Форум » Древний Мир и Средние Века » Мой вклад в "Мир победившего митраизма" » Ответить

Мой вклад в "Мир победившего митраизма"

ВЛАДИМИР: Паниранизм – хоть имя дико, но мне ласкает слух оно! Почти Соловьев. В этой альтернативе, которую я посвящаю ув. Крысолову и его нелегкому труду на ниве популяризации митраизма, ныне – к великому сожалению – сохранившегося только в глухих уголках Юго-Западного Китая, я сделаю неожиданное допущение: сосуществование митраизма и христианства. Мы поддаемся аргументам религиозных экстремистов, которые настаивают на том, что сосуществование разных религий в рамках одного общества или цивилизации невозможно, однако, факты (даже если речь идет о западноевразийских цивилизациях) говорят об обратном. А если брать за образец Китай или Индию, то здесь поликонфессиональность была правилом, а не исключением. Кстати, а сколько было христиан? Вопрос относится к первым векам существования религии и тесно связан с исторической демографией. Британский специалист по конфессиональной статистике Д.Б.Баррет приводит следующие цифры: 0,6% мирового населения в 100 году н.э., 3,5% - в 200, 10,4% - в 300 и 18,6% - в 400 («Народы и религии мира». М.1999, с 856). Что означают эти проценты – от какого числа они подсчитаны? Вероятнее всего Баррет пользовался классическими расчетами McEvedy и Jonesa. L.,1978. Согласно последним, население мира в 100 году составляло - 180 миллионов человек, в 200 – 190 миллионов человек, в 300 – 190 миллионов, а в 400 также – 190 миллионов человек. (Должен заметить, что таблица британских авторов не выдерживает никакой критики; я сам лично вычислил иные цифры: 100 год – 299,4 млн., 200 год – 303,6 млн., 300 год – 263,8 млн., 400 год – 245,4 млн., но в данном случае это несущественно, поскольку Баррет делил вычисленную им самим численность христиан на приводимые британской монографией цифры, а нас интересуют не проценты, а сами цифры Баррета (которые он вычислял преимущественно для Римской империи, население которой больших споров у палеодемографов не вызывает). Получаем численность христиан в 100 году – 1,1 млн. (что вполне правдоподобно), в 200 году – 6,7 млн., в 300 году – 19,8 млн., а в 400 году – уже 35,3 млн. человек. Если сопоставить эти цифры с населением Римской империи: в 100 году – 80 миллионов, в 200 году – 100 миллионов, в 300 году – 56 миллионов, а в 400 году население Византии и Гесперии вместе составляло 48 миллионов, то получим процент христиан в населении империи в 100 году – 1,4%, в 200 году – 6,7%, в 300 году – 35,4%, а в 400 году – 73,4% (разумеется, надо помнить о том, что некоторая часть христиан – не более 10% жили за пределами Рима – в Армении, Иберии, Аравии, Персии и в Северном Причерноморье (готы). Видно быстрое увеличение численности христиан как до Константинового эдикта, так и после него (вероятно, уже к моменту смерти Константина христиане составляли не менее 50% населения империи). К сожалению, историки не называют каких-либо конкретных цифр относительно численности митраистов, однако, учитывая не меньшую распространенность митраизма в Риме по сравнению с христианством во II-IV вв., ее можно оценить в 35-40% около 300 года. В I веке до н.э. – III в н.э. происходит рост численности митраистов, ускорившийся после 100 года н.э. К концу IV века по мере усиления позиций христианства, численность митраистов в империи сократилась до 12-15% населения, однако, в следующем веке увеличивается численность митраистов в Восточной Европе и Центральной Азии (включая Тибет). Таким образом, если в 100 году митраистов насчитывалось до 4 миллионов, в 200 году – 20 миллионов, в 300 году – 22 миллиона, а в 400 году – 5-6 миллионов (а также 4-5 миллионов за пределами Рима). Итак, если Константин принимает митраизм, мы наблюдаем дальнейший рост численности митраистов в империи, однако, и христиане сохраняют определенные позиции. Во-первых, уже в III веке в Римской империи можно выделить целые провинции, где христиане образовывали крупные общины и даже составляли большую часть населения. Это Малая Азия, Сирия, Египет и Нумидия в Северной Африке. Здесь христианство, по-видимому, вообще неискоренимо, поскольку давно вышло за пределы замкнутой секты маргиналов или клуба интеллектуалов-любителей экзотики и стало важным социальным фактором. Во-вторых, христианство к 300 году уже имеет довольно развитую интеллектуальную составляющую: литературу, философию и изобразительное искусство. Многие мыслители (прежде всего Августин) покинут христианство или не примкнут к нему, но и оставшихся достаточно для дальнейшего развития христианства как полноценной религии. Интересно национальное преломление нелегитимного христианства: христианской страной, без всякого сомнения, остается Армения, среди египтян и малоазийских греков выделяются значительные по численности христианские общины (среди египтян христиане вполне могли завоевать репутацию антиримской партии и впоследствии возглавить национально-освободительную борьбу). Аналогичная картина наблюдается и среди пунийцев – здесь циркумцеллионы доминируют над всеми иными направлениями христианства и потенциально являются ферментом антиримской борьбы. Естественно, без организующего влияния государства христианство в IV и последующих веках остается совокупностью вероучений без единого канона, догматов (Вселенские соборы не имеют места быть) и организации. В 313-316 годах донатисты изгоняют епископа карфагенского Цецилиана и разрывают отношения с христианами Малой Азии и Египта. В Галлии, Италии и на Балканах количество христиан сокращается, и здесь остаются лишь организации сектантского типа. Гонимая в своем эпицентре религия будет распространяться на окраинах римского мира: арианские общины у готов, общины в Иране и т.д. Но здесь они не получат сколько-нибудь заметного распространения и вскоре будут вытеснены митраизмом. Митраизм наоборот получает государственную поддержку, окончательно формулирует догматику и упорядочивает организацию – последнему особенно способствуют перебежчики из среды христиан (особенно духовного звания). К концу IV века митраисты составляют три четверти населения Римской империи (христиан всего 10-15%). Поскольку митраизм – не монотеистическая религия (или, во всяком случае, религия с невыраженным монотеизмом), в его рамках не возникает такого количества непримиримых сект, как в христианстве. Скорее соперничество происходит на базе личной неприязни митраистских иерархов и поддержки ими различных императоров, борющихся за власть. Перипетии борьбы за власть в издыхающей Римской империи вряд ли будут так уж радикально отличаться от известных нам. Римские императоры–митраисты по прежнему будут видеть в христианстве зловредную секту, к тому же замешанную в антиримских восстаниях жителей Африки, Египта и Малой Азии. Гораздо большую опасность для митраистского общества будет представлять манихейство – этот иранский деструктивный культ, чье распространение в Римской империи значительно усилится после победы митраистов над христианами. В Иране продолжает процветать классический зороастризм. Его влияние на митраизм и новую митраистическую римскую культуру будет возрастать. Так в Рим придут иранские имена (Арт, Кир, Дмитрий – Мифра, Дар и др.), иранские легенды и сказания, космогонические мифы и даже похоронные обряды. Во всех митраистских странах – от Британии до Тибета в геральдику прочно входит образ всадника на коне, поражающего дракона. «Священная Земля» позднеримского времени располагается, таким образом, в Иране. Любопытный курьез – в исторических трудах митраистских жрецов Александр Македонский – в согласии с некоторыми иранскими легендами – будет провозглашен законным претендентом на престол «узурпатора Дария» (через мать-персиянку); стало быть, его походы и завоевания приобретают характер «законных войн». Описания этих походов войдут в митраистский канон, который сложится в общих чертах к концу IV века. В 395 году (а точнее в 1148 году от основания Рима) Римская империя делится на Гесперию и Византию. И здесь любопытная развилка: Запад останется преимущественно митраистической зоной с небольшим (3-4%) количеством христиан (преимущественно в городах по берегам Средиземного моря), а вот в Византии процент христиан значительно возрастает, и по мере деградации митраистского населения Балкан их влияние также будет возрастать. Если готы в массе своей отвергают арианство и принимают митраизм, то византийские императоры вполне могут опиреться на христиан в борьбе с ними. Если в этот момент (395-410) малоазийские христиане совершат свой второй рывок к власти, мы получаем к середине V века православную Византию рядом с митраистским Западом, который доживает свои последние годы как единая империя. Но христиане разобщены, не имеют единого руководства и идентификационного принципа, который бы объединил их. Если в Египте христианство уходит в монашеско-отшельническую культуру, то в Малой Азии и Сирии христианские церкви сохраняют характер автономных небольших городских и сельских общин, каждая из которых объединяет не более нескольких десятков тысяч человек. Не исключено, что христианские иерархи Египта увлекутся прожектами распространения христианства в долине Верхнего Нила и Эфиопии. Возможно, им даже будет сопутствовать успех. Немало христиан появится и в Аравии. К евреям митраисты испытывают глубокое безразличие. Допустим, византийские христиане добиваются от императоров свободы вероисповедания, но лишенные государственной поддержки скатываются в бесконечные христологические и прочие теологические споры. Но это «горение духа» позволяет христианским общинам поддерживать достаточно высокий уровень пассионарности, и христианство сохраняется в виде неофициальной религии значительного количества (до 30%) византийцев. В Армении христианство окончательно побеждает и вне зависимости от теологических тонкостей становится «григорианством» - армянской национальной религией (в рамках которой сохраняются армянские национальные мифы и даже элементы традиционных культов). На западе развал Гесперии влечет переселение германских народов и раздел ими «римского наследства». Элементы традиционного язычества усиливаются (особенно в Галлии и Британии), но организация Митрериума сохраняется, и роль митраистских интеллектуалов при дворах варварских королей будет возрастать. В V веке митраизм принимают некоторые славянские племена. Кию удается создать достаточно мощное митраистское государство в Среднем Поднепровье. Митраизм, естественно, побеждает в Тибете и впоследствии успешно конкурирует с буддизмом. На другом конце Митрокосма король Артур сумел дать отпор англо-саксонским завоевателям и также создал митраистское государство Британию с сильными пережитками традиционной кельтской культуры. Маздакистское движение в Иране терпит поражение к 531 году, политэмигранты бегут в Хазарию, где возникает значительная община «благих людей». В начале VIII века Киевичи наносят поражение хазарам у днепровских порогов. В это время погонщик верблюдов из Мекки Мухаммед провозглашает новое учение – ислам. Но никто из окрестных властителей не внемлил голосу Пророка. Столь же безразличными к его призывам остались монашествующие христиане Египта, чья организация стала со временем походить на традиционную египетскую коллегию жрецов, и христиане Эфиопии, и небольшие, часто враждующие общины малоазиатских христиан. Хотя Иран и Византия порою воевали друг с другой, их связывали прочные культурные и династические узы, поэтому, когда отряды плохо вооруженных мусульманских фанатиков вторглись в Сирию и Месопотамию, обе державы заключили антиисламский союз и нанесли арабам ряд поражений. В Аравии началась междоусобная борьба сторонников различных партий в окружении родичей Пророка, и это эллиминировало арабскую пассионарность. Ислам остался религией большей части арабов. Зато оманские мореплаватели освоили побережье Индийского океана и даже проникали в Китай и Атлантику. Попытки византийских императоров отвоевать Гесперию у варваров не увенчались успехом, и к VII веку формируются две митраистские традиции – грекоязычная и латиноязычная. Манихеи продолжают поднимать голову, и для борьбы с ними создается нечто вроде митраистской инквизиции. В Западной Европе формируется Империя Карла Великого, которая продолжает существовать и после 843 года. Союз трона и митраистского алтаря ускоряет «возрождение» в этой части Европы. Священная Римская Империя Германской Нации существует до XVI века, когда восстание германцев против императора и Митрериума раскалывает ее по Майну и Нижнему Рейну. Христиане сумели оседлать это движение, и в 1517 году Мартин Лютер крестил курфюрста Саксонского – первого христианского властителя Запада.

Ответов - 18

Han Solo: Хм. Вроде в ортодоксальном МПМ не было никакого ислама, а токмо арабская версия митраизма?

ВЛАДИМИР: Han Solo пишет: Вроде в ортодоксальном МПМ не было никакого ислама, а токмо арабская версия митраизма? То - семиты... А то - арийцы!

ВЛАДИМИР: Несколько интересных ссылок по теме: http://www.asiajournal.to.kg/ru/issues/1999/01/ternovaya.html http://www.bibliotekar.ru/100velTayn/35.htm http://www.all-magic.ru/modules.php?name=Encyclopedia&op=content&tid=493 http://sormatos.narod.ru/Index-new.html http://his.1september.ru/2004/21/14.htm http://www.urantia.ru/book/print.asp?page=1083&lang=1 http://www.globa.ru/Students/radD3E23.doc http://www.mahnach.ru/articles/imk1/15.html http://www.rusf.ru/star/doklad/2005/dudko.htm Любопытная альтернатива на тему «Мир без христианства». http://steppe.narod.ru/menu.htm Тексты по мифологии.

Динлин: ВЛАДИМИР пишет: Если сопоставить эти цифры с населением Римской империи: в 100 году – 80 миллионов, в 200 году – 100 миллионов, в 300 году – 56 миллионов Хм, интересно. А за счёт чего такое падение населения к 300 году ?

Демонолог: Серия эпидемий + гражданские войны + низкая рождаемость.

Крысолов: Интересно, интересно. А как бы все это для мира Юлиана переработать?

ВЛАДИМИР: Крысолов пишет: А как бы все это для мира Юлиана переработать? Думаю, что в этом случае придется империю делить на митраистскую и христианскую части. Демонолог пишет: Серия эпидемий + гражданские войны + низкая рождаемость. Абсолютно верно. что касается низколй рождаемости, то она характерна не только "для высокоразвитых стран ЗападА2, но и для всякой цивилизации в эпоху обскурации.

Крысолов: ВЛАДИМИР пишет: Думаю, что в этом случае придется империю делить на митраистскую и христианскую части У меня немного другая задумка, но во многом вы правы.

ВЛАДИМИР: Ваш ход мысли?

Крысолов: ВЛАДИМИР пишет: Ваш ход мысли? Cекрет. Отправлю ЛСкой

ВЛАДИМИР: Получил. Это ужастно... Я бы на месте иранцев удавился...

Magnum: ВЛАДИМИР пишет: Это ужастно... Я бы на месте иранцев удавился Вспомните, что случилось с иранцами в реальной истории. И вы хотите сказать, что коллега Крысолов приготовил им худшую судьбу? В 395 году (а точнее в 1148 году от основания Рима) Римская империя делится на Гесперию и Византию. король Артур Маздакистское движение в Иране терпит поражение к 531 году, политэмигранты бегут в Хазарию, В это время погонщик верблюдов из Мекки Мухаммед провозглашает новое учение – ислам. В Западной Европе формируется Империя Карла Великого, Священная Римская Империя Германской Нации в 1517 году Мартин Лютер крестил курфюрста Саксонского Детерминизм не пройдет. в исторических трудах митраистских жрецов Александр Македонский – в согласии с некоторыми иранскими легендами – будет провозглашен законным претендентом на престол "узурпатора Дария" (через мать-персиянку); Уж лучше через отца, как это было в случае с фараоном Нектанебо.

ВЛАДИМИР: Magnum пишет: И вы хотите сказать, что коллега Крысолов приготовил им худшую судьбу? Хрен редьки, конечно, не слаще, но поверьте, ув. Крысолов ударил иранцев ниже пояса. Кстати, не забудьте, за мной подарок Вам на день рождения. Политического так сказать свойства.

Magnum: ВЛАДИМИР пишет: ув. Крысолов ударил иранцев ниже пояса. Так и в реальной истории... за мной подарок Вам на день рождения. Неужели про Великую Новую Гвинею?!

ВЛАДИМИР: Нет. Нормальный подарок одного альтисторика другому. Не верите?

Damir: Здравствуйте.Вот,что я обнаружил.В панегириках, написанных после битвы у Мульвийского моста, утверждается, что Константин обязан своей победой божественному вдохновению, но сам бог (или боги) не называется. Источники указывают, что в 310 году в галльском храме Аполлона Константину явился бог и предначертал ему долгое победоносное царствование. Кстати, с этого видения он становится поклонником культа Солнца, и можно предположить, что изображенные на щитах его воинов накануне битвы эмблемы были, вероятнее всего, магическими знаками культа Солнца. Однако начиная с 315 года христианские писатели Евсевий и Лактанций утверждают, что или в Галлии, или накануне битвы у Мульвийского моста Константину явился именно Христос. Эта версия становится окончательной к концу IV века: Константину является Христос и показывает ему эмблему со словами “Победи с помощью этого знака”. Сам знаменитый знак описывают так: при пересечении двух греческих букв, X и Р, получается начало слова “Христос”. С 320 года этот же символ появляется на императорском флаге. Таким образом, знак Солнца задним числом превратился в христианский символ. Если в 312 году Константин еще мог думать, что он победил именем Солнца, то его политика, благоприятствующая развитию христианства с 313 года, способствовала распространению легенды о чудесном явлении Христа у Мульвийского моста.

Damir: Здравствуйте.Вот,что я обнаружил.В панегириках, написанных после битвы у Мульвийского моста, утверждается, что Константин обязан своей победой божественному вдохновению, но сам бог (или боги) не называется. Источники указывают, что в 310 году в галльском храме Аполлона Константину явился бог и предначертал ему долгое победоносное царствование. Кстати, с этого видения он становится поклонником культа Солнца, и можно предположить, что изображенные на щитах его воинов накануне битвы эмблемы были, вероятнее всего, магическими знаками культа Солнца. Однако начиная с 315 года христианские писатели Евсевий и Лактанций утверждают, что или в Галлии, или накануне битвы у Мульвийского моста Константину явился именно Христос. Эта версия становится окончательной к концу IV века: Константину является Христос и показывает ему эмблему со словами “Победи с помощью этого знака”. Сам знаменитый знак описывают так: при пересечении двух греческих букв, X и Р, получается начало слова “Христос”. С 320 года этот же символ появляется на императорском флаге. Таким образом, знак Солнца задним числом превратился в христианский символ. Если в 312 году Константин еще мог думать, что он победил именем Солнца, то его политика, благоприятствующая развитию христианства с 313 года, способствовала распространению легенды о чудесном явлении Христа у Мульвийского моста.

Крысолов: На форуме еще есть жизнь???



полная версия страницы