Форум » Таймлайны - База Данных » Австро-Венгрия в XVI веке (сборник) » Ответить

Австро-Венгрия в XVI веке (сборник)

georg: или МаксимилианI, король Римский и Венгерский Извиняюсь за долгое отсутствие, работа сейчас отнимает все время. Но небольшая альтернатива родилась. В 1492 году скончался славный венгерский король Матьяш Хунъянди, оставив Венгрию на вершине могущества. Казна была полна (за годы его правления доходы казны выросли с 250 до 500 тыс. форинтов), военные силы внушительны. Кроме военных отрядов короля и баронов (бандерий) и мобилизованного дворянства Матьяш содержал наемную армию - «черное войско» наемников, состоявшее из тяжеловооруженной кавалерии и пехоты, а также из отрядов, имевших боевые повозки гуситского типа и артиллерию - 20 тыс. кавалеристов, 8 тыс. пехотинцев и 9 тыс. боевых повозок. Кроме того, еще 8 тыс. солдат были постоянно расквартированы в замках и укреплениях великолепно организованной южной линии венгерской обороны. Королевская власть была сильна, буйные венгерские бароны после 2 жестко подавленных Матьяшем мятежей притихли. В претендентах на опустевший трон недостатка не было. Венгерского престола добивался Максимилиан Габсбург. Его право на это предусматривалось договором от 1463 г., подписанным Матьяшем и Фридрихом III. С другой стороны на корону претендовал король Чехии Владислав Ягеллон, чья мать была внучкой Жигмонда и сестрой Ласло V. Владислава поддерживал его отец – король Польский и вел. князь Литовский КазимирIV. Претензии Максимилиана были самыми обоснованными, и именно с ним можно было связывать надежды на помощь против турок (активизации которых ожидали сразу после смерти Матьяша), но господствующие сословия прежде всего хотели получить такого короля, контроль за которым находился бы в их руках. Этому требованию идеально соответствовал Владислав, прозванный в Чехии «король добже», за то что соглашался с любым предложением своих вельмож. Он был коронован как Уласло II, но при условии подписания предвыборных обещаний, в частности об отмене всех нерегулярных налогов, займов и других «вредных нововведений» Матьяша. Максимилиан, имевший сильную партию среди венгерской знати, начал военную кампанию, освободил Вену и другие австрийские земли, в свое время отнятые Матьяшем у его отца ФридрихаIII, но тут у него кончились деньги, ни имперский рейхстаг, ни Швабский союз не оказали ему финансовой помощи для ведения войны вне территории СРИ, и Максимилиану пришлось отказаться от претезий на венгерскую корону. Правление Владислава стало периодом стремительного упадка королевской власти. Вся власть в королевстве перешла к дворянскому сейму, который отказался вотировать налоги, и регулярная армия Матьяша была распущена. Развал достиг таких масштабов, что в 1521 Белград был осажден и взят турками, и венгры не сумели собрать войско для отпора. При Мохаче венгерская армия насчитывала не более 25000 бойцов, и проигрыш этой битвы стал концом королевства. Итак, альтернатива: Максимилиану в решающий момент удалось пополнить казну – рейхстаг вотировал-таки имперский налог, либо, например, Владислав оказался должником Вельзеров, и Фуггеры, обеспокоенные возможностью того, что став королем Венгрии Владислав передаст их концессии на разработку серебряных рудников Словакии конкурентам, выдали кредит Максимилиану. Короче у Максимилиана оказалось достаточно денег не только на продолжение кампании, но и на то, чтобы вовремя перекупить наемное войско Матьяша. Магнаты поддерживающие Владислава разгромлены, и Максимилиан вступает на венгерский трон.

Ответов - 1832, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 All

Сталкер: Читатель пишет: деревянные рельсы в 17 веке уже имеются На такие рельсы должен идти дуб как самая крепкая древесина. Но дуб... меня гложат смутные сомнения... его твердость может выйти обратной стороной его технологичности - в том плане, что его переработка в рельсы будет трудоемкой и дорогой. Зато дубу плевать на климатические условия, и он выдерживает очень высокие нагрузки. Т.е. такие рельсы будут очень долговечные.

Крысолов: georg пишет: Но не это дало новым южным фольваркам рабочую силу, а масса идущих в заработки работников из перенаселенного центра А турецкие рабы будут?

georg: Бивер пишет: А насколько вырастут цены на хлеб? Указывая "закупочных цен" я имел в виду ситуацию в Черноземье, где еще не так давно почти вовсе небыло вывоза хлеба (кроме гос. закупок, одно время бывших зело интесивными во время войн). Теперь же появился масштабный спрос, как с севера, так и с юга. Что касается цен реализации хлеба на внутреннем рынке - по идее их уровень должен приближаться к тому, что был в РИ при матушке Екатерине (по сходству демографической ситуации - там тоже относительное перенаселение и промысловая специализация Центра и вывоз хлеба с Черноземья, как писал об этом периоде Струве "две России"). Но рассчет подлинного уровня цен крайне затруднен в следствии того, что при Екатерине шла интенсивная инфляция благодаря безудержной эмиссии ассигнаций . Бивер пишет: Если хлеб будет дорог, по в условиях неурожая 1601-1602 гг может произойти закабаливание сельских и городских низов. Во-первых - во время голода при отсутсвии крепостного права произойдет именно что массовый исход этих самых сельских низов на юг, где есть чего кушать, и в таймалйне это отражено - на начало 1600ых приходится самый интенсивный поток колонизации, лет на 30 решивший демографические проблемы в селах Центра. Кстати поясняю - экономическая ситуация, описываемая мной в "районировании" - это ситуация на конец 1630ых - начало 1640ых годов. Во-вторых - у нас благодаря деятельности госкомпаний и масштабным хлебным закупкам во время войны приличные запасы зерна, а во главе правительства - тот самый Годунов. Города вполне вытащит. Это тоже отражено в таймлайне. Mukhin пишет: Вероятно, Грозный ориентировался бы не на германские, а на греческие лексемы? Как Вы себе это представляете? Насколько сильно было бы влияние греческой терминологии? Было бы оно вообще? Вот скажем - появились бы на Руси "капитаны"? Или их заменили бы какие-нибудь "лавагеты"? Сейчас уже и не вспомню. Вроде бы там у меня по большей части русская терминология, греческой немного. В любом случае в армии с момента последней военной реформы чины аналогичны западным. Во флоте - греки рулят. На чиновничей службе - русская терминология - (поддьячие, дьяки, и всякие надворные и тайные советники ). Крысолов пишет: А турецкие рабы будут? Дак на юге вроде мир. Рабов себе в эпоху морских рейдов казаки нахватали (о казацкой Украине речь еще впереди), только вот боюсь передохнут.

Читатель: georg пишет: только вот боюсь передохнут типичная для карибских плантаций демография. И белые и негры там мерли как мухи, но так как купить нового раба было дешевле чем позаботиться о том, чтобы старые не умирали, работорговля продолжалась с исключительным размахом. Но турок явно на черноземные плантации не хватит....

Читатель: georg пишет: греки рулят кстати, насчет греков, ИМХО в Ромее перспективы греческого языка очень сомнительны. В Ромее большинство население славянское, а не греческое. Так что думается не перейдет русская аристократия массово переселившаяся в Ромею на греческий. Скорее наоборот, константинопольские греки русский выучат....

Han Solo: Читатель пишет: В Ромее большинство население славянское, а не греческое. На 1600 год? сомневаюсь...

Читатель: Han Solo пишет: На 1600 год? сомневаюсь... Насколько я понимаю, в Ромею входят не только Греция, но и Болгария, Македония, Западная Фракия и другие славянские земли. Плюс постулированный Георгом огромный приток русского и украинского населения. Я просто не вижу как при таких условиях в Ромее может быть греческое большинство

georg: Читатель пишет: Я просто не вижу как при таких условиях в Ромее может быть греческое большинство Образование и культура (вся знать будет болтать по гречески как в РИ по французски, только французы были далеко, а греки на месте). Об этом будет ниже.

georg: Казацкая Украина (хотели вольностей - получите). В царствование Иоанна край стремительно преображается. Еще в 1600 году это были относительно редконаселенные земли, покрытые казацкими городками и хуторами (Киев был единственным в крае настоящим городом). Из края вывозили главным образом только меха, мед, воск, рыбу, скот; гнали большие гурты волов в Польшу и русское Черноземье. Разведение волов и овец было главной отраслью местного хозяйства, и вол сделался в крае меновой единицей: считали на волов как червонные золотые. Хлеба выращивали столько, сколько было необходимо для местных нужд. Освобождение Греции буквально перевернуло экономику края, резко повысив спрос на товарный хлеб. Именно Украина (как я упоминал выше, из русского Черноземья хлеба в Грецию уходит относительно немного) становится как во времена древней Скифии основным поставщиком хлеба в Грецию. Казаки, награбившие приличные состояния на Средиземноморском корсарстве, становятся основателями первых «интенсивных хозяйств» в крае. Хутора Левобережья, Поросья и Брацлавщины превращаются в крупные фермы с хозяйственными постройками, рабочим скотом и новыми, железными орудиями. Редконаселенность края ведет к дефициту рабочей силы, и казаки ничтоже сумняшеся начинают использовать в этих хозяйствах труд рабов-мусульман, захваченных в рейдах на побережья Анатолии, Сирии и Египта. Казацкая старшина основывает огромные хозяйства, не уступающие по масштабам латифундиям московской знати в Черноземье. С развитием товарного производства хлеба Украина становится ареной масштабной торговой интервенции греков. Обосновавшись на побережье, открыв крупные фирмы в Киеве и Каменце-Подольском, греки распространяют свои представительства по всему краю и быстро захватывают хлебную торговлю, скупая хлеб у производителей. Немногочисленное и не успевшее развиться местное купечество быстро сдает позиции пронырливым эллинам, вскоре превратившимся в «торговое сословие» края. В Брацлаве, Переяславе, Нежине возникают крупные греческие поселения. Со временем греки благодаря смешанным бракам частично начинают ассимилироваться, а среди казацкой шляхты появляются греческие фамилии (н.п. Полетики, Капнисты). Впрочем «рабовладельческий» период на Украине не был длителен. Массовый исход крестьян на восток из разоренных войной Волыни и Галичины резко увеличил население края, а землевладельцы предпочитали «осаживать» этих крестьян на наделы при условии несения отработочной ренты. Начинается масштабное расхищение служилой шляхтой и казацкой старшиной свободных степных земель между Днестром и Днепром до моря. В сущности под высоким покровительством «старшины генеральной» и при ее активном участии идет «дикая приватизация» земли и образование латифундий, владельцами которой становятся как казаки, так и потомки старинной местной знати – Немиричи, Святолдичи ,Булыги, Курцевичи, Аксаки и пр. Особенно нагрел руки тогдашний киевский воевода – князь Илья Четвертинский, равно как и не упустил своего бывший Самборский шляхтич Петр Конашевич – ныне гетман Сагайдачный. Димитрий, нуждавшийся в поддержке казаков против Москвы, уделял мало внимания краю, где местный уряд дал полный простор своей своекорыстной деятельности. Чтобы оценить масштабы хаотичности процесса, достаточно одного примера. В 1615 году на почве дележа земли в Побужье вспыхнул конфликт между Брацлавским воеводой – князем Ефимом Богушевичем – Корецким, и вдовой покойного гетмана Романа княгиней Софьей Ружинской. Располагая огромными связями, вдова действовала решительно. Заручившись негласной поддержкой «гетманского уряда», и явной – родственника, князя Адама Ружинского, занимавшего высокую должность в Константинополе, белоцерковского казацкого полковника князя Дмитрия Булыги-Курцевича и киевского генерального судьи Михаила Силы, княгиня собрала «на разборку» со всех своих имений огромный отряд из числа казаков, военных слуг и крестьян — всего около шести тысяч человек. И именно во главе такой мощной армии княгиня София отправилась на приступ главного имения князя Корецкого — городка Черемошны, расположенного вблизи Бердичева. «С большой арматой, с пищалями, пушками, ружьями, мушкетами, колчанами, с копьями, рогатинами и другим к войне пригодным оружием, конно и пеше, с оружием, со знаменами, бубнами, трубами и литаврами, обычаем вражьим, на город и замок, силой, насилием, нежданно, негаданно, с большими силами наступив и наехав, армату, пищали, пушки на город и замок направив, в трубы, литавры и бубны ударив и крик подняв большой, из пушек, пищалей и ружей стрелять начали, а затем, ударив штурмом на город и замок, до самого вечера языческим вражьим обычаем, великим нашествием завоевывали. А город и замок захватив, ограбили языческим вражьим обычаем, до пня сожгли и в ничто превратили». Интенсификация торговой деятельности приводит к определенному росту городов, но настоящими многолюдными городами с развитым ремеслом являются только Киев и Каменец-Подольский. Выделяются так же Нежин, Переяслав, Полтава, Брацлав, Винница и резиденция казацких гетманов – Чигирин.

Читатель: georg пишет: Образование и культура (вся знать будет болтать по гречески как в РИ по французски, только французы были далеко, а греки на месте). Об этом будет ниже. в это мне верится еще меньше. В реале то греческая элита говорила на итальянском, а основным центром греческой культурной жизни был университет в Падуе. И даже пьесы для народа и любовная лирика писалась хоть и на греческом, но на итальянский манер. русская элита Ромеи быстро сообразит, что к чему и начнет черпать "греческую" культуру из итальянского первоисточника, благо что и ходить за ней особо далеко не надо - половина самой Греции совсем еще недавно жила под латинами....

georg: Читатель пишет: в это мне верится еще меньше. В реале то греческая элита говорила на итальянском, а основным центром греческой культурной жизни был университет в Падуе. Сейчас спорить не будем. Позже, когда дойдем дподробностей, в частности до создаваемой патриархом Кириллом системы образования. Читатель пишет: половина самой Греции совсем еще недавно жила под латинами.... Это где?

Читатель: georg пишет: Это где? Крит и Родос вы у Венеции когда отобрали?

CanadianGoose: georg пишет: Около 70 тысяч бурлаков собирались ежегодно в Нижнем, чтобы тянуть суда вверх по реке – это был один из основных промыслов волжских крестьян. Слушайте, а откуда вообще в России такой феномен - бурлаки? Почему во всём мире выгоднее баржи тянуть лошадками/волами/мулами/буйволами, а в Поволжье - людьми? Что, сложно в Заволжье купить лошадок по дешевке? Сталкер пишет: Но дуб... меня гложат смутные сомнения... его твердость может выйти обратной стороной его технологичности - в том плане, что его переработка в рельсы будет трудоемкой и дорогой. Зато дубу плевать на климатические условия, и он выдерживает очень высокие нагрузки. Т.е. такие рельсы будут очень долговечные. Вроде бы при любом мало-мало серьёзном проекте (типа кораблестроения) сложность обработки дуба неизменно оправдывалось сроком амортизации полученного изделия. Плюс, лес в районе "колесухи" - привозной (т.е. дорогой), да и с местным населением (рабочей силой) не очень. Так что есть смысл один раз построить хорошо (пусть и долго и дорого), чем 10 раз плохо, быстро и дёшево.

georg: Читатель пишет: Крит и Родос вы у Венеции когда отобрали? Да. Но это разве "значительная часть"? Вон патриарх Кирилл родился на Крите, и Падуанский университет закончил - а ярый антикатолик и тайный протестант. Видать не очень греки "латинянам" симпатизировали. CanadianGoose пишет: Слушайте, а откуда вообще в России такой феномен - бурлаки? Почему во всём мире выгоднее баржи тянуть лошадками/волами/мулами/буйволами, а в Поволжье - людьми? Что, сложно в Заволжье купить лошадок по дешевке? Хм. Вопрос требует уяснения. В РИ XVII после "Великого Разорения" наемная рабочая сила была страшно дорогущей, бурлакам платили минимум по 2 алтына в день (алтын стоило 2 кг. свинного мяса или 1,5 кг семги, или 9 кг хлеба, или наконец 2 аршина полотна), и на хозяйских харчах. Но все равно нанимали бурлаков, хотя лошадки в Заволжье в самом деле были дешевы У кого есть предположения?

Читатель: georg пишет: У кого есть предположения? В Заволжье лошадки, а в Европе лошадищи, размером с верблюда....

CanadianGoose: Читатель пишет: В Заволжье лошадки, а в Европе лошадищи, размером с верблюда.... А кстати, почему не верблюды? Опять же, их из Заволжья могут пригнать, сколько надо, а претензии к фуражу (количеству оного) у них куда как меньше лошадиных.

Читатель: CanadianGoose пишет: почему не верблюды верблюды вьючные животные, а не тягловые

georg: Поволжье и Подонье. Экономическая жизнь среднего и нижнего Поволжья протекает при доминировании Нижнего Новгорода – богатейшего города, который сравнялся с Великим Новгородом и уступает разве что Москве. Основной причиной успеха Нижнего Новгорода было его расположение на стыке трех регионов – промышленного Центра, Черноземья и Повожья. Купечество Нижнего Новгорода организовало масштабную хлебную торговлю, скупая хлеб в Рязанских, Тамбовских и Пензенских землях и гоняя речные караваны с зерном до Великого Новгорода. Сверх того это же купечество захватило в свои руки основной поток торговли со странами Востока (Иран и Средняя Азия), торговлю с Большой Ногайской Ордой и наконец с Сибирью, удобнейший путь куда по Каме так же начинался от Нижнего Новгорода. Именно из Нижнего товары промышленного Центра переправляются в значительную часть Черноземья – в обмен на хлеб, именно из него они же отправляются с Астрахань для торговли с Востоком, к Ногаям и в Сибирь. Сам город является крупным мануфактурным центром. Инородческое Среднее Поволжье – регион относительно сбалансированной аграрной экономики. На плодородных землях края выращиваются приличные урожаи, значительная часть которых скупается купцами Казани для отправки в Сибирь. Кроме того регион поставляет мед, воск, лес для экспорта на юг. Казанские предприниматели специализируются на переработке «лесных товаров» и обработке кож – город является знаменитым центром кожевенной промышленности, и казанские юфти и сафьяны как широко расходятся по России, так и продаются на Восток. Расположенная восточнее Башкирия – уже зона чистого скотоводства, пользующаяся широкой самостоятельностью (в крае всего 1 русская крепость - Уфа, воевода которой является царским представителем в крае). Русская администрация не вмешивалась в племенную организацию и дела башкирских родов, а также в их традиции и привычки, но требовала регулярной выплаты ясака (дани, выплачиваемой мехами).От Самары по реке Самаре тянется цепь крепостей, переходящих в укрепленные городки Яицких казаков, сидящих по верхней Самаре и по Среднему Яику. От Саратова до Царицына тянутся укрепленные станицы Волжских казаков, а по Дону и его притокам – многочисленные городки казаков Донских. Обе казачьи области являются своеобразным барьером между кочевыми ногайскими ордами и крестьянским Черноземьем. Земледельческое хозяйство почти не ведется – казачьи традиции все еще сохраняют силу, к тому же хлеб оба войска получают бесплатно в составе «государева жалования» а отлучки казаков в походы весьма часты. Но на том же Дону в данный период благодаря возникшему в Центре с появлением мануфактур спросу на шерсть возникает интенсивное овцеводство – «домовитые» казаки становятся владельцами крупных отар. Разводят на Дону и лошадей, а так же занимаются доходным речным рыболовством. Волга ниже Царицына почти не населена. Но именно здесь происходит основной вылов волжской «красной рыбы», благодаря чему сюда ежегодно спускаются многочисленные рыбацкие ватаги. Регион на юге замыкается Астраханью – центром торговли с Востоком, с огромными речными пристанями, складами, караван-сараями, с колониями персидских, бухарских и даже индийских купцов. Южнее Дона по Кубани, Манычу и Куме кочуют Малые Ногаи. Орда интегрирована в состав Российского государства достаточно прочно, выставляет легкую кавалерию, ведет интенсивную торговлю продуктами скотоводства и лошадьми, приобретая продукты земледелия и ремесла. За Волгой начинаются обширные кочевья Большой Ногайской Орды, которая в отличии от Малой хотя и признает сюзеренитет Москвы, но ведет себя достаточно независимо. Орда занимает не только земли между Волгой, Самарой и Яиком, но и заяицкие степи до Эмбы и Тургая, а временами и до Арала, где лежит зона перманентных конфликтов с казахами. Экономически связана не только с Россией, но и со Средней Азией.

Бивер: Читатель пишет: В реале то греческая элита говорила на итальянском, а основным центром греческой культурной жизни был университет в Падуе. И даже пьесы для народа и любовная лирика писалась хоть и на греческом, но на итальянский манер. Вы правы, центром образования в то время несомненно была Италия. Однако в возникновении этой ситуации главную роль сыграла политика османов по принижению роли и влияния православной церкви внутри Империи. У константинопольского престола просто не было возможности организовать на территории покорённой османами Греции собственные университеты - им просто этого не позволяли. Кроме того ЕМНИП в XV-XVI веках обучению греков именно в Италии способствовала политика Папской Курии. В Риме была сформирована Коллегия Святого Афанасия как высшее учебное заведение специально для греков. При этом поощрялся переход греков в латинство. Многие переходили, причем некоторые переходили просто для того, чтобы удобно было учиться, а потом обратно переходили в Православие. georg пишет: У кого есть предположения? Насколько я понимаю, использование тягловых животных было ограничено на узких и неспокойных участках русла. Грузовые суда, которые буксировались по рекам были в большинстве своём неуклюжи и с большой неохотой шли против течения. Чтобы эти суда буксировать нужно было ровное спокойное течение, отсутствие сильных порывов ветры и удобные, ровные дороги на берегу для тяглового скота. А на Волге быстрое неровное течение грозило закрутить и опрокинуть тяжело гружёные суда. К тому, учитывая размеры судоходства на Волге, по реке буксировались весьма крупные караваны судов (по 15 и даже 20 судов). Такому каравану трудно было разойтись со встречными судами. В случае же посадки на мель река становилась непроходимой на продолжительное время, что очень мешало развитию судоходства. Буксировка на Волге требовала немалой выучки и навыка. Именно по-этому требовался "человеческий фактор".

georg: Урал и Сибирь. Западнее Урала в бассейне верхней Камы лежит Предуралье. Большая часть края заселена и обустроена Строгановыми. Крепость Кунгур является южным форпостом русского Предуралья. Край достаточно населен (благодаря систематическому привлечению колонистов Строгановыми), имеет развитое крестьянское земледелие, отправляющее часть продукции в сибирские городки, и развитую горную промышленность – функционируют 2 медеплавильных и 2 железоделательных завод. В описываемый период Строгановы по голландскому образцу, перенятому с зауральских предприятий Виниуса, модернизируют Пыскорский медеплавильный завод, остающийся главным центром производства меди. По ту сторону Уральского хребта формируется горнозаводской округ Виниуса. Русское правительство оказывало голландскому предпринимателю всемерное содействие. Строительство велось в отчаянной спешке; осенью 1627 года была пущена первая домна Каменского завода, и вскоре первые пять пушек санным путем, не дожидаясь вскрытия рек, привезли в Москву. Присутствовавший на испытаниях Виниус сообщил царю, что орудия оказались "зело изрядны". В 1628 году было отлито 180 пушек; их доставляли в Москву как можно быстрее, на санях, в подводах. В 1629 году голландские мастера в присутствии Виниуса запустили вторую домну Каменского завода; в этом году было отлито 572 орудия. 18 июля 1629 года московские "Ведомости" сообщили долгожданную новость: "В прежних ведомостях объявлено о сыскании железа в Сибири и ныне иуля в 17 день привезли к Москве из Сибири в 42 стругах 323 пушки великих, 12 мартиров, 14 гаубиц из таго железа сделанных... и такова доброго железа в свейской земле нет". Если квалифицированных рабочих наняли организованно, то с подсобными было сложнее. Требовалось большое количество углежогов, сплавщиков, грузчиков и пр. Рабочих вербовали в Центральной России с фантастической для этого региона оплатой в 4-5 алтын. За нехваткой рабочей силы поступило распоряжение направлять на заводы каторжников.

georg: Государственная администрация в период войны на Западе находилась в руках князя Юрия Яншеевича Сулешова (потомка известного крымского татарского рода. Сулешов был деятельным и энергичным руководителем. Среди других дел он уделил большое внимание дорогам и средствам связи, возродив систему ямской службы. Он установил новые правила сбора ясака, что привело к значительному увеличению государственного дохода. Он также запретил государственным служащим участвовать в торговле пушниной. Император Иоанн, придавая огромное значение Уралу, назначил наместником Сибири одного из наиболее доверенных лиц – своего двоюродного дядю Ивана Годунова, который прибыл в Тобольск в 1625 году. С новой военной реформой Годунов получил статус разрядного воеводы. На ряду со всемерным содействием Виниусу Годунов искал - и нашел - серебряную руду на восточных склонах Уральских гор в верховьях реки Исеть. В его же правление в районе Енисея были обнаружены залежи меди, которые нашедший их устюжских посадский предложил разрабатывать на обычных условиях передачи правительству 10 процентов выплавленной меди (один пуд из каждых десяти). Из Соликамска в Енисейск были направлены опытные медеплавильщики. Получив назначение в Тобольск, Годунов разработал широкую программу военных, административных, финансовых и экономических реформ, благодаря которым сумел решить много насущных и остростоящих вопросов. Не все его реформы были успешны, но, взятые вместе, они оказались очень важными для будущего развития Сибири. Как только Годунов прибыл в Тобольск, он приказал произвести перепись населения во всех городах и сельских районах Тобольского разряда. Целью переписи, согласно инструкции Годунова местным официальным лицам, являлось выяснить как экономическое положение и способность платить налога различных групп населения, так и обороноспособность городов, особенно расположенных в южной части западной Сибири, открытой для нападений калмыков, ногаев и других противников. Что касается военных дел, то Годунов решил не только реорганизовать вооруженные силы под своим командованием, но и построить укрепленную линию для защиты южной части Тобольской провинции (районы Шадринска и Тюмени), что должно было в первую очередь обеспечить безопасность горнозаводского округа. Работа по возведению линии началась на востоке у городка Тарханский острог на реке Тобол. Оттуда она прошла вверх по Тоболу к Ялуторовску, а затем на запад вверх по реке Исеть, через Шадринск и Далматово к Уральской горной гряде. Общая длина линии должна была составить 472 версты. Она состояла из засек (преград из поваленных деревьев в лесных районах) и в некоторых местах из рвов и земляных валов. Между существующими укрепленными городками дополнительно построили несколько новых крепостей. Сибирские вооруженные силы первоначально состояли из стрельцов, казаков и вспомогательных отрядов татар. Годунов, приступив к созданию «Сибирского корпуса» навербовал дополнительно несколько полков драгун. Снабженные запряжками легкой полковой артиллерии, производимой тут же на Урале, и умевшие сражаться как в конном, так и в пешем строю драгуны оказались наиболее эффективным родом войск в борьбе с кочевниками. Чтобы поддержать производство сельскохозяйственной продукции, Годунов принял меры к увеличению количества земель, обрабатываемых для государственных нужд (государева или десятинная пашня). В районах Тюмени, Тары и Пелыма провели перепись пахотных земель, чтобы предотвратить уклонение крестьян от сдачи зернового налога. Целью Годунова было сделать Сибирь производящей достаточно сельскохозяйственной продукции для того, чтобы ежегодная доставка зерна из Перми в Тобольск стала ненужной. Это ему удалось. В его правление была организована целая правительственная программа по привлечению в Западную Сибирь крестьян-колонистов. Их привлекали всевозможными льготами из перенаселенных центральных регионов. Селили их преимущественно в Зауралье, на землях, защищенных новой засечной чертой. Кроме того именно на данной черте начинают селить целыми селами уволенных в чистую ветеранов.

georg: В правление Годунова происходит стремительное расширение границ русской Сибири на восток. Причем обстоятельства продвижения значительно меняются. Главные особенности присоединения Восточной Сибири к Российскому государству раскрылись в полной мере в ходе продвижения на восток от Енисея. Они выразились в очень быстрых темпах "проведывания" и присоединения новых "землиц" и гораздо менее управляемом из Москвы, подчас просто стихийном характере этого процесса. Если при "покорении" Западной Сибири московское правительство тщательно разрабатывало план похода в ту или иную "землицу" и для его осуществления нередко присылались войска из Европейской России, то в Восточной Сибири действовать такими методами становилось трудно, а затем и вовсе невозможно. По мере продвижения русских вглубь Северной Азии сибирская администрация все чаще получала предписания поступать, "смотря по тамошнему делу". Управление на местах становилось более гибким и оперативным, правда, при этом нередко терялась согласованность действий представителей разных гарнизонов. Еще одной важной особенностью присоединения Восточной Сибири было активное участие в нем "промышленных людей" (охотников на соболя) из неслужилого, главным образом северорусского крестьянского и посадского населения. "Промышленники" часто опережали служилых людей в "проведывании" новых земель, вместе со служилыми приводили "иноземцев" под "высокую государеву руку", собирали ясак, выполняли множество других обязанностей, являвшихся в обычных условиях сферой деятельности "государевых ратных людей". С другой стороны, казаки нередко сами выступали в качестве "промышленников" и торговцев, и это дало основание некоторым исследователям заключить, что между "государевыми служилыми" и "промышленными" людьми в Восточной Сибири XVII в. трудно провести четкую грань. Характерно, что и отправлявшиеся на "проведывание" и присоединение новых "землиц" отряды в Восточной Сибири чаще всего представляли собой объединения (в разном соотношении) служилых и промышленных людей, причем последних в таком случае могли, в отличие от лиц, официально числившихся " в штате" какого-либо гарнизона, называть "охочими служилыми людьми" или "охочими казаками". Эти, как правило очень небольшие, ватаги преодолевали за короткий срок огромные расстояния, проникали на "от века не слыханные земли", наскоро укреплялись там зимовьями и острожками, торговали с "мирными" и вступали в ожесточенные схватки с "немирными" "иноземцами", выменивали или получали в ясак ценнейшие меха, сами промышляли соболя, а весной по вскрытии рек отправлялись далее "встречь солнца", руководствуясь при определении маршрута не столько воеводскими инструкциями, сколько собственными соображениями, основанными порой лишь на смутных слухах да плохо понятых рассказах местных жителей. За этими "служилыми" и "охочими" казаками в литературе закрепилось название "землепроходцы". В своих походах они нередко проводили многие годы, а вернувшись в уже обжитые города и остроги, будоражили всех сообщениями о невероятных богатствах новооткрытых рек или же "землиц", пока не "проведанных". Дух предпринимательства разгорался с новой силой. По следам первопроходцев отправлялись новые экспедиции и, в свою очередь, находили неясачные и богатые соболем, а то и драгоценной "рыбьей костью" (клыками моржа) земли. Местная и центральная администрация внимательно следила за "проведыванием" новых народов и "землиц" (свидетельством чего явилось множество скрупулезно записанных "расспросных речей" сибирских землепроходцев) и спешила закрепить перспективные, с точки зрения "государевой прибыли" и своей служебной карьеры, регионы постройкой "крепких острогов" или даже городов - новых административных центров. Туда "по указу" переводились служилые люди, и туда же - под защиту крепостных стен, к стихийно возникавшим "торгам", а где-то и к благодатным "пашенным местам" - быстро стекалось неслужилое (прежде всего промысловое, крестьянское) население. Власти организовывали ясачный (с коренных жителей), таможенный (с торговых и промышленных людей) и прочий налоговый сбор, а если позволяли условия - заводили казенную запашку. Окрестности нового города или острога еще не были как следует освоены, но его постоянные и временные жители, служилые и промышленные люди, отправлялись дальше - на "проведывание" новых богатых "землиц", и когда находили такие, повторялась с большими или меньшими вариациями та же картина, что ранее наблюдалась в местах, уже обжитых.

Кемель: А фальшивые червонцы Виниус делать будет?

georg: В 1620-е гг. началось активное проникновение русских в бассейн Лены. Смутные сведения об этой "великой реке" были получены еще в 1621 г. в Мангазее, но начало присоединению ленских земель положил только в 1625 г. отряд тобольских, березовских и мангазейских служилых людей под предводительством тобольского сына боярского Самсона Навацкого, отправленного на Нижнюю Тунгуску с заданием защитить там русских промышленников от нападений "иноземцев", энергично защищавших от чужаков свои охотничьи угодья. От этого отряда были направлены дальше на восток 30 чел. во главе с Антоном Добрынским и Мартыном Васильевым. Они перешли с Нижней Тунгуски на Чону, по ней - на Вилюй и далее на Лену и Алдан. Не будучи подготовленными к столь дальнему и долгому походу, служилые люди, судя по их челобитным, претерпевали тяжкие испытания: голодали, приобретая продовольствие "дорогою ценою" и в долг у встречавшихся им торговых и промышленных людей, страдали от великой "стужи", зимой перетаскивали на себе тяжело груженые нарты, на боях с "иноземцами" многие были "побиты и поранены... а иные головы свои положили". Крайне трудно пришлось Добрынскому и Васильеву осенью и зимой 1626/27 г., когда их наскоро срубленный острожек подвергся осаде "якутские орды многих людей" и голодавшим служилым приходилось полгода выдерживать "жестокие приступы" объединенных сил пяти "улусов". В итоге Добрынский и Васильев потеряли половину своего отряда, но вернулись в 1627 г. в Тобольск с богатым ясаком от тунгусских и якутских родов и заинтересовали своими рассказами о новых землях местную и московскую администрацию. В 1623 г. на те же реки, но другим маршрутом - с Нижней Тунгуски на Вилюй, минуя Чону - отправилась новая тобольская экспедиция из 38 человек во главе с Воином Шаховым. Разделившись на несколько мелких групп, этот отряд поначалу весьма успешно укреплял власть "великого государя" в Вилюйском крае: строил зимовья, взимал ясак с "иноземцев" и "десятую пошлину" с торговцев и промышленников, хлынувших в эти земли после похода Добрынского и Васильева. Экспедиция Шахова снаряжалась всего на два года, но затянулась надолго. Израсходовав продовольствие, подарки "иноземцам" (непременное в ту пору условие уплаты ясака), порох и свинец, служилые попали в сложное положение. Изредка покупаемую у торговых и промышленных людей муку они тратили на "аманатов" (заложников из подчинившихся родов), а сами питались лишь рыбой и дикорастущей травой - "борщем" и отправляли в Тобольск слезные челобитья о замене. К 1629 г. из отряда Воина Шахова уцелело лишь 15 чел., а в 1632 г. и они были перебиты вместе еще с несколькими русскими отрядами, собиравшими ясак в различных районах Ленского края. Служилыми людьми, продвигавшимися к Лене южными путями через Енисейск, были к тому времени достигнуты гораздо большие успехи. Еще в 1623 г. 40 казаков во главе с Максимом Перфильевым добрались по Ангаре до Илима, взяли ясак с местных бурят и эвенков и через год вернулись степью в Енисейск, дав толчок новым походам в "проведанные" ими земли. В следующем году туда отправились 10 казаков во главе с Василием Бугром. По Лене они доплыли до Чаи, после чего Бугор в 1625 г. вернулся в Енисейск, оставив для сбора ясака на верхней Лене 6 человек в зимовьях у устьев Куты и Киренги.

georg: В 1623 г. у волока на Лену был поставлен Илимский острог, ставший важным опорным пунктом для дальнейшего продвижения в бассейн этой реки, а впоследствии и новым уездным центром Сибири. В том же году из Енисейска на Лену "для государева ясашного сбору и острожные поставки" был направлен хорошо оснащенный, хотя и немногочисленный, отряд атамана Ивана Галкина, потомка одного из ермаковых казаков. Он проплыл по Лене гораздо дальше Василия Бугра - до "Якутской земли", где сразу же встретил решительное противодействие пяти объединившихся "князцов". Враги оказались "скотны и людны и доспешны и воисты, и не хотели... государева ясаку дать". Галкин, однако, довольно скоро разгромил и подчинил "непослушников", после чего предпринял походы по Алдану и вверх по Лене, взимая " с боем и без боя" ясак и отражая нападения "немирных иноземцев". Летом 1625 г. на смену Галкину из Енисейска прибыл с дополнительным отрядом в 30 чел. сотник Петр Бекетов, организовавший ряд походов вверх и вниз по Лене. Используя как силу оружия, так и дипломатический талант, Бекетов привел в российское подданство еще ряд якутских, тунгусских, а также бурятских родов и для закрепления достигнутого в соответствии с царским указом в 1626 г. поставил, наконец, острог в центре " Якутской земли". В 1628 г. на Лену с прежними полномочиями вернулся И.Галкин. Он приказал перенести основанную Бекетовым крепость (будущий Якутск) в другое, менее затопляемое, место, собрал все имевшиеся в наличии силы из служилых и промышленных людей (150 чел.) и предпринял энергичные действия по упрочению в "Якутской земле" власти "великого государя", опираясь на лояльно настроенных к нему "князцов". Судя по дошедшим до нас челобитным и донесениям - "отпискам", казакам на Лене на этот раз пришлось особенно тяжело. Они совершали конные походы, покупая лошадей "на последние свои товаренка", брали в ходе двух- и трехдневных "приступов" якутские "городки", сами месяцами сидели в осаде, отбивая яростные атаки неприятеля, "помирали голодною смертью", "перецинжали". Но в конце концов служилым удалось склонить якутскую знать к соглашению, и "Ленская земля" окончательно вошла в состав Российского государства. Слухи о ее богатствах привлекали на северо-восток Азии ратных людей даже из столь удаленных от Лены мест, как Томск. Оттуда в 1628 г. были отряжены на некую "реку Сивирюю", якобы расположенную в пяти неделях ходу по Лене от устья Вилюя, 50 казаков во главе с атаманом Дмитрием Копыловым. Добравшись до Лены, они, однако, быстро отказались от поисков несуществующей реки, а пошли на Алдан и добрались по нему до "Бутальской земли", где поставили небольшой острог и взяли ясак с местных тунгусов. Далее на восток "для прииску неясачный землиц" Д. Копылов отправил 30 казаков во главе с Иваном Москвитиным. Они спустились по Алдану до устья Маи, за два месяца поднялись по ее течению до горного перевала хребта Джунгджур, перешли до нему к верховьям Ульи и по ней через две недели в 1629 г. первыми из русских достигли Тихого океана. Таким образом, менее чем за 60 лет казаки прошли с запада на восток всю территорию Северной Азии... В построенном на Улье "зимовье с острожком" москвитинцы провели два года и выдержали два " жестоких приступа" тунгусов, объединившихся для противодействия пришельцам, требовавшим ясак для неведомого "великого государя". Сделав морские суда ("кочи"), казаки разделились на две группы и обследовали тихоокеанское побережье до Тауя на севере и Уды на юге. Экспедиция Москвитина закончилась вполне благополучно для ее участников. Помимо богатой "соболиной казны", власти получили ценные сведения географического характера, в частности - о реке Амур и населяющих ее народах. На Алдане Д.Копылов был втянут в межплеменной конфликт, который затем вылился в вооруженное столкновение с действовавшими по соседству енисейскими служилыми людьми. Это не явилось случайностью. Хотя ленские земли формально подчинялись Енисейску, фактически там хозяйничали представители самых различных сибирских городов, оспаривая друг у друга право собирать ясак с "иноземцев" и подати с торговцев и промышленников. В распри между отдельными группами казаков вовлекались и местные жители, нередко дел доходило до настоящих сражений. В Москве скоро узнали, что "меж себя у тех тобольских и у енисейских и у мангазейских служилых людей.... бывают бои, друг друга и промышленных людей, которые на той реке Лене промышляют, побивают до смерти, а новым ясачным людям чинят сумнение, тесноту и смуту и от государя их прочь отгоняют". Подобная ситуация была в той или иной мере характерной еще для некоторых районов Сибири (например Бурятии). В данном случае она сильно встревожила московское правительство, и оно решило создать в "Якутской земле" самостоятельное воеводство, запретив несанкционированные походы на Лену из других уездных центров. Произошло это в 1631 г. В результате Якутский острог стал не только прочной базой дальнейшего освоения Восточной Сибири, но и центром самого обширного в Российском государстве уезда, который, непрерывно расширяясь, к концу XVII в. охватывал практически весь северо-восток Азии. С первым ленским воеводой Петром Головиным прибыло 400 чел. Это был сборный отряд от разных сибирских городов, и в "именных книгах" якутского гарнизона служилые люди еще долго подразделялись на "енисейских", "березовских", "тобольских" и др. Большинство их считалось находящимися на Лене временно (на "годовой службе"), и власти должны были "переменить" их, когда из соответствующих городов приходила замена. Однако постепенно Якутск обзаводился все большим числом собственных казаков и прежде всего - из состава обжившихся на новом месте "годовальщиков" и ссыльных.

georg: Байкала русские достигли в 1633 г.; первооткрывателем этого озера-"моря" стал уже упоминавшийся якутский служилый (тогда еще пятидесятник) Курбат Иванов. В 1637 г. отряд енисейского сына боярского Ивана Похабова совершил переход по льду на южный берег Байкала, а в 1638 г. неизменно энергичный и предприимчивый атаман Иван Галкин обогнул Байкал с севера и основал Баргузинский острог. В 1639 г. казаки Галкина добрались до Шилки. В 1643 г. основатель Якутска Петр Бекетов предпринял с енисейскими служилыми людьми поход вверх по Селенге, а затем повернул к востоку по р. Хилок, основал Иргенсский острог (у оз. Иргень) и Шилкинский (на месте будущего Нерчинска). Быстрота присоединения к России прилегающих к Байкалу земель отчасти объяснялась стремлением коренного населения края опереться на русских в борьбе с набегами монгольских ханов. Сооруженная там в 1640ых годах дополнительная цепь крепостей с постоянными гарнизонами (Балаганский, Иркутский, Телембинский, Удинский, Селенгинский, и др. остроги) долгое время и обеспечивала защиту местных жителей и русских переселенцев от вражеских вторжений.

Сталкер: Историю землепроходства знаю слишком схематично, поэтому вопрос: уважаемый георг, вы перепысываете походы с реала без изменений или все же отдельные даты и события изменениы? Просто интересно.

Sergey-M: georg пишет: У кого есть предположения? так бурлаки еще пахали и на погрузке-разгрузке. не надо новых нанимать. к тому же бураками зваласт и судовая команда баржи -эт вообще матросы получаются. georg пишет: но и построить укрепленную линию для защиты южной части Тобольской провинции мб не провинции а кто то по другому называемой единицы? и ксаи мб я проглядел это -но как у вас с админтсративно-территориальным устройством ? Сталкер пишет: все же отдельные даты и события изменениы? ускорение идет на неск-ко лет. РИ выход к тихому океану -1639 Якутск основание 1632.

Вольга С.лавич: CanadianGoose пишет: Так что есть смысл один раз построить хорошо (пусть и долго и дорого), чем 10 раз плохо, быстро и дёшево. Не факт. Во всяком случае, за счёт дешевизны леса русские предпочитали строить новые корабли, чем ремонтировать старые. Дубов в России не так уж и много, он пойдёт на галеоны. Зато сосны завались.

Han Solo: georg пишет: У кого есть предположения? А может проще вообще на весла посадить?

georg: Sergey-M пишет: ускорение идет на неск-ко лет. Примерно на 10. Хотел выйти на реальные даты, но увы нереал, ускорения избежать не удалось. Отчего проблемы, блин - на Амур выйдем, когда Манчжуры еще не вторглись в Китай

georg: Sergey-M пишет: и ксаи мб я проглядел это -но как у вас с админтсративно-территориальным устройством ? Уезд - основная единица. Вдоль западной границы формировались наместничества (как то Новгородское, Смоленское и пр.). Теперь введены Разряды - генерал-губернаторства. Но под ними - уезды. В данном случае там будет 2 уезда - Тобольский и Верхотурский в составе Сибирского разряда.

georg: Нам остается вкратце коснуться экономики возрожденной Византии. Война крайне разорила Балканы. Болгария и Дунайские княжества были опустошены военными действиями и сделались на некоторое время регионами работающей на местные потребности аграрной экономики. В еще более жутком состоянии достались позднее Ромее земли в Азии, особенно те, по которым прошлись кизилбашские орды. Переживший уличные бои Константинополь лишился половины населения, и в городе еще долго виднелись обширные пустыри. Но Греция – континентальная и островная – явилась счастливым исключением. Военные действия не затронули ее территорию, малочисленные турецкие гарнизоны сравнительно легко были изгнаны греками после взятия Димитрием Константинополя. Греция сохранила тот высокий уровень экономического развития, каковой она имела и при Османах, а открытие безбрежного русского рынка повело к быстрому подъему греческой промышленности. В стране и ранее существовала высокая товарность аграрного сектора. На продукцию греческого сельского хозяйства - хлопок, табак, шелк-сырец, воск — стабильный и растущий спрос предъявляли промышленно развитые страны Западной и Центральной Европы. Значительная часть произведенной в Греции продукции вывозилась морским путем. В первой половине XVII века значительными морскими портами оттоманской Греции были Месолонги, Галаксиди, Арта, Патры, Корони, Метони, Наварин. На XVII век приходится становление, точнее говоря - возрождение греческого судоходства. Два порта в Коринфском заливе - Месолонги и Галаксиди - стали важными базами греческого судоходства. Особенно впечатляющим был прогресс Месолонги. С 20-х годов ХVII в. основным занятием жителей становятся торговое судоходство. Количество и водоизмещение их кораблей постоянно растут. Наряду с каботажным плаванием, они начинают посещать большие порты Средиземноморья: Салоники, Геную, Неаполь, Марсель. В результате торгово-мореходных операций, все более и более значительного масштаба, создаются серьезные греческие капиталы, которые начинают конкурировать с иностранными не только на рынках Леванта, но и за их пределами, претендуя на преимущественное положение в осуществлении внешней торговли". Рост торговли и судоходства наблюдается и на островах Эгейского моря, которые обозначаются в современных документах как Архипелаг. Эти острова, благодаря своим природным условиям, были и остаются "садом" Средиземного моря. В больших количествах здесь выращивались апельсины, лимоны, виноград, оливки. На некоторых островах производились вина. На всю Европу славились вина Санторина (Тира). На некоторых островах существовало и шелководство. Центром его был Хиос — самый населенный остров Архипелага. Население его составляло 100 тыс.. Помимо собственного шелка-сырца, его привозили с других островов Архипелага, а также из Пелопоннеса и Загоры (Фессалия). На этом сырье работали мастерские Хиоса, вырабатывавшие различные виды шелковых тканей, в том числе дамассе, составлявшую конкуренцию аналогичному венецианскому товару. Купцы Хиоса, имевшие компаньонов в Смирне (Измир) и Константинополе, проявляли большую активность на рынках Леванта. Торговлю Архипелага обслуживал зарождавшийся флот трех мореходных островов - Идры, Спецце и Псарры. Развитие торговли и ремесла способствовало оживлению городской жизни Греции. Наиболее значительными городами Греции в эту эпоху были Салоники и Янина. Салоники насчитывали около 40 тыс. жителей. Салоники были одним из самых развитых торгово-ремесленных центров империи. Здесь в 1614 г, была основана суконная мануфактура — первая суконная мануфактура в Ромейской империи, вскоре оказавшаяся далеко не единственной. В городе существовало развитое ремесленное производство. Двадцать четыре эснафа объединяли ремесленников различных профессий. Некоторые из ремесленных корпораций были построены по национальному принципу. Например, важный цех меховщиков состоял только из греков, производителями же муслина были только турки. Но существовали и смешанные по национальному составу цеха. Через Салоники шел и самый значительный поток морской и сухопутной торговли Балкан. Купцы Салоник обслуживали также торговлю европейских владений империи, где был большой спрос на товары Македонии, прежде всего шерсть, хлопок, пряжу, табак. Македонский же потребитель предъявлял спрос па войлок, стеклянную посуду, изделия из железа, мебель и украшения. Этот товарообмен осуществлялся посредством снаряженных греческими купцами караванов. Первое появление евреев в Салониках в османскую эпоху относится к концу XV в, Значительную часть их составляли беженцы из Испании. На новой родине они и их потомки занимались торговлей и ремеслом. Однако в торговле евреи не смогли занять значительных позиций в регионе, благодаря купеческому искусству и организации греков. Большинство евреев Салоник были искусные ремесленники: кузнецы, плотники, прядильщики, портные, красильщики, мельники, пекари, сыровары, гончары и т.п. Особым мастерством славились евреи-ткачи. Производимая ими грубошерстная ткань аба, прочная и водонепроницаемая, подходила для одежды солдат, моряков, пастухов. Правительство закупало эту ткань в большом количестве для нужд армии. Другим торгово-ремесленным центром Греции была Янина. Если для Салоник в XVII в. были характерны черты мегаполиса, то в облике столицы Эпира ощутимо чувствовалась греческая национальная струя. Своим возвышением город был обязан прежде всего торговле. Расцвету торговли Янины, имевшей репутацию "эпирского Марселя", способствовало ее выгодное положение узла 11 главных дорог, которые вели к побережью Ионического и Адриатического морей и во внутренние районы Эпира, Македонии, Фессалии и Албании. По этим дорогам янинские купцы со своими караванами из мулов и лошадей объезжали северные греческие земли и примыкающие области Европейской Турции, закупая различные продукты, на которые был спрос за рубежом: шелк-сырец, табак, шкуры, хлопковую пряжу. В столице Эпира ремесленное производство получило большое развитие. В XVII в. в городе имелось свыше 30 ремесленных цехов, в которых было представлено около 100 профессий. Особенно процветали такие ремесла, как скорняжное, кожевенное, свечное, ювелирное, позументное.

georg: Политика императора Димитрия и его великого логофета Димитрия Ралли была направлена на всемерный подъем греческой промышленности, что в первую очередь могло дать доходы императорской казне. При поддержке правительства по всей Элладе открывались шелковые, хлопковые, мыловаренные мануфактуры (оливковое масло шло на производство высококачественного мыла). Промышленный бум наступил в Греции в царствование Иоанна, когда грекам открылся широкий доступ на русский рынок. Греки становятся основными поставщиками предметов роскоши для русской знати – высококачественных шелковых тканей, рытого бархата, затканной золотом парчи, высокосортных вин, фруктов и пр. В то же время Греция дает для России и сырье для ее собственной промышленности – хлопковую пряжу для производства бумазеи, красители для тканей и пр, а так же дешевые товары для народного потребления – простые хлопковые ткани, мыло, сухофрукты, а в последствии и сахар – когда в отвоеванной Западной Анатолии греческие землевладельцы восстановили ранее возделывавшуюся там культуру сахарного тростника. Император Иоанн покровительствовал данному процессу «дабы деньги из государства не выходили», ибо греки по большей части вытеснили с русского рынка предметов роскоши как западных, так и персидских купцов, таким образом еще более увеличив активность торгового баланса империи в целом. Вывозили греки из России в основном хлеб – для собственного потребления, «лесные» и «корабельные» товары – как для себя так и для реэкспорта в Испанию, предъявлявшую на них высокий спрос (позднее по этой же статье пошло и уральское железо, экспортируемое Средиземным морем в Испанию, Италию и Францию). Одновременно были восстановлены торговые отношения с Францией, только теперь не французские купцы скупали товары на побережье Эллады, а греческие корабли пошли в Марсель, груженые шелком-сырцом, хлопком и оливковым маслом.

georg: Ну, кажется все . Блин, закончил - и так жалко стало разделять империю со столь сбалансированной экономикой.

Han Solo: Замечательно! georg пишет: и так жалко стало разделять империю со столь сбалансированной экономикой Надо-надо. А то не успеем опомниться как станем сырьевым придатком Ромеи

Бивер: georg пишет: жалко стало разделять империю со столь сбалансированной экономикой. Имхо у Вас Северо-Запад (Новгород и Смоленск) в общую схему включены слабо, они больше завязаны на Балтику, чем на основной торговый путь - через Константинополь. Так что либо надо будет теснить шведов, поляков и ливонцев (что как я понимаю занятый совсем другими планами Иоанн делать не будет), либо жди всё возрастающего сепаратизма и склонение этих земель под чужую руку.

georg: Бивер пишет: и склонение этих земель под чужую руку. А хлебушек Новгородцам "чужая рука" даст?

Читатель: georg пишет: А хлебушек Новгородцам "чужая рука" даст? кстати, надо рассмотреть вариант раннего распространения катофеля на Северо-Западе, одновременно с Германией (середина 18 века, минимум)

Сталкер: georg пишет: Центром его был Хиос Хиос также всегда славился своими сладкими винами, которые в эпоху поздней античности и раннего средневековья ценились даже больше терпких фалернских. Пришло ли хиосское виноделие в упадок во время Османов? georg пишет: и так жалко стало разделять империю со столь сбалансированной экономикой. Жалко у пчелки. А тут историческая реальность. Супротив неене попрешь!



полная версия страницы