Форум » Таймлайны - База Данных » Австро-Венгрия в XVI веке (сборник) » Ответить

Австро-Венгрия в XVI веке (сборник)

georg: или МаксимилианI, король Римский и Венгерский Извиняюсь за долгое отсутствие, работа сейчас отнимает все время. Но небольшая альтернатива родилась. В 1492 году скончался славный венгерский король Матьяш Хунъянди, оставив Венгрию на вершине могущества. Казна была полна (за годы его правления доходы казны выросли с 250 до 500 тыс. форинтов), военные силы внушительны. Кроме военных отрядов короля и баронов (бандерий) и мобилизованного дворянства Матьяш содержал наемную армию - «черное войско» наемников, состоявшее из тяжеловооруженной кавалерии и пехоты, а также из отрядов, имевших боевые повозки гуситского типа и артиллерию - 20 тыс. кавалеристов, 8 тыс. пехотинцев и 9 тыс. боевых повозок. Кроме того, еще 8 тыс. солдат были постоянно расквартированы в замках и укреплениях великолепно организованной южной линии венгерской обороны. Королевская власть была сильна, буйные венгерские бароны после 2 жестко подавленных Матьяшем мятежей притихли. В претендентах на опустевший трон недостатка не было. Венгерского престола добивался Максимилиан Габсбург. Его право на это предусматривалось договором от 1463 г., подписанным Матьяшем и Фридрихом III. С другой стороны на корону претендовал король Чехии Владислав Ягеллон, чья мать была внучкой Жигмонда и сестрой Ласло V. Владислава поддерживал его отец – король Польский и вел. князь Литовский КазимирIV. Претензии Максимилиана были самыми обоснованными, и именно с ним можно было связывать надежды на помощь против турок (активизации которых ожидали сразу после смерти Матьяша), но господствующие сословия прежде всего хотели получить такого короля, контроль за которым находился бы в их руках. Этому требованию идеально соответствовал Владислав, прозванный в Чехии «король добже», за то что соглашался с любым предложением своих вельмож. Он был коронован как Уласло II, но при условии подписания предвыборных обещаний, в частности об отмене всех нерегулярных налогов, займов и других «вредных нововведений» Матьяша. Максимилиан, имевший сильную партию среди венгерской знати, начал военную кампанию, освободил Вену и другие австрийские земли, в свое время отнятые Матьяшем у его отца ФридрихаIII, но тут у него кончились деньги, ни имперский рейхстаг, ни Швабский союз не оказали ему финансовой помощи для ведения войны вне территории СРИ, и Максимилиану пришлось отказаться от претезий на венгерскую корону. Правление Владислава стало периодом стремительного упадка королевской власти. Вся власть в королевстве перешла к дворянскому сейму, который отказался вотировать налоги, и регулярная армия Матьяша была распущена. Развал достиг таких масштабов, что в 1521 Белград был осажден и взят турками, и венгры не сумели собрать войско для отпора. При Мохаче венгерская армия насчитывала не более 25000 бойцов, и проигрыш этой битвы стал концом королевства. Итак, альтернатива: Максимилиану в решающий момент удалось пополнить казну – рейхстаг вотировал-таки имперский налог, либо, например, Владислав оказался должником Вельзеров, и Фуггеры, обеспокоенные возможностью того, что став королем Венгрии Владислав передаст их концессии на разработку серебряных рудников Словакии конкурентам, выдали кредит Максимилиану. Короче у Максимилиана оказалось достаточно денег не только на продолжение кампании, но и на то, чтобы вовремя перекупить наемное войско Матьяша. Магнаты поддерживающие Владислава разгромлены, и Максимилиан вступает на венгерский трон.

Ответов - 1832, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 All

georg: Последствия: Во первых Максимилиан, будучи талантливым и энергичным правителем (кстати в Австрии он провел реформы аналогичные реформам Матьяша, и создал наемную армию, положив начало боевой тактике ландскнехтов XVI века), сохранит все достижения Матьяша, не допустит упадка королевской власти и ослабления военных сил. Объединенная Австро-Венгрия XVI века при поддержке Германии (Максимилиан император СРИ, и в реале имперские рейхстаги всегда выделяли деньги и солдат на борьбу с турками) останавливает турок на рубеже Белграда. Во-вторых: в реале после смерти Фердинанда Католика корону Испании первоначально должен был унаследовать не старший внук Максимилиана Карл (КарлV реала), а младший, Фердинанд (в реале основатель австрийской линии Габсбургов). Фердинанд и воспитывался в Испании при дворе своего деда Фердинанда Католика, но затем все почему-то переиграли, и сделали наследником Карла, который выслал Фердинанда в Австрию. Здесь же невозможность удерживать Испанию и Венгрию под одним скипетром слишком очевидна, и Фердинанд становится королем Испании. Испания не завязана на «имперские интересы», в которые затянул ее КарлV, не обременена функциями католического жандарма Европы, не имеет Нидерландов и двухвековой конфронтации с Францией. Владея Сицилией, Сардинией и Неаполем, она исходит из своих национальных интересов, которые в первую очередь заключаются в борьбе с турками и береберами в Средиземноморье. А КарлV, после смерти отца уже управляющий его бургундскими владениями – Нидерландами и Франш-Конте, после смерти дедушки Максимилиана наследует вместо испанского венгерский трон, и от него же родовые земли Габсбургов - Австрию, Штирию, Каринтию, Крайну, Тироль, Брисгау, верхний Эльзас и завоеванный Максимилианом Вюртемберг. А так же как и вреале избирается императором СРИ. Его столица кочует между Веной и Брюсселем. Не имея империи незаходящего солнца, Карл вынужден будет удеять больше внимания собственно германским национальным интересам, хотя исходя из его принципов и воспитания, к реформации отнесется скорее всего как в реале. Но вот при его наследниках возможна полная победа реформации не только в Германии, но и в Австро-Венгрии. Не говоря уже о перспективах усиления императорской власти в СРИ при таком усилении Габсбургов. Завязанный на турок и Германские проблемы, и не имея Испании, Карл вряд ли сильно полезет здесь в Италию, и ФранцискI имеет все шансы сохранить за собой Милан. В-третьих: в реале Владислав имея короны Чехии и Венгрии, не стал после смерти брата – Яна Альберта – претендовать на Польскую корону. А здесь, будучи только королем Чехии, будет. И скорее всего поляки выберут его, по тем же причинам, по каким и венгры в реале. Александр Казимирович в результате не объединяет под одной короной Польшу и ВКЛ, и умирая как и в реале предает трон ВКЛ младшему брату СигизмундуI. Т.о. Литва остается отдельным от Польши государством, где правят СигизмундыI и II (Сигизмунд-Август), а Польша и Чехия объединены личной унией под властью Владислава, а затем его сына Людовика, в реале погибшего при Мохаче. Литва не перенимает польские институты и государственный строй, и после смерти Сигизмунда Августа и пресечения литовской ветви Ягеллонов все шансы за то, что литвины, дабы покончить с вечной опасностью с востока, против которой не имеют опоры в Польше, пригласят на трон московского государя, впрочем скорее не Ивана Васильевича, а его сына царевича Ивана Ивановича. Дальнейшие последствия посчитать не успеваю. Ваши мнения, коллеги.

дас: Голландия вполне может проиграть в войне за независимость, если такая и будет. Англия тоже будет слабее.

Нико Лаич: Привет, Георг! Скопировал - прочитаю неторопясь... с наслаждением.

Нико Лаич: georg пишет: quote:Дальнейшие последствия посчитать не успеваю. Ваши мнения, коллеги. Привет! Альтернатива мне очень понравилась. К сожалению, я не силен в рассматриваемом историческом периоде, но мне кажется, что в данном АИ-мире: 1. Борьба с пиратством в Средиземном море будет присходить успешнее. Операции испанцев на африканском побережье будут более массированными и обеспеченными и т.п. 2. Политика Карла в бургундских владениях будет более гибкой и результативной. 3. Точек для сотрудничества Австро-Венгрии с Литво-Московией будет больше: борьба с Турцией и Чехо-Польшей.

Читатель: georg пишет: quote:невозможность удерживать Испанию и Венгрию под одним скипетром Венгерская Хорватия граничит через Адриатику с испанскими владениями в Италии. Общие интересы тоже есть - борьба против турок, например.

georg: Если не придется работать в ближайшие праздники, попытаюсь расписать поподробнее. Основная загадка для меня на данный момент - это поведение КарлаV в Германии после избрания императором. Так много на него сразу сваливается - и Лютер, и рыцарское восстание Франца фон Зикингена в Рейнланде под лозунгом "долой князей, Германия да управляется рыцарским сословием во главе с императором", и активизация турок на границах Венгрии. Для Карла не имеющего Испании естественно стремится в первую очередь к укреплению императорской власти, и логично было бы пойти на союз с рыцарской оппозицией князьям, но тут на носу Реформация, а секуляризация церковных имений укрепляет власть князей и наносит удар власти императора. Города тоже не против большего единства страны, но городская программа совершенно отлична от рыцарской (позднейшие Хейльброннские статьи). Клубок противоречий. К тому же Карл молод и неопытен. Так что пока в раздумьях.

georg: Читатель пишет: quote:Венгерская Хорватия граничит через Адриатику с испанскими владениями в Италии. Общие интересы тоже есть - борьба против турок, например. Испанцы приняли Карла в качестве наследника с условием жить в Испании. Там он и провел большую часть царствования, и даже временные его отлучки в Германию вызывали проблеммы вроде восстания Комуньерос. Здесь испанцам сразу ясно что король будет почти постоянно находится за пределами страны, и они просто не примут Карла, да и Фердинанд Католик не захочет его наследником. В реале и так Сарагоса восстала при воцарении Карла в пользу его младшего брата, воспитанного в Испании. Так что дедушки - Фердинанд Католик и Максимилиан (которому тоже ясно, что длительные отлучки короля Венгрии в Испанию опасны, ибо венгерскую знать нужно постоянно держать на коротком поводке), стопроцентно решат развести внуков по разным тронам. А для союза против турок достаточно и династической солидарности обоих ветвей Габсбургов, каковая в реале была достаточно тесной.

georg: Попытаемся набросать небольшой таймлайн. Вступив на венгерский трон, Максимилиан продолжает политику Матьяша. Тем не менее в ряде случаев королю приходится идти на уступки дворянству, и процесс закрепощения крестьян идет почти аналогично реалу. Чрезвычайно многочисленное дворянство не имеет противовеса в горожанах – в стране всего 30 настоящих самоуправляемых городов с суммарным населением 90000 человек. Стремясь укрепить свое положение Масимилиан всемерно поощряет развитие городов, привлекая колонистов из Германии. Часть дворянства привлечена на службу короне за жалование, но напряженность в отношениях знати и короны постоянно прорывается на сеймах. Только турецкая угроза сдерживает конфликт. Впрочем, от участия в провалившемся папском крестовом походе 1501 года Максимилиан уклоняется. Соответственно ставшей последствием провала этого похода мощной крестьянской войны в Венгрии в 1502 в отличии от реала не происходит. По отношению к туркам продолжается политика Матьяша – упор на оборону, укрепление границы, и уклонение от крупных конфликтов. Да и сам миролюбивый БаязедII не стремится к войне. Борьба, связанная с наследованием венгерского престола, сначала разожгла аппетиты турок, которые предприняли несколько, правда неудачных, попыток захватить стратегически важные укрепления, но в 1495 г. был заключен мирный договор, продлевавшийся в течение нескольких лет. В Германии политика Максимилиана аналогична реалу. (положение в Германии: click here) Опираясь на Швабский союз, Максимилиан захватывает Вюртемберг, но терпит неудачу в Швейцарии. Отношения с Францией естественно напряженные, ибо сын Максимилиана Филипп, унаследовавший от матери – единственной дочери Карла Смелого Марии Нидерланды и Бургундское пфальцграфство (Франш-Контэ), претендует на Бургундское герцогство, присоединенное Людовиком XI к короне Франции.

georg: В 1501 году умирает король Польши Ян Альберт. В реале его место занял его брат Александр, вел. князь Литовский. Но здесь свою кандидатуру выставляет Владислав, и как старший брат имеет преимущество. Благодаря поддержке магнатов, которым весьма нравится его стиль правления в Чехии, Владислав избирается польским королем как ВладиславIV. В обмен за коронацию и польский трон он издает Мельницкий привилей (1501), согласно которому знать оказывается в более выгодном по сравнению со шляхтой положении: власть переходит в руки сената, а королю практически отводится роль его председателя. Отношения между ним и Максимилианом отнюдь не дружественные. Война за венгерский трон окончилась тем что Владислав отказался от своих претензий, вернув Чехии в свое время завоеванную Матьяшем Моравию. Но с вступлением Владислава на польский трон возникает новая зона конфликта – Пруссия. Связи Тевтонтского ордена с Германией усилились, когда великим магистром у 1498 р. был избран Фридрих Саксен-Мейссенский. Как князь империи он отказался приносить ленную присягу Польше. Ян Альберт, занятый войной с турками на границе Молдавии, не смог ничего сделать. Теперь Максимилиан открыто поддерживал мятежного магистра при полном сочувствии всей Германии. Начало конфликта впрочем было отложено. Максимилиан был занят делами в Италии (конфликт с Венецией и Францией, захватившей Милан), Владислав – в Польше, где шла упорная борьба шляхты против магнатов, закончившаяся в 1505 году изданием Радомской конституции, ограничившей власть сената полномочиями шляхетской «посольской избы». В 1506 умирает великий князь Литовский Александр Казимирович, и ему наследует младший брат Сигизмунд. Еще 1499 г. перед лицом угрозы со стороны Московского княжества Александром была восстановлена Городельская уния; в 1501 г. она была вновь подтверждена. Оказавшись в чрезвычайно трудном положении – война с Москвой, мятеж Глинского, вторжения татар, доходивших до Гродно и Бреста, он заключает со старшим братом Владиславом договор, по которому ВКЛ оказывается в вассальной зависимости от Польши, в обмен на что Польша обязуется оказывать ВКЛ военную помощь. В Галичине и Волыни Польша и ВКЛ обязуются содержать объединенный корпус войск для защиты от татар. Завоевание Смоленска Василием III и последующее поражение московских войск от армии ВКЛ под Оршей происходят как в реале. Меж тем избранный магистром Тевтонского ордена в 1511 году, после смерти Фридриха Мейсенского Альберт Гогенцоллерн не только отказывается признавать Польский сюзеренитет, но и нападает в 1514 на принадлежащие Польше прусские земли, захватив Вармию. Владислав начинает наконец действовать решительно, и собрав армию, двигает ее в Пруссию.

georg: Поначалу польские войска достигают успехов. У Максимилиана связаны руки. В 1512 г. более воинственный султан Селим I Грозный пришел к власти, низложив своего отца Баязида II, и боевые действия на южном фронте возобновились. Туркам удалось было захватить важную крепость Сребреник в Боснии, но Максимилиану удается, подтянув войска из Германии, нанести туркам поражение на Квабрском поле, и отбросить их на исходные рубежи. Начав войну с Ираном, Селим не смог развить значительного наступления на западе. Но в 1515 году Максимилиан, заключивший мир с турками, разворачивает армию на север. Выставив немецкие части как заслон против чехов, которые впрочем и не торопятся начинать наступательные действия несмотря на призывы своего короля, Максимилиан ведет венгерскую армию к Карпатам, к границам Польши, и переходит их. Венгерские отряды появляются в окрестностях Кракова. Польская армия срочно отзывается из Пруссии, где магистр Альберт снова переходит в наступление. Поляки оттесняют Максимилиана обратно за Карпаты, чему способствует активизация чехов. Но меж тем имперский рейхстаг наконец объявляет войну Владиславу от имени империи, и войска герцогов Саксонского и Баварского концентрируются на границах Чехии. Максимилиан направляет также посла в Москву, с которой подписывается наступательный союз против Ягеллонов. После ряда неудачных пограничных боев в 1517 Владислав вынужден заключить мир, признав независимость Тевтонского ордена, который вновь провозглашен субъектом СРИ. Венгрии также возвращено отвоеванное Максимилианом Спишское княжество в Словакии, в свое время заложенное Ягайле Сигизмундом Люксембургским и так и не выкупленное. В рамках того же договора ВКЛ заключает длительное перемирие с Москвой, на время отказавшись от требований возврата Смоленска. Оборонительный союз Москвы и Австро-Венгрии против Ягеллонов остается в силе. Благодарный императору, Василий в отличии от реала исполняет просьбу Максимилиана – освободить и прислать в Германию его старого друга и соратника, в молодости 10 лет прослужившего Максимилиану – князя Михаила Глинского, ныне сидящего в заточении в Москве. С послом империи Сигизмундом Герберштейном Глинский прибывает в Вену. Максимилиан, как и собирался в реале, отсылает его в Нидерланды на службу к своему внуку и наследнику Карлу (с Глинским мы еще встретимся). Занятый войной на востоке, Максимилиан вынужден был пойти на уступки на западе, и в 1516 году заключить договор с Францией, по которому не только признать захват Франциском I в 1515 герцогства Миланского, но и выдать ему как император СРИ формальную инвенституру на владение этим имперским леном, а так же отказаться от претензий на Бургундию.

Andreev: Пишите!!! Здорово.

Демонолог: Очень хорошая тема, и именно потому её не будут комментировать :)

georg: В марте 1516 года в Сарагосе скончался Фердинанд Католик, регент Кастилии, король Арагона, Неаполя и Сицилии. В этом же месяце кортесы обоих королевств провозгласили королем юного Фердинанда, младшего внука Максимилиана, который уже несколько лет воспитывался в Испании, при дворе своего деда по матери, Фердинанда Католика, в качестве его официального наследника. Правда кастильские кортесы при этом заявили, что продолжают считать королевой Кастилии Хуану Безумную, а Фердинанда признают лишь регентом при недееспособной матери. Но через год Фердинанд был коронован в Толедо как король Кастилии. Ближайшим советником Фердинанда становится его воспитатель, кардинал Хименес де Сиснерос. 12 января 1519 года, умер император Максимилиан I, в последние годы с возрастающей тревогой наблюдавший за стремительным усилением Турции, ресурсы которой после побед Селима в Иране, Сирии и Египте удвоились. Трое могущественных монархов явились соискателями императорской короны: эрцгерцог Карл, король Венгерский, Франциск I, король Французский (как герцог Миланский являющийся князем империи), и юный Людовик Ягеллон, король Чешский и Польский, сын недавно умершего Владислава. Последний вскоре отказался от своих притязаний, ибо за корону начался настоящий торг с подкупом курфюрстов, а сеймы Чехии и Польши не выделили своему королю достаточно денег. Когда Людовик понял это, он, будучи как король Чешский имперским курфюрстом, снял свою кандидатуру в пользу Франциска и голосовал за него. Короли Французские, конечно, не могли смотреть хладнокровно возрастающее могущество потомков Бургундских герцогов, некогда бывших вассалами французской короны. Мужская линия Бургундского дома вымерла, но бургундская мощь перешла к Габсбургам. Вопрос об избрании одного из двоих кандидатов долго обсуждался в Германии на все лады и был решен в пользу Карла V, государство которого могло служить для Европы надежным щитом против грозного нашествия турок, уже всех приводившего в неописуемый ужас. Следует заметить,что немалую и весьма существенную поддержку этим доводам оказали и те весьма обильные денежные средства, которые аугсбургский банкирский дом Фугеров предоставил в распоряжение Габсбургов, но все же избирательная кампания совершенно опустошила казну Карла и вогнала его в долги.

georg: После некоторых колебаний, на съезде курфюрстов (в июне 1519 г.) во Франкфурте-на-Майне, вопрос был решен окончательно. 28 июня 1519 года, по старинному обычаю, под звон набатного колокола, семеро курфюрстов, одетые в свои красные мантии, собрались в маленькой часовне Варфоломеевской церкви; когда они из часовни вышли, ими единогласно был провозглашен эрцгерцог Карл, король Венгерский, императором римским, под именем Карла V (1519-1556 гг.). Вслед за тем новый император, которому только что минуло 20 лет, был коронован в Аахене. ФранцискI решил воспользоваться ситуацией, чтобы вернуть Франции господство в Италии, утраченное ЛюдовикомXII. Еще в 1519 году, воспользовавшись смертью Максимилиана и выборами, предъявил младшему брату Карла, Фердинанду, требования признать ленную зависимость от Франции Неаполитанского королевства и уплачивать с него дань, а также вернуть законному королю Наварры Генриху д`Альбре Верхнюю Наварру со столицей Памплоной, которая в 1512 году была захвачена Фердинандом Католиком. В начале 1520 года Генрих д`Альбре во главе французской армии перешел Пиринеи, и овладел Памплоной, где имел немало сторонников. В это же время французский наместник Милана маршал Лотрек вторгается в Неаполитанское королевство, но терпит при Гаэте поражение от испанского вице-короля Неаполя Пескары. Фердинанд собрав войска в Испании идет на Памплону, но Генрих отчаянно обороняется в своей вновь обретенной столице, и Фердинанд через 3 месяца снимает осаду. Отойдя к Туделе от подтягивает новые части и улучшает артиллерийский парк. Меж тем Карл начал было собирать армию в Нидерландах, чтобы помочь брату, и вступил в переговоры с Генрихом VIII о союзе. Но грозные вести приходят с востока. Престарелый Селим отказался продлить истекший мирный договор, и турки вновь захватили боснийский Сребреник, предприняв набег в Хорватию до Загреба. Михаил Глинский, ставший к этому времени любимцем и ближайшим советником юного императора, срочно послан в Австрию с приказом собрать войска. Но денег в казне Карла нет. Первый рейхстаг, назначенный Карлом, происходил в начале 1521 года в Вормсе. Сейм вначале занялся внутренними германскими делами; на обсуждение сейма поступил вопрос о герцогстве Вюртембергском, которое сторонники императора пытались из коронного владения обратить во владение австрийское. Вопрос был решен согласно желанию сейма и "самое его императорского величества правление в Вюртемберге" (так наименовано оно было на сейме) было предоставлено курфюрстам совместно с восстановленным вновь "коронным судом". В ответ на это, сейм, в угоду императору, согласился предоставить в его распоряжение войско, состоящее из 4000 рыцарей и 20 000 пехотинцев, для защиты Венгрии от турок. На тот же сейм призван был Лютер, и там состоялось его знаменитое выступление «На том стою и не могу иначе». Весьма легко может быть, что и государственные чины, и сам император охотно согласились бы на некоторую реформу (по отношению к церковным злоупотреблениям даже и весьма радикальную) в Церкви, и что Лютер, - будь в нем хоть немного политического такта и догматических способностей, - вероятно, добился бы высокого положения и важной роли в этой реформе, если бы показал некоторую уступчивость, осторожность и уклончивость в выражениях. Но в том-то и дело, что Лютер был далек от всяких политических соображений и расчетов, в которых ему могла быть предназначена роль. К тому же император был и не вполне свободен в решении этого вопроса: между ним и папой уже был в это время заключен договор, по которому он обязывался противодействовать в Германии распространению ересей, а папа - не оказывать поддержки французам в Италии. Посреди сейма пришли грозные вести с востока, заставившие забыть о распрях. Новый султан Сулейман с 100-тысячной армией подошел к Белграду.

Леший: georg пишет: дабы покончить с вечной опасностью с востока, против которой не имеют опоры в Польше, пригласят на трон московского государя, впрочем скорее не Ивана Васильевича, а его сына царевича Ивана Ивановича. Согласно Валишевскому и Флоря в Польше и литве хотели "на царство" именно Ивана Грозного. Кандидатуру Федора выдвинула лишь небольшая группа литовских магнатов опасавшихся, что Иоанн IV объединив под своей властью Русь, Литву и Польшу легко упразднит привелегии магнатов (мелкая шляхта, в т.ч. и польская, была горой за Ивана). И в 1574 г., согласно Валишевскому, Ивана фактически уже избрали королем, но вмешались Турция и Крым пригрозившие в этом слусае войной и двинувшие войска. В результате посполитые дрогнули и отступили. Но тут позиции Турция, ИМХО, будут слабее (реален антитурецкий союз Руси и Австрии).

georg: Леший пишет: Согласно Валишевскому и Флоря в Польше и литве хотели "на царство" именно Ивана Грозного. Кандидатуру Федора выдвинула лишь небольшая группа литовских магнатов опасавшихся, что Иоанн IV объединив под своей властью Русь, Литву и Польшу легко упразднит привелегии магнатов (мелкая шляхта, в т.ч. и польская, была горой за Ивана). Как раз таки польская, а не литовская. Впрочем литовская шляхта тогда еще недавно получила политические права аналогичные польским шляхетским вольностям, и в Литве рулили магнаты. В данной АИ шляхта в Литве вообще не получит этих прав, так как личной унии с Польшей нет, и польское государственное право не распростаняется на ВКЛ. И решать, кого призвать на княжение после смерти Сигизмунда-Августа скорее всего будут "паны-рада".

georg: Напуганный сейм вотировал экстраординарный имперский сбор, и призвал князей выставить войско. СРИ была объявлена в состоянии войны с Турцией. Уже собранные 4000 рыцарей и 20 000 пехотинцев были срочно двинуты в Вену, где под руководством Михаила Глинского собирались австрийские войска. Меж тем Сулейман осадил Белград. Его гарнизон оборонялся яростно, отбив около 20 атак турецких войск. Пушки Сулеймана установленные на острове в водах Дуная, непрерывно громили крепостные стены. Силы осажденных иссякали. Как только войска Глинского подошли к Буде, кардинал Томори, управлявший Венгрией в отсутствии короля, решил выступить на помощь Белграду. В распоряжении Томори были регулярные венгерские войска и бандерии нескольких баронов (тех что успели подойти), и часть дворянского ополчения (которая успела собраться). Вместе с армией Глинского это составляло около 60000, меж тем как Сулейман сосредоточил под Белградом почти 200000. Оставив часть войск продолжать осаду, Сулейман двинулся к Петерсвайдену, на встречу венграм. План Сулеймана был составлен очень искусно. Он построил свою армию в три линии: первую составляли анатолийские войска сераскира Ибрагима, вторую — румелийские войска Хозрев-паши, а янычары под командой самого султана были поставлены в резерве на холме. Не сомневаясь, что венгры атакуют тяжелой кавалерией, Сулейман приказал первой линии расступиться перед атакой венгерцев и затем заскакать им в тыл и на фланги. Утром 1 июля в районе крепости Петерсвайден разведка донесла графу Эндре Кинжи, командовавшему венгерским авангардом, о приближении турецкой конницы, которая по численности незначительно превосходила венгерский авангард. Не задумываясь молодой магнат решил атаковать противника, известив гонцом кардинала Томори, что турки обнаружены. Спаги были быстро опрокинуты, и откатились за гряду холмов, преодолев которую рыцари Кинжи с удивлением обнаружили перед собой турецкую армию. Кинжи сразу понял, что отступать поздно, ибо многочисленная легкая конница турок неизбежно истребит его рыцарей. Его конница врезалась в турецкий строй. Конница Кинжи произвела блестящую атаку, пролетела через первую турецкую линию, давшую ей место, и пошла дальше, но уже с сильно утомленными и запыхавшимися лошадьми, так что, дойдя до второй линии, должна была остановиться, а в то же время она была атакована с флангов и тыла первой линией турков. Но в этот момент на поле появились главные силы венгров. Бой был фактически уже завязан, и Томори, предоставив Глинскому достроить боевой порядок, решил атаковать, для того чтобы спасти остатки авангарда и не дать туркам самим атаковать еще до конца не выстроенную австро-венгерскую армию.

georg: Кардинал Томори, только что отслуживший походную мессу, и сменивший епитрахиль на перевязь сабли, с храбрейшими рыцарями и тяжелой конницей двинулся вперед; он прорвал под градом стрел обе турецкие линии и уже подходил к холму, где стоял Сулейман с 30 000 янычар, когда по нему открыли фланговый огонь расположенные здесь батареи и причинили большие потери. Тем не менее венгерцы продолжали движение, взобрались на холм и атаковали самого султана. Большое число слуг и евнухов было перебито, защищая его; рыцари все приближались и уже направляли на него копья, когда подоспевший отряд янычар отбросил нападающих и освободил повелителя. Таким образом, воины Томори были окружены со всех сторон полчищами румелийских и анатолийских войск и янычар. Но окружение это продолжалось недолго. Используя идеальную равнину поля боя и прекрасную выучку венгерской пехоты на гуситский манер, Глинский быстро выстроил «гуляй-город» из бронированных боевых повозок, оснащенных пушками, и превратив его в опору боевого порядка, двинулся вперед. Залпы орудий быстро проредили массу турецких войск, и конница Томори была спасена от истребления, хотя сам воинственный архиепископ пал в бою. Рыцари Томори отступили за гуляй-город для отдыха и перегруппировки. Сулейман, видя что его войска несут большие потери от огня из гуляй-города, приказал прекратить атаки, и выдвинув несколько мощных батарей, начал обстрел гуляй-города, предполагая пробить бреши в нем и после этого атаковать янычарами. Меж тем турецкой коннице было приказано атаковать фланги противника. Но на флангах турки напоролись на венгерскую шляхту и бандерии магнатов. Один из флангов почти был прорван, но появление на поле боя войска опоздавшего к началу сражения трансильванского воеводы Яноша Запольяи, который сумел сразу же правильно оценить обстановку, позволило венгерской коннице опрокинуть турок. В центре после артиллерийской дуэли султан бросил в атаку янычар. Но у самых стен гуляй-города они напоролись на выдвинутый Глинским резерв - австрийскую «имперскую пехоту». Ландскнехты-ударники, вооруженные огромными двуручными мечами, взломали строй янычар, после чего пикинеры атаковали сомкнутым строем, и отбросили янычар до батарей перед султанской ставкой. Вслед за ними немедленно продвинулся вперед гуляй-город. В сумерках сражение прекратилось. Венгры продолжали артиллерийский огонь в сторону турецких позиций, турки вяло отвечали. Ночью, после военного совета и подсчета потерь, Сулейман приказал отступить за Саву. Австро-венгры утром обнаружили покинутый турецкий лагерь. Понимая невозможность продолжать осаду, имея перед собой непобежденную полевую армию противника, Сулейман отводит свои потрепанные войска на турецкую территорию. Когда армия Глинского вступила в Белград, ее встретили 400 воинов – все что осталось от доблестного Белградского гарнизона. Зимой 1522 года с османами было подписано перемирие, по которому все же турки удержали за собой ранее захваченный ими боснийский банат Сребреник.

sas: 1) С чего Вы решили,что на другой местности турки будут вести себя также , как при Мохаче? 2) Чей Родос?

georg: sas пишет: 1) С чего Вы решили,что на другой местности турки будут вести себя также , как при Мохаче? Место сражения выбрано авторским призволом, и его местность аналогична Мохачской sas пишет: 2) Чей Родос? В 1521 как и в реале еще ордена иоаннитов.

sas: georg пишет: В 1521 как и в реале еще ордена иоаннитов. А в 1522-м? georg пишет: Место сражения выбрано авторским призволом, и его местность аналогична Мохачской Понятно(делает пометку в новом блокноте с черной обложкой...)

georg: В это же время на западе продолжалась война Франции с Испанией. Баланс сил резко качнулся в сторону Испании, когда папа Лев X в обмен на пожалование его племяннику Александру Медичи титула герцога Флоренции перешел на сторону Габсбургов. Испанская армия Пескары соединилась с армией папы, которой командовал граф Колонна, и двинулась на Милан. Согласно договору папы с братьями-Габсбургами решено было изгнать французов из Италии и вернуть на трон Милана Франческо Сфорца. При дворе ФранцискаI в это время шла «дамская война», между ненавидевшими друг друга королевой-матерью Луизой Савойской и фавориткой Франциска Франсуазой де Шатобриан. По интригам королевы-матери наместнику Милана маршалу Лотреку (родному брату прекрасной Франсуазы) не были вовремя отпущены деньги на жалование швейцарским наемникам, и наемники взбунтовались и разошлись. Так что когда войска Пескары и Колонны подошли к Милану, Лотреку было некем его оборонять. Союзники захватили герцогство и посадили в Милане Франческо Сфорца, которого Карл немедленно пожаловал имперской инвенститурой на герцогство. Франциск немедленно собирает большую армию в Лионе для отвоевания Милана во главе с тем же Лотреком. Но поскольку перемирие с турками уже заключено, Карл перебрасывает немецкие войска под командованием Георга фон Фрундсберга из Венгрии в Италию. 27.04.1522 г. при ла Бикоке армия Лотрека была разгромлена войсками Испании, папы и императора. В этой битве еще раз оправдались тактические новации покойного Максимилиана, ибо австрийские ландскнехты наголову разгромили швейцарцев. В то же время после длительной осады, обстрелов и нескольких штурмов Памплона наконец взята испанскими войсками. Королю Наваррскому Генриху д`Альбре удается с остатками своих войск прорваться на север и уйти за Пиринеи, в свой Беарн. Попытка отвоевать Верхнюю Наварру провалилась. После неудачи под Белградом Сулейман заключил перемирие с Карлом с дальним прицелом – дать императору увязнуть в борьбе с Францией. А пока султан решает атаковать Родос, так как Франция и Испания заняты войной друг с другом и не могут оказать помощи ордену Иоаннитов. Турки высадились на Родосе в конце июля 1522 г. Осада крепости Родос оказалась затяжной, несколько приступов были отбиты с огромными потерями для турок. Только после усиления осаждающей армии огромным сухопутным войском, в котором было до 100 тыс. воинов, Сулейман смог добиться победы. В конце декабря 1522 г. крепость капитулировала, но успех обошелся туркам в 50 тыс. убитыми.

georg: sas пишет: Понятно(делает пометку в новом блокноте с черной обложкой...) Если серьезно, то по Мохачу у меня только выдержка из "Истории конницы" Денисона. Подробного описания местности там нет. Просветите, ежели знаете больше. Хотя результат битвы это все равно не изменит Но таков уж жанр.

sas: georg пишет: Если серьезно, то по Мохачу у меня только выдержка из "Истории конницы" Денисона. Я узнал этот отрывок, :) советую Вам попробовать поискать поисковиком, пока я в своих бумагах более подробного описания не нашел...Кстати, а с Империей Французы не воюют?

georg: sas пишет: Кстати, а с Империей Французы не воюют? См. одним постом выше. Карл объявляет войну Франции после перемирия с Турцией.

sas: georg пишет: См. одним постом выше. Карл объявляет войну Франции после перемирия с Турцией. Хм, я начинаю понимать к чему Вы клоните... Галактическая АВИ? ;) sas пишет: советую Вам попробовать поискать поисковиком Пробовал воспользоваться своим же советом-долго плевался..Не смог найти "грязных подробностей" на 4-х страницах Гугля,Яндекса и Рамблера(смотреть дальше терпения не хватило...) :(

georg: sas пишет: Галактическая АВИ? ;) Нет. Галактическая получилась бы, если бы я решил объединить Германию под властью Карла. Соблазн был, но увы, слишком много препятствий, и главное - у общественных сил в Германии, даже у тех, которые в принципе за единство, до непримиримости разные взгляды на будущее устройство страны. Да и маховик Реформации уже запущен, и этот процесс укрепляет позиции князей за счет Церкви. А тут еще турки. Невыходит. sas пишет: Пробовал воспользоваться своим же советом-долго плевался. Аналогично

georg: В Польше поражение в предыдущей воне вызвало большое раздражение шляхты на на немцев. Поэтому когда Людовик Ягеллон решил воспользоваться нападением турок на Венгрию для возвращения сюзеренитета над Восточной Пруссией, сейм был за единогласно. Поляки собрали рушение, чехи тоже выставили вспомогательный корпус. В августе 1521 Людовик вступил в Пруссию. Ни император, ни немецкие князья не могли на тот момент оказать помощи ордену. Осажденный в Кенигсберге многократно превосходящими силами противника, магистр Альберт Гогенцоллерн решил до времени смирится перед Польшей. 1 октября он принес ленную присягу Людовику. В Германии события 1523-24 годов идут как в реале click here . Военные действия между Францией и Габсбургами в1523 приостанавливаются. Фердинанд считает, что цель достигнута – с изгнанием французов из Италии Неаполь в безопасности, и теперь остается склонить Францию к миру. В этом направлении он умеряет аппетиты Карла, который мечтает о возвращении наследия своего прадеда Карла Смелого – Бургундии. Франциск, со всех сторон окруженный врагами, так же склоняется к тому, чтобы (по крайней мере временно) отступиться от Милана.

georg: Но снова, как это обычно происходит у французов, «тужюр ля фам» - в политику вмешалась любовная интрига, и снова в лице любвеобильной королевы-матери Луизы Савойской. Лучшим полководцем Франциска на тот момент был его родственник, принц крови Карл де Монпансье, герцог Бурбонский. Принадлежа к младшей линии Бурбонов – линии герцогов де Монпансье, Карл женился на единственной наследнице старшей линии – Сюзане де Бурбон, дочери регентов Пьера де Бурбона и Анны де Боже, и получил за ней огромный апанаж, настоящее королевство в королевстве - провинции Бурбонне, Форез, Божоле и Овернь. Несколько лет Бурбон крутил роман с королевой-матерью, и благодаря ей еще молодым человеком получил должность коннетабля Франции. Роману пришел конец, когда умерла жена Карла Сюзанна. Королева-мать решила «оформить отношения», и потребовала от коннетабля, чтобы он вел ее к алтарю, но коннетабль отказался, что немедленно превратило любовницу в злейшего врага. По инициативе королевы-матери на свет божий был извлечен утвержденный ЛюдовикомXI брачный контракт Анны Французской и Пьера де Боже, сеньора де Бурбона, согласно которому все имущество старшей линии Бурбонов должно быть возвращено французской короне в случае смерти наследника по мужской линии. У Сюзанны и Карла детей не было. О том, что условия контракта позже были упразднены Карлом VIII, а затем и Людовиком XII, постарались забыть. Франциск издал указ о секвестре Бурбонского апанажа. Тогда, стремясь сохранить свои владения, коннетабль вступил в сношения с императором. Карл увидел в этом возможность «окончательно решить французский вопрос». В августе 1523 г. император пообещал отдать ему в жены свою сестру Элеонору, вдову короля Португалии. Карл хотел проводить военные операции из Нидерландов, а привлеченный им к антифранцузскому союзу Генрих VIII — в Нормандии. Для этого Бурбон должен был организовать восстание внутри Франции. Союзники составили договор о разделе Франции – император должен был получить Бургундию, Пикардию, Дофинэ и Прованс, Англия – Нормандию и Гиень, а на трон Франции возведен Бурбон. Однако заговор Бурбона провалился, и он был вынужден бежать к Карлу. Здесь но убедил императора, что его сторонники готовы к мятежу в Бурбоне и Оверни. Летом 1524 года Бурбон, во главе собранной в Миланском герцогстве императорской армии переходит Альпы, и захватывает столицу Прованса Экс, стремясь прорваться в свои земли, где у него немало сторонников. Но Франциск успел принять меры. Все попытки Бурбона перейти Рону проваливаются, осада Марселя так же оказывается неудачной, и наконец под Марселем Бурбон терпит поражение.

georg: Развивая успех, Франциск I вторгся в Италию, перерезал армии Бурбона линию отступления и молниеносно взял Милан, куда он вступил 26.12.1524 г. Герцог Франческо Сфорца укрылся в крепости Павии, где был осажден Франциском. Но во время приготовления к штурму Павии разведка донесла королю Франции о приближении испанской армии во главе с вице-королем Неаполя Карлом де Ланнуа. Далее все как в реале. Франциск, вопреки справедливым предостережениям своих офицеров, слишком рано атаковал со своих еще не защищенных позиций, и был наголову разбит. Франциск I сдался плен Карлу де Ланнуа, вице-королю Неаполя, та же судьба постигла часть сражавшегося вместе с ним французского дворянства. По приказу Лануа король Франции был немедленно отправлен в Испанию. Карл немедленно написал брату, чтобы тот не отпускал короля Франции из плена, пока тот не вернет Бургундию и Пикардию. Но Фердинанд вполне радушно принял Франциска, и отказался выставлять чрезмерные требования. В РИ Фердинанд конечно же уступал старшему брату в общей концепции власти, постановке целей, широте кругозора и смелости действий. В то же время Фердинанда отличали трезвость в оценке момента и приверженность политическим компромиссам. Фердинанд был прагматиком и всегда хорошо чувствовал почву под ногами. Теперь он напомнил Карлу о турецкой угрозе, о том что унижение толкнет Францию в объятия турок, и наконец прямо заявил, что возвращение Бургундии не имеет ни малейшего отношения к государственным интересам Испании. Карлу пришлось смириться. К тому же он и не мог сильно влиять на ситуацию – в Германии полыхала Крестьянская война click here . Она перекидывается и на владения Карла – в Тироле и Зальцбурге вспыхивает мощное крестьянское восстание Михаэля Гарсмайера, которое Карлу приходится подавлять. В конце 1525 был подписан Мадридский мир. По его условиям Франциск отказывался от Милана, от старинных сюзеренных прав Франции на Фландрию и Артуа и обязался не поддерживать Генриха д`Альбре Наваррского. Карл, в свою очередь, отказывался от претензий на Бургундию. Франциск так же вынужден был признать Франческо Сфорца герцогом Миланским. Но поскольку Сфорца был последним в роду и бездетным, Франциск принял это условие, решив спокойно дождаться смерти Сфорца, а дальше действовать по ситуации. Мир был скреплен браком Франциска с сестрой Карла и Фердинанда Элеанорой.

georg: Сулейман отнюдь не отказался от экспансии на запад, и тщательно готовил новый поход на Белград. В 1525 году он уже готов был выступить, но сбору анатолийских войск помешали крестьянские бунты в ряде районов Малой Азии, вызванные ростом налогов и произволом откупщиков, занимавшихся их сбором. Особенно значительным было выступление крестьян в Киликии (1525), где повстанцы захватили многие районы, вплоть до Сиваса, и несколько раз наносили поражение султанским войскам. Восстание в Киликии было подавлено в 1526 г., после того как султан направил в этот район новые карательные отряды. В том же году крестьянское восстание вспыхнуло в районе Малатьи. В нем участвовало до 30 тыс. человек. Они разгромили войско султана, направленное на подавление восстания. Только после того, как бейлербей Карамана сумел внести раскол в ряды повстанцев, посулив части их руководителей возврат земельных владений и полное прощение, удалось подавить восстание. Те руководители повстанцев, которые продолжали борьбу до конца, были схвачены и повешены. После завершения карательных операций в Малой Азии Сулейман начал готовиться к походу в Венгрию. Опыт предыдущей осады был проанализирован и учтен, диспозиция осадной артиллерии и план минных работ тщательно разработан. Но главным было не дать подойти к Белграду императорской деблокирующей армии. Для этого султан решил нанести по Венгрии фланговый удар. Новому Крымскому хану Саип-Гирею было приказано одновременно с ударом султанской армии на Белград напасть на Венгрию с востока. В помощь хану в Силистрии сосредотачивалась 30-тысячная армия румелийского сераскира Хосрев-паши. Молдавскому и Валашскому господарям так же было приказано принять участие в войне. Поход начался весной 1527 года. Карл, получив известия о наступлении турок, сосредоточил на юге свои войска, призвал в армию венгерских магнатов и дворянство, и запросил помощи у имперских князей. Те в конце концов прислали помощь, но слишком поздно. Тем не менее все силы Австро-Венгрии были вовремя сосредоточены, чтобы идти на помощь Белграду. И воевода Трансильвании Янош Запольяи уже готов был выступить на помощь королю, как вдруг узнал о появлении Крымской орды на восточной границе. Немедленно мобилизовав все наличные силы дворянства и общин секеев (венгерский аналог казаков в Трансильвании), Запольяи перекрыл проходы в Карпатах, надеясь удержаться на них. Но тут он был атакован с юга Хосрев-пашой и валашским господарем, которому султаном были обещаны земли Трансильвании. Валашские пастухи вели турок горными тропами, и венгры были сбиты с перевалов, через которые хлынули татары. Запольяи оставалось только одно – запереться в крепостях, где укрылось население, и оборонятся. Там ему и удалось продержаться, благо осаду турки в основном поручили валахам. Оставив в тылу осажденного в Альба-Юлии Запольяи, Саип-Гирей долиной Муреша двинулся к Араду. Татарская орда катилась к сердцу страны, оставляя за собой одни головешки.

Леший: georg пишет: И воевода Трансильвании Янош Запольяи уже готов был выступить на помощь королю А с чего это вдруг Заполья перешел на сторону Габсбургов? Логичнее было бы совместить поход турок с антигабсбургским мятежом трансильванского воеводы Запольяи.

georg: Леший пишет: А с чего это вдруг Заполья перешел на сторону Габсбургов? Логичнее было бы совместить поход турок с антигабсбургским мятежом трансильванского воеводы Запольяи. Так ведь он в данной АИ и родился при Габсбургах, их природный подданный. И в РИ служил природному королю Людовику, и к Мохачу шел, но не успел. А после мохачской катастрофы и гибели Людовика решил побороться с Габсбургами за корону. Здесь корона ему не светит однозначно, так какой смысл становиться турецким вассалом?

georg: Известие о вторжении с востока застало Карла под Печем. Созванный военный совет перешел в настоящий сейм. Большинство магнатов и шляхты владели поместьями на Левобережье Дуная, которое оказалось под угрозой татарского нашествия. Требование в первую очередь отразить татар было почти всеобщим. В конце концов было принято решение отрядить половину армии против татар, поставив во главе Михаила Глинского, как хорошо знающего тактику противника (в 1506 Глинский во главе литовской армии разгромил Крымского хана под Клецком в Белорусии). Другой половине во главе со старым имперским маршалом Георгом фон Фрундсбергом приказано было выдвинуться на юг и предпринять попытку снабдить Белград. Но в генеральное сражение не вступать из-за явной нехватки сил. Глинский, перейдя Дунай и Тису, столкнулся с татарскими загонами под Арадом. Поняв, что татары распустили загоны для грабежа, Глинский, выпытав у языков где находится ставка хана, стремительно двинулся туда, не давая орде соединиться. Хан начал отступление не принимая боя, но был настигнут у переправы через Муреш и прижат к реке. Венгерская конница несколькими клиньями разрезала орду и бой превратился в резню. Хан с той частью войска, что успела переправиться, начал стремительно уходить в Трансильванию, бросив на произвол судьбы распущенные загоны, которые были затем уничтожены воинами Глинского. Перейдя Муреш, Глинский двинулся к Алба-Юлии, откуда турки и валахи немедленно ретировались. Глинский оставил часть войск Запольяи (который к зиме очистил свои земли от врага), и выступил на запад, на соединение с императором, чтобы идти на помощь Белграду. Но под Сегедом получил известие о том что турки, взорвав укрепления с помощью подкопов, взяли Белград штурмом. После соединения с Глинского с королем австро-венгерская армия выступила к Белграду по правому берегу Дуная. Турки стояли за Савой, и их мощная дунайская флотилия не давала никакой возможности переправиться. Два месяца продолжалось стояние на Саве. Но Сулейман, овладев Белградом, считал задачу пока достигнутой, и не стал вступать в сражение, в то же время заново (уже для себя) укрепляя полуразрушенный Белград. К началу зимы турки ушли домой, оставив в Белграде мощный гарнизон.

georg: Известие о падении Белграда произвело в Германии панику. Осенью в Нюренберге собрался имперский рейхстаг. Чины единогласно решили собрать к весне общегерманское войско и выдвинуть его в Венгрию. Строилась и вооружалась большая речная флотилия на Дунае. Весной военные действия возобновились. Карлу пришлось сразу же отрядить значительные силы в Трансильванию, которой снова угрожали татары. Карпатские проходы были укреплены. Главная же императорская армия подошла к Белграду и осадила его. Не замедлил подойти и Сулейман с турецкой армией. Произошедшее сражение закончилось отступлением турок. Но еще ранее Сулейман, поняв что Трансильванию защищают значительные силы, перебросил крымскую орду в Валахию и приказал ей вторгнуться в банат Северин, выходя в тыл имперской армии. Карлу снова пришлось раздробить силы, и турки, перейдя в наступление, прорвали осаду Белграда, снабдив гарнизон всем необходимым.. В августе, соединив силы, Карл дал новое сражение туркам, снова одержал победу, и снова не окончательную. Турки отступили в порядке Возобновленная после этого осада Белграда шла вяло. Осенью было подписано перемирие, по которому Белград остался за Османской империей. Карл не намерен был мириться с потерей Белграда. Но дела в Германии начали принимать неблагоприятный оборот. Карл требовал остановить распространение лютеранства, и на рейхстаге 1530 года потребовал исполнения антилютеранского Вормского эдикта. Распространение ереси грозило разрушить единство империи и церкви. Стать сам на сторону реформации Карл не мог по соображениям не только идейным, но и политическим – он нуждался в поддержке Испании и папы, да и Венгрию постоянная борьба с неверными все более превращала в ультракатолическую страну. Оставалось только одно – остановить распространение ереси, но это оказалось не в силах императора. 25 декабря 1531 года в гессенском городке Шмалькальдене собрались: курфюрст Иоанн Саксонский, ландграф Гессенский Филипп, Эрнст Люнебургский, Вольфганг Ангальтский, граф Мансфельдский и уполномоченные от Георга Бранденбургского и множества городов. Со стороны Саксонии было внесено предложение о заключении оборонительного союза против какого-либо насилия, учиненного на религиозной почве, в отношение кого-либо из договаривавшихся князей или их подданных. Это предложение было принято шестью князьями, двумя графами и одиннадцатью городами, в том числе Бременом и Магдебургом. На двух последующих съездах, в мае и июне 1532 года, этот союз был продлен на шесть лет, а в военном и юридическом отношении его положения были существенно улучшены.

georg: И наконец свершилось событие, грозившее разрушить «сердечное согласие» - скончался герцог Миланский Франческо Сфорца. По родовым счетам единственным законным наследником Милана оставался король Франции ФранцискI как потомок Филиппа Висконти. И Франциск немедленно предъявил свои права. Его войска вступили в Пьемонт. Карл заявил что Милан принадлежит ему как выморочный имперский лен. Франциск решает нанести удар императору в Германии. Ульрих, герцог Вюртембергский, был низложен властью Швабского союза в 1519 году, как уже было сказано выше, и принужден покинуть страну, которая перешла под австрийское управление. Сын его, Христоф должен был следовать за императорским двором. Но ему посчастливилось бежать и затем он стал требовать от Карла возвращения герцогства. Выдвинув это требование, Христоф встретил поддержку со стороны своих дядей с материнской стороны герцогов Баварских, и многих других князей: Саксонского, Гессенского, Брауншвейгского. В 1532 году к князьям, сторонникам молодого принца, присоединился самый могущественный союзник, французский король, с которым ландграф Гессенский легко вошел в соглашение в Бар-ле-Дюке. И в то время, когда Карл отправил одну армию в Милан, а другую сосредоточил во Фландрии, ландграф Гессенский собрал на французские субсидии большое войско и разбил австрийцев в битве при Лауфене на реке Некарни (май 1533 г.). Это единственное поражение решило все дело. Вюртемберг был возвращен Ульриху, который вернулся на родину. На большой поляне перед Канштатом штутгартское бюргерство признало его своим герцогом после того, как он присягнул в соблюдении тюбингенского договора 1514 года, определявшего права всех сословий Вюртемберга Императору пришлось срочно оттягивать силы в Германию. Милан был занят французами. Армия императора в свою очередь разбила князей в Вюртемберге и оттеснила их к границам Саксонии. Но Карл не мог использовать в Германии венгерские войска, так как Венгрии угрожали турки. Поэтому когда могущественнейший из курфюрстов империи, король Чешский (и Польский) Людовик примкнул к Шмалькальденской лиге, Карл вынужден был уступить, и заключить в Кадане (Чехия) договор с Чехией, Саксонией, Гессеном и Вюртембергом (29 июня 1533 г.). При этом Вюртемберг объявлялся уступленным австрийским леном, но не лишался места и голоса на сейме. По пресечении мужского колена в герцогском доме наследство переходило к Австрии. Но главное – Карлу приходится принять провозглашенный Нюренбергским рейхстагом принцип «чья земля того и вера», основываясь на котором герцог Ульрих немедленно провел реформацию в отвоеванном Вюртемберге. Взамен князья порвали с Францией и предоставили войска в распоряжение императора. Германская армия вступает в Италию и отбрасывает французов за Альпы. В следующем году Карл предпринимает вторжение в Прованс. Угрожаемый войной со стороны Испании, Франциск снова вынужден отступиться от Милана, где водворяется наместник Карла.

georg: Испания процветает. Успешная конкиста Америки вызывает поток золота в Испанию, которое Фердинанд использует для наращивания сил, содержания регулярной армии и постройки мощного флота. Главную цель внешней политики Фердинанд видит в обеспечении безопасности своих владений от мусульманских пиратов. Те часто нападали, наводя страх, на испанское побережье и грабя Кадис, Малагу, Мурсию и Валенсию, а также Сицилию и Неаполь. На это испанская политика со времен Католической четы отвечала оккупацией отдельных портовых городов и местностей на северном побережье Африки: на западном побережье Марокко — Санта-Крус-де-мар-Пекунья, на северном побережье — Белес де ла-Гомера; дальше, на алжирском побережье — Оран, Тенес, а также Делис и Бухья. Весной 1530 года Фердинанд отправил испанский флот под на операцию против пиратского гнезда Херхель западнее Алжира. Она прошла удачно, но не затронула власти Хайреддина Барбароссы. Не смогли ничего изменить и переселившиеся окончательно на Мальту весной 1530 года иоанниты, которым Фердинанд передал охрану Триполи, завоеванного еще Фердинандом Католиком. В 1531 году дон Альваро де Базан овладел на алжирской территории портом властителя Тлемсена. Когда в августе 1534 года Хайреддин Барбаросса завоевал Тунис и изгнал Бей Мули Хасана, Фердинанд снарядил в Испании и Италии флот, чтобы в июле 1535 года напасть на Тунис и сокрушить Барбароссу, тем более что тот сотрудничал с султаном, и мог стать серьезной угрозой испанской политике в западном Средиземноморье. Удачно проведенная экспедиция против Туниса была успехом флота, который был обеспечен умелым взаимодействием с сухопутной армией. Тунис был завоеван, часть городов побережья перешла к Испании, а остальное было передано Бей Мули Хасану как вассалу. Хайреддину однако удалось сбежать, и он продолжал свою политику из Алжира. Завоевание Алжира должно было принести Испании полное господство в западном Средиземноморье, и Фердинанд принялся за его подготовку.

georg: С 1535 года война с турками возобновляется. Еще 2 общеимперских похода на Белград проваливаются, и снова роковую роль играют крымские татары, постоянно используемые султаном для походов на Венгрию. Советникам Карла, и прежде всего самому старому и опытному из них – Михаилу Глинскому – становится ясно, что без ликвидации татарской опасности успешное наступление на Турцию нереально. Москва, в которой после смерти мужа как раз приходит к власти племянница Михаила Елена Глинская, представляется идеальным союзником против Крыма. Тем более что в Казани, ранее зависевшей от Москвы, теперь утвердился крымский царевич Сафа-Гирей. Михаил начинает оживленные сношения с Москвой, заводит там свою агентуру, возобновляет старые знакомства среди бояр. В Москву направляется группа инженеров и военных специалистов. Наконец оказано прямое давление на Людовика Ягеллона, благодаря которому он не оказывает Литве активной помощи в развязанной Сигизмундом войне за возвращение Смоленска. Война впрочем быстро оканчивается. Через послов Михаил развивает в Москве планы завоевания Казани и последующего наступления на Крым. Внезапная смерть Елены Глинской в 1538 путает все планы. Через свою агентуру, в первую очередь через вдову брата Анну Глинскую Михаил Глинский тщательно отслеживает ситуацию в России. Когда ему становится ясно, что Иван Шуйский вызвал против себя мощную оппозицию, в голове старого авантюриста рождается смелый план – явиться в Россию и самому захватить опеку над малолетним внучатым племянником Иваном Васильевичем. На деньги императора Михаил набирает 1000 кавалеристов и 3000 пехоты – ветеранов турецких кампаний, причем в основном из хорватов, словаков и словенцев, дабы могли на Руси изъяснится. И осенью 1539 высаживается в Ревеле. Момент был выбран крайне удачно. Нападение крымцев вызвало мобилизацию новгородского дворянства, которое было выведено на службу на Оку. А с новгородским наместником Федором Воронцовым Глинский успел снестись и привлечь его на свою сторону. Официально было объявлено, что князь Михаил следует в Москву как посол римского цесаря, и ведет войско на службу московскому государю против врагов креста Христова. В Москве эти вести были получены, когда Глинский уже входил в Новгород. На тот момент Иван Шуйский у всех уже сидел в печенках, и Дума дружно провалила его инициативу не пускать непрошенного гостя. Все больше бояр вовлекалось в организованный Анной Глинской заговор. Племянники Глинского еще молоды и не смогут занять высоких постов, а самому князюшке уж за семьдесят, наведет порядок да и отдаст Богу душу – думали многие бояре. Под шумок освободили из тюрьмы Ивана Бельского, который немедленно организовал вступление Глинского в Москву. Ну а Ивану, который остался сиротой и уже натерпевшемуся немало обид явившийся вдруг собственный дедушка – живая легенда, воевода римского цесаря, многократный победитель басурман – дедушка этот был мальчику как спаситель, как ангел с небеси. На заседании думы мальчик-государь торжественно принял деда обратно в московскую службу со всем его войском, и вернул ему некогда пожалованный Василием удел – Медынь и Ярославец, с придачей еще Козельска. Войско Глинского было размещено в особой слободе в Москве. Ему предстояло стать костяком постоянного московского войска.

georg: Иван Шуйский в негодовании перестал посещать заседания Думы. Глинский, хорошо зная князя Ивана еще в бытность свою в Москве, постарался убрать его подальше, заслав наместником в Нижний Новгород. Проводя гибкую политику в отношении Думы, Глинский заключил фактический триумвират с Иваном Бельским и митрополитом Иоасафом, причем Бельский получил должность первосоветника Думы. Ему было в основном поручено внутреннее управление, тогда как Глинский взял на себя внешнюю политику, военное дело и воспитание государя. Большая часть наемного войска Глинского по истечении договора найма было рассчитано и отправлено на родину. Но изрядная часть – старые солдаты Глинского, участвовавшие с ним не в одном сражении - вступила в Московскую службу и была пожалована поместьями. Одновременно был объявлен набор «охочих людей» в московское стрелецкое войско, в которое наемники Глинского были расписаны офицерами. В основу стрелецкого строя Глинский, положил тактику венгерской пехоты, отработанную в боях с турками. Стрельцы делились на пищальников и копейщиков. Копейщиков, защищенных шлемами и панцирями и вооруженных пикой и короткой саблей, обучали действиям в сомкнутом строю, причем Глинский, используя испанские тактические новации, строил копейщиков в терции. Стрелки вооружались пищалью, саблей и бердышом. В бою стрелки должны были выстраиваться в несколько шеренг перед каре копейщиков и вести огонь караколированием, в случае атаки кавалерии отходить в интервалы между терциями и на фланги. При атаке стрелки забрасывали пищали за спину и атаковали холодным оружием – именно поэтому их обучали владению как бердышом, ставшим главным наступательным оружием стрельцов, так и саблей, в основу техники которой была положена венгерская фехтовальная школа. В то же время стрелецкие части обучаются построению гуляй-города и действиям из него. Стрелецкий корпус насчитывал 10000 воинов. Им было положено денежное жалование и обильное натуральное довольствие, для чего ряд дворцовых и черносошных волостей был переведен на нужды снабжения корпуса. Семьи погибших воинов продолжали получать довольствие. Признавая тактику московского дворянского ополчения оптимальной для борьбы с татарами, Глинский счел необходимым создать в его составе несколько подразделений, имеющих тяжелое вооружение и обученных атаке в сомкнутом строю на быстрых аллюрах, по образцу венгерской армии, имевшей тяжелую и легкую конницу. Для этого были приписаны «достаточные» дворяне и вотчинники, которых обязали иметь соответствующее вооружение и лошадей. Дворян обучали копейному удару, а так же венгерским приемам сабельного боя. Обучение должно было проводиться во время ежегодных сборов дворянского ополчения на Оке. Инструкторами были приехавшие с Глинским хорватские дворяне. Позаботился Глинский и о воспитании государя, который впрочем не отходил ни на шаг от очаровавшего его внучатого дяди. По инициативе митрополита Иоасафа (как и в реале) из Отроча монастыря был освобожден Максим Грек. Митрополит объявил, что старый философ принес полное покаяние в своих заблуждениях, и по отбытии епитимьи возвращен в Церковь. Максим становится старшим преподавателем Ивана, обучая его греческому, латыни и полному курсу гуманитарных наук – философии, риторике, богословию и.т.д. А чтобы успокоить иосифлян, митрополит объявляет, что сам лично будет следить за учебным процессом. Но сверх того Глинский закладывает в программу так же курс точных наук на уровне современной Италии, и связанных с ними прикладных – инженерного дела, фортификации и.т.д..

georg: Вынужден заняться работой, завтра ответственный день. Полет фантазии придется пока остановить.



полная версия страницы