Форум » Таймлайны - База Данных » Австро-Венгрия в XVI веке (сборник) » Ответить

Австро-Венгрия в XVI веке (сборник)

georg: или МаксимилианI, король Римский и Венгерский Извиняюсь за долгое отсутствие, работа сейчас отнимает все время. Но небольшая альтернатива родилась. В 1492 году скончался славный венгерский король Матьяш Хунъянди, оставив Венгрию на вершине могущества. Казна была полна (за годы его правления доходы казны выросли с 250 до 500 тыс. форинтов), военные силы внушительны. Кроме военных отрядов короля и баронов (бандерий) и мобилизованного дворянства Матьяш содержал наемную армию - «черное войско» наемников, состоявшее из тяжеловооруженной кавалерии и пехоты, а также из отрядов, имевших боевые повозки гуситского типа и артиллерию - 20 тыс. кавалеристов, 8 тыс. пехотинцев и 9 тыс. боевых повозок. Кроме того, еще 8 тыс. солдат были постоянно расквартированы в замках и укреплениях великолепно организованной южной линии венгерской обороны. Королевская власть была сильна, буйные венгерские бароны после 2 жестко подавленных Матьяшем мятежей притихли. В претендентах на опустевший трон недостатка не было. Венгерского престола добивался Максимилиан Габсбург. Его право на это предусматривалось договором от 1463 г., подписанным Матьяшем и Фридрихом III. С другой стороны на корону претендовал король Чехии Владислав Ягеллон, чья мать была внучкой Жигмонда и сестрой Ласло V. Владислава поддерживал его отец – король Польский и вел. князь Литовский КазимирIV. Претензии Максимилиана были самыми обоснованными, и именно с ним можно было связывать надежды на помощь против турок (активизации которых ожидали сразу после смерти Матьяша), но господствующие сословия прежде всего хотели получить такого короля, контроль за которым находился бы в их руках. Этому требованию идеально соответствовал Владислав, прозванный в Чехии «король добже», за то что соглашался с любым предложением своих вельмож. Он был коронован как Уласло II, но при условии подписания предвыборных обещаний, в частности об отмене всех нерегулярных налогов, займов и других «вредных нововведений» Матьяша. Максимилиан, имевший сильную партию среди венгерской знати, начал военную кампанию, освободил Вену и другие австрийские земли, в свое время отнятые Матьяшем у его отца ФридрихаIII, но тут у него кончились деньги, ни имперский рейхстаг, ни Швабский союз не оказали ему финансовой помощи для ведения войны вне территории СРИ, и Максимилиану пришлось отказаться от претезий на венгерскую корону. Правление Владислава стало периодом стремительного упадка королевской власти. Вся власть в королевстве перешла к дворянскому сейму, который отказался вотировать налоги, и регулярная армия Матьяша была распущена. Развал достиг таких масштабов, что в 1521 Белград был осажден и взят турками, и венгры не сумели собрать войско для отпора. При Мохаче венгерская армия насчитывала не более 25000 бойцов, и проигрыш этой битвы стал концом королевства. Итак, альтернатива: Максимилиану в решающий момент удалось пополнить казну – рейхстаг вотировал-таки имперский налог, либо, например, Владислав оказался должником Вельзеров, и Фуггеры, обеспокоенные возможностью того, что став королем Венгрии Владислав передаст их концессии на разработку серебряных рудников Словакии конкурентам, выдали кредит Максимилиану. Короче у Максимилиана оказалось достаточно денег не только на продолжение кампании, но и на то, чтобы вовремя перекупить наемное войско Матьяша. Магнаты поддерживающие Владислава разгромлены, и Максимилиан вступает на венгерский трон.

Ответов - 1832, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 All

Сварга: Здорово! Рад что Вы не слили Россию, а то я уж было начал опасаться

Бивер: Супер!

Читатель: georg пишет: Империя наконец обрела мир, и вполне своевременно а отчего у вас все войны такие скоротечные? Для периода Тридцатилетней войны это нетипично...

georg: Читатель пишет: войны такие скоротечные? Для периода ДО Тридцатилетней - вполне типично. А сама Тридцатилетняя в этом мире еще не началась (хотя здесь она будет лет на 10 короче ).

Крысолов: georg пишет: Все остальное в теме, на которую ссылка в сабже и в этой, на Самиздат еще не выкладывалось. А вот не меало бы выложить. georg пишет: Ничего проще Знаю, ваш рецепт помню. Только во сне у МАксимилиана Венгрию завоевать не получилось. georg пишет: и с сюзеренитетом над Тосканой, Пармой, Моденой, Мантуей, Савойей и Генуей У меня подозрение на Савойю. Не сильно верится что она перейдет в вассалитет к Испании. Здается мне что именно Савойа будет слабым звеном, готовым переметнутся на французскую сторону

Крысолов: georg пишет: А сама Тридцатилетняя в этом мире еще не началась (хотя здесь она будет лет на 10 короче ). Вот как раз хотел спросить. А каковы будут демографические потери Германии в ходе Двадцатилетней войны? А то вчера ночью была у меня мысль, что ежели оной не будет, то есть отличный шанс шведам завоевать Польшу во время Потопа и заселить ее немцами. Далее, Яков 1 разве в 1621 умер, не в 25-ом? georg пишет: царствование Ивана Юрьевича. Вы помнится говорили что он умрет бездетным? Так вот, на гражданской войне в России после его смерти настаиваю!

georg: Крысолов пишет: завоевать Польшу Будем делить. Крысолов пишет: Яков 1 разве в 1621 умер, не в 25-ом Помоему меня переклинило. Крысолов пишет: Так вот, на гражданской войне в России после его смерти настаиваю! СИГ - наше все . (Опять таки Ярема Вишневецкий станет главным героем гражданской войны в империи). Крысолов пишет: Здается мне что именно Савойа будет слабым звеном, готовым переметнутся на французскую сторону У Франции на ближайший период проблем немерено - император-кальвинист не позволит так просто задавить гугенотскую конфедерацию. Гордым галлам еще придется в ножки Испании поклониться (думаете я зря позволил протестантам и Наварцу победить Габсбургов на первом этапе ).

Крысолов: georg пишет: Гордым галлам еще придется в ножки Испании поклониться События в России как причина Двадцатилетней войны? Это дело!

georg: Крысолов пишет: События в России как причина Двадцатилетней войны? Не совсем. Королевские войска разбивают гугенотов как в РИ и осаждают Ла-Рошель. Гугеноны взывают к императору-единоверцу. Стоящие у власти в Голландии гомаристы откликаются на призыв. А голандские армия и флот с присоедивнившимися войсками немецких протестантов - это не английская эскадра Бекингема, не сумевшая и остров Рэ удержать. Ведь в этом мире протестанты благодаря победам ГенрихаIV (одержанным на свою голову) оказались сильны настолько, что Франция как союзник им уже не нужна - вернее нужна, но гугенотская ЛюдовикуXIII придется лично укреплять Париж, поднимать народное ополчение и вручать королевство деве Марии уже в 1626-27. И посещая еженощно опочивальню королевы Анны, между делом упрашивать ее организовать союз с братом Двадцатилетняя война будет короче Тридцатилетней, но круче и интенсивнее - поле боя развернется от Бордо и Ла-Рошели до Кракова и Вильны

sas: georg пишет: Опять таки Ярема Вишневецкий станет главным героем гражданской войны в империи). Хм,другие герои Хмельниччины РИ всплывут?

georg: sas пишет: Хм,другие герои Хмельниччины РИ всплывут? Поскольку события будут разворачиваться как раз в конце 1640ых, найдется место многим РИ-персонажам

sas: georg пишет: Поскольку события будут разворачиваться как раз в конце 1640ых, найдется место многим РИ-персонажам Не знаю даже,хорошоэто или плохо,т.к. может спровоцироваться флейм со строны украинской части форума :)

Сталкер: sas пишет: т.к. может спровоцироваться флейм со строны украинской части форума :) "Эт' вряд ли". (с) тов. Сухов

Krutyvus: sas пишет: флейм со строны украинской части форума Почему флейм? Будем старатся помогать

Крысолов: georg пишет: поле боя развернется от Бордо и Ла-Рошели Слушайте! А депопулируйте Францию, а?

Andreev: Крысолов пишет: Слушайте! А депопулируйте Францию, а? Какая ненужная жестокость. Нет бы Америку осваивать :)

Крысолов: Andreev пишет: Нет бы Америку осваивать :) Голландцы пусть осваивают С Испанцами

georg: ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ЧАСТЬ ВТОРАЯ ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ Австро-Венгрия XVI века. ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. ПЛАМЯ НАД ЕВРОПОЙ. Святых упрямая орда В которой видеть мир привык Воинствующей Церкви лик. Священным текстом служит им Пальбы ружейной треск и дым И разрешает спор любой Непогрешимых пушек вой. Разоблачить еретика Всегда готова их рука. Для них вся Реформация в том Чтоб жечь, рубить, колоть мечом, Как будто станет вера наша От этого все чище, краше. Сэмюэл Бетлер «Гудибрас».

georg: В середине 1620ых Нидерланды пребывали не вершине могущества и процветания. У моря и болот были отвоеваны тысячи гектаров земли (польдеры) для сельского хозяйства. Голландия стала страной передовой агротехники и высокопродуктивного молочного животноводства. Важную роль в голландском народном хозяйстве играло рыболовство, в котором была занята значительная часть населения, в особенности сельдяной промысел; значение этого промысла для страны метко характеризует голландская пословица, гласящая, что Амстердам вырос на селедочных костях. Большое развитие получил во второй половине XVII столетия и китобойный промысел, которым голландцы, занимались у берегов Шпицбергена и Исландии. В одних только шпицбергенских рейсах, в которых ежегодно принимало участие 200—250 судов, добывалось 1300—1400 китов, а чистый доход в отдельные годы превышал 10 млн. гульденов. Исключительно высоким и разносторонним было также развитие мануфактурной промышленности и ремесла. Широкое распространение получила текстильная промышленность и связанные с ней красильное, белильное и другие производства. Лейден превратился в центр шерстяной промышленности. Здесь имелись десятки крупных мануфактур и сотни мелких мастерских, насчитывавших десятки тысяч рабочих. Белильные мастерские были сконцентрированы в Хаарлеме (Гарлеме), который славился также шелковой промышленностью. Международное значение приобрела голландская судостроительная промышленность. В период наивысшего ее расцвета в Голландии строились одновременно сотни судов. Даже английские и испанские судовладельцы часто размещали свои заказы на голландских верфях. Канатные, парусные, бумажные, стекольные, кирпичные и деревообделочные мануфактуры, лесопильни и оружейные мастерские существовали во многих городах страны. Высоко было развито книгопечатание, большой известностью пользовались голландские навигационные приборы. Почти в каждом городе имелись пивоварни и маслодельни, в стране работали десятки сахарных и табачных предприятий. Голландия славилась также тонкими ремесленными изделиями: художественным кафелем и фарфором, часами и ювелирными изделиями, которые составляли немаловажные статьи ее экспорта. Наиболее важную роль в голландской экономике играл товарообмен с балтийскими странами, поставлявшими Голландии хлеб, лес и металлы и являвшимися рынком сбыта для голландской сельди, полотна, сукна и сыра. Первоначально в ее общем обороте посредническая торговля не имела решающего значения. Но уже в XVI в. огромные барыши, которые приносила посредническая торговля в силу значительной разницы в ценах на рынках различных европейских стран, привлекали в эту отрасль основные капиталы голландской буржуазии. Видное место в ее доходах занимал судовой фрахт. При плохом состоянии сухопутных дорог в Европе торговый флот Голландии, насчитывавший около 15 тыс. кораблей, играл в XVII в. первостепенную роль в развитии международных торговых сношений. Голландские купцы и судовладельцы — морские извозчики Европы, как их тогда называли, — сочетали перевозку чужих товаров с посредническими операциями. К началу XVII столетия они сосредоточили в своих руках почти всю торговлю между северными и южными странами Европы. Зерно, закупленное в Прибалтике, голландцы перепродавали на рынках Франции и Англии; изделия французских и испанских мануфактур и ремесел, вина Франции, фрукты из Испании и колониальные товары попадали в Северную Европу почти исключительно при их посредничестве. В Голландии подвергались доработке английские сукна, которые затем перепродавались за границу. Около 70% балтийского судоходства сосредоточивалось в руках голландцев. Несколько десятков голландских кораблей ежегодно посещало Нарву и Невск, откуда они вывозили русские меха, икру, смолу, поташ, пеньку, сало, а в отдельные годы и хлеб. Голландская Ост-Индская компания и организованная в 1621 г. Вест-Индская компания располагали обширными финансовыми средствами, собственным флотом, своими вооруженными силами и полученными от правительства неограниченными полномочиями в колониях. В районах производства пряностей, на Зондских и Молуккских островах голландцы создали целую сеть своих крепостей и факторий с центром в Батавии (на Яве). Используя междоусобную борьбу феодальных княжеств, голландцы постепенно подчиняли себе индонезийских князей и захватывали торговлю пряностями. Посреди английских владений голландцы в 1626 г. основали свою колонию — Новую Голландию с центром Новый Амстердам (нынешний Нью-Йорк). Их владения в Америке ограничивались Суринамом, ставшим сырьевой базой голландской сахарной промышленности, и несколькими островами в Караибском море. Голландцы создали также ряд фортов на западном побережье Африки. Экономический расцвет Голландии в начале XVII в. покоился на непрочном фундаменте. По мере расширения посреднической торговли голландская торговая буржуазия подчиняла себе все отрасли экономики страны. В то время как другие европейские государства, в первую очередь Англия и Испания, уже систематически проводили политику покровительства собственной промышленности, голландская буржуазия ради получения торговой прибыли наводняла свой внутренний рынок более дешевыми иностранными изделиями и тем самым душила отечественную промышленность.

georg: Октябрьский переворот 1622 в Амстердаме низверг возглавляемую Олдебарневелтом и захватившую было власть после смерти бездетного курфюрста Мориса Оранского группировку крупной торговой и финансовой буржуазии и привел к власти племянника Мориса, императора СРИ Фридриха Пфальцского, призванного в качестве государя Нидерландов. Под знаменами Фридриха сплотились с одной стороны представители национальной промышленной и мелкой буржуазии, выступавшие против купеческой олигархии, и с другой – Нидерландское дворянство, жившее по большей части военной службой и каперскими экспедициями на море, и заинтересованное в активизации внешней политики. В идеологическом плане переворот был осуществлен под знаменами ортодоксального кальвинизма против последователей Арминия. Сам император, вовсе не бывший фанатиком кальвинизма, постарался прекратить преследование уцелевших арминиан, а так же не допустил ужесточения политики в отношении католиков. По требованию ремесленников и мануфактуристов были введены протекционистские пошлины на многие товары, производившиеся в стране. Но главное влияние на императора оказывала приведшая его к власти военная элита, отражавшая интересы дворянства, жившего войной. Блестящие победы в предыдущей войне на востоке, одержанные над пользовавшейся после разгрома Турции весьма высоким престижем в Европе русской армией естественно вскружили голову этой элите. Голландские военные осознали, что комбинация новой тактики и новой артиллерии является «новым оружием», которым они владеют пока еще почти монопольно. Естественно должна была возникнуть и обрести популярность идея воспользоваться благоприятным временем для решения внешнеполитических задач. В начале 1623 года виднейший ученик покойного Мориса генерал граф Генрих ван дер Берг подал императору обширный доклад. В нем подчеркивалось, что в настоящее время благодаря комбинации новой тактики и нового оружия армия Нидерландов является сильнейшей в Европе, с которой «лишь армия шведская сравнится может». Но как раз пример Швеции показывает, сколь быстро выдающийся государь, даже обладающий ограниченными ресурсами, может вывести свои вооруженные силы на новый уровень. «Через 10 лет» - писал ван дер Берг – «Франция и Испания не худшими армиями и вооружением располагать будут». Необходимо воспользоваться благоприятным временем и вырвать Нидерланды и всю Германию «из-под позорной зависимости, в которой Франция с помощью баварца и Лиги католической нас держит». Сейчас самое время воспользоваться начинающейся во Франции очередной «гугенотской войной» и нанести ей удар. Война эта будет в народе тем более популярна, что будет войной за веру в поддержку единоверцев-гугенотов. Победа даст возможность возродить империю и приступить к централизации Германии с центром в Нидерландах. Таким образом «страна наша такового могущества достигнет, что никто ни с суши ни с моря нам угрожать не сможет». Укрепление же с помощью Нидерландов самостоятельной гугенотской республики на юге Франции ослабит Францию и сделает ее безопасной. Действительно, после падения Габсбургов Франция осталась «верховным арбитром» в Германии, и Католическая Лига во главе с Максом Баварским, опасаясь протестантов, служила Франции верной опорой. Ярким показателем этого был «вюрцбургский инцидент» - в 1622 году, когда после смерти князя-епископа Вюрцбургского ландграф Гессенский попытался прикарманить это церковное княжество, посадив там своего сына «администратором» - французские войска, пройдя из Меца через Трир к Рейну, вступили в Гессен и принудили ландграфа «соблюдать имперскую конституцию». Сам император Фридрих до своего воцарения в Голландии не имел в Германии никакой власти и влияния. Ограниченный в Чехии сеймом и располагая реально лишь силами Пфальца, император Фридрих вынужден был долго мириться с ролью фактически французского саттелита. Теперь император быстро оценил всю выгоду положения, и немедленно принял предложения военных. Со стороны Генеральных Штатов возражений ждать не приходилось – там так же господствовали антифранцузские настроения, вызванные как сочувствием к единоверцам-гугенотам, так и оживленными экономическими связями с ними (огромное количество продаваемых на север французских вин вывозилось голландцами с юга в основном через Ла-Рошель), а так же вооруженным конфликтом в Гвиане, где между французскими колонистами из новооснованной «Равноденственной Франции» и голландцами из Суринама начались кровавые столкновения из-за контроля над залежами соли. После «Вюрцбургского инцидента» император так же мог рассчитывать на поддержку протестантских князей Германии. Война с Францией была решена.

georg: Для кампании на южной границе Брабанта сосредотачивалась мощная голландская армия во главе с Генрихом Ван дер Бергом. Отдельный экспедиционный корпус генерала де Берлеймона должен был высадится в Ла-Рошели и присоединится к гугенотской армии Рогана, которой к тому же Голландия готова была поставить партию оружия и снаряжения. Валленштейн, вернувшийся с востока на родину, получил приказ набрать в Чехии новую армию и атаковать Баварию – император не сомневался в том, что Максимилиан Баварский выступит на стороне Франции. И наконец возглавляемое князем Ангальтом войско Верхнегерманской Лиги протестанстских князей, решившей после Вюрцбургского инцидента поддержать своего бывшего лидера - ныне императора, должно было нейтрализовать рейнских союзников Франции – курфюрстов Майнца, Кельна и Трира. Меж тем во Франции военные действия начались. В начале 1623 года король ЛюдовикXIII, во главе армии, возглавляемой коннетаблем Ледигьером и шестью маршалами выступил на юг. Роган отходил, не принимая боя. Уже вступив в переговоры с императором, он рассчитывал дождаться помощи, предоставляя королевской армии стачивать зубы о многочисленные крепости гугенотов. Овладев несколькими второстепенными пунктами, король Людовик в августе вышел к Гаронне и обложил хорошо укрепленный Монтобан. Располагавший огромными запасами, мощной артиллерией и голландскими инженерами-фортификаторами, город отразил все приступы королевских войск. После трех месяцев безуспешных осадных работ король скрипя зубами снял осаду, и отправив войска на зимние квартиры, вернулся в Париж. Здесь под Рождество к нему явился императорский герольд с объявлением войны, а вскоре – гонец с известием о высадке голландского корпуса в Ла-Рошели.

krolik: ура! продолжение

Леший: krolik пишет: ура! продолжение Это точно!

Олег Невещий: Продолжение!!!!!!! Наконец...

Telserg: Присоединясь, ждем еще!

Нико Лаич: Слава Георгу Великолепному! А также его таланту и терпению!!!

Крысолов: Трижды ура!

Han Solo: Ура!

georg: Французскому командованию пришлось срочно пересматривать свои планы. Большая половина армии выдвигалась на север, в Генненгау, для отражения предполагаемого вторжения из Нидерландов. Армию возглавил коннетабль Франции герцог Ледигьер (старый сподвижник покойного короля Генриха, несколько лет назад перешедший из кальвинизма в католичество), его помощником был назначен любимец покойного короля маршал Бассомпьер. Против гугенотов должна была действовать вторая армия под командованием герцога Ангулемского. И наконец отдельный 5-тысячный корпус маршала Шомберга, ранее сосредоточенный в Меце (именно это корпус производил «наведение конституционного порядка» во Франконии во время «Вюрцбургского инцидента»), и усилившийся до 8000 благодаря возвращению из Польши французских конных полков (входившая во французский экспедиционный корпус пехота, почти поголовно навербованная из немецких наемников, в полном составе перешла на службу к Валленштейну) должен был выступить на Рейн в поддержку Католической лиги. В Трире генерал фон Верт ускоренно вербовал войска в армию Лиги. Бейлермон, высадившись на острове Ре, осадил его гарнизон в Туаре. Крепость держалась. В мае 1624 года армия Ледигьера выступила на север, где ван дер Берг перешел границу, взял штурмом Дуэ и осадил Аррас. В составе армии ван дер Берга на Францию наступало 18000 шведских солдат – Густав Адольф, который по окончании восточной войны и прекращении голландских субсидий не мог содержать свою армию за счет скудного шведского бюджета, сдал большую часть ее в наем императору. В армии ван дер Берга шведы составили отдельный корпус под командованием генерала Врангеля.

georg: Во французской армии тактика пехоты оставалась в некоем межеумочном положении между «линейной тактикой» и старой тактикой колонн. Длительное засилье швейцарцев во французской пехоте вело к господству в пехотном построении швейцарской «баталии», с цепями мушкетеров перед ней. (Мушкетеры, вербовавшиеся в основном из французов, в то время как пикинерами были швейцарцы и немцы, нередко действовали самостоятельно, приближаясь к будущей тактике стрелковых линий. Наиболее ярким примером была битва при Кутра (РИ), в которой покойный король Генрих выстроил мушкетерские роты без прикрытия пикинеров, в интервалах между ними сосредоточив эскадроны конницы, и когда мушкетеры залповым огнем расстроили конницу Жуайеза, кавалерия Генриха без труда опрокинула ее.) Во время войны с Габсбургами под влиянием Мориса сложился строй французской пехоты. Старая «баталия» была расчленена на более мелкие построения пикинеров – батальонные каре, примерно 15 человек по фронту и 10 шеренг в глубину. Мушкетерские роты строились перед пикинерными батальонами напротив интервалов между ними, чтобы в случае опасности отойти в эти интервалы, которые пикинеры запирали, разворачиваясь в 5 шеренг по фронту. Атаку в рукопашную пикинерный батальон производил в обычном 10-шереножном строю, традиционным швейцарским ударом. Французская кавалерия делилась на тяжелую жандармскую, и легкую коннострелковую. Жандармы имели кирасирское вооружение и атаковали палашом поэскадронно в сомкнутом 5-шереножном строю. Негативной стороной этого чисто дворянского рода войск была слабая дисциплина и субординация – капитан каждой роды подчинялся напрямую только коннетаблю Франции или генерал-полковнику кавалерии. Легкая конница – шеволежеры и карабинеры – была предназначена в основном для стрельбы с седла в караколе. Покойный ГенрихIV по окончании войны с Габсбургами распустил почти всю кавалерию и оставил только гвардию в составе 4 полков жандармов, 1 роту его знаменитых мушкетеров (конных стрелков), полк шеволежеров и сверх того 19 обыкновенных рот жандармов. При начале теперешней войны французская конница была пополнена немецким рейтарами, умевшими как вести стрелковый бой в караколе, так и атаковать холодным оружием. В бою кавалерия традиционно выстраивалась на флангах. Строй голландской пехоты был более гибким – за счет более высокой строевой выучки, возможность которой существовала благодаря содержанию постоянного войска, голландцы маневрировали в шахматном порядке не батальонами, как французы, а ротами, подобно римском манипулам. Сверх того голландские генералы шагнули дальше французских в оценке огневого боя. Число пикинеров было сокращено до трети, и они строились в ротные каре по 6 шеренг (в развернутом виде 3 шеренги). Густые стрелковые цепи вели залповый огонь нидерфалами. Сверх того голландцы имели решающее преимущество в артиллерии. Если полевая артиллерия французов, сводимая в батареи и устанавливаемая в ключевых местах позиции, не уступала голландской, то в полковой артиллерии голландцы имели подавляющее преимущество. За время восточной кампании французы уже успели оценить это шведско-голландское вундерваффе. Легкая медная пушка, которую четверо солдат могли катить по полю в составе пехотной шеренги, поражающая картечью на расстояние 300 шагов и – благодаря изобретению начиненного картечью и порохом зарядного патрона – вдвое более скорострельная, чем пехотный мушкет – произвела впечатление своей боевой эффективностью, и французы попытались наладить ее изготовление. Но на начало 1624 имели только десяток пробных экземпляров, и о том количестве подобных орудий, каким располагали голландцы – по 2 орудия на пехотный батальон – могли только мечтать. Огневая мощь пехоты и полковой артиллерии была причиной изменения роли кавалерии в голландской армии. Кирасиры были впервые сформированы Морисом Оранским во время прошлой европейской войны. Так как, с одной стороны, он с большим трудом мог достать пригодных для конных копейщиков лошадей, а с другой — этот род конницы требовал ровной и открытой местности и твердого грунта, что в Нидерландах встречалось очень редко, то он и не пытался завести их в своей армии. Вместо того он завел особый род конницы, более легкий, чем копейщики, но все-таки носивший латы и, кроме того, имевший пистолеты на длинном ложе и мечи, одинаково пригодные для уколов и ударов. Затем Морис научил их встречать неприятельских копейщиков прежде всего залпом из пистолетов, а затем, раздаваясь от середины, бросаться врукопашную на их фланги - вследствие более легкого вооружения и потому большей подвижности кирасир маневр этот им почти всегда удавался. Генрих ван дер Берг перестал сосредотачивать конницу на флангах, и вместо этого начал строить кирасирские и рейтарские эскадроны позади пехоты напротив интервалов. Конница должна была проходить в интервалы между пехотными подразделениями и атаковать противника, строй которого рассеян и прорежен огнем пехоты и полковой артиллерии, в сомкнутом строю на быстрых аллюрах, врубившись в пробитые огнем бреши. Кавалерия становилась основной ударной силой вместо пикинеров, которые в общем перестали быть ударной силой армии и использовались в основном для прикрытия стрелков.

georg: Генеральное сражение произошло неподалеку от Арраса, причем Генрих ван дер Берг сумел навязать французам бой на выбранной им позиции, где его фланги были прикрыты с одной стороны рекой, а с другой – лесом. Имперская армия была развернута в 2 линии, причем кавалерия была размещена поэскадронно между первой и второй линиями пехоты. Кавалерийских крыльев на флангах имперский маршал не выделил, растянув свои линии так, что обход с фланга был весьма затруднен. В случае, если бы коннице противника это все же удалось, вторая линия пехоты прикрыла бы тыл первой. Бой начался традиционной атакой на фланги французской конницы и перестрелкой в центре. Сразу же обнаружился перевес имперцев – огонь имперской пехоты за счет более многочисленных мушкетеров и наличия полковой артиллерии был гораздо более плотным и смертоносным. Французская конница раз за разом атаковала голландский строй, пытаясь нащупать слабое место, и раз за разом с потерями откатывалась. В 2 часа по полудни ван дер Берг двинул свою армию вперед – равномерно всей линией. Голландцы быстро загнали французских мушкетеров за пикинерные батальоны, после чего обрушили на попытавшихся атаковать пикинеров залповый огонь из мушкетов и полковых пушек. Неся большие потери, французская пехота начала отход, но при этом не могла отойти равномерно и закрыть пробитые опустошительным огнем бреши в своем строю – и в эти бреши врубились имперские кирасиры. Правый фланг имперцев, двигаясь вперед, лишился прикрытия леса, и маршал Бассомпьер, собрав конницу в кулак, атаковал открытый фланг противника. Ему удалось смять 2 батальона, но на выручку подоспели части второй линии, развернувшиеся под углом к строю первой и густым огнем отбившие французскую конницу. Отойдя назад, Бассомпьер обнаружил, что центр прорван, пехотные батальоны швейцарцев вырублены подчистую, и господствующая батарея в центре французской позиции захвачена и развернута против французов. Отчаянной атакой маршал отбросил имперскую конницу и дал возможность остаткам пехоты отойти к лесу и восстановить строй. Однако атака французов на потерянную батарею потерпела полную неудачу. Ван дер Берг бросил в атаку все части своей второй линии, опрокинул и погнал пехоту противника. Отважный Бассомпьер еще дважды водил свою конницу в сумасшедшие атаки, спасая остатки пехоты от истребления. Ночь прекратила сражение. Разгром французской армии был полным – большая часть армии легла на поле боя, почти вся артиллерия была потеряна, коннетабль тяжело ранен (через неделю старик Ледигьер скончался в Амьене, куда его перевезли). Бассомпьер с остатками войск ускоренными маршами отходил на юг. Развивая успех, ван дер Берг захватил Камбре, которое его комендант герцог де Сен-Симон сдал без боя, взял крепости Корби и Ла-Капель и перешел Сомму. В начале августа имперская конница появилась у Понтуаза. Враг был у ворот Парижа.

Нико Лаич: Продолжение в студию!!!

шаваш: И побольше , побольше !!!

georg: В Париже царила паника. Казалось Франция снова переживает дни Креси и Азенкура. Париж был беззащитен перед наступающей вражеской армией, и Ришелье настаивал на эвакуации правительства и двора в Орлеан. Однако среди горожан катастрофа после недолгого шока вызвала мощный подъем. Сотни монахов на площадях проповедовали битву за веру с напавшими на Францию нечестивыми еретиками, обещая ее героям мученические венцы. Бежать, бросая дома и имущество, большинство горожан явно не собиралось. На третий день после вести о поражении депутация парижан явилась в Лувр, и заверила короля в своей решимости оборонять город «до последней капли». 20 июля после торжественного богослужения в Нотр-дам-де-Пари король ЛюдовикXIII торжественно вручил королевство Пречистой Деве, и приехав с богослужения в Лувр, начал подписывать и рассылать ордонанс за ордонансом. Вокруг Парижа в срочном порядке строились валы, редуты и бастионы, расставлялась крепостная артиллерия. Навербованные из горожан батальоны «буржуазной гвардии» обучались королевскими гвардейцами военному делу. Финансовые тузы Парижа, крупные феодалы и прелаты в добровольно-принудительном порядке вносили средства на оборону по подписке. Тысячи вооруженных дворян из провинций стекались под королевские знамена. Герцог Ангулемский получил приказ отойти к Луаре и направить часть войск на защиту Парижа, а из Германии был отозван корпус Шомберга. Выйдя в августе к Понтуазу, ван дер Берг получил донесения, что город великолепно укреплен и защищается многочисленным ополчением (которое в чистом поле мало что стоило бы против лучшей армии Европы, но под защитой укреплений становилось серьезной силой). Шансов взять Париж было очень мало, а между тем в тылу победоносной императорской армии обстановка все более осложнялась. Ее коммуникации шло по узкому коридору через Корби и Ла-Капель. На флангах оставались мощные не взятые французские крепости, такие как Перонна и Сен-Кантен. Но главное – приходили донесения, что маршал Бассомпьер в Амьене собрал остатки разбитой французской армии, и движется к Перонне, готовясь перерезать коммуникации немцев. Армия победителей оказывалась перед сильно укрепленной столицей противника отрезанной от своих баз и среди враждебного населения – крестьяне Пикардии и Иль-де Франса во главе с сеньерами и кюре взялись за вилы, и под ногами оккупантов буквально горела земля. Взвесив обстоятельства, ван дер Берг отдал приказ об отходе. В сентябре его армия отошла в Генненгау, где взятием Валансьена завершила завоевание этой провинции.

georg: Отход герцога Ангулемского к Луаре полностью развязал на юге руки армии Рогана, с которой соединился довершивший захват острова Ре голландский корпус Бейлермона. Голландский генерал настаивал на наступлении на Париж в поддержку ван дер Берга. Но располагавший более точными сведениями и не рассчитывавший быстро пробиться через верные короне и хорошо укрепленные города Луары, Роган убедил Бейлермона начать наступление на Бордо, овладение которым отдало бы весь юг во власть гугенотов. К счастью для короны гугеноты в этом городе не составляли властного большинства. Архиепископом Бордо был в то время кардинал де Ла Валетт, сын покойного герцога д`Эппернона – прелат весьма умный, энергичный и деятельный, к тому же обладавший не только познаниями, но и талантом в военном деле. Парламент Гиени после долгих дебатов постановил сохранять верность королю и сформировал отряды буржуазной гвардии и дворян для обороны города, которую возглавии его воинственный арихиепископ. Французский флот со Средиземного моря во главе с Адмиралом Франции герцогом Сезаром де Вандомом так же прибыл в Бордо. Нападение Рогана и Бейлермона на город было отбито. Попытка голландского флота прорваться к городу была отражена в сражении на Жиронде, где французов выручили средиземноморские галеры, в водах Жиронды оказавшиеся эффективнее парусных кораблей. В ноябре Роган и Бейлермон сняли осаду и отошли в Перигор. Успешнее для гугенотов шли военные действия в Лангедоке, где их возглавлял известный полководец покойного короля Генриха, теперь сражающийся за своих единоверцев – маршал де Лафорс. Опираясь на гугенотскую «столицу» юга – Монпелье, Лафорс захватил Ним, Безье и Нарбон, овладев почти половиной края.

georg: «Второй фронт» этой войны разворачивался в Германии. Маршал Шомберг, выполняя приказ короля, в начале лета вступил на Рейн, где в Кобленце соединился с войсками Католической лиги. Объединив силы, Шомберг двинулся на помощь Майнцу, осажденному армией протестантского союза, возглавляемой князем Ангальтом и пфальцскими войсками императора во главе с графом Гогенлоэ. Оба протестантских полководца изначально не ладили между собой, а к моменту боя их разногласия достигли максимума, не позволив им действовать согласовано. Шомберг одержал решающую победу, причем половина протестантского войска, прижатая к Рейну, была истреблена или сдалась в плен. Но последствия этой победы были сведены на нет тем, что после разгрома при Аррасе король Франции отозвал армию Шомберга из Германии. С востока на рейнских князей-епископов надвигалась армия Валленштейна. Чешский сейм выделил на эту войну незначительные средства, на которые невозможно было содержать приличную армию даже в течении одной кампании. Но у Валленштейна после восточной войны было громкое имя, и была армия ветеранов, прокаленных в сражениях с русскими и веривших в своего вождя. Выплатив солдатам чешские деньги как задаток, Валленштейн стремительно повел их в Баварию. Курфюрст Максимилиан не успел набрать сильного войска, при Ландсхуте был разбит наголову и бежал в Италию. Валленштейн оккупировал Баварию, и угрожая отдать край на разграбление, начал сбор контрибуций с городов и дворянства. Ободрав богатую Баварию как липку, Валленштейн двинулся на запад. В августе он перешел Рейн, присоединил к своей армии остатки войск Ангальта и вторично осадил Майнц. В конце сентября город был взят, и герцог перешел Рейн, взяв Трир в тесную блокаду. Католическая Лига в Германии была практически разгромлена.

georg: В то время как в Германии и Франции гремели первые сражения начинающейся Великой Войны, на плодородных равнинах Венгрии бушевало пламя крестьянской войны. Летом 1623 года под контролем повстанцев находилась вся обширная территория восточной Венгрии от Дуная до границ Трансильвании, где воевода Ракоци удерживал край. На севере восстание распространилось до Карпат, охватив Угрорусь и восточные комитаты Словакии. Посреди находившегося во власти бунтующих крестьян края держалось несколько городов, где отсиживались дворяне. В Хорватии Илья Грегорич с многочисленной повстанческой армией овладел большей частью края и осаждал Загреб. На юге князь Сербский Стефан Петрович, пользуясь крахом Венгрии, осаждал Белград, в котором запасы продовольствия и боеприпасов подходили к концу. Но в комитатах к западу от Дуная и в западной Словакии «старый порядок» еще держался. Граф Пал Эстергази, ставший в эти страшные месяцы признанным лидером венгерского дворянства, собрал в Буде как остатки разбитых при Яйце войск, так и дворянское ополчение, в том числе беглецов из восточных комитатов. В начале 1623 в Пожони (Братиславе) была созвана объединенная сессия венгерского сейма и австрийского ландтага, на которой венгры обратились к австрийцам за помощью. Опасение распространения венгерских событий и на Австрию, где тоже утверждалось крепостничество, заставило магнатов и землевладельческое дворянство Дунайской монархии сплотится. Был введен налог на армию, созвано дворянское ополчение Австрии, произведена вербовка наемных солдат и улучшение артиллерийского парка. К августу 1623 Эстергази располагал вполне приличной армией. Король Фердинанд, уже два года находящийся в жестком конфликте с Объединенным Сеймом и лишенный почти всей власти, предложил переговоры с повстанцами, восстановление прежней регламентации крестьянских повинностей и амнистию добровольно сложивших оружие. Однако раздраженный сейм отверг предложения короля – возобладали сторонники жесткого подавления восстания и беспощадной «репрессии». В конце августа 1623 Эстергази атаковал армию повстанцев под Эгером. Несмотря на упорное сопротивление крестьян превосходство выучки и вооружения войска Эстергази, особенно подавляющий перевес в артиллерии, сыграли решающую роль. Повстанческая армия была разбита. Дьердь Биге, оторвавшись от преследования, стремительно уходил на юг, в Банат и Бачку, где рассчитывал на поддержку сербов. Другая часть повстанческих отрядов отхлынула на север, в предгорья Карпат. На обоих берегах Тисы победители учинили кровавую репрессию. Все повстанцы, взятые с оружием в руках были посажены на кол либо четвертованы, мятежные села сжигались. В свою очередь повстанцы, засев в укрепленных оппидиумах и не ожидая пощады от карателей, дрались до последнего. Кровь обильно текла по венгерской равнине.

georg: За венгерскими событиями внимательно следили король Испании ФилиппIV и его первый министр Оливарес, которые на тот момент оба пребывали в Венеции, занимаясь организацией нового Итальянского королевства. Оба понимали – более удобного момента для восстановления власти дом Габсбургов в Австро-Венгрии не будет. Решено было действовать. Король Фердинанд, после Пожоньского сейма уехавший в родную Штирию, был призван в Италию. Испанская армия маршала Спинолы, к этому времени как раз после победы над Изолани находившаяся в Далмации, получила приказ двинуться в Хорватию. 10 сентября 1623 года король Фердинанд в сопровождении испанской армии подошел к Загребу. Илья Грегорич и прочие крестьянские вожди Хорватии, напуганные репрессиями Эстергази на севере, прибыли в королевский лагерь и изъявили полную покорность законному государю, вручив ему «всепокорнейшее прошение крестьян королевства Венгерского», где просили «суда справедливого и защиты от гнета нестерпимого». В свою очередь напуганные мятежом и отсиживающиеся в городах хорватские дворяне встретили короля как спасителя. 30 сентября 1623 Фердинанд подписал «Загребские статуты», одобренные всесословным собранием Хорватии. Согласно статутам отношения крестьян и землевладельцев перестраивались по испанскому образцу. Крепостная зависимость крестьян безусловно ликвидировалась. Как в Испании и Франции, крестьяне получали обрабатываемые ими земли в «потомственное держание» с уплатой с них сеньеру фиксированной и неизменной поземельной ренты – цензивы, или чинша. Подобно испанским «бегетриям» крестянские общины получали право участия в комитатских собраниях и избирали своих представителей – скабинов – в окружной суд. Фердинанд и его испанские советники вели дело к восстановлению самодержавия, и потому стремились объединить все силы, могущие поддержать короля против дворянства. Они не строили иллюзий в отношении того, что дворянство, вооруженное и чуствующее себя в силе после победы при Эгере не смирится добровольно, и исходили из того, что придется ломать «шляхетскую демократию» силой. Повстанцам Дьердя Биге, отошедшим в Банат, была объявлена амнистия, а они в свою очередь признали «Загребские статуты» и присоединились к королевскому войску. Было заключено соглашение и с Сербией. Сербия получала независимость и большую часть занятых земель – Белград (откуда вышел обессиленный венгерский гарнизон) и Боснию кроме Яйцевского баната, а в замен князь Стефан со всем своим войском должен был сражаться на стороне Фердинанда. Король направил послов в Буду, которые объявили «королевскую волю» - загребские статуты немедленно вступают в силу, повстанцам предоставляется амнистия. Конституция 1613, родившаяся в результате дворянского мятежа, отменяется, и восстанавливается прежний государственный строй. Возмущению дворянства не было предела. Сейм категорически отверг требования короля, обвинил его в нарушении присяги и принял решение о детронизации Фердинанда. Через неделю послы от имени венгерского сейма и австрийского ландтага выехали в Краков с приглашением польского королевича Владислава на трон Австро-Венгрии.

georg: Зимой обе стороны готовились к решающей схватке. Перевес Габсбургов был очевиден. Сейм не мог найти союзников в Европе, где Германия и Франция были заняты войной. Оставалась Польша, но хотя местная шляхта проявляла полную солидарность с венгерскими собратьями, раскошеливаться на их поддержку не желала. Владислав прибыл в Буду в сопровождении небольшого войска добровольцев и практически без денег. В мае 1624 король Фердинанд и Спинола начали наступление на Буду. Эстергази дал битву под Печем. Исход сражения решил удар испанских терций, прорвавших центр армии Эстергази. Легкая сербская конница эффективным преследованием добила армию сейма – сербы на протяжении нескольких десятков верст истребляли бегущих, практически не беря пленных. Королевич Владислав, не узнанный в суматохе бегства, был зарублен сербским кавалеристом. Раненый Эстергази был взят в плен и через несколько дней казнен как мятежник. Победа позволила создать «прочную базу» для власти австрийских Габсбургов. На другой день после битвы король издал указ о конфискации имений у дворян и магнатов, которые в течении месяца не сложат оружие (впрочем на практике конфискация впоследствии была избирательной, добив последовательных врагов королевской власти). По результатам указа почти половина всех земель в Венгрии и Австрии перешла в прямую собственность короны. Это было подлинной революцией, приведшей к рождению новой абсолютной монархии в центральной Европе. До конца 1624 года основные очаги сопротивления были подавлены. Фердинанд вступил в Вену и занялся умиротворением и благоустройством страны.

LAM: georg пишет: вторично осадил Майнц. В конце сентября город был взят, и герцог перешел Рейн, взяв Трир в тесную блокаду. Извиняюсь за придирчивость, но чтобы из Майнца попасть в Трир ещё раз переходить Рейн не надо. Большое спасибо за замечательный таймлайн. Получаю искреннее удовольствие



полная версия страницы