В начале 1564 бежал в Литву наместник Дерпта Андрей Курбский. Дума в ответ начинает саботировать ряд распоряжений монарха. Попытки наложения опал встречают дружное «ходатайство и поручительство».

georg: В 1561 году от болезни умирает Алексей Адашев, кое-как подерживавший компромисс. В царское окружение приходят новые люди, выдвинувшиеся во время Ливонской войны - Алексей Басманов, овладевший Нарвой и Вирландом, Афанасий Вяземский, обративший на себя внимание царя в Полоцком походе как расторопный обозный воевода, Чеботов, Колычев и другие представтели старомосковских боярских родов или захудалого княжья. Все они при существующей практике продвижения в рамках правящей элиты, которая регулировалась системой местнических счетов, не могли рассчитывать занять первые должности в государстве, предназначенные по традиции для представителей наиболее знатных княжеских родов — потомков Рюрика и Гедимина. Главными советниками царя в это время становятся Василий Михайлович Юрьев и Алексей Данилович Басманов. Василий Михайлович Юрьев, двоюродный брат царицы Анастасии, был одним из членов боярского клана Захарьиных, возвысившегося после первого брака Ивана IV. Уже в первой половине 50-х годов он зарекомендовал себя как администратор (дворецкий Тверского дворца), дипломат и воевода. По записи 1561 года, в случае смерти царя он должен был входить в состав регентского совета при малолетнем наследнике. Алексей Данилович Басманов принадлежал к старому московскому боярскому роду Плещеевых, из которого в XIV веке вышел один из патронов московской митрополичьей кафедры митрополит Алексей. Все, что о Басманове известно, позволяет говорить о нем как об одном из лучших военачальников своего времени. Впервые Басманов отличился при взятии Казани, где вместе с князем Михаилом Ивановичем Воротынским командовал войсками на главном направлении штурма. Эти войска первыми поднялись на городские стены. Способности Басманова ярко проявились в неудачном для русской рати сражении с крымскими татарами при Судьбищах, когда крымский хан русское войско «потоптал и разгромил». Тогда не командующий армией боярин Иван Васильевич Шереметев, а один из воевод, Алексей Басманов, собрал бегущих с поля боя детей боярских и стрельцов. Они «осеклися в дубраве» и до вечера отбивали натиск орды, причем «из луков и из пищалей многих татар побили». Именно под командованием Басманова в начале Ливонской войны русские войска взяли штурмом Нарву. Но сама идея опричнины была навеяна царю думным дворянином Иваном Пересветовым, любимцем покойного Глинского. Профессиональный воин, служивший в родном ВКЛ, а так же наемником в Венгрии, Молдавии и Москве, Пересветов был горячим поклонником османских порядков, с которыми близко познакомился, когда служил Молдавскому господарю Петру Рарешу. Сам институт опричнины был аналогом османского института «хассе», включавшего дворцовые земли, султанскую казну и гвардию (в Турции государственная и личная султанская казна были отделены друг от друга) «Слово “опричнина”, и есть, в сущности, хороший русский перевод слова “хассе”», – писал известный востоковед И. П. Петрушевский.

georg: Теоретически царь мог поступить так, как неоднократно делали боровшиеся со знатью правители, предоставив новые права и привилегии средним и низшим слоям дворянского сословия. Однако это могло привести к тем же последствиям, что и аналогичные действия Казимира Великого в Польше – возвышению дворянства в ущерб самодержавию. Те более что данный исторический пример был царю хорошо известен. В этих условиях единственным способом обеспечить себе такую поддержку оказывалась предоставление части этого сословия особого привилегированного статуса. Несомненно, с точки зрения интересов самодержавия это было продуманным и правильным решением. Обязанные своим возвышением власти монарха опричники тем самым оказывались заинтересованы в сохранении и укреплении этой власти. Вряд ли такая попытка царя могла привести к успеху, если бы в России к середине XVI века сложилось единое дворянское сословие с четким сознанием общности своих сословных интересов, как в соседней Польше. Тогда действия царя, наверное, встретили бы отпор со стороны тех, кому царь предлагал блага и милости за счет интересов их собратьев по сословию. Однако в России середины XVI века дворянское сословие находилось еще в стадии формирования, сознание общности сословных интересов только вырабатывалось, между отдельными локальными группами и разными слоями дворянства существовали многочисленные противоречия, чем и воспользовался царь для проведения своей политики.

georg: Иван позаботился и о пропагандистском обеспечении своей политики. В лице митрополита Иоасафа у руля русской церкви стояли нестяжатели. Иоасаф наладил отношения с Константинопольским патриархатом, основал Академию и типографии, и способствовал насаждению школьного образования. Однако попытка царя на Соборе 1551 добиться секуляризации церковных имений закончилась неудачно, в силу того, что подавляющее большинство собора оказало ожесточенное сопротивление данному проекту. Царь осознал, что нестяжатели отнюдь не составляют большой силы в Церкви, и под их руководством Церковь не может быть опорой его политики. Поэтому царь сближается с иосифлянями, во главе которых стоит новгородский архиепископ Макарий. В 1555 году, после смерти Иоасафа, Макарий занимает митрополичью кафедру. Иосифляне к этому времени уже осознали «великую пользу» школьного образования, и Макарий, еще будучи новгородским архиепископом, организовал высшую школу у себя в Новгороде, назначив преподавателями выпускников Академии, а став митрополитом, создал подобные учебные заведения при каждой епископской кафедре. Лучшие ученики Академии посылаются по греческому образцу доучиваться на Запад, преимущественно в университеты Англии, как страны, официальная церковь которой была наиболее нейтральна по отношению к православию. Именно книжники Московской Академии, во главе которых стал составитель наиболее яркого памятника русской исторической мысли XVI века – «Степенной книги», протопоп Благовещенского собора и с 1559 ректор Академии Андрей Бармин (по совместительству духовник царя), и занялись разработкой идеологической базы политики царя. В 1562 престарелый Бармин постригся в монахи под именем Афанасия, и стал архимандритом кремлевского Чудова монастыря. Наиболее яркое выражение процесс переноса византийских представлений об императорской власти на личность русского государя нашел в сочинениях Иосифа Волоцкого, одного из наиболее выдающихся деятелей русской церкви конца XV—XVI века. Суровый блюститель чистоты веры, Иосиф усвоил уроки византийской традиции, отвергавшей власть тех правителей, которые пытались произвольными решениями менять традиционное вероучение. В соответствии с этим Иосиф Волоцкий писал в 7-м слове своего «Просветителя»: «Аще же есть царь над человеки царствуя, над собой же имать царствующа страсти и грех, сребролюбие и гнев, лукавство и ярость, злейши же всех — неверие и хулу, таковой царь не Божий слуга, но диаволь, и не царь, но мучитель». Иосиф даже призывал подданных не повиноваться приказам такого монарха: «И ты убо такового царя или князя да не послушавши, на нечестие и лукавство приводяща тя, аще мучит, аще смертию претить!» Однако совсем иными были представления Иосифа о власти верного православию царя. При этом в отличие от авторов византийских трактатов Иосиф видел такого правителя в современном ему русском государе, великом князе Василии III. Земная власть этого государя представлялась ему несовершенным земным отражением власти «небеснаго Бога». Обращаясь к Василию III, он писал: «По подобию небесной власти дал ти есть небесный царь скипетр земного царствия». Повторяя слова византийского книжника VI века диакона Агапита, Иосиф утверждал, что «царь оубо естеством подобен человеку, властию же подобен есть вышнему Богу». Власть его, как и власть Бога, абсолютна и неограниченна — великий князь московский «государем государь», «которого суд не посужается». Подобно власти Бога, власть московского государя является не только абсолютной, но и всесторонней. Важнейшей задачей его власти было соблюдение порядка и справедливости в обществе, которое достигается сохранением и исполнением законов: как мудрый кормчий, царь «содържит твердо доброго закона правило, иссушаа крепко беззаконна потокы, да корабль всемирныя жизни... не погрязнет волнами неправды». Однако Иосиф, следуя в этом отношении за византийской традицией, еще более важной задачей власти считал ее обязанность вести подданных по пути к спасению души. Осуществляя эту важную миссию, доверенную ему самим Богом, царь подчиняет своему руководству и саму церковь. Эту мысль Иосиф выражает в своих сочинениях неоднократно, то в более возвышенной и отвлеченной форме, говоря об обязанности царя своих подданных «от треволнения спасати душевна и телесна», то более конкретно, приземленно, утверждая, что когда Бог «посадил» Василия III «на царском престоле», то он «церковьное и манастырьское и всего православного християнства всея Руския земля власть и попечение вручил ему». Опираясь на доктрину Иосифа московские книжники во главе с Барминым выпускают несколько памфлетов, в которых сопротивление власти царя, ведущего страну к процветанию, а православных – к душевному спасению, приравнивается к ереси. Авторитет царя на тот момент был необычайно высок. Все враги Руси были сокрушены, татарские набеги, от которых веками страдала Русь, совершенно прекратились. Отмена чрезвычайных налогов и снижение общего налогообложения, произведенные царем по окончании Ливонской войны, вызвали ликование в народе. В сочетании с развернутой Барминым пропагандой все это формировало своеобразный «культ личности» царя, перед которым княжеская оппозиция должна была сникнуть.

georg: В 1563 скончался митрополит Макарий, и по настоянию царя на его место был избран архимандрит Афанасий (Бармин). 3 декабря 1564 царь вместе с семьей выехал из Москвы в село Коломенское, где отпраздновал Николин день. Две недели царский поезд простоял в Коломенском «для непогоды и безпуты», а 17 декабря двинулся в Троице-Сергиеву обитель, откуда затем проследовал в Александрову слободу. Царь требовал ликвидировать традиционное право членов Боярской думы и высших церковных иерархов «печаловаться» за вельмож, совершивших те или иные проступки, которое Дума активно использовала для защиты своих членов в противостоянии с царем, и с которым в предшествующие годы ему приходилось считаться. Царь ставил перед обществом дилемму: или он получит право наказывать изменников по своему усмотрению, или государство будет не в состоянии успешно вести борьбу с внешними врагами по вине светской и церковной знати. Тем самым правящая элита оказывалась в таком положении, что ей ничего не оставалось, как согласиться с требованиями царя. Иван предпринял и ряд других шагов, которые должны были обеспечить достижение его цели. Его сопровождали выбранные «дворяне и дети боярские изо всех городов» «с людми и с конми и со всем служебным нарядом». Таким образом, в распоряжении царя имелось отборное дворянское войско, полностью готовое к ведению войны (дети боярские были полностью вооружены и их сопровождали их военные слуги). Накануне своего нового столкновения со знатью царь сумел обеспечить себе поддержку ряда бояр (в основном из старомосковских фамилий), а также большого количества дворян-гвардейцев - членов «государева двора» (в источниках второй половины XVI века именно их называли «выбором из городов»). Именно наличие такой поддержки позволило царю занять самостоятельную позицию и ставить знати свои условия. Другой важный шаг, предпринятый царем, касался московского посада. Вместе с грамотой митрополиту Афанасию царский гонец привез и грамоту, адресованную московским горожанам, «чтобы они себе никоторого сумления не держали, гневу и опалы на них никоторые нет». Перспектива ухода государя и наступления «безгосударного времени», когда вельможи могут снова заставить городских торговцев и ремесленников все делать для них даром, не могла не взволновать московских горожан. В конфликте царя со знатью население столицы решительно встало на сторону царя. Фактически царь поставил правящей элите ультиматум. Она должна была отказаться от традиционных обычаев, ограничивавших свободу действий государя, или ей угрожала война со своим законным правителем, и в этой войне к услугам царя было сосредоточенное под Москвой вооруженное дворянское войско и поддержка населения Москвы. Высшее духовенство и Боярская дума обратились к царю с челобитьем, чтобы «гнев бы свой и опалу с них сложил и на государстве бы был и своими бы государствы владел и правил, как ему, государю, годно; и хто будет ему, государю, и его государьству изменники и лиходеи, и над теми в животе и в казни его государьская воля». Вслед за этим прямо с митрополичьего двора, где было принято это решение, «не ездя в домы свои», отправились в Слободу хлопотать о снятии опалы епископы, бояре, дворяне, приказные люди. Это была полная капитуляция. Впрочем царь и не оставил правящей элите иного выхода. Решившись выступить против своего государя, она оказалась бы в весьма неблагоприятных условиях, особенно учитывая явную враждебность населения Москвы. Детей боярских невозможно было поднять на войну для защиты прав узкого круга бояр, а ведь только об этих правах шла речь в царском послании. К этому стоит добавить, что в отличие от ряда стран средневековой Европы эти права нигде не были письменно зафиксированы, государь не приносил присяги их соблюдать, и, соответственно, не существовало «права на сопротивление» в случае их нарушения. Первым пунктом изданного царем после этого указа, как и следовало ожидать, утверждалось право царя карать изменников и вообще тех, кто в чем-либо оказались государю «непослушны»: «на тех опала своя класти, а иных казнити». Однако если бояре, основываясь на тексте царского послания из Слободы, полагали, что этим все и ограничится, то они жестоко ошиблись. В указе царь заявил о своем желании «учинити ему на своем государстве себе опричнину».



полная версия страницы